Наверх
Порно рассказ - Яма. Глава 1
Этот дом находился на окраине Хьюстона в сотне шагов от бесплатного федерального шоссе №90 Кейти Фривей, что прямой стрелой вырывается из западной части города и затем, плавно изгибаясь к юго-западу, нанизывая, словно бусины на нить такие городки, как Брукшир, Колумбус, Харвуд и другие, далее тянется до самого Сан-Антонио.

Чите Стоквеллов дом обошелся недешево. Но они располагали необходимыми средствами и потому был сразу оформлен договор купли-продажи, без всяких рассрочек займов и прочего, что вроде бы делает человека собственником жилья, но на деле загоняет в многолетнюю финансовую кабалу.

Брак Джеффа и Линн продолжался второй год. Сначала, недалеко от центра Хьюстона они снимали двухкомнатную квартиру, но как только появилась возможность, они обзавелись собственным жильём. Да и Джефф нашёл поблизости подходящую работу, что избавило его от многочасового простаивания в городских пробках в час пик.

Линн так и осталась домохозяйкой, каковой и была с самого дня их свадьбы.

Родилась Линн и выросла в Остине. В своё время закончила колледж и проработала по специальности пару лет, но затем, выйдя замуж за Норма Куппера сменила офис на дом. Но с Нормом у них не заладилось. Он пил по-черному и дебоширил, позволял себе и рукоприкладство. Лишенная нормальной семейной жизни, совершенно отчаявшись Линн однажды изменила мужу с соседом. Ну а тот, вместо того чтобы держать язык за зубами всем растрепал про свой «подвиг», мол вот я какой крутой — соблазнил красивую соседку, да ещё замужнюю. Когда всё это получило широкую огласку, брак с Нормом понятное дело распался. Она уехала в Хьюстон, работала секретарём и целый год ни с кем не имела серьёзных отношений, пока не встретила Джеффа Стоквелла.

И вот, они поженились. Ей было 27, ему немного за тридцать. Он сказал ей, что будет полностью обеспечивать семью, её же хотел бы видеть настоящей хранительницей их семейного очага. Линн не стала отказываться. Правда, по прошествии двух лет после свадьбы начала жалеть об этом. Поначалу муж искренне восхищался тем, что возвращаясь с работы его всегда ждал горячий ужин, повсюду были чистота и порядок, а его одежда всегда готова к выходу. Но со временем всё это стало обыденным, привычным, самим собою разумеющимся. Джефф, просто перестал замечать работу жены и комплименты, похвала и восхищение в её адрес закончились. Зато, если что-то вдруг становилось не так, любые даже несущественные мелочи им замечались и тогда начинались придирки, недовольство. От скуки и мелких, но достаточно частых конфликтов с мужем Линн потихоньку начала впадать в депрессию и одновременно становилась всё более раздражительной и злой. Она с завистью поглядывала на подруг, которые работали, чего-то добивались в жизни, еще и по дому многое успевали, а выходные превращались для них в более острое и лакомое удовольствие, в то время, как Линн порой просто не знала куда девать время.

Интимная жизнь с Джеффом, тоже стала приедаться, потеряла былую остроту. Будними вечерами он бывал усталым, а один из выходных предпочитал проводить с друзьями. От сексуальной неудовлетворенности Линн начала просто звереть. Её гормоны бушевали и требовали своего. По натуре, она была страстная женщина. Возможно, причиной этого были гены каких-то её далеких мексиканских предков, хотя Линн являлась натуральной блондинкой с пронзительно голубыми глазами. Кожа её была белая, как у всякой американки англо-саксонского или ирландского происхождения. Лишь, в чертах её лица было немного заметно наследие южан: полные, чувственные губы, чуть более широкий нос, но это лишь добавляло Линн привлекательности.

Покупка дома несколько отвлекла её от окончательного падения в депрессию, а в плане интима и секса от совершения безрассудных поступков. Мысли об измене приходили Линн в голову всё чаще и чаще. Останавливало два обстоятельства: она всё же любила и уважала Джеффа, и слишком памятен был её печальный опыт поиска удовольствий на стороне.

Сейчас все мысли Линн занимал дом. Это был особняк южного неоколониального стиля, выполненный в теплых персиковых тонах, двухэтажный, не считая ещё чердака, с боковыми пристройками, где размещались мастерская и гараж. За домом был небольшой сад, сейчас заброшенный, но Линн уже подумывала, как всё там благоустроит.

Центральные двери к которым от основной трассы вела подъездная дорожка были двустворчатые: массивные и тяжелые. Линн решила, что их неплохо бы заменить на что-то более изящное и современное.

Проводив мужа на работу, она отправилась в ванную комнату. Здесь, тоже многое следует поменять: ванну, сантехнику на более современную, настенную плитку, а потолок чтобы был полированный до блеска и с маленькими светильниками. Пожалуй, только зеркало на стене оставит. Что ни говори, а роскошное зеркало: большое, в обрамлении красивого багета из позолоченной бронзы. Линн с удовольствием любовалась собою, тем более зеркало благодаря своим размерам отображало её в полный рост. Тёплый душ немного возбудил молодую женщину. Соски её упругих, роскошных грудей пятого размера отвердели. Стоя перед зеркалом, она неспешно поглаживала себя по широким, крепким бёдрам, любовалась своими стройными ножками с изящными щиколотками, потом повернулась спиной. Попка у неё, тоже хоть куда, недаром тугие, выпуклые полушария её ягодиц всегда завораживали мужчин. Платья, юбки, шорты или джинсы в обтяжечку всегда выгодно их подчеркивали. На лобке поросли появилось чуть больше, чем следовало. Непорядок. Обычно она оставляла там полосочку или маленький треугольничек. Линн взялась за флакон с пеной и бритву. Тут, ей пришло в голову удалить всё, что она и сделала. Вид собственной, совершенно голой «киски» потряс её своей откровенной кричащей женственностью. Половые губки, сейчас влажные и полураскрытые были отчетливо видны, просто выставлены на показ самым бесстыжим образом. Чёрт, возьми, Джеффу должно понравиться. Он наверняка оценит такое новшество.

Одев черные кружевные трусики, Линн собралась было упрятать груди в бюстгальтер из этого же комплекта, но передумала. Пусть отдохнут, не всё время же их затягивать. Поэтому, она просто накинула на себя сверху короткую черную сорочку из тонкого атласного шелка.

После этого Линн ещё раз осмотрела дом. Сегодня должны были подвезти новую мебель для второй спальни. И ещё Линн подумывала об устройстве детской комнаты. Они, таки решили с мужем обзавестись ребенком. Теперь, жилищные условия позволяли это. Позавтракав, Линн решила выйти на улицу — осмотреться. Обычно, оставаясь дома одна, она расхаживала так, как сейчас, то есть в сорочке, но теперь накинула поверх длинный халат и плотно запахнула его.

Выйдя из дома, молодая женщина с любопытством начала поглядывать по сторонам. Вся эта суета с переездом не давала возможности внимательно оглядеть соседние землевладения. Вокруг располагались такие же частные особняки, в основном такого же неоколониального стиля, по большому счёту двухэтажные. К центральному входу везде, у всех соседей тянется выложенная крупным камнем дорожка по сторонам от неё подстриженные газоны, а у некоторых высажены и небольшие фруктовые деревья, что придавало дополнительный уют.

— Добрый день.

Голос раздался за спиной и Линн обернулась. Перед ней стоял пожилой мужчина в серых помятых брюках, заправленных в резиновые сапоги и в рубашке в темно-красную клетку. Длинные, седые волосы незнакомца были зачёсаны назад и собраны на затылке в хвост. В руках он держал соломенную шляпу с широкими полями.

— Вы купили этот дом?

— Да сэр.

— Меня зовут Джон Грэм. Я ваш сосед, — он кивнул на соседний дом справа, одна из стен которого была сплошь покрыта ковром из декоративного вьюна.

— Линн Стоквелл, — она протянула ему руку.

Он пожал её и кивнув в сторону дома за спиной молодой женщины сказал:

— Зря вы его купли, миссис Стоквелл.

— Почему?

— А вы не знаете, что случилось с их прежними владельцами?

— Нет сэр, — Линн была озадачена. — Агент по продажам сказала, что ей поручили продать его и всё. Сами бывшие хозяева живут где-то в Далласе

— Не совсем так, — покачал головой Джон. — Здесь жили супруги Витлоу.: Айра и Мэтт. Неплохо, кстати жили — лет десять. Я хорошо их знал. Где-то, пару месяцев назад стало происходить странное. Начались скандалы, крики по ночам. Айру, словно подменили. Стала раздражительная, нелюдимая, редко выходила из дома. Мэтт, тоже стал мрачнее тучи, но с соседями все же общался и вполне был нормальным. А вот с женой его точно что-то случилось. Сейчас ведь начало сентября, так? В июне... Да, да 21 июня, вечером она убила его. Представляете, ударила своего мужа ножом. Совсем свихнулась. При аресте ещё и полицейского ранила.

— Боже! — воскликнула потрясённая Линн. — Что же с ней случилось?

— Никто не знает, — Джон Грэм пожал плечами. — Она, всё несла какую-то чушь про яму и тех кто выбирается оттуда.

— А что полиция выяснила? — Линн начала дрожать, хотя на улице было тепло и безветренно.

— Да ни черта они не выяснили, — хмыкнул пожилой сосед. — Дом обыскали, конечно, как положено. Яму, правда нашли. Яма в подвале была, точнее в одной из кладовок подвала. И кстати, дверь в кладовку была заколочена. Ясное дело кладовку вскрыли. Я сам при этом присутствовал, как свидетель.

— И что же там было в этой яме? — с замиранием сердца спросила Линн.

— Да ни черта там не было, миссис. И сама яма не глубокая, не больше локтя, так в общем не яма даже, а углубление, щебенкой, кирпичами и всяким мусором присыпанное.

— А кто дверь заколотил?

— Мэтт, как я думаю. А больше и некому.

— Зачем он это сделал?

— Кто ж его знает, — Джон вновь пожал плечами. — Видать были причины.

Помолчав с минуту и явно не в силах умолчать о чём-то, что его тревожило, он, понизив голос, сказал:

— Знаете, миссис, Мэтт был моим другом. Да, да, мы неплохо ладили, чёрт возьми. И то, что он забил ту дверь здоровенными гвоздями — это не просто так. От той ямы хотя и ямой то её не назовёшь, веяло чем-то не хорошим. Не знаю, как объяснить. Вот стоял я рядом и страх пробирал и волосы на голове даже шевелились, а по всему телу дрожь. Одним словом — нехорошее место.

— Может, как раз на том месте Айра и убила мужа? — спросила Линн.

— Нет. Она пырнула его в прихожей, когда он собирался выбежать на улицу.

— Даже не знаю, что теперь... — Линн расстроилась. — Мы купили дом за большую сумму. Думали удачная сделка. Может, если совсем заделать яму, то всё не так плохо?

