Наверх
Порно рассказ - Минет, ещё минет. Часть 2
Пока мы шли с Леной под руку до моего дома по морозцу, в голове моей алкогольные пары частично развеялись. Было довольно светло от покрывавшего землю снега, хотя до позднего зимнего рассвета было ещё далековато. Мне было приятно ощущать на своей руке тяжесть прижавшейся девушки. На удивление, из памяти всплыл образ моей «официальной» подруги Иры, с которой мы разругались накануне праздника. Я так легко дважды за ночь изменил ей и совершенно бессовестно веду домой новую пассию. Некое чувство вины все же грызло меня изнутри. С Ирой мы были вместе уже полтора года, и она мне нравилась, особенно в постели. В сексуальном лексиконе Ирки, как мне казалось, не было слова «нельзя» или «не буду». Секс с ней всегда был разнообразным и искромётным, она, как казалось мне, с одинаковым удовольствием и готовностью готова была предоставить мне любую часть своего тела для сексуальных экспериментов. Иногда я думал, что ей нравлюсь не я в целом, а только мой член, к которому она всячески проявляла обожание. Я вдруг вспомнил, как однажды мы ехали в переполненном автобусе и я, притиснутый к спине какой-то тётки, неожиданно почувствовал руку у себя в паху. Мне, почему-то, показалось, что это тётка спереди решила «развлечься» и стал её отталкивать, на что она стала возмущаться. И только когда я услышал за спиной задушенный хохот Ирки и, обернувшись, увидел, что у неё в глазах слёзы от смеха и зажат рот, я запоздало догадался — чьи это проделки. Когда мы вышли из автобуса, я затащил её на какую-то заброшенную стройку, расстелил в высоченном бурьяне куртку, опрокинул на неё подругу и, не дав ей даже толком снять колготки, мстительно вонзил в неё член безо всяких ласк. А потом она притворно жаловалась, что сперма из неё всё ещё вытекает, трусы и колготки пропитались насквозь и от этого холодно. На что я, припоминая её «автобусную» провокацию, отвечал: « Что добивалась то и получила! Теперь страдай!». В общем, с Иркой было интересно.

Лена для меня была ещё не понятна, кроме того, что классно делает минет и не брезгует спермой, что уже мне нравилось. Каюсь, грешен я, люблю кончать в ласковые женские ротики, а если она ещё и глотает — это уже и не минет, а какое-то слияние тел на другом уровне. Апофеоз минета, по крайней мере, для меня.

Вот с такими, не соответствующими моменту мыслями, я привёл девушку домой. Я помог Лене снять верхнюю одежду и провёл её в самую большую в нашей малогабаритной трёхкомнатной квартирке комнату. Возле дивана всё так де стоял столик с едой, который я оставил не убранным, когда убежал по зову друга. Какая-то неловкость сковала меня. Образ Лены, стоящей передо мной на коленях и держащей во рту мой член, был ещё очень свеж, но я стал немного стесняться эту девушку. Мы сели на диван и я, действительно робея, как будто мы только что познакомились, и у нас ничего ещё не было, спросил:

— Может, кушать хочешь?

— Нет спасибо — как мне показалось, тоже смущаясь, ответила Лена.

— А, может, выпить?

— Тоже не хочу... Я уже пару часов хочу только одного... — потупив взгляд, но при этом, озорно улыбаясь, выдала девушка.

От этих слов, я как-то приободрился и, повернув Лену к себе, поцеловал её в губы. Она с готовностью ответила. Через несколько минут она легонько отстранилась и тихо спросила:

— Витя, можно мне в душ?

Возбуждённый, я не сразу сообразил, о чём она. Когда всё же дошло, я виновато объяснил:

— Душа у нас нет. Ванна. Но там есть шланг с душем.

— Нормально. Я именно об этом — улыбнулась Лена.

— Сейчас. Я полотенце дам — засуетился я.

Я выдал Лене полотенце уже в коридоре. Она сверкнула глазами и скрылась за дверью ванной. Вскоре послышался шум воды. Я так и стоял возле двери, борясь с желанием войти. Ушёл на кухню покурить. Потом сжевал мимоходом конфетку из коробки на столе. Нет, больше не могу. Я скинул одежду прямо в коридоре и вошёл в ванную уже голым. Подстёгиваемый воображаемыми сценами о том, как Лена отреагирует на моё появление, мой член налился и потемнел. В таком «заряженном» состоянии я вошёл в ванную. Лена сразу повернула ко мне голову и, улыбаясь одними глазами, расслабленно укорила меня:

— Я уже хотела сама за тобой идти.

