Наверх
Порно рассказ - Тайны моря
Море тихо шуршало галькой, волны медленно, словно нехотя набегали на берег и так же нехотя откатывали назад. Темный берег отсвечивал яркими огнями ресторанов и кафе, громкой музыкой не давал уснуть до раннего утра. Пляжный сезон был в самом разгаре. Отдыхающие веселились, сорили деньгами в пьяном угаре, по пьяни разгорались короткие, ни к чему не обязывающие курортные романы. Всё было как обычно, из года в год. Алька устало присела на стул возле входа в ресторан. Она жила тут, и каждый сезон устраивалась в этот ресторан официанткой. Никогда не пропускала рабочие дни, складывая в кубышку все чаевые, понимая, что она наработает за лето, на то она и будет жить до следующего сезона. К середине ночи стали затихать песни, музыка, пьяные и полупьяные отдыхающие разбредались по своим съёмным жилищам, оставляя после себя мусор, запах сигарет, алкоголя и чего-то такого, отчего Альке постоянно хотелось вымыться. Она вздохнула, попрощалась со своими до вечера и пошла вдоль кромки моря, сняв босоножки, голыми ногами ступая в прохладную воду.

Алька жила с бабушкой, родители развелись и каждый создал свою семью, а она не пожелала идти ни к кому, поэтому и самостоятельной стала рано, и зарабатывать научилась тоже рано. Она шла вдоль скал, предвкушая отдых. Вдруг тихий шорох и чей-то шепот заставили её остановиться и затаиться под тенью скал. Два силуэта тащили третьего, понимая, что она стала свидетелем чего-то, а как известно свидетели долго не живут, она решила не выдавать ничем своё присутствие. Эти двое долго возились, перетаскивая камни, тихо матерясь, иногда присаживаясь на валуны и перебрасываясь фразами раздраженно и зло. Потом они поднялись на пирс и, чуть шурша подошвами обуви, ушли. Алька решила быстрее проскочить этот участок, подниматься на пирс она не решилась и решила выйти с другой стороны. Слабый стон заставил её вздрогнуть, от ужаса она замерла на месте, а потом кинулась бежать. Почти добежав до дома, она запыхавшись пошла быстрым шагом. Но мысль, что кто-то там, под камнями стонет от боли, не давала ей покоя. Поколебавшись, она решительно развернулась и побежала обратно. Потихоньку светало, она торопилась до солнца вернуться к тем скалам. Она подошла к ним и в страхе замерла, прислушиваясь к звукам. Было тихо... только шум прибоя... Она постояла, послушала, развернулась и пошла к дому. День прошел как обычно, потом снова вечер, заказы, подносы, посуда, пристающие мужчины, сальные шутки, чаевые, гудящие ноги от работы. Она весь день провела словно на автомате, постоянно думая о том, кто остался там, среди скал... под камнями. Не выдержав, она закончила пораньше и двинулась снова к тому же месту, проклиная себя за вчерашнюю нерешительность и страх.

В городе отмечали какой-то праздник и берега скалы освещались вспышками салюта. Она подошла к куче камней, которые, оказывается, заложили то ли проход в скалах, то ли вход в пещеру. Торопливо, боясь передумать, она откидывала их, откладывала в сторону, расчищая проход. Внезапно в вспышках салюта она увидела опухшее от побоев чье-то лицо. Зажав рот рукой, чтобы не закричать, боясь и волнуясь она откинула последние камни и пробралась к телу. По лицу невозможно было понять кто это, по одежде вроде парень. Разорванная одежда в крови, опухшее лицо в ссадинах, синяках. Алька присела и приложила к груди ухо, слабое сердцебиение, еле слышное, обрадовало её. Что дальше? Скорая? Полиция? Она боялась, что те, кто это сделал, выйдут на неё. Она вспомнила, что у бабушки в сарае от деда осталось инвалидное кресло. Не долго думая она добежала до дома и вернулась с ним. С трудом усадив тяжелое тело, она толкала, тащила кресло по камням вверх, впервые благодаря Бога за болезнь деда, который провел в этом кресле последние 10 лет.

