Наверх
Порно рассказ - Dragon Age: Origins. Рога и копыта
Наверняка про Стража все уже забыли (и поделом). А, между тем, он есть, и живёт даже не так уж плохо, рассказ о чём и прилагаю. Ну, и напоминаю, что он — опять другой, уже новый персонаж, а я, как всегда, жду любых мнений на robbing-good@yandex.ru

«... вероятно, по географическому положению Ферелден является наиболее обособленным из королевств Тедаса...»

Бум!

«... к востоку от него лежит океан Амарантайн, к северу — Недремлющее море, а к югу — Дикие земли Коркари...»

Дзынь!

«... представляют собой необъятное торфяное болото, а зимой — коварный лабиринт покрытых тонким льдом протоков...»

Бзвяк!

Страж вскинул голову.

— Может, это можно делать потише?! — возмущённо вскричал он.

Спаситель Ферелдена сидел на удобной лавочке в одной из бесчисленных комнат первого этажа Редклифского замка. Перед ним были аккуратно размещены походная чернильница, нож, несколько очиненных перьев и видавший виды пухлый кодекс. Чуть дальше располагалась раскрытая примерно посередине книга, из которой Страж, чуть высунув язык от напряжения, старательно и торопливо переписывал понравившийся ему абзац. Рядом лежал, уставившись пустыми глазами в потолок, выпотрошенный кастелян замка. А в дверном проёме Стен сосредоточенно бил оживший комплект рыцарских доспехов эфесом по пустому шлему.

— Зачем ты постоянно пишешь в этой книге? — ровным голосом поинтересовался кунари, не поворачивая головы.

— Знание — сила, Стэн! — торжественно провозгласил маг. — Понимай это кунари, тебе не пришлось бы пройти полмира, чтоб ответить, что такое Мор.

— Баз, — тем же ровным голосом без эмоций констатировал Стен. С очередным мощным ударом доспех осел на пол грудой железа. Украшенный вмятинами шлем откатился в сторону, зевая болтающимся забралом. Страж закончил строчку и порывисто встал со скамьи. Знание знанием, но надо было делать дело — в паре комнат отсюда его ожидал первый чародей Ирвинг и несколько других магов, собирающихся отправить его в на схватку с демоном — и поводов оттягивать встречу больше не было.

****

«Интересно, когда я привыкну к этим ощущениям» — подумалось Стражу. Тень всегда действовала на него угнетающе, а на Истязаниях его вообще чуть не вывернуло. Беготня по блеклым ландшафтам, густо населённым призрачными копиями Коннора и незнакомого бородатого мужика в богатой одежде тоже не располагала желудок к спокойствию, и маг искренне надеялся, что до схватки это пройдёт.

Шагнув в очередной портал, он зажмурился на секунду, а открыв глаза, увидел перед собой того, кого он искал.

Или следовало сказать «ту»? Демон предстал перед ним в облике молодой женщины — с очень достойной фигурой, надо сказать. Безупречные черты лица, чувственные губы, глубокие тёмные глаза... В эти глаза Страж мог бы смотреть неограниченно долго, но мужской интерес заставил его бросить взгляд и ниже. Шею и плечи демона обвивали драгоценности, но ничего иного выше пояса на ней не было — лишь пара подвесок кокетливо прикрывала соски. Полная грудь не оставила бы равнодушной ни одного мужчину — даже на вид упругая и крепкая, она словно манила сжать её сильной ладонью. Страж невольно сглотнул. Ниже пояса изящные очертания женского тела скрывались непонятным одеянием с обилием угловатых складок, но и того, что было выставлено напоказ, хватало, чтобы заставить воображение работать. О том, что перед магом предстала не простая красавица, а одно из самых коварных и могущественных созданий Тени напоминала лишь гладкая фиолетовая кожа, слегка похожая на чешую, витые рога и столп фиолетового пламени, заменявший демону волосы.

Появление Стража демон приветствовала лёгким смешком.

— Что ж, хватит пряток, — прозвучал мелодичный женский голос, в котором не было злобы или гнева — только интерес. — Здесь сердце моих владений, и здесь я наиболее могущественна. Но я не хочу бросать тебе вызов и надеюсь, что и ты с этим, — тут губы демона слегка растянулись в улыбке, а ладонь будто невзначай скользнула вверх, обведя выразительный контур груди, — повременишь.