Она села в ванне и глядя на мой подрагивающий член, добавила:

— Симпатично...

Мокрой рукой девушка обхватила ствол и потянула на себя. Я с готовностью приблизил головку к её лицу, оперившись коленями о край ванны. Лена и в этот раз не торопилась. Она внимательно осмотрела головку, на вершинке которой уже появилась капелька. Указательным пальцем другой руки она медленно и нежно размазала капельку по головке, задев за чувствительную уздечку, отчего я подался чуть назад. Лена сжала основание ствола и потянула кожицу вверх, затем опять оголила головку. Новая капелька появилась на головке, которая также была аккуратно размазана. Время от времени, девушка хитро посматривала на меня снизу вверх. Мне показалось, что мой член начинает гудеть. Терпение моё было на исходе, но сладостная пытка ещё не закончилась. Переложив член в левую руку, правой Лена взялась за мои яйца. Я мелко задрожал. Она с интересом, легчайшими касаниями, перебирала яйца через кожу мошонки, прощупывая все детали.

— Как интересно... — проронила Лена.

Левая рука девушки пришла в движение, медленно двигая кожу вдоль ствола. Иногда её пальчики заскакивали на головку и одним движением размазывали всё поступающие капельки. Это длилось, как мне казалось, уже минут десять. Я уже больше не мог, когда её пальчики касались головки, мои ноги каменели от кратковременных судорожных спазмов. Лена сжалилась надо мной. Она наклонила мой исстрадавшийся фаллос и обхватила головку губами. Язычок девушки задел за низ головки... И всё. Зарычав, я подался вперёд, глубже входя в рот, и выстрелил спермой. Лена вздрогнула от неожиданности, но сделала сосущее движение губами. Я сдавленно закричал. Вокруг всё стало каким-то фиолетовым, нереальным и туманным. Хотелось присесть или лечь. В голове чуть слышно звенело.

Когда окружающее стало приобретать реальный вид, я всё же присел на корточки, опершись о стену спиной. Рот девушки освободился и я услышал:

— Ого. Не знала, что так бывает. Он раздулся так, что в рот еле поместился.

Я посмотрел на улыбающуюся Лену.

— У тебя сперма на подбородке — лениво сообщил я

— Да. Где? — девушка пальцем собрала сперму с подбородка и демонстративно отправила в рот.

Это меня спровоцировало. Я с трудом поднялся и, взяв обеими руками голову девушки, упиваясь извращённым восторгом, поцеловал забрызганные моей спермой губы Лены. Когда я оторвался от неё, глаза её были подёрнуты какой-то поволокой.

— Иди ко мне — отстранённо прошептала она.

— Мы здесь вдвоём не поместимся — начал было возражать я, но всё же залез в ванну.

Девушка поджала ноги, и я с трудом уместился напротив неё. В спину врезался верхний слив ванны, но это мелочи. Мимоходом я заметил одиноко колышущуюся на дне ванны разлохматившуюся нитку спермы.

— Давай я тебя помою — предложил я.

Лена хихикнула и согласилась. Я намылил мягкую губку, поднял на ноги девушку, а сам встал на колени. Чуть ниже своего лица я увидел милую складочку с разрезом посередине с едва выступающим венчиком малых губок. Обожаю такие светленькие писечки. На выбритом лобке перевёрнутый треугольник из коротких волосков, вершиной вниз, как стрелка, указывающая на источник удовольствий. Я стал намыливать бедро Лены и сразу услышал насмешливое:

— Сразу снизу начнёшь?

Мне показалось, что я даже покраснел. Я встал и, повернув её к себе спиной, стал намыливать шейку, спину, поясницу. Потом развернул к себе лицом и с каким-то трепетом начал намыливать симпатичные грудки, размером с мой кулак и оттого такие трогательные. Маленькие светлые ореолы сосков. От моих прикосновений сосочки превратились в упругие колышки, цепляющиеся за губку. Я заметил, что Лена стояла с закрытыми глазами. Я вновь опустился на колени и, намылив живот девушки, залез губкой между её ножек. Она немного раздвинула ноги и вздохнула глубоко. Я ещё раз ввёл мыльную губку в промежность Лены. Она неожиданно вздрогнула. «Слишком грубо. Идиот. За клитор задел" — мысленно обругал я себя.