— Я бы не советовал вам вскрывать кладовку, — покачал головой Джон. — Тем более заколотил я её на совесть.

— Вы? — удивилась молодая женщина.

— Да, я. Пока не приехали родственники Мэтта я присматривал за домом. И первое что сделал — заколотил ту чертову кладовку.

— А что родственники? Когда они приехали?

— Через пару дней после убийства.

— Это наверное был Стив Витлоу брат Мэтта, — сказала Линн. — От его имени действовал агент по продажам.

— Точно, это был Стив, — кивнул пожилой сосед. — После похорон он сразу же уехал, а дом был выставлен на продажу.

— Он единственный наследник? — спросила Линн, опасаясь, как бы их сделку не признали незаконной, в случае если отыщутся другие родственники.

— Насколько мне известно — он единственный. И этот дом ему был не нужен. Стив со своей семьёй живет в Далласе.

— А что стало с Айрой Витлоу?

— Её отправили, если я не ошибаюсь в одно из психиатрических отделений клиники Менингера. — Джон водрузил шляпу себе на голову. — Прошу простить меня, миссис Стоквелл, но мне пора. Дела, знаете ли. Удачи вам. И помните про кладовую. Лучше не открывать её.

Сказав это, он повернулся к соседке спиной и неспешно зашагал к своему дому. Ну а Линн вернулась к себе озадаченная, встревоженная, в растрепанных чувствах. Разговор с Джоном вывел её из душевного равновесия. Она долго не решалась, но затем, не в силах преодолеть любопытства, оказавшегося сильнее страха спустилась в подвал. Под потоком здесь горела единственная тусклая лампочка. В подвале было две двери и одна из них действительно забита здоровенными гвоздями. Как говорил Джон, он хорошо постарался.

Линн осторожно приблизилась, смахнула пыль, старую паутину с двери и приложила к ней ухо. Ничего не услышала. Но, что-то странное ощутила. Что-то шло оттуда. Ей стало не по себе. Подгоняемая безотчётным страхом молодая женщина поднялась наверх.

С улицы раздался протяжный гудок. Прибыла служба доставки мебели. Пока шла разгрузка, пока трое крепких мужчин заносили мебель и по указанию Линн все расставляли по местам, пока делали сборку, где это было необходимо, молодая хозяйка забыла о кладовке в подвале.

Вечером вернулся муж усталый, но довольный.

— Дорогая, наш рекламный проект одобрили! — объявил он с порога.

— В самом деле? — Линн обрадовалась, обняла и поцеловала Джеффа.

В последнее время от так переживал за проект, подготовляемый его группой, что это волнение передалось и Линн. В случае удачи Джефф получил бы не только солидную премию, но также отлично оплачиваемую работу на длительный срок, поскольку со стороны спонсоров в кампанию где работал Джефф начались бы солидные инвестиционные вливания.

После ужина Джефф ушёл в спальню и прилёг отдохнуть. Попутно включил телевизор. В это же время Линн сняла с себя трусики и оставшись только в одной сорочке, вошла в спальню. Она забралась на Джеффа сверху и замурчала, как кошечка.

— Линн, что ты делаешь... Мне не видно...

Он вертел головой, пытаясь увидеть экран. Однако, она всякий раз отклонялась в ту же сторону.

— Забудь ты об этом ящике, — рассмеялась Линн. — Давай пошалим немного.

Она улыбнулась и глаза её игриво сверкнули.

Джефф, в обще-то был не против, но он чертовски устал.

— Линн, я... Мне же завтра рано вставать. Я вымотался за сегодня.

Но Линн поклялась, что своим нытьём он ей настроение не испортит.

— У меня для тебя есть сюрприз, — прошептала она, медленно приподнимая подол сорочки. — Я думаю это вдохновит тебя и силы для любимой жены найдутся.

Увидев её начисто выбритую промежность, Джефф пробормотал:

— О черт.

И Линн к своему удовольствию ощутила, как зашевелился и начал крепнуть его член.

— Знаешь что, сейчас я займусь твоим мальчиком, — проворковала она, расстегивая ему ширинку, — а потом ты и он — вы вместе зайдетесь моей девочкой. Идёт?

— О да, ещё бы, — откликнулся он.

Она живо избавила его от брюк и трусов, и ухватив торчащий вверх член мужа принялась за дело. Его мужское достоинство было весьма и весьма... Не огромное, но и не маленькое. Конечно, в тайне Линн хотелось бы, чтобы размерчик мужа был побольше, ну хотя бы, как у её первого мужа. При всех его недостатках Норм, всё-таки обладал елдаком впечатляющих размеров. Но и то, что было у Джеффа, ей в принципе хватало. Некоторые проблемы были скорее в другом. Максимум на что хватало нынешнего мужа — это на пару раз. Иногда, Линн этого тоже бывало достаточно, но чаще хотелось большего. Порой, после секса Линн закрывалась в ванной и доводила там себя ещё до двух-трёх оргазмов. Джеффу об этом говорить не хотелось. Он, наверняка расстроиться.

Сейчас же, выбросив все иные мысли из головы, Линн занялась членом мужа. Она сосала его и дрочила рукой, облизывала сверху до низу, поглаживала пальцами тугие, вздутые от желания мешки яиц. Он стонал и охал, когда его орудие исчезало в её рту, шептал: «о да, ещё, ещё», когда Линн играла языком с его залупой и водила им по его крайней плоти.

Доведя мужа до нужного состояния, когда он был готов приступить к главному действу, Линн придвинулась вперёд и стянула с себя сорочку. Джефф затаил дыхание, любуясь в приглушенном свете лампы супругой. Какая же она у него красивая! Роскошное тело, великолепные груди, водопад золотистых волос... А её «киска»! Так и манит его!

Его пальцы скользнули по лобку, а потом ниже, добрались до сладко зудящей пипочки клитора. Линн застонала почувствовав, как пальцы мужа коснулись заветного местечка. Джефф пристально наблюдал за Линн. Ему нравилось смотреть, как меняется выражение её лица, когда он ласкает её, какие эмоции она испытывает. Вот, он начал потихоньку тереть головку клитора, иногда позволял своим пальцам скользнуть в ждущее, влажное отверстие вагины. Потом, ухватив клитор двумя пальцами, Джефф принялся чуть оттягивать его и стискивать, при этом ещё и чуть — чуть катать между пальцев.

— Господи, как хорошо! — вскричала Линн. — Да, ещё... Поделай так ещё милый...

Он мял, тёр, дрочил её «киску», пока она не потекла так, что ладонь и пальцы стали сплошь мокрыми и липкими. Жена шумно и порывисто дышала от возбуждения и желания. Наконец, не в силах больше ждать и сдерживаться, Линн забралась на мужа и устроившись на нём сверху сама, ухватив его член ввела его во влагалище.

Орудие Джеффа раздвигая тугие, эластичные стеночки проник в лоно Линн на всю длину, до самых яиц.

— Ты полностью мой, — с нежной улыбкой промурлыкала Линн и начала размеренно двигаться, насаживаясь на желанный ствол. Джефф ухватил её за выпуклые ягодицы и тоже, потихоньку начал поддавать снизу. Жена наклонилась и её великолепные, увесистые груди начали раскачиваться прямо перед его лицом. Он тут же принялся поочерёдно впиваться ртом, то в один сосок, то в другой.

— Линн, ты такая вкусная, — шептал он, мусоля и облизывая соски молодой женщины. — Я так люблю тебя.

Член его вонзался в тесную, горячую и липкую глубину её лона всё быстрее и сильнее. Жена вскрикивала, стонала и движения её становились всё резче, ожесточеннее. Она хотела более грубого и напористого проникновения. Джефф прекрасно знал, в какой раж она впадает, когда дело доходит до траха, какой становится дикой и неуправляемой, какая бешеная страсть в ней просыпается и поэтому старался изо всех сил. Он знал, что его возможности не дотягивают до её потребностей, но он делал всё, чтобы удовлетворить жену и как правило, это получалось. По крайней мере, это было вроде бы так.

— О да! — хрипло воскликнула Линн. — Я уже близко... Ещё немного! Сейчас...

Член вонзался в её вагину с громким чавкающим звуком и весь блестел от обильно текущей смазки. Супруги вспотели и в свете прикроватного ночника их тела блестели, словно были покрыты позолотой.

Прошла минута, другая... И Линн, наконец кончила. Она вскрикнула, а затем её ягодицы начали судорожно подёргиваться.

— Да! Да! О боже, да!

Стеночки её влагалища резко с силой сжимались и разжимались, сдавливая член Джеффа до боли. Он сам едва не кончил, но нашёл в себе силы сдержаться. Линн не любила секс в один заход. Через пару минут после оргазма она придет в себя и пожелает продолжить. Джефф знал, что в принципе ей будет мало и второго и наверное третьего раза, до которого он, уже не дойдёт. Интересно, каковы реальные возможности жены? Сколько раз её нужно трахнуть, чтобы она полностью насытилась?

— Это было великолепно, — прошептала Линн, наклоняясь и припадая ртом к его губам.

Их поцелуй был долог и сладок. Когда она слезла с него, Джеффу пришла в голову интересная мысль.

— Я хочу ещё кое-что для тебя сделать, — сказал он.

— И что же? — заинтриговано спросила она.

— Ложись на спину, да раздвинь ножки пошире.

Она хихикнула и с готовностью приняла предложенную позу. Линн поняла, что он собирается делать. Ей очень нравились такие ласки. Не часто муж баловал её ими. Что ж, можно считать этот вечер исключительно удачным.

Наклонившись, он припал ртом к её писе.

— О да! — выдохнула она, вскидывая ноги высоко вверх.

Его язык совершал восхитительное путешествие от лобка до нижней точки, где соединялись половые губки. Джефф старательно, с любовью вылизал все складочки, все дырочки жены, включая крохотное мочеспускательное отверстьице. Он ласкал снова клитор, проникал языком во влагалище, насколько мог далеко. Линн стонала и вскрикивала, обеими руками она вцепилась в волосы Джеффа.

— Да, любимый, так... У тебя отлично получается. Боже, я сейчас кончу. Войди в меня!

— Ну нет, я заставлю тебя кончить так, — рассмеялся он, пуская в дело ещё и пальцы правой руки. Всунув их Линн во влагалище до упора, Джефф начал двигать ими туда-сюда.

Это было что-то новенькое. Обычно Джефф не доводил её до финала таким образом. До определенной степени возбуждал, а потом трахал членом. Но сейчас, когда она была на грани, он продолжал вылизывать её клитор языком, а пальцами орудовать в дырочке влагалища. И Линн кончила, исторгнув фонтанчик вагинального сока. Она взвизгнула, задергала ногами и разразилась целой серией протяжных, громких стонов.