Форсировать развитие событий не улыбалось и Стражу. Чтобы определиться с действиями нужно было, прежде всего, больше знать.

— Что ты за демон? — спросил он, глядя собеседнице прямо в глаза и надеясь, что его голом прозвучал достаточно твёрдо. С твердостью голоса у него всегда были проблемы — даром прошли уроки красноречия в Круге.

— Я — желание, — раздался над ухом мягкий шёпот. Маг чуть было не обернулся, лишь в последнее мгновение вспомнив, что выпускать демона из поля зрения небезопасно, а в собственном царстве с того и взятки гладки, говорит как хочет.

Значит, демон желания. Страж мучительно попытался вспомнить, что им говорили на этот счёт старшие маги в Круге, и что значилось на этот предмет в различных рекомендованных к прочтению книгах. На ум приходили лишь разрозненные фрагменты — что-то о том, как демоны спекулируют на чаяниях смертных. Попытки извлечь что-то ещё из закромов памяти были безуспешны. А, да. Ещё у них должны быть рога — тут порядок — и копыта.

— Могущество, власть, вожделение, — продолжал между тем шёпот, — вот то, чем распоряжаюсь я. Должен ли ты преследовать меня лишь за то, что от меня люди получают то, чего более всего жаждут?

— К чему ты клонишь? — резко спросил Страж. В голосе прорезалась хрипотца. Из головы никак не шла мысль, не имеющая никакого отношения к Коннору — какие бёдра скрываются под этой непонятной одеждой? Как хотелось бы положить на них руки... настойчиво поглаживать их ладонями... Стоп, да что же это он?!

— Вот видишь, ты настроен говорить, — снова улыбнулась ему демон. — Не скрою, я этому рада — я всегда предпочитала грубому насилию разумную беседу. Хочешь ли ты выслушать моё предложение?

Страж отрывисто кивнул, не сводя глаз с её лица. Кажется, вечер переставал быть томным.

— Ты хочешь, чтобы я оставила мальчика. И я оставлю его — сейчас. Но связь между нами сохранится, и после, годы спустя — я вернусь, чтобы вернуть то, что по праву принадлежит мне. Но это, — вновь раздался переливчатый смешок, — будет позже, много позже того, как ты получишь от меня то, на что вправе рассчитывать за эту услугу.

— И что же я получу? — поинтересовался Страж. Его голос был спокоен, но одному Создателю было известно, каких усилий ему стоило не давать вырваться наружу разгорающимся желаниям. Создателю — и, возможно этому его порочному чаду, так хорошо знающему слабости смертных.

— А чего ты хочешь? — ответила вопросом на вопрос демон. — Знание, наслаждение, любовь — всё это в моей власти.

Внезапно всё внутреннее напряжение как рукой сняло. Не осталось ни волнения, ни неуверенности; даже неприятные ощущения в желудке мгновенно исчезли. (Специально для — секситейлз.орг) Знание, конечно, сила, но... Он ещё раз пристально посмотрел на красивое лицо с этими манящими глазами, тонкую талию, литую грудь.

— Я выбираю наслаждение, демон, — твёрдо произнёс маг. — Покажи мне, — тут он впервые за встречу усмехнулся сам, — что ты можешь.

Демон обольстительно улыбнулась и нарочито медленной походкой двинулась вперед. В ее зрачках, как будто, промелькнула искорка — то ли интереса, то ли насмешки, но Страж не стал обращать на это внимания — сейчас его заботили не глаза, а другие части тела.

— Я могу принять вид, который будет тебе более привычен, — раздался прямо над ухом мелодичный шёпот, хотя демон еще не приблизилась к Стражу. Прежде, чем он успел дать ответ, золотистые украшения на крепкой груди стали стремительно тускнеть, становиться все более прозрачными, и, наконец, исчезли, рассеявшись струйками дыма. То же происходило со складками странного одеяния, скрывавшего обитательницу Тени ниже талии. Истаяв, те обнаружили превосходной формы женские ноги — без всяких, что характерно, копыт. Что ж, минус очко старым пердунам из Круга. Впрочем, Страж не побился бы об заклад, что те знали, как выглядит под одеждой даже обычная женщина.