Бабушка ничего не стала спрашивать, молча принесла таз с водой и выгнала Альку из комнаты. Когда она позвала её обратно, парень был раздет, отмыт от крови, какие-то травы лежали на его ранах, выражение лица было умиротворенное, он спал, дыхание было слышным и не прерывистым, а спокойным и ровным. « Бабушка, я не знаю кто он... я его случайно нашла,» — не отрывая глаз от его лица, почему-то шепотом сообщила Алька. «Ты, главное, никому не говори, — бабка помолчала и добавила, — спрашивать будут — говори родственник, на скалы полез и разбился».
Всё свободное время Алька теперь проводила возле молодого парня, разговаривая с ним, всматриваясь в лицо с надеждой, вдруг дрогнут ресницы и откроются глаза. Бабушка выгоняла её, меняла повязки и каждый день мыла его тело. Альку прямо любопытство распирало, так хотелось посмотреть на него. Однажды она вернулась с работы, а бабка отправилась на рынок за овощами для стола. Алька осторожно села на край кровати, провела пальцем по щеке парня, потом по шее, чуть зацепила одеяло и стала медленно открывать. Ей нравилось, как медленно открывалось тело, выступали плечи, волосатая грудь, она замерла и медленно продолжала открывать накачанный живот, вот показался лобок с темными кучерявыми волосами, она на миг замерла... потом уверенно откинула одеяло и в обалдении замерла, не отрывая взгляда от члена, который стоял.

Она не была девушкой, но вот так близко, доступно для разглядывания, потрогать как хочется и в том месте, где любопытно... у неё не было такой возможности, парни особо не показывали, а попросить рассмотреть поближе она, конечно, стеснялась. Поэтому сейчас она жадно разглядывала его, слегка разворачивая руками, трогая яички, натягивая кожицу и отпуская, рассматривала отверстие на головке, из которого показалась длинная вязкая капля. Она подняла глаза на лицо парня и вздрогнула: он улыбаясь следил за ней. « Я ЭТО... САМОЕ... забормотала она, смущенно отводя взгляд и поспешно накрывая его одеялом.

Он обвел глазами комнату, слегка нахмурился и посмотрел удивленно на Альку. Она смутилась, немного помолчала и спросила:"А как тебя зовут?» Парень долго молчал, было видно по лицу, что честно пытается вспомнить и опять удивленно глянул на девушку:"А я не знаю... «. Алька подумала немного и предложила:"А давай ты Иваном пока будешь? внучатый племянник по линии бабули». Он произнес имя вслух, прислушался, улыбнулся и качнул утвердительно головой. А потом откинул одеяло и спустил ноги на пол... Алька старалась не смотреть на его тело, которое почему-то волновало её... Он попытался встать, но ноги словно подломились и он упал на пол на колени, вернее на четыре точки. Алька растерялась и беспомощно смотрела на него. Он поднял на неё голубые глаза, они смеялись..."Вот развалился тут на глазах у девушки...», С трудом опираясь о край кровати, он стал подниматься... Упавший член был даже в этом состоянии не маленьким. Иван сел на кровать и восстанавливая дыхание, рассматривал Альку, которая так и не двинулась с места. Усмехнулся:"Ну хватит уже меня рассматривать! потом познакомимся ближе!"Алька смутилась окончательно и вылетела из комнаты красная и растрепанная.

Как раз вернулась с рынка бабуля и узнав, что он пришел в себя-поспешила к нему в комнату. Потом метнулась в другую, достала дедовы вещи и пошла к парню. Прошло немало времени прежде, чем они вышли из комнаты. Он шел, опираясь на плечо бабушки. «Проводи его до туалета,» — попросила бабушка и поспешила на кухню. Иван тяжело опирался на плечо девушки, видно было как ему с трудом дается каждый шаг, бисеринки пота скатывались по его лицу, но он шутил с Алькой и медленно двигался к своей цели. Он зашел в туалет и Алька, сама не ожидавшая от себя такое, прильнула к щелке, пытаясь там что-то рассмотреть. Глаза быстро привыкли к полумраку, она увидела как он достает член, через мгновение струя ударила вниз, а Алька вздрогнула и внезапно для себя завелась, опустив руку в трусики, она поглаживала губки, которые словно раздвигались от её движений, пальчиком поглаживала свою жемчужину, но не успела даже насладиться этими ласками, как дверь распахнулась и вышел Иван. «Мне бы в баньку», все так же улыбаясь спросил он."Сейчас спрошу у бабушки,"Алька торопливо пошла к дому, оставив справляться с дорогой Ивана одного. Но они словно креп на глазах, уже уверено прошел вдоль плетня и медленно поднялся по ступенькам крыльца. Бабушка затопила баню, принесла березовый веник и запарила его в тазу. Пока баня доходила до кондиции, Иван молча сидел на скамеечке во дворе, откинув голову назад и закрыв глаза, подставив лицо вечернему солнцу. В это время зазвонил телефон и бабуля быстро собралась на работу, успев крикнуть, что её вызвали и когда она будет дома-не знает.