— Извини — произнёс я вслух.

— Ничего. Нормально — не открывая глаз и сглатывая пересохшим горлом, тихо ответила девушка.

Повернув Лену к себе попкой, я сначала намылил её, не забыв и про складочку между ягодиц, а потом и с удовольствием погладил и потискал. Попка была хорошенькая, хоть и худее, как мне показалось, чем я люблю. Я не удержался и провёл пальцем в глубине складочки, чиркнув по твёрдому колечку ануса. Девушка опять глубоко вздохнула.

— Я сейчас упаду. У меня уже ноги подкашиваются... — дрожащим голосом взмолилась Лена.

— Сейчас. Сейчас — заверил я.

Суетливо схватив шланг с разбрызгивателем и с трудом, отрегулировав воду, я смыл с Лены пену, не удержавшись, чтобы ещё несколько раз не погладить её писечку и в складочке между ягодиц. Я усадил Лену на площадку в головной части ванны, но даже её небольшая попка еле уместилась. Девушка поняла, чего я хочу и сама развела ножки. Только теперь я увидел её всю. Выпуклость лобка, двойная складочка в самом начале щели, в которой пряталась чувствительная «кнопочка» клитора, пухленькие и розовые большие губки и менее пухлые, покрасневшие малые губки с небольшими выступами и утолщениями в центральной части, небольшая перегородочка и, выглядывающий за ней, чуть коричневатый со складчатыми лучиками, перевёрнутый конус ануса. Я тоже решил не торопиться, накрыв ладонью лобок и слегка сдавив промежность. Лена заёрзала, как будто устраиваясь поудобнее. Потом я, легко касаясь, провёл пальцем вдоль щели снизу вверх. Еще раз так же, но чуть углубившись. Пальцы ощутили влажность. Лена закрыла глаза и опять зашевелила тазом. Я явственно увидел, что из нижней части складки, ближе к анусу, показалась прозрачная жидкость. Я окунул в неё большой палец правой руки, раздвинул левой рукой складочку над клитором и смазал открывшийся бугорок её же соком. Лена застонала. Едва-едва касаясь, я стал размазывать жидкость по клитору и вокруг. Лена стала малозаметно подавать бёдрами вверх, навстречу моему пальцу. Я снова намочил палец соком девушки, на это раз немного введя его во влагалище, и продолжил смазывать клитор. У Лены что-то забулькало в горле, и она тоненько охнула. Я склонился и провёл кончиком языка по щели сверху вниз, немного не дойдя до клитора. Лена громко простонала и, согнувшись, схватила меня за голову. Её стоны и подрагивания наполняли меня чувством власти над удовольствием Лены, а её беззащитное, сочащееся и раскрытое влагалище будило жестокое желание помучить её. Я провёл кончиком языка между большими и малыми губами. Потом также с другой стороны. Лена стонала уже громко и пыталась выше поднять лобок, чтобы мой язык оказался в самой её сердцевине. Но я изуверски не давал ей этого. Наконец я погрузил, сколько смог, язык между её уже почти бордовых губ, оказавшись в её влагалище. Она вскрикнула, сильно прижав мою голову. Мой нос упёрся в лобок, а верхняя губа надавила на клитор. Судорога свела её тело, и она свела бёдра, сжав мою голову и свои же руки, держащие мен за виски. Содрогаясь толчками, Лена что-то шипела и ойкала. Моё лицо как-то всё сразу стало мокрое, или я раньше это просто не заметил. Затихнув, Лена обессиленно развела ноги, её голова склонилась набок. Девушка дышала так быстро, как после бега. Покрасневшее и всё ещё сочащееся влагалище девушки опять открылось предо мной. Мне нестерпимо хотелось «добить» его членом, который уже давно просился в эту сладострастную дырочку. Но я решил продолжить игры языком. Я вновь стал вылизывать промежность Лены. Она захныкала:

— Ну что ты делаешь? Я же сейчас умру. У меня сердце выскочит...

