Наверх
Порно рассказ - Heartbreak Hotel
Этот древний странный отель каждый видит по-своему. Для кого-то это огромный комплекс — множество разных комнат, развлечения, магазины, рестораны, казино. Для других — наоборот, это уютная сельская гостиница, где добродушный хозяин устроит вас в маленькой комнате с вышитыми занавесками на окнах. Или же — это старинный замок, и в самую высокую башню на ночлег вас проводит одетый в черное господин с загадочной улыбкой на кроваво-красных губах... Это древний отель, и для каждого здесь найдется комната по вкусу. Вот только ни на одной карте Земли вы его не найдете. Этот отель находится между мирами, поэтому среди его постояльцев бывают маги, демоны, и даже боги... Один из постояльцев (бог Тор, кстати) мирно спал. И вдруг услышал, как — кто-то шарится в его номере. Иногда было слышно тихое «Ой!» если этот кто-то натыкался на мебель. С диким ревом:

— «Я же просил не беспокоить!!!» — Тор включил свет... Но в комнате было пусто. Он оглянулся и уже начал было переворачивать мебель в поисках незваного гостя, как вдруг услышал тихий голос:

— Вы не меня ищете, случайно?

— Да, Хёгг тебя дери, именно тебя!!

— Хёгга я не знаю, но вы не могли бы выключить свет? Тогда вы сможете меня увидеть.

— Я бог, я тебя увижу и найду, где бы и кем бы ты ни был!!! Мьёлльнир!

— Умоляю, не надо все крушить... Выключите свет и я вам все обьясню.

Тор присмотрелся повнимательнее — голос раздавался у окна, но даже ему, богу, с трудом удалось рассмотреть там слабое призрачное свечение. Заинтригованный, он выключил свет и увидел у окна полупрозрачный силуэт девушки.

— Человек? — он удивленно вскинул брови.

— Была... — кивнула девушка.

— А как сюда попала? Людям даже после смерти сюда вход заказан. — призрак виновато потупился.

— Видите ли... Я не знаю. — бог даже рассмеялся.

— Как это не знаешь? Призрак привязан к месту своей смерти! Если конечно, не следует за... А может, тебя убили? и ты ищешь убийцу?

— Не знаю... Я ищу свои волосы... А все остальное я не помню. — И девушка грустно вздохнула. Любому призраку положено грустно вздыхать или стонать, работа у них такая — но эта была уж совсем печальна.

— У тебя есть имя?

— Думаю, было. Но я не помню его. — Призрак снова вздохнул. — Извините.

Тор долго рассматривал очертания висевшего над полом призрака. Обычно они выглядят неказисто: рваная одежда, неухоженный вид. Оно и понятно, следить за собой, когда ты не отражаешься в зеркале сложновато. Но это был определенно не тот случай. Летнее платьице, босая, и, что особенно поразило его — её абсолютно лысая голова. Видно было, что волосы убрали аккуратно, а не просто обрезали. Работал мастер. Потому что даже так она смотрелась вполне привлекательно... Для призрака конечно.

— И ты не помнишь, что стало с твоими волосами?

Она снова вздохнула, да так, что занавески заколыхались.

— Нет, не помню. Знаю только, что мне надо их найти. Их кто-то забрал, а потом забрал мою жизнь. Но — кто это был? Как сделал? Зачем? — она снова вздохнула — Я не помню.

— Вы извините, здесь их нет — моих волос, так что я пойду, поищу еще... — Призрачное видение медленно двинулось в сторону выхода. — Уж простите, что побеспокоила.

— Постой, позволь помочь тебе. Я не гарантирую, что смогу найти их, твои волосы, но вернуть тебе память в состоянии. Хоть сила моя не так велика, как раньше, но большинство знаний не требует божественного происхождения.

— Вы правда можете помочь? — Она повернулась так резко, что на какое-то мгновение её фигурку окутал плащ длинных волос. Или ему показалось? он не успел моргнуть — а девушка уже была прямо перед ним и легонько касалась пальцами его лица.

— Я не знаю, как смогу отблагодарить вас...

