Наверх
Порно рассказ - Всем рекомендую утренние велопрогулки
Это я вам доложу, была настоящая задница. С большой буквы! Эх, да что там с большой буквы, все буквы в этом слове, глядя на это чудо, были заглавными — ЗАДНИЦА! Не больше и не меньше. Какие там еще попки, булочки и прочая дребедень, или как там еще называют эту часть тела в разговоре? Глядя на покачивающиеся передо мной формы, я волновался не хуже этих волнующихся подушек, обтянутых спортивным трико. Ух! А я еще дурак ехать не хотел. Теперь точно всю неделю буду кататься с Серёгой. Но что-то я забежал вперед, давайте по порядку.

Я был в отпуске. Мой давнишний приятель, пользуясь отсутствием своей семьи, и совпадавшим отпуском с моим, пригласил меня к себе. Дал я согласие, не раздумывая, гудели мы раньше с Серегой по полной. Каким же не приятным сюрпризом для меня оказалось, что Серега пить бросил, аморальный образ жизни оставил в прошлом, и вообще занялся спортом. Не то что бы я совсем расстроился, нет, я рад за Серёгу, но планы мои на отпуск пошли кувырком. По этому поводу я вчера, в первый свой вечер у него в гостях наклюкался в дым и уснул сном объевшегося младенца.

Наутро естественно голова была не моя, в роте кака, в теле ломка. Продрав глаза, я увидел над собой улыбающуюся физиономию Серёги:

— Проснулся Саня (это я значит)? Давай поднимайся, я знаю, как тебя на ноги поставить.

Одет был он во что-то спортивное, излучал оптимизм и благоухающий вид.

— Здорово выглядишь, — я прервался на употребление рассола, заранее приготовленного на расстоянии вытянутой руки, — рецептик не подскажешь?

Ответом мне был добрый смех моего товарища:

— Конечно подскажу. Вот тебе вещи, — мне протянули бельишко похожее на то, во что был облачен он сам, — поедешь со мной на велопрогулку.

Помню, что друг мой тот ещё юморист, но не до такой же степени. Я был с убийственного бодуна, а мне предложили не хилые физические нагрузки, просто прелесть.

— Сережа, я тебя, конечно, уважаю и всё такое, однако это перебор.

На это мне ничего не ответили, только схватили меня подмышки и насильно водрузили моё многострадальное тело посередине комнаты.

— Это тебе только так кажется. Сегодня тебе, разумеется, будет нелегко, ну да ничего, лиха беда начало.

Всё это сопровождалось моим переодеванием, точнее для начала раздеванием, я даже возмутится, не успел, как был в исподнем. Серега меня всего ощупал, обошёл вокруг пару раз, что-то цокая языком, и выдал резюме:

— Мда, под запустил ты себя дружище, однозначно. Пора менять образ жизни Саш, пора.

— Ладно, — я вырвал одежду из его рук, — поучи ещё, физрук нашёлся.

Через десять минут душа и пять гардероба я выглядел весьма двояко. Одеждой я олицетворял заядлого спортсмена, лицом же... помятая физиономия сигнализировала о явном диагнозе «Жёстикус Похмиликус», требующего однозначного лечения путём употребления алкоголе содержащей жидкости. Ну, или хотя бы горячего борщика. А лучше конечно и того и другого. Такая внешняя несовместимость меня не удовлетворила, и я решил эту проблему, нацепив на нос моднячие спортивные очки, которые бесцеремонно снял с Серёги.

— Поехали, чертов чемпион.

Когда мне подогнали двухколесного неизвестного животного, именно животного, потому что я на велике лет двадцать не сидел, я ахнул. Думаете от того его космической красоты и крутизны, хрен там. Он был розовый, а колесики белые. Угу, такой весь спортивный, куча прибамбасов, и чудненький розовый цвет. Я присмотрелся к названию, Перис Хилтон часом не написано?

— Сережа, я на этом не поеду.

— В смысле? Ну да, это велосипед жены, мы же вместе катаемся. Ты не беспокойся, я всё отрегулировал под тебя. Не пожалеешь, аппарат просто зверь, и усилий особо ни каких. Плюс маршрут не загруженный.

— Ты придуряешься? Он розовый!!!

Серёга смотрел на велосипед, потом на меня, потом снова на велосипед и так далее. Моргал глазами и походу не понимал, чего это я такой не довольный.