Я ни на что не реагировал, покрасневшие и чуть припухшие губки дразнили и возбуждали меня. Когда я коснулся языком клитора, девушка опять вздрогнула и всхлипнула, как будто плача. Я оторвался от своего занятия и посмотрел в лицо Лене. Её глаза были закрыты, и она показалась мне бледной. Я оставил её в покое. Просто стоял на коленях и рассматривал девушку. Мой торчащий и перенапряжённый член хотел «жертву» и дал ему её. Поднявшись и оперевшись руками на края ванны по сторонам Лены, я, почти на весу, попытался вставить головку в лоно девушки. Покатая стенка ванны не позволяла упереться коленями. Я соскальзывал. Лена открыла глаза и попыталась помочь мне, потянув за член к своей промежности, и моя головка даже чуть ткнулась между губок. Но, нет. Руки уже тряслись от такой акробатики. Тогда я вылез из ванны, не обращая внимания на стекавшую на пол воду, и потянул за собой Лену. Немного дезориентированная девушка не сразу поняла, что я задумал, но когда я повернул её спиной и надавил слегка на плечи, послушно склонилась, уперевшись руками в ванну. Мне пришлось сильно подсесть, чтобы сравняться в росте. Когда я вдавил член, преодолевая скользкое сопротивление, то даже членом почувствовал, как там всё подрагивает. Как же в ней было горячо! Моё возбуждение просто разрывало. Я плохо контролировал себя, хотя краем сознания отмечал, что иногда её ноги отрывались от пола. Эта часть сознания ничему не удивлялась, только констатировала факты. Сквозь пелену, подступившего оргазма, как не сопротивлялось моё естество, я выдернул член. Я не видел куда изливаюсь, мне это уже было всё равно. Меня затопила нега.

Когда ко мне вернулось осознание реальности. Я обнаружил Лену, сидящую у моих ног и всхлипывающую. По её шее, плечу и спине слева стекала сперма. Напугавшись, а поднял девушку и, заглядывая в глаза, обеспокоенно спросил:

— Что случилось? Я тебе сделал больно?

Она уткнулась мне в грудь, уже совсем заревев. Я обнял Лену, не обращая внимания на то, что размазываю сперму по её спине.

— Ну, прости. Я не хотел — испуганно шептал я, целуя волосы на её макушке.

— Нет — сквозь всхлипы расслышал я — Мне так... Пока ты меня... Я два раза... Я даже не знала, что так бывает.

У меня отлегло от сердца. Я поднял её мокрое лицо и целовал губы, глаза, носик. А она всё пыталась сказать, понемногу успокаиваясь:

— Так сильно никогда... У меня всё трясётся...

Когда она успокоилась, мы обновили воду в ванне. Залезли. Я отмыл Лену от спермы, она ласково, даже трепетно, омыла мой натруженный и обмякший кончик. После взаимного вытирания полотенцем, Лена попросила мою рубашку. Выглядела она в ней очень смешно — рукава до колен почти, но всё равно соблазнительно. Моя кровать была маловата для двоих, поэтому я разложил и застелил диван в большей комнате. Немножко поцеловавшись и потискавшись, мы уснули. По крайней мере, я уснул, надеюсь и она немного поспала. Когда я проснулся, было светло. За шторами на окне было видно, что идёт снег. Было хорошо и приятно на душе, тело немного побаливало в разных местах, но тоже приятно. Лена спала, на боку повернувшись ко мне спиной, и немного поджав колени. Она мне показалась совсем юной. Я не удержался и под одеялом потрогал прохладную попку девушки. Это её разбудило. Она повернулась. Глазки чуть припухли — не дал выспаться.

— А, сколько тебе лет? — невпопад спросил я.

— Что? — не поняла она.

— Я говорю, слишком молодой выглядишь. Меня не посадят.

Лена улыбнулась.

— Что, боишься? С малолеткой связался?

— Что, правда? — смутился я.

Она положила голову мне на грудь, обняла, закинула на меня ногу так, что я бедром почувствовал волоски в промежности.

— Нет, конечно. Мы же все сокурсницы. На четвёртом курсе. Так что нам всем по двадцать два, только Иннке двадцать один ещё.

По очереди мы сбегали в туалет, умылись и, совместными усилиями, не без дурашничества, разогрели мамины кулинарные заготовки на праздник. Пока мы ели, Лена разоткровенничалась:

— Я ещё неопытная, а ты меня в ванной так... отделал, что у меня до сих пор ноги трясутся.

