Наверх
Порно рассказ - Тайское подземелье
Ну и пусть никто не знает о том, что мы встретились в отпуске в Мекке разврата — Тайланде... Да, мы в разных отелях и номерах, да, у нас разные даты прилета и отлета... Ну и что, что между нами не просто дружба... , но получить от тебя конверт с запиской и какой-то нетяжелый, но не прозрачный пакет... я не ожидала никак. Нервничая от нетерпения, но решив во что бы то ни стало развернуть его в номере своего отеля, спокойно и без суеты... Я ускорила шаг. Вспомнила твою ухмылку при вручении его мне и почему-то еще раз мысленно убедилась, что там явно не открытка с признанием в любви. Да и твое поведение только лишь придавало мне в этом уверенности... Тот факт, что этот полукурортный роман связывает нас только сейчас и только тут, добавлял перчинки настроению... Еще с утра мы решили пообедать вместе в кафе, а после этого ты сказал, «где и когда мы встретимся, ты узнаешь из письма».

Ну наконец-то... прошмыгнув в лифт мимо толпы иностранцев на ресэпшне, я потрогала пакет... Что-то мягкое... 7 этаж, длинный коридор... , 714 номер. Толкаю дверь, на ходу скидываю босоножки и пулей мчусь на кровать. Плюхнувшись на спину, с остервенением вскрываю конверт, откуда мне на грудь падает листок бумаги: «Сегодня в семь в D&l@ve. Закажешь такси. На тебе — только то, что в пакете. Обувь выбрать разрешаю». Оооого... Хмм... Отклеиваю липкую ленту, которой оклеена горловина пакета и на белоснежную простынь падает... Платье?! Черное, бесстыже-откровенное платье?! Это куда это я в таком?!!! На часах 15 часов, еще 4... Подхожу к зеркалу, прикладываю, — да нет, не совсем «чересчур»... перед почти наглухо закрыт, длинный рукав, но вот зад!!! полностью голая спина, а тонка полоса ткани едва прикрывает попку... Чувствую легкую слабость в ногах и головокружение...

Подхожу к бару, достаю бутылку с «Хеннеси» и смело делаю 3 больших глотка. Дыхание перехватывает от крепкого спиртного, но теперь я готова на авантюру:)! В душ — прическа — макияж — ... И к 18 часам из зеркала на меня смотрит роковая сучка, способная выстелить себе ковер похотливыми мужиками, штабелями падающими к длинным, на шпильках, ножкам. Оставшись довольной собой, решаю проверить эффективность вида на мальчиках с ресэпшна, заказав такси. С улыбкой до ушей вернувшись в номер, жду машину. Единственное, что мне не предложили — это донести меня до нужного мне места на руках:))) я готова к встрече. Легкий хмель в голове, возбуждение, и совершенное неведение... — чего можно еще желать в совершенно незнакомой стране?!!! Таксист делает вид, что не обращает внимания на мои ноги, но периферийным взглядом я вижу, как он раздевает меня глазами.

А не близко, однако... Минут 20 езды по городу... — улицы — дома — какие-то запустевшие кварталы,... И вот машина останавливается у какого-то совершенно неприметного 5-этажного здания с засаленной вывеской, на которой еле светятся буквы, написанные в бумажке. Выхожу. Дверь нехотя открылась, поприветствовав меня протяжным скрипом. Навстречу мне вышел мужчина в дорогом классическом костюме и белой рубашке... , на его лице была маска, оставляющая неприкрытой лишь нижнюю часть лица. И только сейчас я болезненно ощутила отсутствие нижнего белья... , понимая, что платье чрезмерно коротко. Мужчина сделал жест, приглашающий пройти. Я нырнула за ним следом в полумрак. Сколько мы шли по темному, освещенному свечами коридору, я не знаю, мне казалось, вечность. Какая-то мелодичная музыка на разные лады доносилась отовсюду, пахло какими-то восточными пряностями, немного кружилась голова... И... Казалось, что до меня доносятся звуки частого дыхания, тихие стоны,...

Господи, что за богадельня, — пронеслось в голове... Тут мой провожатый как-то ловко извернулся, припал губами к моей руке, поклонился и рукой приоткрыл тяжелую бархатную занавесу, показывая мне пройти. Придерживая рукой занавеску, прохожу внутрь. Увиденное шокирует, поскольку даже не представлялось, что места может быть таааак много... Высоченный потолок, длинющий зал... Темно, по периметру помещения горят свечи, но глаза еще не привыкли к этому полумраку и я, так и замерев на входе, только через пару минут рассмотрела помещение, увидев Его... В центре залы был стол. Огромный деревянный стол, накрытый черной скатертью... , как мне показалось... Не знаю, может это просто ткань... Вдоль правой стены ютились какие-то непонятные мне приспособления... Он сидел на... Троне. Да, иначе и не назовешь. На возвышенности, к которой вели несколько высоких ступеней, стоял натуральный трон...