— Не понимаю, тебе какая разница. Да за такую технику любой знающий толк в этом вопросе, отдаст многое. Розовый, — он фыркнул, причём яростно так, — садись давай.

Падаю всё ниже и ниже. Я не был ханжой, или шовинистом, но увидь я на улице взрослого дядьку на розовом велике, точно заулыбался бы. А тут, похоже, Серёга действительно не представлял какого я так развыступался, поэтому пришлось, тяжко вздохнуть, перекинуть ногу и опустить седалище на седло, так это кажется, называется. Очень странно, седло оказалось довольно узким, я сразу то и не обратил внимание. Тем не менее, сидеть было удобно.

Первые минуты езды дались нелегко. Пот лил градом, руки тряслись, ноги не слушались. Стало понятно, что парк, в который мы въехали, станет моей могилой. Серёга сразу взял темп и полетел вперед. Я же плелся в конце нашего маленького каравана, выписывая не уверенные зигзаги. Не удивительно, что через некоторое время я остановился. Тело требовало отдыха, а легкие воздуха. Так как стоять мне было в лом, я остановился возле лавочки, на которую и опустился с чувством не справедливости и укоризны на несовершенный мир. Я понимал, это мой последний выезд на велосипеде, по крайней мере, после пьянки. Выпив изрядно воды из пластиковой бутылки, веки мои сомкнулись, казалось бы навсегда.

Вот тут то всё и изменилось. Открыв ненадолго белому свету свои очи, которые я прикрыл с устатку, взгляд мой тут же уперся в женщину, медленно удаляющуюся на своём двухколесном друге. Всё бы ничего, женщина, как женщина, если бы не её выдающаяся, и прямом, и в переносном смысле, задница. Даже в очках, даже в таком затраханном состоянии, я смог зафиксировать всё великолепие такого шедевра, постепенно уплывающего от меня по дорожке.

Куда делась усталость, мгновение, я пристроился в кильватере от сразившего меня видения. Может, почудилось? Убрав к чертям собачим очки, пригляделся и понял, я влюбился! Предмет моего обожания ехал передо мной в двух метрах. Задница была большая, именно большая, я настаиваю! Как же описать образно, о, возьмите два крупных яблока, приставьте их рядом. Примерно получите картину. При этом никаких следов цилюля, ожирения и прочих безобразий. Серого цвета спортивные трико, или штаны, или легинсы, неважно, обтягивали два полушария идеально. Скрыть что-либо было невозможно. Елки палки, а где же трусы? Сквозь натянутую ткань они должны были быть видны. О майн гад, она, что, без белья?! Во мне бурлила кровь, я готов был про всё забыть и без промедления вцепиться в эту задницу. А ещё, хотите смейтесь, хотите не смейтесь, я сейчас очень бы хотел оказаться на месте велосипедного седла её велосипеда. А-а-а-а, да что ж такое.

Уж не знаю, то ли я что-то вслух проблеял, то ли хозяйка сокровища почуяла взгляд, но она обернулась. Твою мать, она еще и симпатичная. Не такая конечно как её корма, но вполне сойдет, миленькая. Меня удосужили короткого взгляда и вернули его на путь вперед. О, хорошая тетенька, не мешай любоваться. Но любоваться не получилось, хозяйка жопки, во, я буду звать её жопка, пришпорила своего коня и покатила со скоростью куда быстрее. Ай-яй-яй, я постарался не отставать и тоже прибавил ходу.

Каждый метр гонки сводил меня сума. Дело в том, хозяйке моей пока безответной любви, пришлось слегка привстать, дабы усиленно налегать на педали. Я-то не отставал, откуда только здоровье взялось?! А соответственно передо мной жопка предстала во всей своей ослепительной полноте, не стеснённой велосипедным седлом. Всё, пропал совсем. Половинки жопки перекатывались друг другу, туда сюда, туда сюда. Я перестал обращать внимание на дорогу совсем, какая на фиг дорога. Меня вела моя путеводная звезда, за ней я мчался на розовом чуде-юде в надежде на взаимность. Разумеется, такое легкомысленное поведение, пусть и не на настоящей дороге с автомобилями, привело к логичному результату.