Теперь следовало немного передохнуть. Джефф принёс початую бутылочку вина и они довольные, счастливые выпили. После этого снова растянулись на постели и принялись одаривать друг друга легкими непринужденными ласками, поглаживаниями. Все это сопровождалось тихим шепотом, нежными словами. Постепенно, ласки становились всё более возбуждающими, и вскоре супругов повторно охватило желание. (Специально для — секситейлз.орг) Джефф, так вообще хотел поскорее кончить, поскольку томление у него в яйцах стало невыносимым.

— Давай, я уже вся теку, — прошептала Линн, ложась на спину и в нетерпении двигая бёдрами.

Джефф лёг на жену и она забросила ему ноги на плечи. Крепкий, упругий член проник в мокрое влагалище Линн без труда. Придерживая тело на вытянутых руках, Джефф начал двигаться. Он, знал, что надолго его не хватит и поэтому, чередовал быстрые и сильные толчки с медленными проникновениями. Прежде, чем разрядиться самому следовало довести до оргазма Линн.

Джефф старался изо всех сил, его тело взмокло от пота, он стонал, пыхтел, менял упор рук, то вытягивал их полностью, поддерживая своё тело, то сгибал в локтях, когда руки начинали дрожать от усталости. И он, таки добился своего. Линн кончила первой. Она вскрикнула и забилась под ним. Её руки вцепились ему в плечи, ноги, то стискивали ему талию, то взлетали вверх и подергивались. Во влагалище началась дикая пульсация и Джефф, уже не сдерживаясь, начал опорожнять яйца в жену. Разрядка была сильной, соединенная с тягучей ноющей болью в яйцах и Джефф, тоже закричал. Его зад прыгал вверх-вниз между ляжек жены. Сперма била во влагалище горячими и густыми струями. А затем накатила одуряющая усталость, всепоглощающие нега и вялость. Супруги лежали обнявшись с четверть часа, наслаждаясь покоем, плотской удовлетворённостью, теплотой тел друг друга.

Полежав немного, Линн спросила:

— Джефф, ты не жалеешь, что мы купили этот дом?

Он удивленно взглянул на неё.

— Нисколько. Нам ведь хотелось собственное жильё. А в чём дело?

Линн рассказала ему про встречу с мистером Джоном Грэмом и трагичную историю семьи Витлоу.

— Вот это да! — он присвистнул. — Кто мы мог подумать? А ты знаешь, когда я первый раз осматривал дом, мы с агентом спускались в подвал, но на кладовку я не обратил внимания.

— Меня тревожит эта кладовка, — сказала Линн. — С ней и вправду что-то не так.

— Давай-ка сходим вместе и посмотрим, — предложил он.

Они слезли с постели. Джефф натянул трусы, а Линн, просто набросила сверху на голое тело халат. Затем, они отправились на первый этаж, миновали холл, свернули в боковой коридорчик и открыв дверь подвала спустились вниз.

Джон осмотрел заколоченную дверь, потрогал её.

— Да, чертовски крепко забито. А что там?

Он открыл дверь второй кладовки и заглянул внутрь. Из-за темноты ни черта не увидел. Джефф пошарил рукой по боковой стене и его пальцы наткнулись на выключатель. Вспыхнул довольно яркий свет. Кладовка была пустой за исключением нескольких, сваленных в углу деревянных ящиков и картонных коробок.

— Ничего интересного, — хмыкнул он таким тоном, словно бы рассчитывал найти здесь по меньшей мере клад.

Джефф собрался было выключить свет, но лампочка под потолком вдруг начала мигать и потрескивать.

— Что-то с проводкой, — пробормотал Джефф.

От лампочки по потолку, а затем по стене тянулся кабель, но не доходя пола он исчезал в отверстии между кирпичами. Уходил в заколоченную кладовку.

— Так-так, — Джефф, уперев руки в бока задумчиво уставился на кабель. — Нам всё же придётся открыть эту дверь, чтобы там не наговорил тебе мистер Грэм. Он как, сам, кстати, не чокнутый?

— Да кто же его знает, — Линн пожала плечами. — Вообще странноватый. Но кто в его возрасте не без причуд?

Джефф провел рукой по двери, потом слегка ударил по ней.

— Крепкая. На совесть сделана.

— Ты хочешь сломать её?

— Только не сегодня, — он отошёл от двери. — Устал я изрядно. — Джефф озорно подмигнул жене. — И кто в этом виноват?

— Отшлёпай меня, — игриво отозвалась она, и наклонившись начала приподнимать подол халата, пока в тусклом свете он не увидел аппетитные выпуклости её ягодиц.

— Надо будет это сделать... непременно.

— Тогда, в спальню? — хихикнула Линн.

— Думаешь у меня остались силы?

— А мы поищем.

— Та права, надо поискать! — воскликнул Джефф, вдруг с удивлением и радостью ощутив, что пожалуй, он смог бы продолжить то, чем они с Линн недавно занимались. Неужели будет и третий и четвёртый раз?

Смеясь и толкаясь, они начали подниматься наверх.

* * *

Утром, проводив мужа на работу Линн устроилась на кухне и начала завтракать. Сегодня она наметила для себя несколько дел. Первое: посетить продуктовый магазин. Второе: присмотреть мебель для гостиной и для детской комнаты. Поскольку временем Линн располагала, она не торопилась и с момента отъезда мужа прошёл час. Внезапно он позвонил. Линн взяла сотовый со стола и преподнесла его к уху.

— Дорогая, сегодня я вернусь поздно. Сроки сдачи проекта сократили. Придётся поработать дольше на пару часов.

— Как жаль, — Линн огорчилась. Однако она понимала, как важна сейчас работа Джеффа и более ничего не добавила.

— Послушай, Линн, я не смогу заняться кладовкой сегодня, да и завтра, наверное, тоже. А оставлять всё так до выходных не хотелось бы. Послушай, почему бы тебе не вызвать электрика? Он всё посмотрит и наладит.

— Да, хорошо, — ответила Линн. — Так и сделаю.

Планы с посещением магазинов пришлось отложить. Но это пустяк конечно. Шопинг можно и завтра устроить. Отыскав нужный телефон в справочнике, она позвонила и оформила вызов.

В ожидании специалиста, Линн успела помыться, потом вновь одела трусики, сорочку и накинула поверх халат. В половине одиннадцатого в дверь позвонили. Линн открыла. На пороге стоял высокий крепкого телосложения мужчина лет сорока. На нем была ярко оранжевая футболка с надписью SCEN и темно-фиолетовые плотные штаны на лямках — часть комбинезона. На голове кепка с тем же логотипом SCEN. В правой руке мужчина держал объёмный чемодан и за плечами его ещё был ранец.

— Добрый день миссис Стоквелл. Моё имя Брайан... Брайан Марш. Безопасные и удобные электрические сети. Мы решим любую вашу проблему.

— Проходите, — пригласила она, отступая от двери.

Он прошел, скользнул по ней заинтересованным взглядом. Было бы странно, если бы он не обратил внимания на столь красивую женщину.

— Кофе?

— Нет, миссис, может быть потом. Что у вас за проблема?

— В подвале есть кладовка, там мигает лампочка. Муж сказал, что какая-то проблема с проводкой.

— Ну, давайте посмотрим. Показывайте.

И они спустились в подвал. Линн указала на тусклую лампу.

— Эту неплохо бы заменить.

— Сделаем, — кивнул Брайан. — Но чуть позже.

Линн подошла к открытой кладовке и включила там свет. Он горел ярко и ровно. Но стоило электрику слегка подёргать кабель, как началось мигание.

— Так, значит...

Он принялся изучать проводку.

— В соседнее помещение значит проходит? А что там?

— Если честно, не знаю, — пожала Линн плечами. — Мы купили этот дом всего несколько дней назад.

— Хорошо, — с глубокомысленным видом Брайан постучал по заколоченной двери. — Миссис Стоквелл, кабель где-то поврежден, скорее всего на участке, находящимся за этой дверью. Ваше решение?

— Что вы от меня хотите? — не поняла Линн.

— Взламываем?

— Ломайте. Всё равно мы собирались устанавливать новые двери.

Он вытащил из своего огромного чемодана ломик и принялся за дело. Когда раскуроченная, покосившаяся дверь открылась, Брайан отстегнул от пояса фонарик и направил яркий луч света в темноту открывшегося помещения. Дрожа всем телом и затаив дыхание, Линн приблизилась ко входу.

Изнутри кладовой потянуло холодом, пахнуло сыростью. В глубине Брайан и Линн разглядели стоявший у стены здоровенный дизель-генератор. Кабель выходил из противоположной стены, тянулся затем под углом вниз и исчезал в небольшом углублении, видимо той самой яме про которую рассказывал Джон Грэм. Там кабель скрывался под грудой расколотых облицовочных плит, битых кирпичей и кусков штукатурки. Затем, он выныривал оттуда и далее уходил к генератору.

— Черт, кабель придавлен, — пробормотал Брайан, присаживаясь на корточки возле углубления. — Нужно высвободить его.

Он начал откидывать в сторону весь мусор. Дело шло быстро. Но вот, потащив за край достаточно большой кусок плитки, он растревожил весь завал и послышался приглушенный грохот. Даже пол под ногами слегка завибрировал. Брайан испуганно отпрянул назад. И вовремя. Внезапно небольшое углубление превратилось в яму диаметром метра в два и все что образовывало завал с шумом рухнуло вниз.

Когда грохот стих Брайан, поднявшийся к тому времени на ноги осторожно приблизился к образовавшейся яме. Линн, с громко стучащим сердцем подошла с другой стороны. Яма была круглая, хотя и с неровными краями. Оттуда тянуло холодом. И было что-то ещё. Линн, по крайней мере испытывала не просто тревогу, не просто душевное беспокойство, а самый настоящий страх. И дикое, безудержное любопытство. Этот тёмный, источающий угрозу провал так и влёк её.

Брайан, похоже тоже ощущал себя не в «своей тарелке». Он направил в яму луч фонаря. Вертикальная шахта с неровными, бугристыми стенками уходила вниз метра на три, а ниже пролегал горизонтальный туннель, тянущийся в обе стороны на неизвестное расстояние.

— Что там? — дрожащим голосом спросила Линн. С того места где она стояла ей было не очень видно.

Брайан рискнул склонится над ямой. Начал с удивленным видом принюхиваться.

— Вроде, как животными пахнет, — сообщил он. — Странный такой запах.

Он взглянул на хозяйку дома.

— Здесь водятся крысы?

— Понятия не имею, — Линн начала боязливо пятиться от ямы. — А вы думаете это они там?

— Не знаю, — электрик пожал плечам. — Я не разбираюсь в этом. Если это крысы, то нора что-то слишком уж большая. Может, к вам сюда забрался барсук? В любом случае я бы на вашем месте вызвал санитарно-ветеринарную службу. И лучше засыпать, а потом забетонировать эту яму. Ладно, давайте посмотрим, что там с кабелем. Похоже, он поврежден в двух местах.

Электрик повернулся к к яме спиной и ухватив кабель начал вытягивать его и немного отклонять в сторону. Линн между тем приблизилась к генератору и с интересом начала осматривать его. Похоже, какая-то старая модель. Но если он работает, можно оставить. Дополнительный и резервный источник энергии в доме никогда ведь не помешает.