В расстегнутой на груди алого цвета рубашке и черных брюках, с коньячным большим бокалом, очень уместно и гармонично восседал на нем... Я ощутила себя неловко, будто мы не знакомы и я... И я подданая... — подойди — голос звучал повелительно и будто отовсюду... , и мысли не проскочило не повиноваться... Я робко проследовала к ступеням, ведущим к трону... — сейчас я буду говорить, а ты — делать. — почему-то в его голосе не было игры... Наверное, хорошо вжился в роль... Я ни о чем не хотела думать, мне все нравилось. Да, я хочу чтобы он мне приказывал, это нормальное желание — быть слабой, подчиняться... , пусть всего раз, пусть только сейчас... Он встал. Как он красив... , предательская пульсация между моих ног еще раз напомнила мне об отсутствии на мне белья... Я ощутила, что чертовски завожусь от этого безумия... Спустившись ко мне, он достал из брюк то ли шарф, то ли отрез ткани, повязав мне его на глаза. — надеюсь, ты не хочешь испортить вечер и будешь послушной? Я не разрешаю тебе говорить, за каждое слово ты ответишь болью, можешь кивать, ну... Или если уж совсем невмоготу — мычать... — мурашки пробивали от стали в его голосе...

Если бы я не увидела его до того, как он надел мне на глаза повязку, я бы не поверила, что с этим мужчиной я знакома не первый год... — перед тобой стол, сейчас ты подойдешь к нему, залезешь и медленно поползешь вперед, не останавливаясь, пока не доползешь до его конца, ты поняла? Кивок... — начинай. — с этим словом я получила увесистый шлепок по попке... Пара шагов вперед и руки натыкаются на край стола, один из его торцов. Аккуратно забираюсь, чувствуя под собой все же бархат... Ошиблась про скатерть. Чувствую, что платье не выдерживает такого и бесстыдно задирается наверх, оголив мою попку и истекающую соком щелочку...

Тут же ощущаю его палец между влажных набухших губок... , уверенными круговыми движениями он гладит мою девочку, в голове взрываются снопы искр, руки не слушаются... На минуту замираю, получая увесистый, сильный шлепок... — ты забыла?!! Ползи, сучка! — рыча, выдавливает он и я, прикусив губу от унижения и боли от звенящего шлепка, продолжаю медленно двигаться вперед... — Ааааах... — только и вырывается из груди, когда несколько пальцев входят в мою дырочку... , я снова замираю, не в силах двигаться... В этот же миг чувствую, как сильная рука сжимает мое горло... — ты непонятливая... , и для тебя это может плохо кончиться... , перед! — пальцы внутри моей девочки начинают неистово двигаться взад-вперед, грудь разрывает стон, мне невозможно хорошо... , но останавливаться уже страшно... , не смотря на то, что не менее страшно свалиться со стола, отвлекшись на удовольствие...

Борясь с кружащими голову ощущениями, продолжаю ползти... Один из пальцев моего мучителя ложится на мой клитор, и я чувствую, как неминуемо близится безумный оргазм... Беззвучно хватая воздух ртом, невольно выгибаюсь навстречу и без того глубоко трахающим меня пальцам... , но тут Он оставляет меня, мучительное разочарование буквально разрывает низ живота, пульсирующий в ожидании спасительного экстаза... — не так быстро, — его низкий бархатный голос, раздавшийся прямо у моего уха, заставил меня вздрогнуть от неожиданности. Он больно укусил меня за мочку, я вскрикнула, продолжая движение... Да что ж это, блядь, за стол такой бесконечный — только успела подумать я, как в следующий же момент уткнулась носом в горячий твердый член. Его рука легла мне на лицо, стиснув щеки, так, что рот непроизвольно открылся... Так и держа меня за лицо, он начал водить членом мне по губам... Никогда раньше не испытывая ничего подобного, я чувствовала неистовое перевозбуждение... , казалось, вот сейчас он вставит мне его в рот,... — и я кончу. — лижи его, — это был приказ, который громом прогремел эхом по сводам залы...

И я стала вылизывать его член с прилежанием послушной школьницы, с отличием выполняющей все задания... , то порхая острым язычком вокруг головки, то оставляя широкие мокрые дороги от языка на всей протяженности от яиц до сладкой дырочки на ее верху, получая в качестве вознаграждения за труды сладкие капельки смазки... Аай... , или что-то наподобие, больше напоминающее мычание, — вырвалось у меня в тот момент, когда Он, накрутив на кулак мои волосы, насадил меня на свой член до самых гланд... Дышать можно было только носом, но не получалось, потому что он начал трахать меня в рот, глубоко, не давая передышки... — даа... , вот так... , хорошооо... — сквозь зубы цедил Он, энергично насаживая меня на свой член.

Я чувствовала, как по щекам из под повязки бегут слезы, оставляя наверное черные дороги от макияжа... Я старалась угадать ритм его движений, чтобы хоть немного облегчить свою участь, как все прекратилось. Я тяжело и громко дышала. — молодец, — мне на голову легла рука, нежно расправив по плечам волосы, — я помогу тебе, — сильные руки подхватили меня, сняв со стола. — Идем со мной, — его горячая рука легла мне на спину, немного подтолкнув вперед, и я пошла. Странно... , а перечить не хочется... , я так сильно еще никогда не возбуждалась и было и страшно, и одновременно невыносимо интересно... , а что же будет дальше... — стой, — сказал он и я остановилась. Металлический звук и холодные полоски на обеих запястьях... , — наручники? Еще один, второй... — характерные щелчки и на моих лодыжках также застегиваются металлические браслеты... Он срывает повязку с моих глаз и я, жмурясь от тусклого света, различаю перед собой его фигуру, все так же в одежде и с бокалом в руке...