— Всё зависит от того, сможешь ли ты принять мою помощь. Видишь ли, способ не совсем обычный. Ну, он конечно обычен, среди вас, смертных, но несёт совсем другой смысл. Особенно в нынешние времена. Я же, хочу лишь помочь.

И Тор коснулся своей рукой её запястья и и провёл ладонью вдоль по руке, до плеча. Кожа была будто из шёлка, еле ощутимая, невесомая. И вызывала в пальцах легкое покалывание. Она попыталась отдернуть руку. Она уже знала — что её прикосновения вызывают только холод и тоску. Но ведь — он бог... И он сам взял её за руку. Она посмотрела на него, потом на руку, нежно гладящую её кожу... Такую теплую руку.

— Какой способ? Это... Это больно?

— Нуу, в первый раз бывает неприятно, но это сначала. Потом может быть очень даже приятно.

Его рука перешла на шею, а потом и на щеку девушки. Он физически ощущал её беспокойство и тревогу смешанную с желанием ощутить человеческое тепло. Продолжая гладить её кожу, он начал собирать свои божественные силы, потому что то, что он намеревался сделать требовало особенного сосредоточения. Одно дело прикоснуться к призраку, тут много ума не надо, но вот ритуал... Она подалась навстречу его рукам — таким теплым и нежным. И тут же отпрянула — вокруг него разлилось сияние. Но руки удерживали её, и она беспомощно забилась, испуганная и ослепленная этим сиянием.

— Не бойся. — Он ощутил её страх. Такой дикий, как будто из тех времён, когда пред ликом Богов склонялись тысячи и тысячи людей.

— Я не сделаю тебе больно... Посмотри на меня — и скажи, что я не обижу тебя.

Она долго не могла заставить себя открыть глаза. Тихий голос убеждал её — но она боялась. Ведь даже сквозь сомкнутые веки проникало это сияние. Но он тихо уговаривал — и она попыталась посмотреть на него.

— Ты... Не обидишь?

— Нет. — И он отпустил её, в доказательство того, что не принуждает ни к чему. Он просто смотрел на неё, в её глаза, потому что силуэт все больше напоминал живого человека. Больше всего сил ушло на придание физической формы. Ведь только с живым человеком можно было сделать то, что планировал Бог. А она отстранилась и ошеломленно ощупывала свое тело. Руки осторожно провели по бокам, очерчивая тоненькую талию, коснулись высокой груди, намотали на палец прядь длинных волос... Она подняла глаза.

— Ты... Ты оживил меня? Ты действительно бог! — И кинулась ему на шею, повисла и целовала, исступленно и неистово.

— Теперь нам нужно торопиться — Хель захочет вернуть назад, то что у неё отняли. — Он начал быстро раздеваться, благо на нем были лишь подштанники.

— Ты позволишь? Тебя раздеть? Не волнуйся, всё будет хорошо. — Она задрожала. Она впервые видела обнаженного мужчину.

— Я... Я сама... — потом стянула свое легкое платьице и смущенно прикрыла руками грудь. Но при одном взгляде на Тора — её ротик приоткрылся, дыхание участилось, а по коже побежали мурашки.

— Ну что же, пора приступать к ритуалу, если ты ещё не передумала конечно. — Он подошел и приобнял её за поясницу, посмотрел сверху вниз и чуть приподняв голову за подбородок поцеловал в губы. Рука опустилась чуть ниже, поглаживая упругую попку, и скользнула на внутреннюю сторону бедра, все ближе подбираясь к заветной пещерке. Она ответила на поцелуй — неумело, но стастно. И хоть чуть вздрогнула, когда его рука пробралась по её бедру — но не сжала ножки, только крепче обняла его. Он поднял её на руки и перенёс на кровать. Прилег рядом, любуясь раскрасневшимся личиком девушки, её блестящими от волнения зелеными глазами.