За спиной послышались странный шум: какая-то возня, хрип. Линн обернулась и в ужасе застыла возле стены. Брайан был в яме. Точнее, его голова и плечи. Что-то утягивало электрика вниз. Он отчаянно извивался всем телом, судорожно дергал ногами, стучал ими по полу, выбивая своими ботинками клубы известняковой пыли. Последовал резкий рывок и Брайан был втянут, уже по пояс. Пальцы его отчаянно скребли по краям ямы, ища возможности зацепиться, но всё было тщетно. Ещё рывок и электрик полностью исчез во тьме провала. До слуха Линн донеслось странное приглушенное рычание, затем вой, преисполненный злобы и торжества. Брайан закричал: дико, страшно, пронзительно. Но крик электрика резко оборвался, а на смену ему пришли не менее жуткие звуки, словно там, в яме урчало голодное животное, наконец-то дорвавшееся до вожделенной пищи.

Боясь дышать, Линн осторожно начала красться к выходу из кладовки. От ужаса ноги сделались, словно ватными, внизу живота повисла свинцовая тяжесть, руки тряслись, как и колени. Да что там колени! Её всю колотило, словно в сильнейшем ознобе, мысли путались, горло сдавил спазм, ладони покрылись холодной испариной. Она отступала к выходу спиной, боясь упустить яму из виду.

Что-то зашуршало, до слуха молодой женщины донеслось поскуливание и быстрый топот. Господи, да что же там такое?

Линн не рассчитала и ударилась спиной о косяк. Нужно сместиться правее, чтобы оказать в дверном проёме. А потом вверх по спасительной лестнице — прочь из подвала! Порочь! Быстрее добежать и закрыть дверь! Она массивная, тяжелая, выдержит всё что угодно!

Снова послышались топот и утробное урчание, затем звук, словно скребли когтями по камню. Линн выскочила из кладовки, успев заметить, как что-то серое и огромное начало выбираться из ямы. И тут она закричала и побежала. Вот и лестница! Скорее наверх! Скорее! За спиной слышен быстрый топот и тяжелое сопение. Господи! Споткнулась... Чертова ступенька! Проклятие!

Линн пронзительно завизжала, почувствовав, как её схватили за лодыжку левой ноги. Это были прохладные, жесткие, очень сильные пальцы. И они вцепились намертво. Сильный рывок сдернул молодую женщину вниз. Колени прибольно ударились о нижнюю ступеньку. Линн пронзительно вскрикнула и из глаз её брызнули слёзы. Она попыталась зацепиться за более верхнюю ступеньку руками, но тщетно — пальцы соскользнули. Линн обернулась и очередной крик застрял в её горле, когда она увидела того, кто её держит.

Существо было огромным и если бы поднялось и приняло вертикальное положение, то ростом было бы под два метра. В общем целом оно было человекообразным, имело две длинные руки и две ноги с немного вывернутыми под странным углом коленными суставами, отчего ноги напоминали задние конечности сатиров, изображения которых не редко можно встретить на древнегреческой керамике. Голова этого монстра, сидящая на крепкой длинной шее, была круглой и безволосой. Под тяжелыми надбровными дугами сверкали желтые глаза с черными вертикальными черточками зрачков. Нос был плоский с широкими ноздрями. Челюсти немного вытянуты вперёд. Губы мясистые и черные, подбородок маленький и невыразительный. Уши были, напротив очень развиты, с заостренными верхушками, как у Спока из «Звездного пути» и плотно прижаты к черепу. Под глазами начинались две складки и тянулись через щеки вниз к уголкам рта, придавая морде зверя особенно жуткое и хищное выражение. Плечи его нельзя было бы назвать широкими, грудная клетка скорее плоская и узковатая для существа таких габаритов, талия тонкая, даже изящная, а вот бёдра крепкие и сильные. Вообще, чудище было ни столько мускулистым, сколько жилистым и судя по всему очень ловким и быстрым. И безусловно сильным не смотря на кажущуюся худобу. Из-за тусклого света всех деталей было не разглядеть, но Линн заметила, что гладкая, глянцево блестящая кожа чудовища имеет тёмно-сапфировый окрас, а на животе переходит в чуть более светлый оттенок. А ниже... Господи! У твари был здоровенный член! Десять или одиннадцать дюймов в длину и толщиною, как ударная часть бейсбольной биты. Снизу болтались крупные, тугие на вид яйца. Целых три! Ствол члена был тёмно-лилового цвета и испещрён мелкими чёрными точками. Наличие столь развитых половых органов указывало на зрелость самца, на сексуальную активность и агрессивность.

Линн попыталась вырвать ногу из захвата, но это привело лишь к тому, что жуткая тварь злобно зарычала и нависла над ней. Второй рукой монстр ухватил Линн за волосы. Теперь, она лежала возле самой лестницы, в чертовски неудобном положении, упираясь подбородком в нижнюю ступеньку. Левая коленка ныла от тянущей боли, а правая саднила. Слезы текли по щекам молодой женщины, хотя плакала она почти беззвучно, горло сдавил спазм, а всё тело тряслось от ужаса. Шумно дыша, монстр навалился на неё сверху. Его горячее дыхание обожгло шею. Линн зажмурилась. Вот и всё. Сейчас, он перегрызёт ей горло.

Но этого не случилось. Молодая женщина ощутила, как влажные ноздри коснулись её шеи. Монстр протяжно заскулил, начал обнюхивать её. Ну прямо, как собака. Нелепое конечно сравнение. Чудовище нисколько не походило на четвероногого друга. Оно, скорее воплощало какой-то дикий нереальный кошмар, пришедший из иного, совершенно чужого и враждебного человеку мира.

Запах кожи и волос Линн, похоже пришелся монстру по душе. Хотя, была ли душа у этого ужасного создания? И тут, он начал ощупывать её обеими лапами... Или, может всё-таки руками? Пять пальцев были достаточно ловки и развиты. Эта тварь, животное ли вообще? И если нет, то кто же тогда?

Сначала, он помял Линн груди и заурчал от явного удовольствия, ощутив их размер и упругость, затем его длинные пальцы решительно забрались под подол её сорочки. Она почувствовала, что они покрыты крохотными, очень мягкими волосками. Чудовище лапало её совершено бесцеремонно, словно оценивало упругость бедер и ягодиц, последние, монстр даже слегка сжал. Молодую женщину сковал ледяной ужас. Что эта тварь задумала? Все эти прикосновения, ощупывания не просто любопытство. Неужели монстр оценивает её, как самку? Подходит, не подходит? А если подходит, то что тогда?

Ответ на этот немой вопрос Линн получила быстрее, чем ожидала. Монстр рыкнул и располосовал сорочку у неё на спине. Другой рукой он подцепил за резинку трусики и с треском разорвал их. Линн пронзительно вскрикнула. Голос, наконец вернулся к ней.

— Помогите!

Чудовище отпрянуло в сторону от неожиданности. Видимо, оно вовсе не ожидало, что жертва начнёт шуметь.

— На помощь! Помогите!

Линн удалось вскочить. Она понимала, что её крики из подвала едва ли кто-то услышит, но продолжала орать. Тварь вроде бы растерялась и этими драгоценными секундами нужно было воспользоваться. Быстрее наверх! Только бы успеть выскочить за дверь! Только бы...

Монстр зарычал и бросился на Линн. Её пронзительный визг в это раз не ошеломил его. Вот и всё, номер не прошёл. Женщина была схвачена и оттащена от лестницы в центр подвального помещения.

— Не трогай! Отвали от меня!

Она начала осыпать тварь градом ударов. Но что могли сделать её маленькие кулачки против здоровенного зверя? Он, лишь фыркал и мотал головой. Его чудовищная сила позволяла ему нести и крутить Линн с легкостью. Сначала, он уложил её на пол спиной. Линн ударила монстра ногой, метя ему в пах. Попала по огромному, болтающемуся туда-сюда члену. Чудовище зарычало и схватило её за горло. Пальцы начали сжиматься. Линн вытаращила глаза, закашлялась. Ртом, она отчаянно хватала воздух. Тело стало ватным, непослушным. Этого, монстр похоже и добивался, чтобы она поменьше трепыхалась. Он отпустил её горло и пока Линн с хрипом втягивала воздух, перевернул её на живот.

— Не надо... О господи! Пожалуйста! — закричала молодая женщина, охваченная отчаянием. Ей всё уже было понятно. Монстр не собирается пока убивать. Сначала изнасилует её, а потом... Что будет потом?

Линн заплакала. На этот раз громко, в голос. Зверь, громко пыхтя навалился на неё, совершенно прижав к пыльному полу. Молодая женщина ощутила, как одно из его колен грубо втиснулось между её ляжек. Сколько она их не сжимала, противостоять силе твари не смогла. В образовавшееся пространство впихнулось второе колено. Ноги Линн против её воли оказались теперь широко раздвинуты.

— Не надо... не делай этого...

Что-то горячее и влажное коснулось её писи. Над самым ухом раздавалось довольное урчание с явственно различимыми нотками похоти. В следующую секунду Линн была так удивлена, что перестала и кричать и трепыхаться. Горячее и влажное, более всего похожее на язык начало ласкать её писю. То медленно, то быстро, то прямыми, то круговыми движениями. Затем, это нечто раздвинуло тугие валики половых губ, проникло во влагалище и принялось там скользить и извиваться. Линн замерла, охваченная необычными ощущениями. Чем же этот монстр облизывает её там? Ведь, его морда была утоплена в ворохе её растрепанных волос.

Не смотря на весь ужас её положения, Линн начала охватывать какая-то приятная истома. Что происходит? Как бы дико это не звучало, но шевеление чего-то такого в её влагалище доставляло ей изрядное удовольствие. Стиснутые половые губки сами собою стали раскрываться, вагина принялась источать сок. Зверь начал постанывать, во всяком случае именно на стоны более всего походили издаваемые им звуки. Орган, с помощью которого он проникал в женщину двигался всё быстрее и резче. Линн, тоже застонала и как-то непроизвольно ноги её расслабились и сами собою раздвинулись в стороны ещё сильнее, чтобы монстру и вовсе не было препятствий.

Что же это такое? Тело женщины откликалось на ласки, вопреки всякому здравому смыслу. Вот-вот ею овладеет чудовищный зверь, но влагалище, вместо того, чтобы болезненно и испуганно, сжаться перед угрозой грубого вторжения наполняется влагой. Мысли скачут и путаются, вертят в голове бешеные хороводы. Линн перестала плакать, дорожки от слез, пробежавшие по её покрытым пылью щекам подсохли. Сейчас, она лишь всхлипывала и шмыгала носом.

Приятное облизывание её взмокшей писи закончилось также внезапно, как и началось. Теперь во влагалище начало втискиваться, что-то огромное и горячее. Линн вскрикнула и задергала бедрами.