Оглядевшись, вижу, что от обеих моих рук, как и от ног, закованных в наручники, к стене ведут толстым железные цепи, но в движениях я не скована. Он играет каким-то предметом в свободной от бокала руке, и, улыбаясь, демонстративно нажимает на какую-то, видимо, кнопку, так, что цепи на руках начинают натягиваться, слегка потягивая за собой мои руки... Еще щелчок, и цепи, прикрепленные к браслетам на ногах, начинают разводить в стороны ноги, угрожая мне сломать их, свалившись с каблуков... Снимаю, скорее, скидываю с ног туфли, предугадывая его следующий приказ, он довольно улыбается, кивает. Подходит ко мне, подносит к губам бокал... — пей, моя девочка, пей. — холодный, обжигающий нутро виски льется в горло, я закашливаюсь от неожиданности, а он нежно тыльной стороной руки вытирает с моих щек размазавшийся макияж...

В следующий миг он, присев передо мной на колени, разводит пальцами в стороны губки моей девочки и целует ее мягкими горячими губами... , затем засасывает поочередно то одну, то другую губку, вызывая у меня неописуемый восторг... Так хочется положить руку ему на голову, прижать его к своей писечке, насадиться на язык... , но правила игры в его руках и мне лишь остается извиваться на цепях, послушно принимая его правила... Он встает, задирает мое платье до пояса, оголяя мою попку... , заходит сзади, я слышу звук ремня, ширинки, а в следующий момент ощущаю напряженную головку его члена у себя между ягодиц... Она соскальзывает на мою ноющую девочку, трется о губки, клитор... и хочется кричать от неистового желания...

Слышу, как за спиной начинает работать вибратор, чувствую его скользкую, прохладную, гладкую поверхность между ягодиц. Чуть надавливая, Он аккуратно, медленно вводит его мне в попку... Расслабляюсь, выгибаясь и полностью отдаваясь ощущениям. Другая Его рука мягко поглаживает клитор, лобок, живот... , под платьем поднимается к груди, сжимает сосок... Мне так хорошо, что хочется кричать и я, уже не сдерживая себя, извиваясь, в голос начинаю сладко стонать, двигаясь навстречу буравящему меня фалломитатору... Дрожь внутри приятно разливается тупым туманящим сознание теплом, его губы на шее сзади, горячее дыхание... , — я сейчас кончу... — я сейчас... Я больше не могу... — с акцентами на буквах в такт ломаным движениям заявляю я... , и он останавливается. — ты забыла? Ты должна молчать. Я предупреждал... — мне на глаза возвращается глухая черная повязка, слышу звук втягивающихся в стену цепей, ощущая, как мои руки невольно вытягиваются вслед за ними над головой... , я вытянута так, что еще сантиметр и я буду висеть над полом... Следом до предела цепи растягивают в стороны ноги...

Благо, когда-то я садилась на шпагат — подумала я в тот момент, когда из глаз от боли брызнули слезы... Оказалось, может быть и больней, — от сильного шлепка снизу вверх по раздвинутой писечке захотелось выть, но следом за ним на нее легла Его ладонь, поглаживающими движениями приглушив боль... — я не буду сильно тебя мучить, сегодня... Сегодня я только покажу тебе, как бывает, но в другой раз, если ты повторишь свои ошибки, ты будешь наказана... — его руки легли мне на внутренние поверхности бедер, животом он прижался к моей пояснице... и в мою попку слету на всю длину вошел его каменный от возбуждения член. Я не сопротивлялась... , мне было хорошо. ( хотела быть изнасилованной им, хотела отдаваться ему во всех мыслимых и немыслимых позах, хотела его всего... Он, резко вгоняя в меня свой член, одной рукой обнял меня за талию, а другой — за промежность приподнял меня навстречу к себе, принявшись круговыми движениями стимулировать набухший клитор...

Так хорошо, мне кажется, мне еще никогда не было... Мне казалось, что я вот-вот порвусь на половинки от разрывающей меня боли от разведенных в стороны до предела ног... , но это было так приятно наряду с ощущениями от ходящего внутри меня сильного, напряженного мужского орудия... Оргазм взорвал нас обоих одновременно... , он кончил мне в попку так, что мне казалось, меня переполнит... Стоя позади меня с пульсирующим членом в моей тугой попке, он, обняв меня, сказал... — так хорошо мне еще никогда не было... Я лишь довольно улыбнулась, безвольно вися на натянутых цепях... — сними меня, руки затекли, — я повернулась, нашла его губы и нежно впилась в них... Уходить не хотелось, и мы еще с час валялись голышом на столе, обитом бархатом, потягивая из больших бокалов дорогой виски...