Еще раз нежно поцеловал в губы, легкими касаниями поглаживая шейку и ключицы. Когда Тор оторвался от губ девушки начал целовать её в шею, дыхание её участилось, раздался легкий стон. Он нежно целовал шею, выступающие ключицы, ласково поглаживая при этом упругий холмик груди, чуть сжимая пальцами маленький сосок. Тихий стон был ответом и просьбой о дальнейших действиях. Рука Тора скользнула по животу вниз, а губы накрыли торчащий горячий сосок. Девушка тихо стонала, он слышал, как громко бьется её сердце. Он ласкал её груди, чуть покусывал соски, заставляя стонать все громче. Тело девушки уже извивалось от возбуждения, инстинктивно она развела ножки, словно приглашая его. Он прикоснулся к внутренней стороне бедра, она выгнулась и гортанно застонала. Нежно, но властно он прижал к постели и разведя её ножки в стороны, посмотрел на её киску. Никакой растительности, только розовые половые губки слегка набухли от возбуждения от его прикосновений. Не спрашивая разрешения он наклонился прямо туда, где уже зарождалось пламя желания, пока ещё напоминая искру. Его язык прошёлся по губкам. Ох, как же давно он ну пробовал вкус женщины. Он пьянил и заставлял погружать язык все глубже в недра, таящие заветный сок любви.

От прикосновения языка к сокровенным губкам девушка издала полустон-полувсхлип и еще шире развела ножки. Прижав языком бусинку клитора, Тор осторожно ввел палец в приоткрывшиеся губки. Там он не встретил сопротивления, она не была девственницей. Поэтому, подразнив еще немного чувствительную горошинку, вызывая стоны и вскрики, он оторвался от истекающей желанием и соками призывно раскрытой пещерки и властно навис над девушкой. Легким толчком вошел в лоно, словно в изысканную смазку и задвигался — размашисто и медленно. Она тихо стонала, двигая бедрами ему навстречу. Глаза её были закрыты, а по нежным розовым губкам иногда пробегал остренький язычок. Тор довольно сильно и глубоко проник в неё и девушка вскрикнула. Она обняла его, потом подняла ножки и обхватила его бедра. словно давая понять, что такие толчки ей нравятся еще больше.



Он размеренно входил и выходил из неё, иногда наклоняясь и целуя в губы. Не в силах справиться с собой, он двигался все быстрее. От этих толчков её груди подпрыгивали, возбуждая его еще больше. Громкие стоны девушки звучали музыкой в ушах Тора, который сейчас был не богом, жителем Асгарда, а обычным мужчиной. Мужчиной, который старался доставить как можно больше наслаждения женщине. Чувствуя близость разрядки, он усилием воли подавил нарастающее возбуждение, приостановился и вынул член из гостеприимного лона. Девушка открыла глаза и удивленно посмотрела на него.

— Милая, перевернись на животик. — она улыбнулась и легла на живот. Тор подсунул подушку под неё. приподняв таким образом бедра девушки и снова вонзил член в лоно. Её руки сжались в кулачки, она охнула и уткнулась лицом в подушку, словно стараясь не упустить ни мгновения этих возбуждающих ощущений.
Тор сжал руками тоненькую талию и продолжал вгонять член между этих прелестных ягодиц. Несколько раз он был близок к оргазму, но сдерживал себя — сегодня он должен думать не о себе. Сегодня все — только для неё, тихо постанывающей и вскрикивающей, цепляющейся за простыню в порыве страсти... Для неё...



Девушка выгнулась, запрокинула голову и закричала. Мужчина ощутил упругую пульсацию её нежной киски, приостановился, давая ей прочувствовать оргазм. Потом снова начал медленно двигаться. Не прошло и минуты, как она кончила снова, на этот раз оргазм был гораздо более длительным. Тор вышел из её нежного лона, прилег рядом и начал целовать её — разомлевшую, слабенькую и такую красивую... Она только тихо постанывала, обнимая его. Как вдруг зеленые глаза распахнулись, она резко села.

— Что с тобой, милая?

— Я... Я помню! Я все вспомнила! — Бог удержал её и нежно обнял, прижимая к себе.

— Что ты вспомнила?

— Все. Я вспомнила все. — она чуть поерзала, устраиваясь головой на его плече и продолжила, не дожидаясь вопросов.