Внезапно — Страж не смог уловить этого движения, хотя, как будто, смотрел на демона неотрывно — безукоризненно правильное лицо с бездонными, зовущими глазами оказалось прямо перед ним. Молодой маг колебался лишь долю мгновения. Он подался вперед, притянул к себе это издевательски красивое лицо, и его рот встретился с губами демона в жарком поцелуе.

«Словно он целовал облако из песка и грязи... « — пронеслось в памяти. Возможно, автор «Предостерегающих историй для искателей приключений» практиковался в поцелуях с демонами голода — потому что это описание не имело ничего общего с тем, что теперь ощутил Страж. Это было похоже на обычные, разве что, очень красивые женские губы — мягкие, жаркие, податливые; да и страстью далеко не страдавшего скромностью мага было нелегко удивить. Но сейчас между губами двоих будто проскальзывали невидимые и едва ощутимые искры, обострявшие ощущение с каждой секундой. Было и другое — со всеми своими подружками, любовницами и «просто приключениями» Страж привык быть щедрым господином. Каждый поцелуй, каждое прикосновение он дарил им щедро, по-королевски, и принимали их также — преданно и восхищенно. Пожалуй, это ощущение власти над чужим удовольствием и было для Стража самым главным в плотской любви. Теперь же — он чувствовал это ещё смутно, но в мозгу уже успела выкристаллизоваться мысль — наслаждение дарили ему. Гордость начинала восставать против непривычного и неправильного ощущения подвластности — но она явно была не в силах прекратить это сладкую близость по своей воле.

Этого и не пришлось делать. Демон мягко отстранилась и, склонив голову набок, лукаво взглянула на одеяние мага. Мгновение спустя, еще до того, как Страж успел хотя бы пошевелиться, мантия легко соскользнула с мускулистого тела, оставив его в одной набедренной повязке. Тут же он почувствовал прикосновение литой груди и крепких бедер к своей спине и ногам. В первый момент он даже вздрогнул — настолько внезапным и отчётливым было ощущение твердых сосков, прижимающихся к его лопаткам. Страж запрокинул голову и протянул руки назад, нащупывая это манящее тело.

Фиолетовая кожа, издали казавшаяся похожей на чешую, оказалась нежной и бархатистой, а плоть под ней была тепла и упруга. Страж провел ладонями по широким бедрам сверху вниз, потом опять вверх, до округлых, слегка напряжённых ягодиц. Сжал их, услышав глубокий выдох над своим правым ухом. Почувствовал, как ладони демона скользнули вниз по его груди и животу, губы, мягкие и жаркие, мимолётно прикоснулись к мочке уха. Страж попробовал было развернуть жительницу Тени лицом к себе, но вновь не успел — лишь ногти прошлись по его ребрам, оставив бы на них царапины, будь это возможно в Тени. Неспешной походкой от бедра демон обошла Стража, снова оказавшись перед ним. Их губы вновь встретились в поцелуе, и, пока Страж отдавался уже знакомым ощущениям, обхватив отвергнутое чадо Создателя за талию, руки последней легли на его плечи и неожиданно с мягкой силой толкнули мага назад.

Падение не состоялось. Пространство вокруг подхватило Стража, и он оказался в полулежащей позе, откинувшись назад — как в удобном кресле. Более того, это нечто, поддерживавшее спасителя Ферелдена на весу, начало медленно дрейфовать назад. Страж попробовал подняться, приблизиться к удаляющейся партнерше — но обнаружил, что пространство обхватило его со всех сторон: он не мог пошевелить ни одним мускулом ниже шеи.

Демон плавно опустилась на колени, опёрлась ладонями на землю и на четвереньках, медленно, стала подкрадываться к Стражу. Тому оставалось только буравить ее взглядом — а невозможность пошевелиться не мешала ощущать почти болезненное напряжение под обмотанным вокруг бедер куском полотна. Вздыбившаяся плоть, уже налившаяся до каменной твёрдости, казалось, вот-вот разорвёт плотную ткань. Демон приблизилась, оказавшись между его ног. Тонкие, но сильные и нежные руки легли на его бедра, а лицо нависло над напряжённым членом, так что губы чуть не касались через ткань его головки.