Моя розовая молния влетела, а может, и в неё влетели, короче грохот от столкновения двух великов вывел меня на время из тумана преследования и созерцания. В голове сиюминутно сформировались самые обидные на свете слова в адрес подонка и скота, оторвавшего меня от моей возлюбленной. Более того, по вине этой суки, не боюсь этого слова, я потерял из вида собственно предмет моего обожания. Ну все, камбец тебе. Развернувшись в сторону адресата для первосортной брани, я услышал ругань первый:

— Бл... ь, Саня, ты чего как сумасшедший несёшься. И где ты был, я тебя по всему парку ищу.

Опа, мой дружбан Серёга сидел на пятой точке, потирая локоть и одновременно коленку. Вот так встреча на Эльбе. Проглотив все оскорбительные обороты, я поднял свою двухколесную подружку блондинку:

— Серега, всё потом. Мне сейчас некогда.

Да, подлая судьба злодейка решила надо мной посмеяться. Переднее колесо имело форму, которую я помню ещё со школы. Классическая восьмерка. Облом.

— У тебя с велосипедом всё в порядке, — я услужливо поднял железного коня своего товарища, — ага, вроде нормально.

Серега не разделял моего оптимизма:

— Что значит в порядке? Смотри, краску сбил, педаль погнул, — его взгляд переместился на транспорт супруги, — ёлки, меня ждут неприятности. Погоди, а ты куда?

Куда, куда, туда. Возмущения Серёги утонули в расстоянии, быстро разделявшего нас. Ты всё поймешь, я тебе потом объясню. Выжимая из велосипеда Серёги все соки, и из себя тоже, я катил на максимальной скорости, как только мог. Где же ты где. Парка я не знал совсем, а тут как назло оказалось, что велосипедными прогулками занимаемся не только мы с товарищем. Я, наверное, изначально не обратил внимания, не до того было, к моему удивлению народу, крутящих педали, было валом. Ну и где теперь искать мою ненаглядную?

Через минут десять я выдохся. Всё-таки похмелье и неожиданные нагрузки дали о себе знать. Понимая, что больше нет сил, я остановился у лавочки, всё, баста. Чертыхаясь на себя, Серёгу, водку и невезуху, я упал на лавочку и прикрыл глаза. Мой разум сразу был захвачен образами жопки. Вот она в спокойном состоянии, словно высечена из мрамора, величественна и прекрасна. Вот она живая, каждое движение ног отзывается приятными вибрациями на её обширных просторах. Жопка обхватывает седло велосипеда, уууу, как это сексуально. Как она вообще спокойно ездит на велике, никто не увязался, никто не пристаёт? Жопка нежно и одновременно настойчиво сжимает между своими половинками седло, мягко обволакивая его контуры. Картина достойная того, что бы сойти сума. Вот она проезжает мимо, добавляя масла в огонь. Я глядел вслед удаляющейся жопке, внутри сгорая от сожаления, вряд ли мы увидимся вновь.

Через секунду я понял, бухать надо прекращать. А всё потому, что удаляющийся предмет вожделения не был образом в моей голове. ОНА РЕАЛЬНО ПРОЕХАЛА ТОЛЬКО ЧТО МИМО МЕНЯ! Карамба! Словно лихой кавалерист я был в седле мгновенно. Не успел я сделать вздох, а ноги уже крутили педали не хуже чем на мировом чемпионате. Как следствие, через минуту я был уже рядом с ней. Она снова со мной, моя жопка, моя прелесть!

Обнаружили меня очень быстро. Только теперь уезжать хозяюшка не стала. Просто остановилась и наблюдала как я, судорожно нажимая тормоза, пытаюсь сохранить лицо и не врезаться в неё.

— Потрудитесь объяснить, почему Вы меня преследуете? Постарайтесь отвечать честно. Иначе я вызову охрану и полицию. Вы маньяк?

Хорош маньяк. Весь в мыле, во рту пересохло, ноги не слушаются, отдышка была слышна похоже на другом конце парка.

— Похож?

— На кого?

— На маньяка.

— Вообще-то не очень.

— Правильно, я не маньяк.

Взгляд несколько смягчился, но брови были сдвинуты очень воинственно.

— Почему Вы тогда за мной ездите?

— Честно?

— Разумеется.

— Как есть?

— Да говорите уже.

— Я езжу не за Вами.