— Меня зовут Эйлин, я живу... То есть, жила — в деревне Авалон-два-заката. Так она называется потому, что расположена между двумя горами — Старшей и младшей сестрами.

— И что, там правда по два раза садится Солнце? — насмешливо хмыкнул бог. Чего только не придумают эти смертные, чтобы в своих глазах выглядеть исключительными!

— Почти. Сначала оно скрывается за плечом Младшей Сестры, потом неожиданно выглядывает между ними и окончательно уходит за склон Старшей. Потому и кажется, что у нас два заката, а не один, как у всех.

— Теперь я понял. Рассказывай дальше. Сколько тебе было лет?

— Почти 17. Через неделю, в день моего рождения, отец должен был отвезти меня к Сестрам-Волшебницам, учиться.

— Учиться волшебству?

— Да. Еще зимой одна из этих Мудрых женщин побывала у нас — они ходят по деревням и отыскивают одаренных девушек. Она сказала, что такого сильного дара как у меня не бывало уже лет триста! Поэтому, если я захочу — они будут меня ждать после того, как мне исполнится 17. Родители очень гордились мною. — она примолкла. Тор молча ждал, когда она продолжит.

— Но за неделю до своего семнадцатилетия я умерла.

— Ты помнишь, как это случилось?

— К нам пришел человек. Он был довольно молод, но выглядел совсем больным. Мы предложили ему помощь, однако он отказался, только попросил проводить его на склон Старшей Сестры, к Вратам Ада. Я согласилась проводить его. Отец устроил его на ночлег, а на следующее утро мы отправились в путь.

— К каким еще вратам? — перебил её Тор. Маловероятно, что неизвестный проход в Йотунхейм мог появиться возле крохотной деревушки, но мало ли...

— Так называется одно место на северном склоне — там скалы стоят, как ворота. А Вратами Ада их назвали потому, что там часто пропадают люди. И страшных легенд про это место ходит немало.

— А, понял. Просто ваши местные сказки. — Усмехнулся бог.

— Это не сказки. Это все правда! — Она даже приподняла головку и возмущенно уставилась на него. Тор обнял Эйлин покрепче и поцеловал прямо между нахмуренных бровей.

— Прости. Я больше не буду перебивать. И что там случилось, у этих Врат?

— Там мы устроились на отдых, хоть я и просила отойти подальше. Но Бреннер — так звали этого человека, не захотел уйти и не отпускал меня. Он что-то рассказывал про свой обет, что ему надо встретить закат у этих скал. Но просил меня не уходить, потому что боялся заблудиться на обратном пути. Я поверила ему. После длительного подъема меня мучила жажда, и Бреннер угостил меня водой из своей фляги. Теперь я думаю, что там было что-то подмешано, но тогда — просто отпила, и потеряла сознание. Когда очнулась — я была связана и солнце уже садилось, а Бреннер что-то чертил на камнях черным мелом. Я начала кричать, но он сунул кляп мне в рот и продолжил свое занятие. (акончив, он сел рядом со мной и рассказал мне, что собирается делать. Что он сильный маг и постиг уже все секреты магии этого мира. И что очень хочет попасть в особое место, между мирами и постигать магию там. Но смертный попасть туда может лишь через эти Врата, а для того, чтобы они открылись, нужно принести три жертвы.
«Поэтому, — сказал он, — я сначала заберу твою колдовскую Силу.» После чего обрил мне голову. Мои волосы он собрал и тщательно припрятал, приговаривая, что волосы сильной, хоть и необученной ведьмы — очень редкий ингредиент для магических зелий.

Потом раздел меня, разделся сам и сказал, что теперь заберет у меня вторую жертву — мою честь. После чего изнасиловал... Я была девственницей. — голос Эйлин звучал глухо, он уткнулась Тору в плечо и тот ощутил горячую влагу на коже. Поэтому прижал девушку к себе и снова поцеловал — нежно и ласково, забирая себе горечь её слез. Какое-то время они молчали. Потом Эйлин прерывисто вздохнула и продолжила.

— К тому времени уже почти стемнело. А когда зажглась первая звезда, Бреннер громко сказал, что теперь он заберет у меня третью жертву — мою жизнь. И перерезал мне горло. Последнее, что я видела, умирая — светящийся проход между скалами. Береннер вошел туда, я рванулась за ним...