Иван поднялся не спеша с лавочки и направился в сторону бани, перекинув через плечо полотенце и кинув Альке:"Я тебя позову... «. Она села на лавочку и почувствовала как невпопад бьётся сердце. На улице была тишина и было слышно как заскрипела дверь в предбаннике, а потом в парной... через некоторое время она услышала его приглушенный голос:"Алька, помоги мне..."Она соскочила и пошла в баню. В предбаннике было уже жарко. Все вещи висели на крючках. Она постояла, подумала, сняла одежду и осталась в одном кружевном белье, сквозь которое просвечивало девичье тело. Обмотав сверху полотенце, она решительно распахнула дверь в парную. Иван сидел на лавочке, мокрый, голый, держа в руке веник. Протянув ей веник, он лег на лавку на живот и прикрыл глаза... Алька шлепала его веником и рассматривала тело, оно блестело в бисеринках пота, небольшая упругая попка то сжималась от удара, то снова расслаблялась. Она не могла оторвать взгляда от двух половинок, прикрытых небольшим пушком волос, словно снимая листики, прикоснулась к попе, заставив замереть Ивана, слегка погладила, словно стряхнула невидимые листики с веника. Он, глядя ей в глаза, медленно перевернулся и положил руки под голову, поставляя ей живот. И Алько во второй раз за день увидела его ствол. Она похлопывала ноги, грудь, живот и не могли оторвать взгляд от него. Вдруг Иван быстрым движением сдернул с неё полотенце, оставив в одном с белье... она охнула, но выскакивать из бани не стала.

Мокрое кружевное белье облепило её чуть полноватую фигурку, под ним четко выделялись темные соски и полосочка между губками. Иван сел на лавке и, взяв Альку за руку, притянул к себе, поставив между ногами. Его взгляд смутил её, она отвернулась и слегка дернулась, пытаясь вырваться из его рук. Но он чуть сжал ноги, крепко захватив её в свой плен. руки осторожно и нежно поглаживали её тело, скользнули на спину, легкий щелчок и бюстгалтер упал на пол. Иван ладонями накрыл её грудь, чуть сжал, пропустил соски между пальцами наклонившись поцеловал каждый, чуть прикусил, поиграл языком. Алька стояла как завороженная, чувствуя растекающееся желание, как под его пальцами соски встают, а грудь наливается и приподнимается. Ей стало совсем жарко и она тяжело задышала. Иван встал, подхватил её на руки, пинком открыл дверь и вынес в предбанник и тоже распахнул дверь на улицу... уже стемнело, только слабый свет звезд освещал двор... Свежий ветер заставил Альку вздрогнуть и ощутить горячее тело Ивана, прижавшего её к себе. Он поставил её на ноги, она шустро развернулась и хотела убежать, но он поймал её рукой за трусики, охватил за талию и второй рукой быстрым движением сдернул остатки кружевного комплекта. Алька ойкнула, но его рука уже ласкала опухшие от желания губки, гладила, мяла киску, палец настойчиво пытался проникнуть в мокрую щелочку. Она забилась в его руках, пытаясь... вот что пытаясь тут невозможно сказать... уходить она не собиралась, но и считала, что нельзя сдаваться без боя... Возбуждение зашкаливало и от того, что кто-то мог увидеть их в предбаннике, освещаемом светом яркой луны. Иван словно поймал её на свои пальцы, которые проникли внутрь, двигались там, как казалось, хаотично, невероятно заводя её, возбуждая и срывая стон. Поняв, что она готова, он нежно впился губами в её губы, сел на лавочку, настойчиво раздвинул рукой её ножки, притянул за бедра и посадил сверху. Она вскрикнула, коснувшись влажной прохладной киской его горячего члена. Не давая ей опомниться, он быстрым движением вставил член в киску и нажал на её бедра, настойчиво сажая на него. Алька ощутила как член раздвинув нежные лепестки губ, скользнув по стоящему клитору, скользнул внутрь, входя плотно, мутя её сознание. Она села, впустив его до самого лобка... посидела привыкая к его величине и потом сама стала двигаться, приподнимаясь и садясь на него, постанывая, вцепившись руками в плечи, вонзая небольшие ноготки в кожу. Луна освещала вход в предбанник, в проеме которого была видна девичья попка, двигающаяся вверх и вниз на мужских ногах и изредка появляющийся член при движении вверх. Тихие стоны были слышны за пределами бани. Гуляющая пара остановилась молча завороженная этим красивым зрелищем, боясь вспугнуть малейшим звуком или движением. А Алька так вошла в раж, что нисколько не думала, что кто-то может увидеть. С каждым толчком волна наслаждения окатывала её с ног до головы, она ерзала, извивалась на нем, лаская себя внутри, с каждым движением приближая оргазм.