«Я надеюсь, все происходящее не отражается в реальности», — подумалось Стражу. «Если я сейчас лежу в Редклиффском замке с вот таким бугром на мантии, у окружающих могут появиться идеи насчет того, как я сражаюсь за жизнь Коннора».

Это была последняя связная мысль, промелькнувшая в его голове. В следующую секунду пальцы демона размашистым жестом сорвали с него последнюю преграду между обольстительницей и напряжённым органом Стража. По инерции резкого движения, вырвавшийся на свободу инструмент несколько раз покачнулся вперед-назад, вновь едва не задевая женское лицо, и замер, нацелившись на чувственные губы. Он, как и остальное тело, сейчас не повиновался Стражу, но налившаяся кровью багровая головка будто своей волей стремилась хотя бы прикоснуться к прекрасному творению Создателя.

Демон подняла глаза, в которых плясали знакомые неясные искорки. Ее взор встретился с остекленевшим взглядом Стража. Слов не требовалось, и, придвинувшись ближе к магу, демон обхватила его плоть губами и опустилась до самого ее основания, позволяя ей погрузиться до самого горла.

Трудно сказать, на что это было похоже. Во всяком случае, минет от человеческих и эльфийских мастериц напоминал это весьма слабо. Страж не сказал бы, что демон ласкала его языком — скорее десятки маленьких, податливых, влажных и горячих жерновов принялись рьяно обрабатывать его напряжённый ствол, то усиливая напор, то задевая его лишь мимолетными, нежными прикосновениями. Там, где сосредоточились сейчас все ощущения мага, было жарко — о да, ещё как! — но это был не расслабляющий и умиротворяющий жар, а что-то свирепое, исступленное, до неестественности обострявшее чувства и заставлявшее желание расти все больше и больше.

Страж хрипло дышал, не сводя глаз с ритмично движущейся головы демона с пламенной шевелюрой. Плотно сжимавшие его член губы сновали вверх и вниз, на мгновение вырывая его из сладостного жаркого плена, чтобы тут же вернуть его туда. Да, он испытывал невиданное наслаждение — но теперь его удовольствие целиком находилось в чужой власти, и одна мысль об этом одновременно уязвляла Стража и возбуждала его до предела.

Внезапно сковавшее его нечто ослабло, и молодой маг понял, что может двигать руками. Поскольку остальные части тела еще отказывались повиноваться, Страж сделал единственное, что ему оставалось — потянулся вперед и, крепко схватив демона за фигурные рога, принялся яростно натягивать ее на свой член. Прекрасная партнерша не возражала — в своем царстве Тени она не была скована рамками анатомии, и тонко очерченный рот без затруднений принимал в себя вздыбленную плоть Стража даже вместе с яичками, которым тоже доставалась своя доля любви. Головка же пробивалась даже дальше, чем прежде — с каждым ударом пениса её стискивала глубокая и приятная теснота, неохотно отпускавшая при возвратном движении. Решила ли демон сымитировать заглатывание, или это было еще что-то, выпускника Круга не волновало — сейчас его заботил только процесс.

Установить длительность соития Страж даже не пытался. Единственные мысли, не посвящённые собственным ощущениям и ротику партнерши появились у него лишь тогда, когда последняя выпустила его член изо рта, напоследок прикоснувшись к нему губами, и подалась назад. Снова утратившие силу руки безвольно соскользнули с изогнутых рогов, чтобы быть подхваченными в падении невидимой опорой. Напряжение плоти, прежде скрадывавшееся умелыми действиями демона, но ни на йоту не убывшее, вновь заявило о себе в полный голос. За какую-то секунду голове Стража пронеслась длинная вереница нечленораздельных звуков, не похожих ни на что и сходных между собой только в отчаянном требовании продолжения. Но именно этого ему и не собирались сейчас давать. Демон, поднявшись на ноги, медленной походкой двинулась вокруг покоящегося на весу Стража, которому оставалось только пожирать её глазами. Женская ладонь опустилась на его плечо, прошлась по тяжело вздымавшейся груди, добралась до другого плеча. Маг, в отличие от первых детей Создателя, был стеснён строением своего смертного тела, и никак не мог повернуть голову так, чтобы наблюдать предмет своих вожделений, когда тот оказался у него за спиной. Но эта немилосердная, по его мнению пытка, продолжалась недолго — вскоре демон вновь появилась перед его глазами. Знакомым жестом она склонила голову набок, и ладони с тонкими длинными пальцами легли уже на её тело. Они спустились по шее и ниже, чуть сжали полные груди, поглаживая пальцами соски, и круговыми движениями двинулись дальше по ребрам, животу, и ниже.