Вот совсем хозяюшка растерялась:

— Ничего не пойму. Вы же за мной просто как привязанный.

— Не за Вами.

— Объяснитесь же, наконец.

— Я ездил за вашей задницей.

Если сказать, что пощечина была сюрпризом, я совру. Нечто такое ожидалось. А знаете, меня эта оплеуха даже взбодрила.

— Хам! — и покатила дальше.

Врагу не сдается наш гордый Варяг. Испугала. Ха, да если бы она видела свою задницу, с такого ракурса, как я, она бы поняла, что можно стерпеть еще хоть дюжину затрещин. И я не отставал.

Подводя резюме следующих пятнадцати минут, можно занести в зачётную копилку ещё четыре пощечины и два раза она промазала. После третьего промаха, она не стала уезжать.

— Господи, ну что Вам от меня нужно?

Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец. Чего уже, надо говорить как есть.

— Мне от Вас нужна задница. И еще, у меня просьба, давайте немного постоим, я не очень привык к таким педальным нагрузкам.

— Потрясающе. Немыслимо. И часто Вы вот так незнакомым женщинам откровенничаете по поводу своих желаний?

— Фуф, — отдышался, — не поверите, первый раз. Сам себя не узнаю.

— А тот факт, что моя, как Вы изволили заявить, задница, в общем, то это я, Вас я погляжу, сильно не интересует?

— Вижу, не слепой. Поэтому с Вами разговариваю, от Вас же и оплеухи получаю. Извините, но давайте, прежде чем продолжим такое движение вперемешку с пощечинами всё же отдохнем. И... и у меня просьба, не могли бы Вы отвешивать пощечины уже по правой стороне, а то с непривычки левая уже занемела.

Она смотрела на меня, хлопая глазами:

— То есть Вы твердо решили не прекращать?

Я помотал головой отрицательно.

— И всё так же, словно заведенный требовать мою задницу?

Я закивал утвердительно.

— И что мне с Вами делать?

Ну, наконец, то, а то я уже был на грани кинуть эту затею и эту треклятую задницу, которая меня просто таки сглазила:

— Пойти со мной.

Вы спросите, а где же тут секс? Трах? На худой конец эротика? Спросите и будете правы, ведь всё описанное транслируется для сайта порно рассказов. Спешу вас успокоить, секс состоялся. Для этого пришлось найти Серегу, забрать у кричащего и ни хрена не понимающего товарища ключи от его же квартиры. Окончательно выведя его из себя просьбой не заявляться, домой пока я не позвоню. Всё это время я честно и откровенно осыпал комплиментами свою новую знакомую, выделяя, безусловно, её самое выдающееся достоинство. О, Мария Петровна, наша училка по литературе, услышь она сейчас мои соловьиные трели, однозначно поставила бы мне пятёрку за год. Тем не менее, пока попали на мою временную хату, Тая, а так звали хозяйку моей нежности, три раза буквально не ушла. Пришлось её убедить, что пока она не даст мне возможности отдать долг любви к её жопке, я от неё не отстану. Не на шутку струхнув и представив, как я буду за ней таскаться, еще целую неделю, Таисия смирилась.

Оказавшись в квартире, Тая, погнала меня в ванную. Да и нервничала она, будь здоров. Ага, ищи дурака. Я в ванную, а она за дверь. Посему не дав ей опомниться, я прижал Таю к стене и с чувством возложил руки на ЗАДНИЦУ! Глаза меня не обманули. Это была правда. Это было самое роскошное ощущение в моей жизни! Жопка не была мягкой, но она и не была твердой. Под моими ладонями была непревзойденная упругость, воплощённая в широких размерах!

Мельком глянув на Таисию, я увидел, что она просто терпит мои ласки. Никакого томления, возбуждения я не увидел. Она хотела по быстрее всё закончить и больше никогда меня не видеть. Думаете, это меня смутила? Ни хрена подобного! У меня в руках была её жопка, это мне и нужно было. Так что я перестал обращать на неё внимание и принялся за обнажение восьмого чуда света.