То, что она кончает Иван понял по замершей на несколько секунд Альке, по впившимся ногтям в плечи, и по тому как стали сжиматься ритмично её мышцы влагалища. Но он не дал ей остановиться, настойчиво держа за бедра снова и снова насаживая, и вот и его член чуть увеличился и запульсировал, выбрасывая толчками то, что накопилось за много дней... Алька упала ему на грудь... Их соки, перемешавшись стекали по его ногам. Громкий крик, мужское рычание в кустах у их изгороди заставили вздрогнуть обоих. Иван быстрым движением накинул полотенце на спину Альке. Она оглянулась и всмотревшись в темноту увидела пару, их силуэты были так красноречивы в своей концовке, что она расхохоталась. Парень стоял сзади согнувшейся девушки, которая продолжала стонать. Услышав хохот Альки она быстро выпрямилась, что-то быстро сказала парню и они скрылись за кустами. Аька припонялась, обмякший член выпал из неё. Смущаясь, она пошла в баню... Иван зашел сразу за ней следом, и забрав мочалку из рук сам вымыл её, нежно и осторожно, как хрустальную вазу. Но когда стал мыться сам, то выпроводил её в предбанник...
Потом они пили чай и разговаривали о бане, о том, кто и как любит париться. Парень помнил это, но вот откуда он знал это-объяснить не мог. Память возвращалась какими-то кусками, клочками... вернее это были инстинкты, привычки, навыки на уровне тела. а сознанием не желало вернуть память. Впервые за долгое время Алька заснула моментально, и спала улыбаясь во сне. А Иван почти всю ночь не сомкнул глаз, пытаясь вспомнить кто он и что. Какое-то непонятное чувство его сильно мучило, не давая спать и бередило внутри... и только по запаху сигареты, прошедшего мимо парня, он понял, что ужасно хочет курить. Заснул он лишь под утро беспокойным сном.

Утро было жарким и безветренным. Алька не работала и решила просто съездить отдохнуть на море. Она нашла недавно безлюдный пляж и решила там поваляться нагишом. Пока все спали, она собрала сумку, но выйти за порог не успела. У двери её остановил голос Ивана: «Куда в такую рань собралась, девушка?» Он стоял в проеме двери, большой и какой-то домашний. Алька сначала смутилась и стала сбивчиво объяснять, что хотела пойти позагорать. «Загорать, так загорать,» — легко согласился Иван, перекинул через плечо полотенце и замер перед ней, выжидательно глядя в глаза. Она тихонько вздохнула, но отказываться от его компании не стала..
Берег был совершенно безлюдным... море тихо шуршало у ног, набегая теплой водой... солнце припекало, тишина звенела в ушах. Иван не долго думая разделся полностью, швырнув рядом с полотенцем трусы и быстрым шагом вошел в воду. Поплыл уверенно и быстро от берега. Алька разделась до купальника... потом немного подумала и все же сняла все. Расстелила полотенце и легла, прикрыв глаза... Она не смогла бы сказать отчего вдруг заволновалась и открыла глаза. Села на песке и увидела, что в её сторону направляются два парня. Она поспешно накинула полотенце, и тревожно уставилась на них. Они подошли и присели возле неё на корточки. «Девушка, может познакомимся?, — парень доброжелательно улыбнулся и протянул ей руку. Она осторожно пожала её, не выпуская края полотенца. Второй пересел сзади неё и провел пальцем по спине, цепляя край полотенца и оголяя попу. Она вздрогнула и вскочила, полотенце окончательно соскользнуло с тела. Алька нагнулась и лихорадочно искала в сумке купальник, но мужские руки легли ей на бедра и она почувствовала как половинок попы коснулся твердый и не маленький член.