Она соскочила и поцеловала меня в нос и взлохматила волосы. Сузив глаза, она загадочно спросила:

— Алмагулька лучше меня это... ну... сосала?

— Ты ревнуешь? — не желая отвечать на вопрос, переспросил я.

— К Алмагульке нет. Вру. Немного. Уж очень она быстро тебя обработала. Или ты сопротивлялся, и она тебя заставила?

— Почти — захохотал я.

Лена быстро перепрыгнула мне на колени, обняла за шею и, глядя пристально прямо в глаза, заговорщицки прошептала:

— Что ты ещё задумал со мной сделать?

Этот пристальный взгляд меня немного смутил.

— Ты хочешь что-то предложить?

— Я первая спросила — запротестовала Лена, взбрыкнув ножкой, отчего мой потревоженный член под её попкой зашевелился.

— Ну, не знаю ещё — затянул я.

Неожиданно, девушка прижалась к моей щеке своей и зашептала почти в ухо:

— Я знаешь, какая развратная? В своих мечтах я такое вытворяла! Ух! Ты себе даже представить не сможешь.

От этого шёпота, мой инструмент попытался приподнять Лену. И она это, конечно, заметила.

— Что-то мне там мешает — проворковала девушка и, переместившись на одну половинку попки, запустила руку под себя. Она ухватилась за мой, близкий к переламыванию под трусами, член, соскочила и притворно засюсюкала:

— Прижала мальчика... Обидела...

Поглаживая холм, выпирающий из трусов, она оттянула резинку и освободила моего «мальчика». Я не выдержал, сгрёб Лену в охапку и утащил на диван. Быстро освободившись от одежды, мы кинулись целовать друг друга. В какой-то момент, я развернул Лену, и мой член оказался пред её лицом, а её «сладкий бутон» передо мной. Мы с жаром ласкали друг друга на боку, потом я легко переместил её, поставив над собой. Не прошло и минуты, как девочка намочила мне всё лицо своим соком. Я близко видел перед собой такую соблазнительную маленькую дырочку. (Специально для — возжелал её. Когда я стал целовать и лизать этот венчик, Лена приостановилась, замерла, но потом снова впилась ртом в мой член. Потихоньку я стал толкать в анус кончик языка, потом больше. Лена стала стонать. Её дырочка потемнела и стала мягче. Я мог засунуть язык, как только мог глубоко. Тут Лена сорвалась с места, спрыгнула с меня и, встав на колени и выпятив попку, уткнулась лицом в подушку.

— Ну же... Давай — глухо и немного истерично закричала из подушки девушка.

Лена с силой растянула ягодица в стороны, так что колечко ануса немного выпятилось. Встав на колени между её ножек, я наслюнил палец и на одну фалангу ввёл в попку Лены. Она что-то закричала в подушку. Я подвёл мокрую от смазки головку к входу и слегка надавил. Анус не пускал. Я надавил сильнее и головка почти со скрипом вошла. Ощущение было, что лен вошёл в не очень мягкую резину.

— Ещё — прохрипела Лена.

Я завёлся не на шутку. Я схватил ягодицы девушки и просто одел их на член. Мне показалось, что там моя головка скользит вдоль каких-то рёбер. Лена заголосила. Я стал медленно вытягивать член, а затем вдавливать, всё убыстряя темп, не в силах больше сдерживаться. Лена повернула голову набок, освободив рот от подушки, и, задыхаясь, прошипела:

— Быстрее...

Я ускорился так, что мои яйца стали больно биться о приоткрытую щель Лены. Наконец я завыл, и, вколотив член до упора, вылился в попку девушки, содрогаясь от спазмов. Когда член стал уменьшаться, я свалился на бок. Лена ещё некоторое время стояла так и задрав попку. Потом, тяжело дыша, со спутанными волосами, легла рядом, почти под меня прижав прохладной попкой мой горячий член. Я обнял её. Она прижалась к моей руке и тихо произнесла:

— Было больно, но ещё немного и я бы кончила. Сходив по очереди в ванну, остаток дня мы просто провалялись в постели. Лена не раз, улыбаясь и строя умильные гримаски, пеняла мне:

— Как я теперь ходить то буду?

Ближе к вечеру я отвёз её домой. С Леной мы ещё долго встречались. Одно время я даже совмещал и Лену и Иру. Но потом судьба развела меня с обеими.