— Что это? Боже...

Похоже, зверь начал трахать её. Прелюдия кончилась и теперь ей предстоит принять в себя огромный член монстра. Пульсируя и извиваясь здоровенная живая «колбаса» вползала в лоно молодой женщины. Процесс шел неспешно, но не прекращался ни на секунду. Стеночки влагалища уступали под напором и раздвигались, а затем плотно охватывали и обволакивали незваного гостя липкой мякотью. Монстр приглушенно рычал, сексуально-агрессивно, но не злобно. И что самое удивительное, действовал осторожно, словно понимал, что своим здоровенным членом может нанести женщине серьёзные травмы и при этом не желал этого.

Сердце Линн громко бухало, кровь стучала в висках, страх и возбуждение соединились в ней вместе и явили себя приятной волнительной щекоткой внизу живота. В мыслях, она ещё сопротивлялась, протестовала, но плоть предательски поддавалась желанию, первобытному инстинкту самки, хотевшей, чтобы ею овладели.

Огромный член монстра напористо, но аккуратно растягивая взмокшие складки её половых губ, ввинчивался и проникал всё глубже и глубже. Влагалище Линн было расперто просто до предела. Насколько же он ей загнал? До половины или больше?

Но вот, продвижение члена остановилось, и мгновение спустя он пополз назад. Линн застонала от удовольствия. Чудовищный орган зверя выбрался из неё почти целиком, но тут же, снова нырнул во влагалище. Таких поступательно-обратных движений было несколько, и вскоре член монстра заскользил в дырочке Линн, как по маслу.

Туда-сюда, туда-сюда. Всё быстрее и сильнее. Монстр рычал и подвывал. Темп совокупления нарастал с каждой минутой. Линн ощутила, как где-то на середине члена образовалось утолщение и оно дополнительно стимулировало пульсирующие стеночки её влагалища.

Руками монстр сжимал, то ягодицы, то бедра Линн. Сорочка её превратилась в лохмотья, от ногтей зверя на теле, тут и там образовались царапины. Но Линн, охваченная плотским удовольствие не замечала этого. Член зверя нырял в горячее, пульсирующее от наслаждения лоно молодой женщины. Она стонала, кряхтела, вскрикивала под этим мощным напором. По ляжкам щекотно стекала смазка, а там, где член вонзался в распёртую дырочку слышалось смачное: «чвак-чав-чвак-чав».

От усердия монстр начал потеть. От него исходил густой, устойчивый мускусный запах. Запах зверя, самца. Он будоражил Линн, необъяснимо волновал, подстёгивал желание и инстинкты. Столь же сильным возбудителем для него наверняка был и запах из её течного влагалища.

Дикое, сумасшедшее совокупление приближалось к финалу. Мокрые и блестящие от пота тела — тёмно-сапфировое и белое двигались всё быстрее и ожесточеннее. И вот пришёл тот миг, когда наслаждение в писе Линн сделалось невыносимым. Она хрипло вскрикнула, а затем, вопя, как ополоумевшая кошка начала кончать. При этом из глаз её опять хлынули слёзы. Нервы и эмоции сделали своё дело. Минуту или чуть больше Линн сотрясалась от сильнейшего оргазма всем телом. Её ягодицы подпрыгивали вверх-вниз, бедра судорожно подёргивались. И в этот кульминационный момент зверь, тоже кончил. Линн ощутила бешеную пульсацию его члена, а затем в одно мгновение влагалище её заполнилось горячим липким эякулятом. Монстр рычал, скулил и дергал ягодицами, наполняя стонущую под ним человеческую самку спермой. И её, этой спермы было чертовски много. Жирная, липкая, тягучая масса хлюпала во влагалище и немало её потекло наружу, когда чудовище вытащило из Линн свой член. Орган извивался и подергивался, из него тонкими струйками всё ещё выплескивалась сперма. Она попала на ягодицы и ляжки молодой женщины.

Урча и издавая ещё какие-то невообразимые звуки, зверь начал отползать от лежащей женщины. Послышался шорох, скрежет ногтей по камню. С каждой секундой эти звуки становились всё более приглушёнными и вроде бы отдалялись.

Ни сразу Линн смогла поверить, что чудовище отпустило её и убралось в свою яму. Она боялась, пошевелиться. Ей казалось, что сделай она это и тварь тут же выскочит снова, схватит её и утащит вниз во тьму, как беднягу Брайана.

Но вот прошла минута, потекла вторая... Чудовище не показывалось. Где в отдалении под полом доносились звуки, но и они, в конце концов совершенно исчезли.

Тихо хныкая, всхлипывая и шмыгая носом Линн доползла до лестницы. Здесь, она поднялась в полный рост. Её слегка пошатывало. Обхватив себя руками за плечи, вся болезненно сжавшись, молодая женщина выбралась из подвала. Пока закрывала дверь руки и плечи её сильно тряслись.

Теперь в душ! Ей срочно нужен душ! Прихрамывая, Линн направилась в ванную. Там, торопливо сорвала с себя лохмотья, оставшиеся от сорочки и включила воду. Быстрее! Надо помыться... Смыть с себя всё... Вся промежность и ягодицы её были в сперме чудовища. Липкая... её было чертовски много и эта дрянь плохо смывалась. Запах резкий, но не сказать, что противный, будоражащий, животный, мускусный. И как будто бы, с каким-то икорным душком. Плечи, руки, ноги и спину надсадно пощипывает. Только сейчас Линн обратила внимание на довольно многочисленные ссадины и царапинки, а на коленках и бёдрах было и по паре синяков. Но струи теплой воды уже начали успокаивать. Мысли всё ещё скакали в голове, но не так бешено и беспорядочно, как несколько минут назад.

Итак, что мы имеем: здоровенную яму в кладовке, ведущую неизвестно куда, смерть электрика, чудовище, вылезшее из ямы и изнасиловавшее её. Что же это за тварь такая? Одна она там или их несколько? Что предпринять в сложившейся ситуации? Первым порывом было вызвать полицию и конечно же нужно всё рассказать Джеффу. Хотя нет, постой! Нельзя говорить Джеффу, что её трахул монстр. Да и полиции, тоже лучше об этом не говорить: во-первых она сама только что смыла все следы, а во-вторых Джеффу через полицию опять-таки станет об этом известно. И что тогда? А тогда их браку — конец. Да и кто ей вообще поверит? Из ямы вылезло чудовище и поимело её? Бред, чушь собачья. Её примут за сумасшедшую. Эдакая спятившая от недотраха домохозяйка.

Но что же тогда делать? Как быть с электриком? В подвале остались его инструменты, чемодан и ранец. Как объяснить пропажу человека? Монстр схватил его и утащил вниз? И снова её примут за умалишенную.

Линн опустилась на коленки, руками откинула мокрые волосы со лба. Вода с шумом продолжала извергаться из душевой лейки, лаская её тело. Ни одного нормального решения в голову не приходило. Зато мысли всё больше и больше возвращались к случившемуся с ней. Как такое могло произойти, что монстр довёл её до оргазма? При всём ужасе, охватившем Линн, она умудрилась кончить столь сильно, что в первые мгновения подкашивались ноги, а отголоски удовольствия до сих ощущаются короткими приятными спазмиками во влагалище. Всё это, как то неправильно. Так не должно быть. Но чем дольше Линн сидела в ванной, тем меньше чувствовала отвращения к случившемуся. Этот зверь из ямы, он ведь и вправду, как собака. Огромная такая собака. Есть немало женщин, позволяющие своим собакам или другим любимцам... Стоп! Ужас! Дикость какая!

Линн с трудом отогнала ворох этих грязных, спутанных и нелепых мыслей. Что-то нужно решать насчёт электрика. Его наверняка будут искать. Вызов специалиста был оформлен и зафиксирован. Проклятие! Что же делать? Мысли продолжали путаться, хотя Линн уже более-менее успокоилась. Молодая женщина решила подумать об этом чуть позже. Сейчас же нужно вернуться в подвал и спрятать вещи Брайана. Не хватало ещё, чтобы Джеефф, вернувшись с работы обнаружил их. А он, ведь наверняка пойдёт в подвал.

Линн вытерлась полотенцем, подсушила волосы феном, затем одела новый комплект чистого белья персиковой расцветки. Далее, натянула на себя футболку и джинсы. Джефф, когда учился в колледже увлекался бейсболом. С тех времен у него осталась здоровенная такая, увесистая бита. Линн нашла её и прихватила с собой. Конечно, уместнее было бы взять помповое ружьё мужа, но оно хранилось в закрытом шкафу, а где ключи Линн не знала.

* * *

Открывая дверь подвала, молодая женщина дрожала всем телом. Она ужасно боялась. Вдруг чудовище поджидает её? Но помещение внизу встретило её тишиной и пустотой. Линн подкралась к кладовке, заглянула туда, осторожно посветила фонариком. Никого. Наконец, она рискнула войти. Монстр не караулил её по углам, из самой ямы, тоже не доносилось ни звука. Линн, даже осмелилась заглянуть туда и посветить фонариком. Но кроме каменных стен туннеля ничего не увидела. Ладно, тем лучше. Вещи Брайана лежали на своих местах, так, как он и оставил их. Положив биту на пол возле генератора, Линн начала всё собирать в чемодан, затем, отволокла его к лестнице и вернулась за ранцем. Наклонилась, направив в пол луч света. И увидела возле ранца пару ног, покрытых густыми серыми волосами. Ступни были вытянутые и узкие, заканчивающиеся четырьмя пальцами с длинными ногтями.

Линн судорожно сглотнула и отступила на шаг. Где бита? Ах ты чёрт, оставила её возле генератора. Теперь не достать. В горле пересохло, закричать она не смогла, лишь широко открытые глаза, да бледное лицо с застывшими чертами выдавали охвативший её ужас. Чудовище двинулось следом, переступив через ранец, огромная бесформенна тень наползла на противоположную стену. Линн удалось выйти из кладовки. Монстр помедлил немного, словно в нерешительности, но всё же направился за ней. Пятясь от него, Линн наткнулась на чемодан и тихо вскрикнув от неожиданности, плюхнулась на него задом. Спина же ёе упиралась в треклятую лестницу. Отступать дальше было некуда. Вверх, она уже не успевала: чудовище приблизилось к ней вплотную. Шумно сопя, оно начало принюхиваться. Линн замерла, боясь не то что дышать, а даже шевелиться. Теплые, чуть влажные ноздри монстра коснулись её шеи. Молодая женщина зажмурилась, тело напряглось, как струна. Чудовище уже заполучило её и что сейчас? Сейчас, наверняка вцепиться в горло и всё — конец.