Она резко разогнулась, и волнуясь, но твердо сказала:"Руки убери! И отойди на метр! Мне надо одеться!». Руки на бедрах разомкнулись, и она, не ожидая такой легкой победы, быстро натянула на голое тело футболку и только потом развернулась лицом к парням. Каково же было её удивление, когда она увидела голого Ивана с сжатыми кулаками и парней, лежавших на песке. Она подняла на него глаза:"Вань... ты это как??? так тихо... «. Он сам недоуменно смотрел на них... потом повернул удивленное лицо к Альке:"Не знаю... что-то сработало на уровне инстинкта... оказывается я точки знаю... я только пальцем ткнул и они вырубились... «. Парни приходили в себя долго... Алька и Иван оделись и ждали когда они откроют глаза. Первый сел на песке, потряхивая головой и изумленно глядя на Ивана, второй раскрыл глаза, да так и замер, глядя на Ивана с неподдельным ужасом. «Пришли в себя? — Иван поднялся с песка, — а теперь свалили отсюда!». Парни поднялись и не сговариваясь быстрым шагом, постоянно оглядываясь так же быстро ушли с пляжа. Алька задумалась, может ей показалось, но парни похоже знали Ивана. по тому как они смотрели на него можно было сделать только такой вывод. Иван подошел к Альке и провел рукой по щеке... Она задохнулась от чувств, сразу нахлынувших в её смятенную душу и потянулась к его губам.

Он слегка улыбнулся и притянул её к себе ближе. Пальцами пробежался по груди, попке... чуть зацепил край футболки и медленно, оголяя красивое тело, снял её полностью. Алька покраснела... а он быстро скинув все с себя, подхватил её на руки и понес к воде. Заходил в воду медленно, не отрываясь от её губ и держал крепко. Когда вода уже и Альке была по шею, он отпустил руки и она поняла, что если встанет на ноги, то вода накроет её с головой. Ей пришлось ухватиться за него. А его руки в это время ласкали её тело, волнение воды, перепад горячих рук с прохладной водой заводили все больше девушку. И было такое необычное состояние, как будто тело невесомое... в космосе... Он притянул её к своему телу руками, а она охватила его на пояснице ногами, и тут же горячая головка уперлась в её раскрывающуюся от возбуждения щелочку. Алька закрыла глаза и тихо застонала, чувствуя как он входит внутрь раздвигая губки её горячей плоти и прохладная вода устремляется следом... Он вошел и замер... Губы слились в поцелуе. Положив руки на талию девушки он начал двигать её тело, приподнимая и насаживая на свой твердый стержень. Алька откинулась слегка назад и при движении вода расходилась от неё кругами, лаская тело, возбуждая ещё больше. Горячий член внутри задевал самые потаенные уголки и двигался все быстрее... и все сильнее волны откатывались от её тела... Через некоторое время вода смыла смазку и член стал входить совсем плотно, даже немного больно... Но тут девушка выгнулась в его руках, так, что коснулась головой воды, громко застонала и её киска стала сжиматься в оргазме, продолжая двигаться по его члену... Иван застонал, резко насадил её ещё несколько раз и кончил, прижав тело к себе, слушая как толчками выплескивается внутри его желание..

Также и вышли из воды: Иван вынес на руках Альку и обтер полотенцем. Она все поражалась его силе рук, тому с какой легкостью он поднимает её, вообще-то не худенькую девушку. Они ещё немного посидели на берегу, болтая ни о чем и не возвращаясь к неприятному эпизоду. Потом Иван признался, что проголодался и они собравшись пошли не спеша в сторону дома.

