Наверх
Порно рассказ - Ведьма. Часть 3: Сосиска, фотки и упырь
В окно проникал рассветный свет, на просторной кровати лежала Лера — девушка девятнадцати лет — верхний край простыни шёл под налитыми, сочными грудями, вокруг сосков кожа краснела от засосов ночных забав. Простынь шла боком, низ на тело не попадал вовсе, а край от середины мощных бёдер закрывал стройные ноги и выше. Луч света попал на её личико, оно во сне сморщилось, веки создали на глазах короткую щёлку. Лера положила руки на глаза, с бока перевалилась на спину, потянулась, села. Простынь упала, оголив тонкий живот, груди продолжали стройно стоять, целенаправленно глядя вперёд.

Слева от девушки мерно поднималась и опускалась простынь, скрывая под собой ещё одно тело. Лера посмотрела на горку, улыбнулась, прядь волос со лба зацепила за ухо, откинула с себя угол простыни, скинула ноги на холодный пол, пошлёпала босиком, скрылась за дверью туалета, с шумом спускаемой воды вышла, направилась в сторону кухни, по дороге остановилась перед настенным зеркалом, где отразилось её стройное тело. Лера немного попозировала, то отставляя ногу назад, выделяя их красоту, то выпячивала груди, поддерживала ладонями, придавая форму, от одного вида которой парни кончали. По крайней мере, так надеялась Лера.

По квартире растёкся свист закипающего чайника, Лера поспешила снять его с газовой плиты, но от рёва железяки в спальне простынь отлетела на край кровати, скрывающееся под ним тело задвигалось в потягивании. Микроволновка пикнула, Лера извлекла из неё сосиску на куске белого хлеба, испускающею волны жара, на тарелочке поставила рядом с чашкой, где размешивала кофе. Девушка почувствовала приближение сзади, к спине прислонилось тёплое, на шею влажно опустился поцелуй, а правую грудь сжала ладонь, другую сиську закрыл поток чёрных волос, практически таких же, как у Леры, только не кудрявые, а жёстко прямые. Лера повернулась. Перед ней стояла другая девушка, ростом чуть выше её, с сочной, упругой грудью, тонким животиком и стройными ногами. Её имя — Света.

Обнажённые девушки поцеловались, обменялись пожеланиями доброго утра. Света положила ладони на плечи хозяйки квартиры, слегка надавила, чтоб та, упёршись руками о край стола, выгнула вперёд грудь, на соски сразу набросилась ртом, посасывала, языком теребила, ладонью гуляла между ног Леры по поверхности киски, подняла руку к её лицу, погрузила пальчик в открытый рот, который Лера со смаком обсосала, оставив слюни, Света вернула его к щёлке, медленными движениями туда-сюда стала протискивать внутрь глубже и глубже.

Мокрый след от грудей пошёл по животу, соскользил по лобку и впился во влажную киску, предварительно Света выудила из него пальчик, погрузив его в свою щёлку. Лера слегка постанывала, ощущая в себе тёплое, шершавое доставление удовольствий, ногу одну приподняла, лизунья мигом нырнула под неё плечом, рот теперь мог киску без труда поглотить полностью. Света вынула из своей щёлки пальчик, язык оторвался от киски, она подняла голову, улыбнулась, увидев на столе бутерброд, дотянулась рукой до сосиски, погрузила в рот, но вынула полную, обсосанный край приклонила к щёлке хозяйки квартиры, осторожно ввела на пару сантиметров, дальше с быстротой продолговатый красный овал вползал внутрь, вылетал наружу.

Сосиска успела остыть от основного жара, но сохраняла тепло, что доставляло удовольствие особое, Лера стала сползать по краешку стола, сделала шаг вперёд, опустилась на пол попкой, откинула торс назад, с осторожностью пропустив голову под крышкой стола, затылком коснулась пола. Света одной рукой управляла наспех найденной заменой члена, вторая копошилась в своей киске, а голова её находилась на грудях другой девушки, рот падал на соски, оставляя вокруг них покраснения кожи.

Лера стала дёргаться от электрических импульсов, расходящихся от зоны получения удовольствий, что означало близкий оргазм, Света тоже заметила характерные признаки, увеличила скорость движений сосиской. Сознание Леры накрыло пеленой блаженства, на миг она потеряла ощущение действительности, когда чувства вернулись, её щёлка дала сигнал о плавных медленных движениях внутри.