Но тварь не убила её. Более того, опять начала издавать какое-то невообразимо ласковое скуление. Ноздри тыкались туда-сюда: в шею, плечи, груди, сквозь ткань футболки. Линн видела, что кошмарное создание с наслаждением вдыхает запах её волос и кожи. Огромные руки монстра легли ей на бедра, длинные пальцы беззастенчиво ощупывали её. Морда зверя тыкалась между грудей Линн, а потом ниже и ниже... И вот голова монстра втиснулась между её ног. Препятствие в виде одежды, явно расстраивало и нервировало чудовище. Оно начало фыркать, сердито сопеть. Пальцы ухватили край футболки и потянули с силой.

— Подожди, — прошептала Линн. — Я сама.

При звуках её голоса монстр понял голову. Их глаза встретились. Линн была готова поклясться, что во взгляде зверя промелькнуло удивление. Она стянула с себя футболку и положила её на одну из ступеней у себя за спиной. Чудовище с любопытством наблюдало за молодой женщиной. Бюстгальтер заинтересовал его. Монстр протянул свою ужасную, огромную руку и коснулся лямки на левом плече, поддел её пальцами и сильно, явно в нетерпении оттянул.

— Сейчас сниму, — Линн вымученно улыбнулась, стараясь не показывать, что боится. С ней вообще творилось что-то странное. Монстр пугал её, внизу живота зудело от этого страха, но вернулась опять и эта странная приятная щекотка, вызванная волнением небывалой силы. И ещё, Линн ощущала сексуальное возбуждение. Очень сильное и возникшее стремительно, так что трусики её изрядно намокли.

Как только молодая женщина избавилась от бюстгальтера, монстр обрадовано запыхтел. Его ладонь легла на правую сиську Линн, почти всю обхватив её. Затем, он пощупал левую, после чего, обхватил руками обе. Пальцы были прохладными, но их прикосновение, как ни странно доставили Линн удовольствие. Чудовище заметило, что соски женщины отвердели. Он начал трогать их пальцами, зажимать, оттягивать, вдавливать. Приятные, щекотливые импульсы передались от сосков в промежность, где Линн уже просто текла. Видимо, запах её возбужденной вагины дошёл до монстра, даже через плотную ткань джинсов и он начал с шумом вбирать воздух носом. Одной рукой он потянул за джинсы в районе пояса.

— Да, сейчас, — сказала она. — Позволь мне встать и снять их.

Чудовище немного отодвинулось. Оно понимало всё, что она говорила. Нет, это не мог быть какой-то ещё не известный науке зверь. Не животное. Но кто же тогда? Демон из Преисподней?

Линн сняла себя джинсы и тотчас руки чудовища обхватили её за бедра, пальцы коснулись тугих ягодиц.

— Наверное и это я сразу сниму, — прошептала Линн с возбужденным придыханием и потянула вниз трусики. — Не хочу чтобы ты рвал моё бельё.

Его морда ткнулась ей в пах, когда молодая женщина села обратно на чемодан. Зверь с наслаждением втягивал запах молодой женщины, даже урчал от удовольствия. Руками монстр ухватил щиколотки Линн и раздвинул её ноги широко в стороны. С громко стучащим сердцем Линн ждала, что же будет дальше. Её половые губки разошлись в стороны, щелка между ними блестела от обильной влаги. Монстр приоткрыл рот и между его черных губ появился длинный, гибкий словно пиявка тёмно-фиолетовый язык. Его намерения были очевидны. Линн замерла в страшном волнении. И вот, язык зверя коснулся её «девочки». Сначала робко и тут же отдёрнулся, но уже через мгновение, монстр жадно, скуля и радостно фыркая, припал ртом к её писе.

— Ах ты... чёрт! — выдохнула Линн, откидываясь назад и прижимаясь спиной к ступеням лестницы. Не очень удобное и приятное расположение, но молодой женщине сейчас было на это наплевать. Сила ощущений и эмоций зашкаливали. Все мысли спутались и куда-то поплыли. Острое удовольствие полностью завладело ею. Она чувствовала, как гибкий, шершавый язык проникает в её влагалище до самой матки и даже слегка, очень нежно касается входа в неё. Не меньшее наслаждение Линн испытала, когда монстр вылизал сверху до низу её срамные губки, а затем его удивительно проворный язык наткнулся на возбужденно торчащую пипочку клитора. Сладкий бугорок заинтересовал зверя и глухо урча, он принялся мусолить его губами и охаживать языком. Из влагалища Линн обильно сочилось смазка, и судя по тому, как монстр жадно, с упоением вылизывал писю молодой женщины запах и вкус её сока очень нравились ему.

Линн была на грани оргазма, когда чудовище приподнялось, обхватило её ноги под коленки и явно собралось начать трахать её. В поле зрения Линн попал вздыбленный член монстра. Странно... Так падают тени или цвет члена изменился? Стал темнее и на нём обозначились слегка пульсирующие фиолетовые прожилки. Впрочем, это ей наверное кажется и всё из-за плохого освещения. Во всяком случае, длина его была, вроде бы прежней — дюймов одиннадцать, а ствол по центру, как черенок от лопаты. Большущая, шарообразная головка вздулась и потемнела от прилива крови. И ещё на ней появилась вертикальная щель, которая внезапно расширилась и выпустила нечто, похожее на тонкий язычок. Так вот чем он прошлый раз лизал её!

Линн вскрикнула, когда член монстра, растягивая губки её писи начал втискиваться во влагалище. Зверь шумно дышал и сопел, проникая в лоно женщины. Его ногти оставляли на её бедрах царапины. Но Линн, полностью охваченная удовольствием не обращала на такие мелочи ни малейшего внимания. Царапин и так, уже было немало. Одной больше, одной меньше, какая теперь разница? Сейчас все её мысли занимал, лишь огромный, могучий член зверя, медленно ползущий внутри, преодолевающий сопротивление её «киски», хотя и мокрой, хотя и возбуждённой, жаждущей, но шокированной и возмущенной размером «гостя». Но орган зверя победил, прошёл внутрь до половины, заставив все тугие складочки разойтись, а скользко-липкие стеночки влагалища раздвинуться.

— Да, так... о Господи... — зашептала Линн, прибывая на грани потери сознания.

Монстр начал совокупляться с ней, издавая утробный рык. Член его, не смотря на впечатляющие размеры и то, что вагина туго стягивала его, двигался вперёд-назад весьма быстро и сильно. Молодую женщину затопило немыслимое наслаждение. С её губ срывались стоны и невнятные возгласы. То, что зверь овладевал ею так грубо и напористо только, возбуждало Линн сильнее. От монстра вновь шёл сильный, резкий мускусный запах. Он кружил женщине голову, он сводил с ума от желания.

— Трахай меня! Да, так... Сильнее, ещё... как хорошо! Будь всё проклято... Я твоя! Твоя!

Член монстра вонзался в её лоно глубоко и сильно, но чудовище контролировало свои движения и глубину проникновения. Зверь знал, что его орган способен нанести женщине серьёзные травмы и поэтому использовал свои физические возможности только наполовину. Но и этого Линн хватило более чем. Она текла от наслаждения так обильно, а ритм сношения был столь высок, что подвал наполнялся не только стонами и криками, но и мокро-чавкающими звуками, а член монстра почти до самых яиц был покрыт пузырящейся пеной от взбитой вагинальной смазки.

Она кончила через несколько минут, издавая хрипы, вопли и протяжные стоны. Повторилось судорожное, неконтролируемое дергание ног и бёдер. Оргазм был сильный, продолжительный, яркий. Линн не могла вспомнить случались ли такие разрядки у неё раньше. Наверное, нет. Даже первый оргазм с этим монстром был хоть и силён, но не так выразителен. Но это и понятно, она тогда и боялась больше.

Зверь, вновь кончил в неё. Мощная, горячая струя его семени ударила во влагалище Линн. Издавая скуление, хрипло дыша монстр откинулся чуть назад. Его член крутился внутри, дергался и резкими толчками раз за разом выбрасывал сперму. Эякулята опять было невероятно много. Линн удивилась: неужели за столь непродолжительное время, пока она была в ванной, да переодевалась, монстр успел восстановить свой потенциал? Или для него это обычное дело?

Не удержавшись, молодая женщина протянула руку и ухватила огромный упруго-тугой пенис. Он был прохладный, а вот сама головка горячая и горячими были большие плотные яйца, тяжело отвисающие снизу. Мышцы ствола были так устроены, что член, оставаясь чрезвычайно упругим, мог свободно изгибаться в любую сторону, скручиваться в спираль, местами уплотняться или местами становится тоньше.

Из под язычка на залупе ударила, уже не сильная опалового цвета струйка. Липкий эякулят потёк по пальцам. Линн быстро придвинулась ближе и, обхватив головку губами, начала втягивать её в рот. Это ей едва удалось. Член снова дернулся и молодая женщина ощутила, как рот её наполнился липким солоновато-пряным семенем. Ещё одна струйка и ещё... последняя. Линн, глухо застонав от удовольствия, выпустила член своего кошмарного любовника. Излишек спермы тягучей, жирной нитью начал сползать из правого уголка её рта вниз по подбородку и шее.

Монстр протянул руку и неожиданно ласковым, вполне человеческим жестом взъерошил Линн волосы. Затем, потянул из-под неё чемодан. Она приподнялась с удивленным видом, дав ему забрать его. Оставив женщину сидеть у лестницы, обалдевшую, потрясенную, трахнутую, заляпанную спермой, зверь, так и не поднимаясь с четверенек, устремился в кладовку. Прежде чем скрыться в яме, он забрал ещё и ранец Брайана, избавив тем самым Линн от проблемы по сокрытию вещей электрика.

Линн не двигалась с места пару минут. Медленными, круговыми движениями она равномерно размазала сперму по лицу, шее и грудям. Другую руку запустила себе между ног. Там всё было мокро и липко от семени зверя. Всё случившееся казалось ей сейчас каким-то сном, ужасным, удивительным и волнительным одновременно.

И всё же это был не сон, не наваждение, а самая настоящая реальность и удовольствие, разлившееся сейчас по её телу, было отнюдь не иллюзорным. Однако, надо вставать и приводить себя в порядок. Снова в душ, снова переодеваться. Линн собрала с пола и лестницы разбросанную одежду и чуть пошатываясь, начала подниматься наверх.

* * *

Молодой человек в точно такой же униформе, в какой был Брайан Марш с логотипом SCEN выбрался из припаркованного неподалеку автомобиля и позвонил в дверь. Когда Линн открыла, он на мгновение растерялся, увидев весьма красивую женщину, да ещё в коротеньком халатике, но затем спросил:

— Прошу прощения, мэм, это дом Стоквеллов?

— Да, — ответила она, мило улыбнувшись.

— Я хотел узнать, мэм... Наш сотрудник Брайан Марш был у вас по заявке... Он ещё у вас?

— Его, уже нет, — Линн покачала головой. — Всё что нужно сделал и уехал.

— Уехал?

— Ну, ушёл, правильнее был бы сказать, — рассмеялась она.

— И как давно? — ошарашенный такой новостью спросил молодой человек.

— Около часа назад, может быть чуть дольше.