Бабушка догадалась давно об их отношениях, но ничего не говорила Альке, только изредка глядя на её горящие и счастливые глаза, хмурилась, что-то ворчала под нос и покачивала горестно головой. Дни пролетали быстро, Алька теперь с работы торопилась домой. Иван навел порядок по хозяйству, поправил забор, переложил каменку в бане.
Как-то вечером они сидели с Алькой на скамеечке возле дома и Иван заговорил первым про то, что мучило их всех. АЛЬ... МНЕ НАДО ДОКУМЕНТЫ СДЕЛАТЬ И РАБОТАТЬ ПОЙТИ. НЕ МОГУ НА ШЕЕ СИДЕТЬ, ДА И УСТАЛ УЖЕ ОТ БЕЗДЕЙСТВИЯ!... Алька немного помолчала раздумывая, ЗНАЕШЬ, ЕСЛИ ТЫ ПОЙДЕШЬ ДОКУМЕНТЫ ДЕЛАТЬ, ТО ВОЗНИКНУТ ВОПРОСЫ ОТКУДА ТЫ И ПОЧЕМУ ОКАЗАЛСЯ БЕЗ ДОКУМЕНТОВ. Я МОГУ ДОГОВОРИТЬСЯ, ЧТОБЫ ТЕБЯ В РЕСТОРАН ГРУЗЧИКОМ ВЗЯЛИ, КАК РАЗ СЕЙЧАС ИЩУТ? он кивнул головой и опять задумался... И ВСЁ ЖЕ АЛЬ... КТО Я? она промолчала, ей не хотелось об этом думать.
На следующий день Алька поговорила с хозяином ресторана и тот дал согласие на устройство Ивана, его это даже устраивало без оформления. Алька радостная бежала домой. Но дома не оказалось никого, бабушка была на работе, а Иван отсутствовал непонятно где... Сердце тревожно застучало... она прождала его до вечера, волнуясь и переживая... потом отправилась на поиски. Прошла весь небольшой городок, вглядываясь в одиноких мужчин, потом вернулась вдоль берега, не спеша, ступая ногами по набегающим волнам. Дома была уже бабушка, которая молча прижала её к себе. Так они и просидели до ночи в обнимку, рука бабушки гладила Альку по голове, а губы молчали, только изредка тяжелый вздох вздымал грудь.

Иван не появился и через три дня. Алька проплакала ночь и утром отправилась в местное отделение полиции. Старый майор внимательно выслушал девушку, вздохнул и дал ей бумагу, попросив все изложить письменно и вышел из кабинета, пока она писала.
Дни полетели за днями, пришел теплый сентябрь, поток отдыхающих уменьшился, работы было всё меньше.
Алька стала привыкать опять к своему одиночеству, сердце словно окаменело, перестало волноваться. Всё вошло в привычную колею. Но однажды ночью она внезапно проснулась от непонятного чувства, ей показалось словно открылось окно в доме. Она замерла, оцепенев от страха и прислушиваясь к звукам... легкий шелест... едва уловимый звук открываемой двери в её комнату. Она лежала и смотрела как к кровати приближается фигура, не смея пошевелиться... вот рука коснулась её... Алька вскрикнула, но тут же горячая ладонь закрыла ей рот и до боли знакомый голос тихонько прошептал АЛЬКА, МОЯ ДЕВОЧКА ХОРОШАЯ! И тотчас сердце дрогнуло, слезы хлынули из глаз, она села на кровати, и захлёбываясь от нахлынувших слез и упрекала одновременно и говорила как соскучилась, но Иван прильнув к её губам, прервал поток слов. Голова у неё закружилась от горячих губ, от языка проникшего властно, но нежно. Его руки легли на её грудь, но тут же словно возмутившись, слетели вниз, пытаясь снять ночную сорочку, и в нетерпении снова вернулись, поднявшись к вороту... раз... и тонкая ткань сорочки затрещала, обнажая дрожащее тело.