Хозяйка квартиры подняла голову. Света лежала головой на её бедре, лицом обращена к промежности, лизунья подняла на неё глаза, губы растянулись в улыбке.

— В следующий раз активна я, — сказала Лера.

— Конечно, — улыбнулась подруга.

Сосиска покинула влагалище, вошла в ротик Светы, вышла с откусанным краем, затем она протянула до лица подруги, та откусила тоже. Они засмеялись.

* * *

Лера сидела за партой в центральных рядах. Народа пришло человек двадцать, потому большинство мест пустовало. Урок физики подходил к концу, последний на этот день, но настроение Леры это не поднимало — учительница, Светлана Владимировна, сказала ей остаться после занятий. Зачем? Явно ничего хорошего это не сулит... А так хочется выйти из института, встретится со Светкой... уже хочется...

Светлана Владимировна посмотрела на наручные часы, сказала, что сегодня всех отпустит пораньше. Студенты оживились, завжикали «молнии» на рюкзаках, Лера медленно закрыла тетрадку, закинула в сумку, неохотно поднялась из-за парты, угрюмо направлялась к столу учительницы, остановилась, проговорила:

— Светлана Владимировна, вы говорили подойти...

— Да, конечно, Лера, — отозвалась учительница — зайди сюда.

Ученица обошла стол. Светлана выдвинула средний ящик стола, окунула в него руку, посмотрела на уходящего последнего студента, когда за его спиной закрылась дверь, вынула фотографии. Ещё от мелкого взгляда у Леры ёкнуло сердце, в груди похолодело, а когда она полностью рассмотрела изображение, в глазах потемнело, прогремели грозовые раскаты, но ослабевшие руки приняли снимки. На первом снимке в камня стене окно, сквозь стекло видно стоящих двух голых девушек, целующихся, лица очень хорошо различимы — это начало утренних забав Леры и Светы. Второй снимок показывает опёршуюся сзади о стол, выпятившую грудь Леру, голова её подруги находится между её ног, а третий снимок гласит о валянии студентки на полу, а в её киске гуляет сосиска.

Учительница следила за девушкой. Когда та слегка отошла от шока, смогла оценивать обстановку более-менее адекватно, хлопнула по бедру, сказала:

— Да не расстраивайся ты так, Лера. Что с того, что у меня есть эти фотографии? Я же не буду их никому показывать, нам ведь это не надо, правильно?

— Ну, да-а... — протянула студентка.

Улыбка Светланы Владимировны из лёгкой превратилось в открытую ликующею. Она откинулась на спинку стула, руки схватили за края юбки, задрала рывком, перед Лерой открылись голые ноги, без чулков, колготок, даже трусиками не была прикрыта киска, на который опустился палец учительницы по физике, им делала круговые движения по верхнему краю щёлки, вроде бы доставляя удовольствие, но вроде бы и указывая и на место работы.

— Приступай, — сказала учительница, — тогда фотки никто не увидит. Будет хорошо и мне, и тебе.

Девушка опустилась на колени, Светлана освободила ноги из туфлей, закинула на край стула, между низ пролезла голова Леры, опустилась на красную трещину в коже, во рту растёкся привычный вкус. Язык загулял по коже, пробирался в логово на всю глубину, облюбовывал там стенки, губы хватали отросток клитора, всасывали, от стараний доставить учительнице удовольствие у Леры даже на лбу выступили капли пота. Собиралась ввести в дело пальчик, но Светлана сказала, что всё нужно делать ротиком.

Чисто языком она не привыкла долго работать, потому в скором времени начал торопливо отставать, пришло чувство онемелости, но девушка умудрялась не замедлять скорость. Студентка шла на всё ухищрения, которые знала, лишь бы учительница испытывала удовольствие. Она, конечно, не совсем отошла от потрясения с фотками, но, увлекаясь, ей начинало казаться, как во многих мечтах, что она задабривает злого преподавателя поставить хорошую или хотя бы удовлетворительную оценку ленивому ученику, у которого от головы лучше работает рот, нежели рот.