— Вот как? — молодой человек выглядел крайне растерянно. — Странно. На звонки он не отвечает... Он ничего не сказал? Ну, куда пойдёт, например?

— Нет, своими планами он со мной не делился, — Линн снова улыбнулась.

— Прошу прощения, мэм, до свидания.

И он поспешил к своей машине. Линн поспешно закрыла дверь.

* * *

— Как прошёл день, дорогая?

Джефф подарил ей быстрый поцелуй и вошел в дом.

— Отлично, — откликнулась она.

— Отлично?

Он обратил внимание на несколько свежих царапин на её руках. Линн была в футболке и сейчас чертыхнулась про себя. Надо было одеть что-то с рукавами. Хотя, какая разница? Джефф всё равно заметит, что царапины, ссадины и синяки на ней почти повсюду, а больше всего на спине, бедрах, заднице и ногах.

— Ну, на самом деле не очень хорошо, — Линн криво усмехнулась. — Я упала сегодня с лестницы, когда спускалась в подвал.

— Что?! — он вытаращил глаза.

— Ну да, свалилась и покатилась вниз, — она издала нервный смешок. — Ободралась вся, синяков наставила. Но всё обошлось, ничего не сломала и как видишь жива.

— Боже мой! — Джефф побледнел. — Почему не позвонила мне?

— Незачем было беспокоить тебя по пустякам.

— Пустякам?! Да ты могла убиться! Свернуть себе шею!

— Но всё ведь обошлось, — она улыбнулась и беззаботно махнула рукой.

— А что случилось? Как так вышло?

— Да сама понять не могу. Вдруг так внезапно... Ступила неудачно.

— Может что-то со ступеньками? — Джефф решительно направился в сторону подвала. — Я должен немедленно посмотреть.

Она бросилась за ним.

— Не надо!

— Что значит не надо? Я не хочу чтобы в следующий раз ты убилась. Да и сам не желаю полететь вниз и треснуться головой. Если с лестницей есть проблема, её нужно решить.

Линн бежала следом за мужем, охваченная страхом. Ему нельзя спускаться в подвал! Нельзя! А если зверь выберется? Что тогда?

Джефф открыл дверь и начал спускаться. Линн пыталась забежать вперёд, но он решительно отодвинул её себе за спину.

— Держись за мной.

Так, они прошли весь путь без всяких происшествий. Лестница на самом деле была крепкой, добротной и не одна ступенька под их ногами, даже не скрипнула.

— Странно, всё вроде в порядке, — пробормотал Джефф, оглядывая лестницу, теперь уже снизу. Затем, он обратил внимание на большие темные пятна, расплывшиеся на полу. — А это что ещё такое?

Линн вновь про себя чертыхнулась. Следы от спермы ей бы следовало затереть.

— Это я коктейль пролила.

— Коктейль?

— Ну да, когда спускалась вниз несла в руке молочный коктейль. Потом навернулась и всё пролила. Не беспокойся, осколки от стакана я убрала.

— Дорогая, тебе следует быть осторожнее, — поучительным тоном произнёс Джефф. — А когда спускаешься с лестницы, тем более. Наверное, и за перила даже не держалась?

На это она ничего не ответила, но выглядела такой виноватой, что Джефф решил закончить тему.

— Ладно, надо купить сюда ковровую дорожку и внизу постелить ковёр.

— Да, дорогой, — откликнулась она.

Джефф, хотел уже было двинуться обратно и к радости Линн положил руку на правый поручень, как вдруг что-то вспомнил и решительно направился в сторону заколоченной кладовки. Сейчас, она заколочена уже не была и Джефф это сразу же заметил.

— Линн, ты вызывала электрика?

— Да, — откликнулась она.

— А, теперь понятно. Это он вскрыл дверь?

— Он.

— И что? Что он сказал?

— Ну... он это... — Линн замялась.

Луч фонарика, что Джефф прихватил с собой, проник в кладовку.

— Ох! Ни черта себе!

Он увидел яму.

— Что это? Откуда?

— Случился обвал, — ответила Линн, дрожа, словно в ознобе. — Электрик сказал, что для работы теперь нужно специальное оборудование и он прибудет с ним через пару дней, а пока велел не подходить никому из нас к этой яме.

— Ясно, — кивнул Джефф, удовлетворившись таким объяснением. И направился в кладовку.

— Ты куда?! — взвизгнула Линн и ухватила мужа за рукав рубашки.

Он удивленно уставился на неё, пораженный её непонятным испугом... Да нет, какой там к чёрту испуг, дикий страх был в её глазах!

— Дорогая, я просто хочу взглянуть.

— Не надо. Не подходи к яме.

Джеффу стало не по себе. Да что такое с его женой?

Её била сильная дрожь, ей было страшно. Но чего она так боится? Неужели только за него?

— Я буду осторожен. Только взгляну и все, — он улыбнулся, рассчитывая тем самым успокоить супругу, вселить в неё хоть немного уверенности. — В самом деле, я же не собираюсь прыгать туда.

— Не подходи к яме! — закричала она.

Джефф отшатнулся, совершенно ошарашенный такой реакцией жены, её необъяснимым страхом и агрессией одновременно.

Линн тяжело, хрипло задышала, её панический взгляд метался от ямы к мужу, от него к лестнице и снова в сторону ямы. Она чувствовала, что зверь близко, она ощущала, что он зол и бросится на всякого, кто приблизится сейчас ко входу в его мир. И ещё, от монстра исходила ощутимая волна ревности. Он знал, кем для неё является Джефф. Конкурирующий, чужой самец, которого следует убить. Линн, просто физически ощущала мощную волну ярости и ненависти, идущую из ямы. Джефф похоже, тоже, почуял, что-то неладное. На лице его появилось беспокойство, необъяснимый, безотчётный страх пробрался в душу.

— Не подходи к яме, — прошептала Линн, теперь уже умоляющим тоном. — Пожалуйста, послушай сейчас меня. Никто не должен к ней приближаться.

Джефф не стал больше спорить с женой. Её страх передался ему и теперь, он хотел лишь одного — уйти поскорее наверх.

— Поднимаемся, — сказал он, направляясь к лестнице. — Чёрт с ней с этой ямой. Да и поздно уже... Потом разберёмся.

Линн вздохнула с явным облегчением, даже улыбнулась ему. Вцепившись мужу в руку, она буквально увела его от кладовки и так же не отпускала, пока они не вышли из подвала и не закрыли дверь на засов.

Позже, после ужина, уже лёжа в постели, Джефф долго не мог заснуть. Секса с Линн сегодня не было: ни он, ни она не были на это настроены. Линн, так вообще быстро уснула, словно её одолела страшная усталость. Непонятно только, с чего ей так было устать?

Кладовка в подвале, а точнее яма не выходила у него из головы. Что же там такое? Почему Линн не пустила его туда? Неужели из-за неисправной проводки? Предчувствие у жены было какое-то? Или все её страхи, да и его тоже — необоснованны? Воображение что ли так разыгралось?

Перед тем как уснуть, Джефф решил сам ничего не предпринимать. Пусть электрик закончит работу, а потом просто нужно будет нанять бригаду рабочих, да забетонировать эту странную яму навечно.

* * *

Утром Линн едва могла дождаться, когда Джефф уедет на работу. Всё в нём её раздражало. Ей казалось, что он нарочито медленно принимает душ и завтракает, затягивает время с выбором костюма, потом слишком долго возиться, завязывая галстук. Причёсывался перед зеркалом он, тоже, убийственно долго.

Но вот, наконец, он чмокнул её в губы и сказав: «Дорогая до вечера. Если что — звони», вышел из дома. Не успел ещё стихнуть рокот его автомобиля, как Линн бросилась в ванную. Там она приняла душ, затем, не одевая нижнее бельё накинула на себя лишь коротенькую черную кружевную сорочку и направилась в подвал. С собой она прихватила только фонарик. Молодая женщина всё ещё испытывала страх, но острое сексуальное желание было во сто крат сильнее. Ничего ей сейчас не хотелось так, как проникновения в свое влажное лоно толстого, гибкого пениса «подземника». Так она назвала своего монстра.

Из ямы не доносилось ни звука. Линн, стоя на коленях наклонилась и направила луч фонарика вниз. Неровные каменные стены, холод, идущий из мрака и больше ничего.

— Эй, — тихо позвала Линн. — Слышишь меня? Где ты?

Ответом ей была тишина.

Интересно, как далеко тянется туннель? А если зверь в самом дальнем его конце за несколько километров? Услышит ли он её? Может, стоит крикнуть? Эхо ведь далеко разносится.

Но нет, кричать Линн не решилась. Не то это место, чтобы шуметь. И вообще, неизвестно, понравится ли это подземнику. Он, хоть и разумный, чертовски разумный, но всё же дикое и агрессивное существо. По этой же причине Линн сразу же отбросила шальную мысль спуститься вниз самой. Одно дело, когда он выбирается сюда и совсем другое, как он воспримет вторжение в свои владения. Да и потом, неизвестно, что ещё можно встретить во мраке нижнего мира. Уж точно, разгуливать там одной в сорочке и с голыми ногами не стоило.

Минуты ползли одна за другой со скоростью улитки. В душе Линн зародилась тоска и чем дольше она сидела возле ямы, тем сильнее и невыносимее она становилась, буквально сдавливала грудь. В голову полезли мысли типа: «А если он больше не появится? Что если она больше не увидит его? Как же тогда быть? Как жить тогда?»

Тихий шорох, донесшийся из глубины ямы, заставил Линн насторожиться. Сердце молодой женщины громко и учащенно забилось. Неужели?! Неужели это он спешит к ней? Вот, раздался уже знакомый ей топот и скрежет ногтей по камню. Да, да, он поднимался!

Линн не стала направлять в яму свет фонарика, чтобы не слепить подземника, не раздражать его. Как всякий зверь, он легко возбудим и может впасть в ярость в любое мгновение и по любому незначительному поводу.

Вот, он наконец и выбрался. Глядя на Линн не мигающими глазами замер на краю ямы. Потянул воздух носом.

— Это я, — прошептала она. — Иди ко мне.

Он встал и направился к Линн. Возле неё замер, заурчал, коснулся её волос, пропустил золотистые пряди между пальцев.

— Я твоя, — тихо, с возбужденным предыханием сказала Линн, осторожно касаясь ладонью его груди. — Ты чувствуешь запах моей «девочки»? На мне нет трусиков и добраться легко. Моя пися вся уже мокрая, я теку от желания. Возьми меня.

Но зверь почему-то медлил. В его урчании, поскуливании звучали ласковые нотки, член его начал вытягиваться и наливаться мощью прямо на глазах. Но почему-то он не спешил овладеть ею. Отчего же медлит, чёрт возьми?

И тут Линн услышала, как в яме снова раздался шорох. Кто-то карабкался вверх. Не прошло и минуты, как рядом с подземником стояло втрое такое же существо. Хотя нет, отличия были. Более светлый окрас кожи на животе, тёмно-лиловый член с чёрными точками. И как она не догадалась сразу? И вот теперь увидев эту деталь, поняла, что овладевали ею два монстра, а не один и тот же. От этой мысли у Линн захватило дух, а течка ещё больше усилилась. Подумать только! Её оттрахали два монстра!