Очень медленно, сантиметр за сантиметром я скатывал спортивные трико, обнажая приз, доставшийся мне сегодня. Каждый обнаженный кусочек тела я неистово целовал, балдея от прикосновения к коже. Кстати о коже. Не подвела, ох, не подвела. Ровная, гладкая, она была истинным украшением ЗАДНИЦЫ. Наверное, многие подумают, какой тут кайф, если даже помыться не успели! И это после велопрогулки!? Возможно, еще вчера я бы с вами согласился. Но не сегодня! Припав к жопке и засыпая её поцелуями, я был словно Наполеон. Помните его письмо к Жозефине — не мойся, я еду! Не помните, ну так и ладно.

Освободив Таисию от трико, я развернул жопку к дневному свету, щедро пробивавшемуся с кухни. Не удивительно, что во время преследования я подумал, будто бы она без белья. Стринги были номинальными трусиками для таких просторов. Пояс охватывала веревочка, от которой вниз тянулась ещё одна веревочка, теряясь в таинственных глубинах, еще не познанных мною. Так за дело смелые и отважные первопроходцы! Обхватив, нет, не так. Попытавшись обхватить ладонями половинки жопки, я стал их мять, то поднимая вверх, то разводя в стороны. Вот гадом буду, через две минуты она мне ответила! Моя, как казалось, не разделенная любовь ответила мне взаимностью! Вы только не подумайте, что я имел ввиду Таисию. Я на неё даже не глядел. Мой взор был обращен только на жопку, в половинки, а да чего там, в половинищи которой я нещадно вонзил пальцы.

Так о чем это я? Ах да, мне ответили! Под моими пальцами жопка задрожала, издавая коротенькие судороги. Я был на седьмом небе! Сейчас, сейчас родная я тебе тоже отвечу! Однако моему естественному порыву влюбленного помешала Таисия. Осознав, что я её обнажили до пояса, только снизу, нагнули, увидев меня со стоячим членом, она поняла, что сейчас её в натуре трахнут в задницу. Тая стала вырываться. А что вы думали, любовь это всегда испытание! Это всегда преграды перед двумя влюблёнными! Короче, дабы получить доступ к возлюбленной моей, пришлось повести себя как обычному любовнику с обычным ритуалом. То есть по порядку:

— поцелуи

— взаимные (и то хлеб) ласки естественных половых органов

— немного оральных ласк естественных половых органов

— ласки сисичек Таисии (а ничего так оказались сисички, отзывчивые)

И наконец, проникновение естественного полового органа мужчины, то есть члена, во влагалище. Вот все-таки мужики изменники. Через пять минут траха, я чуть было не забыл про свою жопку. Так оказалось здорово в дырочке Таисии. Самой Таисии похоже так же прилетел ништяк. Лежа на полу, а, ну да, мы же из прихожей так и не ушли, так вот лежа на полу подо мной, она скулила всё громче и громче. В секундное просветление я понял, что если сейчас не остановлюсь, жопке моей ничего не достанется. Всё достанется киске, и я буду проклинать себя за это. Поэтому совершив серию глубоко проникающих атак во влагалище и вызвав очередное нашествие стонов, я, не дав, Таисии опомниться, поставил её, так сказать, к двери передом, а ко мне задом.

Этот момент настал. Передо мной была ОНА. Я не поэт, но пару строк потом в голову пришло:

Главное ребята, настойчивыми быть

Задницу шикарную ты сможешь получить

Двигаться, стараться, ломиться, добиваться

И ни что сможет тебя остановить.

Меня ничего уже не могло остановить. Обхватив талию, я направил своего бойца на встречу с любимой. Помощь, в виде смазки от киски, помогла мне беспрепятственно войти сразу и на всю длину. Честно, только правда, и ничего кроме правды. Как только я сделал пару движений меж прекрасных полушарий, я перестал, что-либо понимать. В глазах, словно у какой-то девчонки расцвели всякие там ромашки, тюльпаны. (Специально для — дним словом романтические штучки, сопутствующие первому сексу, каким его описывают в книжках. Я улетел.

Полёт мой, как ни был бы прекрасен, вскоре закончился. Спрашивать разрешения на то, что бы кончить в жопку, я и не подумал. Необходимо было по любому кончить именно в ЗАДНИЦУ! Это было доказательством моей безмерной любви к этой красавице. Да Тая и не ругалась. Только повернула ко мне голову и с отдышкой сказала, что я реально «сумасшедший и полный отморозок». А вот знаете что, мне показалось, не последняя эта встреча. Вот точно не последняя. По крайней мере, на ближайшие шесть дней моего отпуска.