Светлана зарылась ладонями в волосы лизуньи, голову с силой придавила к промежности, Лера через силу усилила напор скорости. Учительница довольно застонала, тело задёргалось, будто от ударов тока, ладони несколько раз дёрнули волосы, потом покинули голову ученицы. Студентка подняла голову от мокрой киски, ожидая как похвалы, как и нового задания.

— Молодец, — похвалила Светлана Владимировна, — мне хорошо... Но я ведь говорила, что и тебе будет хорошо, так? Познакомься со своим фотографом.

Лера не услышала, как открывалась дверь, но, когда обернулась... взгляд натолкнулся на существо отвратительной внешности. В джинсах, с голой грудью, обросшей седыми волосами, удлинённым носом, лысой, будто вдавленной вниз, головой. Студентка, так и стоя на коленях, лицом у щёлки преподавательницы, повернула к ней неверящее лицо, но та смотрела лишь на урода у двери, сказала:

— Упырь, бери её...

Упырь захихикал низким писклявым голосом, начал приближаться.

— Только быстро, — предостерегла Светлана.

Лера подорвалась с колен, повернулась к уроду лицом, начала пятится. Учительница спустила ноги со стула в туфли, опустила юбку, стала, будто ни в чём не бывало, хотя в двух шагах пятилась её ученица от стремительно надвигающегося упыря. Паника захватила студентку, она закричала, развернулась, кинулась бежать вверх средь рядов парт, но через пару ступенек её сцепила жёсткая хватка, придавила к парте, наклонив корпус до прикосновения груди с поверхностью.

Лера почувствовала, как здоровые пальцы расстёгивают на ей брюках пуговицу, рот разорвался от крика с новой силой, но оборвался резко, будто выключили звук. Девушка почувствовала, как во рту разрастается будто ватный ком, хотя в действительности ничего не находилось, ни звука издать не могла. Брюки сползли до колен, заодно прихватит в трусики. Услышав хруст расстегиваемой ширинки джинсов урода, студентка задёргалась с новыми силами, но её руки, заломанные за спину, захватчик удёрживал с лёгкостью одной рукой, как и попытки тела подняться.

Лере по ягодице хлопнуло будто бейсбольной битой, в голове пугающе вспыхнули фантазии на размеры члена, который, в самом деле, внушал уважение как длинной, какую измерить, если опустить орган к полу, то головка будет касаться колен, так же не уступал диаметр, что по крупности можно сравнить с бычьей шеей. Упырь пятился, чтоб конец сполз до ягодиц девушки. Около двери входа-выхода стояла Светлана Владимировна, смотрела на сцену с улыбкой, бросила, чтоб не затягивал, вышла.

Между ягодиц Леры в дырку упёрлось твёрдое, пышущее жаром, надавило. Попка девушки девственна, потому от раздвигания дырки испытывала боль, наконец головка проникла внутрь, расширение закончилось, студентка щекой прислонилась к крышке парты, на дерево со лба упала капля пота. Оставшуюся часть члена насильник вогнал рывком. У Леры перехватило дыхание, сердце замерло, ей показалось, что в него упёрся член. (Специально для — пырь сразу приступил двигать в ней пенисом со скоростью хорошего кобеля, а у девушка всё не могла дышать, от нехватки воздуха начинало темнеть в глазах...

Короткий вздох словно глоток живительной воды, только по всем проходам вплоть от носа до лёгких противно защипало. Следом вернулось чувство ощущения в анале здоровой дубины, принадлежащей типу не совсем приятной внешности. Размах движения таза упыря практически вытаскивал член, оставляя внутри только головку, а вгонял до упора лобка в сочные ягодицы.

Утехи упыря в самом деле оказались не долгими. Он пару раз вогнал с особой силой и застыл, потом Лера услышала над собой низкий смех. Её анальный проход покинуло твёрдое, при выходе головки девушка застонала. Услышала звук застёгиваемой «молнии», потом почувствовала, как трусики от колен поднялись на место, потом брюки. Урод застегнул их. Наступила тишина. Лера улыбнулась. Наконец-то для неё это всё закончилось. Но под живот проползла рука, подкинула в воздух и студентка упала на плечо упыря, тот не спеша направился к выходу из класса.