Мужские губы тотчас заскользили по нему, торопливо целуя, шею, плечи, грудь. Алька откинулась назад, опираясь на руки и наслаждаясь лаской, тихонько застонала. А он уже захватывал вставшие моментально соски, то облизывая их, то посасывая, то покусывая в страсти, в то время как руки мяли, поглаживали любимое тело, вспоминая его и заставляя вздрагивать и дрожать. Медленно, не спеша он спускался по животику, осыпая его поцелуями, оставляя мокрую дорожку от горячего языка. Чуть задержался в пупке, играя и лаская его, и вот ещё ниже... ещё... коснулся нежного чистого лобка... Алька выгнулась и упала на спину со стоном. Она таяла от его прикосновений, внутри разгорался вулкан желания, словно пламя возбуждение охватило все тело, она потерялась во времени... только слушала своё тело и его губы на нем. а он осторожно раздвинул пошире её стройные ноги и начал исследование языком. Сначала провел по губкам, ощущая как они раскрываются, приглашая внутрь, затем нашел жемчужинку страсти и стал нежно теребить её то губами, а то щекотя языком. Алька извивалась, то подставляя себя, то вдруг отодвигалась, но крепкие руки Ивана не давали уйти от настойчивой и дающей неземное наслаждение ласки. Язык то порхал по краям заветной пещерки, касаясь слегка её сводов, то с нажимом гладил губки, то вдруг окунался в самую глубину, заставляя вздрагивать от волны наслаждения, накрывающей её сразу. Иван почувствовал её готовность по тому, как её киска стала истекать соком.

Он осторожно вставил два пальца и стал не спеша двигать, ощупывая и касаясь стеночек внутри, проникая на всю длину, а язык и губы сосредоточились на её главном бугорке сладострастия. Она застонала, задвигалась навстречу его пальцам, впившись ногтями в бельё на кровати... (Специально для — Иван ласкал клитор, то посасывая его, то лаская языком, выписывая на нем немыслимые фигуры, едва сдерживаясь от страсти и с трудом удерживая девичье извивающееся тело. Вдруг он почувствовав что Алька замерла, он тут же накрыл её тело своим, проскользнув внутрь горячей пещерки и быстро задвигался, догоняя её в этом танце страсти. Она вскрикнула, охватила его ногами, прогнулась под ним и двигаясь телом навстречу, дрожала в оргазме, ритмично и плотно охватывая член киской. Иван коротко рыкнул и вонзился насколько мог глубоко, несколько движений и сам стал кончать, ощущая затихающие сокращения её лона. Выплеснувшись до капли, чуть помедлив, он неохотно сполз в неё, опускаясь между ногами, осторожно поцеловал мокрую киску. Алька поднялась и села, тяжело дыша, гладя его голову... ВАНЕЧКА... ГДЕ ТЫ ПРОПАДАЛ ТАК ДОЛГО??? Я ЧУТЬ С УМА НЕ СОШЛА... он улыбнулся в темноте, сел рядом, прижал её к себе и стал рассказывать, как пошел её встречать вечером, зашел на рынок за цветами, а там встретила его непонятная братва, оказалось они его знали... долго рассказывать он не стал... просто сказал, что вспомнил всё, разобрался со своими делами, нашел свои документы, и зовут его и вправду Иван... ему надо уезжать, но он вернулся за ней, если она согласна, то им надо тотчас собраться и покинуть город.

Алька растерялась... ТЫ СОГЛАСНА??? настойчиво спросил Ваня... ДА... НО КАК БАБУШКА???... Ваня поднялся, оделся и вышел из комнаты, бросив ей коротко СОБИРАЙСЯ... его не было с полчаса, затем они вошли вместе с бабушкой, глаза её были красные, она видимо плакала... молча обняла внучку, заглянула ей в глаза и твердо сказала СОБИРАЙСЯ АЛЯ... СОВЕТ ДА ЛЮБОВЬ ВАМ. С НИМ ТЫ БУДЕШЬ СЧАСТЛИВА... Алька, светясь от счастья, торопливо собрала вещи, документы... крепко поцеловала бабушку и пообещав писать ей, взяла за руку Ивана. Они растворились в ночи... бабушка никогда и никому не сказала, что она узнала и почему отдала внучку в руки этого парня... всем знакомым говорила, что Алька вышла замуж и уехала в другой город. Изредка сама куда-то уезжала ненадолго, а в летние ночи принимала гостей, которые исчезали с первыми лучами солнца...