Ещё одно отличие пришло ей на ум, когда она разглядывала зверей и вспоминала подробности траха, то с одним, то с другим. Вот этот, вылезший вторым на самом деле был вчера первым и сперма у него выходит тугой мощной струей. Ну, а выбравшийся сейчас первым, вчера был, наоборот вторым и его сперма вылетает с сильным разбрызгиванием в разные стороны.

— Струйщик и Брызгун, — произнесла она первое, что пришло ей на ум. — Да... так наверное и буду вас называть.

Чудовища отозвались на это довольны урчанием. Они продолжали трогать молодую женщину, поглаживать тут и там, но почему-то медлили с самым главным.

— Ну, не можете решить кто будет первым? — рассмеялась она. — Давайте, я выберу.

Брызгун, внезапно издал резкое рычание и сделал рукой перед её лицом какой-то непонятный жест. Линн уставилась на него удивленно. Чего хочет подземник?

Струйщик, пролаял что-то, открыл рот и указал туда вытянутым пальцем правой руки.

— Вы есть хотите? — догадалась Линн.

Монстры издали короткий дружный рык, перешедший в голодное урчание.

— Я принесу вам, — сказала Линн, намереваясь выйти из кладовки. — Ветчина устроит? Или может мясо индейки?

Струйщик быстро ухватил молодую женщину за руку и издал явно недовольное ворчание.

— Наверное, вы предпочитаете сырое мясо, — поняла она. — Или, даже живую пищу. Я закажу живых кур. Это устроит?

Снова ворчание, с ещё большими нотками недовольства. Струйщик, даже стиснул пальцами Линн запястье и довольно таки больно.

— Эй, перестань! Что вам нужно? Учтите, живую корову я вам доставить не смогу.

Струйщик зарычал уже злобно, на Линн смотрел угрюмо исподлобья. В душу молодой женщины вновь закрался страх. Она начала потихоньку пятиться к двери, понимая при этом, что убежать у неё не получится. Если подземник пожелает схватить её, он сделает это без особого труда. В этот момент Брызгун вдруг развернулся и, пригнувшись, быстро нырнул в яму. Вернулся он через несколько минут и приблизившись к замершей Линн, что-то положил возле её ног. Она направила вниз свет фонарика. И от ужаса у неё перехватило дыхание. Оторванная кисть человеческой руки!

С минуту она не могла произнести ни слова, охваченная отвращением и шоком. Но вот, перехватив пристальные и ждущие, голодные взгляды подземников, замерших перед ней на корточках, прошептала:

— Вы хотите человечины?

Они не ответили, но это и так было очевидно.

— Нет, — охваченная леденящим ужасом, Линн отступила на шаг. — Нет, нет, невозможно.

Струйщик угрожающе зарычал. Брызгун вторил ему и чуть приподнялся.

— Вы хотите... Это не возможно! Как я вам это дам? Вы что предлагаете мне убивать людей и скармливать вам?

Струйщик издал жуткий вой, по телу его прошла дрожь удовольствия от одной только мысли, что Линн будет это делать.

— Вы... Боже... Это невозможно! — закричала Линн. — Вы не понимаете, как мы живём. Есть законы, правила... Людей нельзя убивать!

Подземники угрюмо наблюдали за ней. В глазах только голод и злоба. И ни толики понимания. Они хотели человечины и им было всё равно где Линн её достанет.

— Нельзя убивать людей! Это не правильно! — продолжала она увещевать. — Это не нормально! Это... это выходит за пределы всего просто в голове не укладывается! Я не могу убивать для вас людей! Я не буду этого делать!

Брызгун злобно прищурился, потом схватил кисть руки и направился к яме. Струйщик последовал за ним.

— Стойте! Куда же вы?

Они, даже не обернулись.

— Я не смогу без вас!

Линн ухватила Струйщика за локоть и попыталась удержать. От отчаяния, она совсем потеряла голову. Подземник угрожающе зарычал и резким движением высвободился. Повернувшись к женщине, он оттолкнул её. Линн упала и ощутимо приложилась левым бедром о каменный пол. От боли и обиды из её глаз брызнули слёзы. Один из монстров, уже скрылся в яме, Струйщик, наклонился, готовился последовать за товарищем.

— Не уходите! — закричала Линн. — Не бросайте меня!

Но подземники скрылись во тьме провала. Похоже, чувства женщины, её отчаяние совершенно не трогали их. Линн подползла к краю ямы и наклонившись закричала, влив в свой голос всю силу душившей её ярости.

— Вы грязные ублюдки! Животные! Что вы сделали со мной? Будьте прокляты, твари! Прокляты!!!

Силы покинули её и содрогаясь все телом от рыданий, Линн распласталась на полу возле ямы. Оттуда не донеслось ни звука, лишь по-прежнему из непроглядной тьмы чужого враждебного мира тянуло холодом и сыростью.

Erixx

2013

заурчал, коснулся её волос, пропустил золотистые пряди между пальцев.

— Я твоя, — тихо, с возбужденным предыханием сказала Линн, осторожно касаясь ладонью его груди. — Ты чувствуешь запах моей «девочки»? На мне нет трусиков и добраться легко. Моя пися вся уже мокрая, я теку от желания. Возьми меня.

Но зверь почему-то медлил. В его урчании, поскуливании звучали ласковые нотки, член его начал вытягиваться и наливаться мощью прямо на глазах. Но почему-то он не спешил овладеть ею. Отчего же медлит, чёрт возьми?

И тут Линн услышала, как в яме снова раздался шорох. Кто-то карабкался вверх. Не прошло и минуты, как рядом с подземником стояло втрое такое же существо. Хотя нет, отличия были. Более светлый окрас кожи на животе, тёмно-лиловый член с чёрными точками. И как она не догадалась сразу? И вот теперь увидев эту деталь, поняла, что овладевали ею два монстра, а не один и тот же. От этой мысли у Линн захватило дух, а течка ещё больше усилилась. Подумать только! Её оттрахали два монстра!

Ещё одно отличие пришло ей на ум, когда она разглядывала зверей и вспоминала подробности траха, то с одним, то с другим. Вот этот, вылезший вторым на самом деле был вчера первым и сперма у него выходит тугой мощной струей. Ну, а выбравшийся сейчас первым, вчера был, наоборот вторым и его сперма вылетает с сильным разбрызгиванием в разные стороны.

— Струйщик и Брызгун, — произнесла она первое, что пришло ей на ум. — Да... так наверное и буду вас называть.

Чудовища отозвались на это довольны урчанием. Они продолжали трогать молодую женщину, поглаживать тут и там, но почему-то медлили с самым главным.

— Ну, не можете решить кто будет первым? — рассмеялась она. — Давайте, я выберу.

Брызгун, внезапно издал резкое рычание и сделал рукой перед её лицом какой-то непонятный жест. Линн уставилась на него удивленно. Чего хочет подземник?

Струйщик, пролаял что-то, открыл рот и указал туда вытянутым пальцем правой руки.

— Вы есть хотите? — догадалась Линн.

Монстры издали короткий дружный рык, перешедший в голодное урчание.

— Я принесу вам, — сказала Линн, намереваясь выйти из кладовки. — Ветчина устроит? Или может мясо индейки?

Струйщик быстро ухватил молодую женщину за руку и издал явно недовольное ворчание.

— Наверное, вы предпочитаете сырое мясо, — поняла она. — Или, даже живую пищу. Я закажу живых кур. Это устроит?

Снова ворчание, с ещё большими нотками недовольства. Струйщик, даже стиснул пальцами Линн запястье и довольно таки больно.

— Эй, перестань! Что вам нужно? Учтите, живую корову я вам доставить не смогу.

Струйщик зарычал уже злобно, на Линн смотрел угрюмо исподлобья. В душу молодой женщины вновь закрался страх. Она начала потихоньку пятиться к двери, понимая при этом, что убежать у неё не получится. Если подземник пожелает схватить её, он сделает это без особого труда. В этот момент Брызгун вдруг развернулся и, пригнувшись, быстро нырнул в яму. Вернулся он через несколько минут и приблизившись к замершей Линн, что-то положил возле её ног. Она направила вниз свет фонарика. И от ужаса у неё перехватило дыхание. Оторванная кисть человеческой руки!

С минуту она не могла произнести ни слова, охваченная отвращением и шоком. Но вот, перехватив пристальные и ждущие, голодные взгляды подземников, замерших перед ней на корточках, прошептала:

— Вы хотите человечины?

Они не ответили, но это и так было очевидно.

— Нет, — охваченная леденящим ужасом, Линн отступила на шаг. — Нет, нет, невозможно.

Струйщик угрожающе зарычал. Брызгун вторил ему и чуть приподнялся.

— Вы хотите... Это не возможно! Как я вам это дам? Вы что предлагаете мне убивать людей и скармливать вам?

Струйщик издал жуткий вой, по телу его прошла дрожь удовольствия от одной только мысли, что Линн будет это делать.

— Вы... Боже... Это невозможно! — закричала Линн. — Вы не понимаете, как мы живём. Есть законы, правила... Людей нельзя убивать!

Подземники угрюмо наблюдали за ней. В глазах только голод и злоба. И ни толики понимания. Они хотели человечины и им было всё равно где Линн её достанет.

— Нельзя убивать людей! Это не правильно! — продолжала она увещевать. — Это не нормально! Это... это выходит за пределы всего... У меня просто в голове не укладывается! Я не могу убивать для вас людей! Я не буду этого делать!

Брызгун злобно прищурился, потом схватил кисть руки и направился к яме. Струйщик последовал за ним.

— Стойте! Куда же вы?

Они, даже не обернулись.

— Я не смогу без вас!

Линн ухватила Струйщика за локоть и попыталась удержать. От отчаяния, она совсем потеряла голову. Подземник угрожающе зарычал и резким движением высвободился. Повернувшись к женщине, он оттолкнул её. Линн упала и ощутимо приложилась левым бедром о каменный пол. От боли и обиды из её глаз брызнули слёзы. Один из монстров, уже скрылся в яме, Струйщик, наклонился, готовился последовать за товарищем.

— Не уходите! — закричала Линн. — Не бросайте меня!

Но подземники скрылись во тьме провала. Похоже, чувства женщины, её отчаяние совершенно не трогали их. Линн подползла к краю ямы и наклонившись закричала, влив в свой голос всю силу душившей её ярости.

— Вы грязные ублюдки! Животные! Что вы сделали со мной? Будьте прокляты, твари! Прокляты!!!

Силы покинули её и содрогаясь все телом от рыданий, Линн распласталась на полу возле ямы. Оттуда не донеслось ни звука, лишь по-прежнему из непроглядной тьмы чужого враждебного мира тянуло холодом и сыростью.

Erixx

2013