Переход между мирами действительно не выдержать человеку, даже после смерти — но я держалась за него, потому и не сгинула в этой круговерти. Только потеряла память, и с тех пор все искала свои волосы. А зачем — не знала и сама.

— Значит, вместе с этим магом ты попала сюда? Но он с тех пор мог уйти отсюда, и придет ли еще — неизвестно. А хочешь, я помогу тебе вернуться в свой мир? Там ты обретешь покой...

— Нет. Я хочу найти его и отомстить. С тех пор, как я здесь, я ведь узнала многое. И знаю, что он должен появляться здесь в каждую годовщину своего перехода. А это уже скоро, теперь-то я помню. — И она мягко улыбнулась.

— Но что ты собираешься делать? Ты же призрак!

— А здесь отель Междумирья! Здесь даже призраки могут многое. Но это уже мои дела. А сейчас — я просто не знаю, как отблагодарить тебя за все, что ты сделал...

— Мне не нужно благодарности. Разве вот только это. — с этими словами Тор перевернул Эйлин на спину и навис над ней. Смеясь, она обвила его шею руками и поцеловала в губы.

Он нежно целовал её горячие губы, раскрасневшиеся щеки, полузакрытые глаза... Она отвечала на поцелуи с возрастающей страстью... Тор прижался к её бедрам и медленно начал двигаться, словно лаская Эйлин твердым членом, но не пытаясь войти. Она раздвинула ножки, приподняла бедра, приглашая — но он не спешил. Его ствол только чуть касался уже повлажневшей киски, потирал клитор, заставляя девушку стонать и всхлипывать от возбуждения. Она протянула руку и тоненькие пальчики обхватили напряженный ствол, направляя в текущее лоно, но Тор тихо рассмеялся и перевернулся, усаживая Эйлин на себя. Она посмотрела на него и чуть откинулась назад, широко разведя ножки. Снова взяла в руку его орудие и направила в себя. Тор восхищенно смотрел, как его член растягивает нежные розовые губки, чувствуя при этом, как они обнимают его ствол. Вот девушка уже полностью опустилась, еще сильнее откинулась назад, оперевшись руками ему в колени и начала двигаться. Сначала медленно, потом все быстрее.

Мужчина с наслаждением наблюдал за этой картиной — прелестное личико порозовело, она прикусила губу и закрыла глаза. От каждого движения небольшие груди чуть подпрыгивали, возбуждающе покачивались. Эйлин застонала и приостановилась, не давая оргазму захватить над ней власть. Тор притянула её к себе и впился поцелуем в полуоткрытый ротик. Она снова задвигалась, теперь бедра ходили не вверх-вниз, а по спирали, доставляя ему неземное наслаждение. Он едва сдерживался, чтобы не разрядиться раньше времени. Но вот Эйлин снова выпрямилась, замерла... Тор понял, что сейчас произойдет, крепко сжал бедра девушки и вогнал ствол в её лоно до самого паха. Их оргазм слился воедино, Эйлин закричала, запрокинув голову. Но крик её становился все тише и тише, и Тор понял, что его руки удерживают тающую дымку призрака... Он застонал, словно пытаясь не дать ей уйти — но уже не смог ничего сделать. Из темноты только раздалось тихое «Спасибо...» и она исчезла. А бог крепко уснул. Утром он покинул Отель, не спрашивая ни о чем персонал...

Теперь она вспомнила, но ей было все равно. Иногда она видела мага, убившего её и отобравшего её волосы, он боялся её. Но ей было все равно. Она ждала. Она ждала своего Бога. Постояльцы этого номера отеля иногда видели её — и даже пытались задавать вопросы, но она молчала. Она ведь не знала, что у богов — есть множество дел. И что они быстро забывают о смертных. А уж о давно умерших девах — они забывают еще быстрее...

*******
Дорогие читатели! Я бы хотела узнать — окончить ли рассказ на этой печальной ноте, или все же написать счастливую развязку? Я предлагаю вам проголосовать))