— Не играй со мной, демон! — хриплым голосом выдавил Страж.

В его ушах зазвучал мелодичный негромкий смех.

— Но разве не такой игры ты хотел?... — пронеслось шёпотом на самой границе восприятия.

— Ты прекрасно знаешь, чего я хочу! — рявкнул маг, глядя прямо в бездонные глаза со смесью ненависти и желания. Не только взгляд выдавал его чувства — дыхание и не думало становиться спокойным, ноздри раздувались при каждом вздохе, и уж едва ли что-то могло свидетельствовать о его желаниях лучше, чем замерший в напряжённом ожидании член, которому так не хватало чужого лакомого тела.

— О да, это мне известно лучше многих, — рассмеялся тот же шёпот, и демон повернулась к Стражу спиной...

Свершилось! Его тело снова было с ним, в нём не осталось и доли той слабости, что обычно сопровождает длительное бездействие. Демон опустилась на колени, вытянула руки вперед и по-кошачьи прогнулась в спине, едва не доставая грудью до земли. Подавшаяся в сторону мага попка замерла бы в ожидании — но ожиданию не суждено было состояться. Спешно бухнувшись на колени за прекрасной обитательницей Тени, Страж, даже не направляя орган, (вот уж действительно основание полагать, что тот вела собственная воля) вонзился в демоническое лоно.

Его приняли жарко и беззвучно. Член одним движением скрылся между половых губок, проникнув на всю длину. Здесь не было ни энергичных жерновов-язычков, которые сновали бы по мощному стволу, ни искр, проскакивавших между ним и партнершей — была только теснота, влага, жар вожделенного тела и желание врываться в него снова и снова, раз за разом, до конца. Но превыше всего этого было вернувшееся ощущение власти, особенно ясное и чёткое после стольких минут (часов?) вынужденного бездействия. Да! Ему подчинились, предоставили всё на его волю, отдали полную власть над собой и возможность вознаградить себя за то, чем его так дразнили! Да! Надменный демон с совершенным обликом преклонила перед ним колени и сейчас лишь покорно постанывает под стремительно врывающимся в неё членом! Да! И ещё! Страж, не в силах сохранять молчание при таком богатстве физических ощущений, но и не способный сейчас ни на какую связную мысль, глухо зарычал и излил на партнершу всю череду тех бессмысленных звуков, что еще недавно роились у него в голове. Его ладони легли на груди, эти крепкие литые груди, и принялись беспощадно их мять и сжимать. Рывок! Снова рывок!

От очередного толчка демон даже растянулась на земле. Была ли это случайность или ещё одна тонкая задумка — маг явно не собирался сейчас размышлять. Важно было лишь то, что его орган на мгновение оказался на свободе, а когда выразительные округлости женского тела снова приблизились к нему, он все же сумел оценить наличие вариантов — и с коротким выдохом вошёл в тугую попку.

Демон протяжно простонала, и в этом звуке можно было бы уловить и боль. Будь Страж чуть больше в здравом уме и трезвой памяти, он мог бы возмутиться тем, что ему так явно (хотя и умело) подыгрывают, но натягивать упругий зад, мощно сношать его, используя широкие бёдра в качестве рычага, было куда более интересным и плодотворным занятием.

Страж не смог бы описать эти ощущения словами. Впрочем, он крепко подозревал, что слова для этого всё-таки есть, но, чтобы их знать, надо было регулярно консультироваться у Огрена. Да и смысла в том, чтобы что-то говорить, не было. В Тени даже время теряет своё значение, не говоря уже о произнесённых звуках. Сколько времени это длилось? Было ли это вообще во времени? Просто с очередным рывком Страж дернулся, войдя в партнершу до предела, и начал извергаться в её попку.

Стук крови в ушах слился в один протяжный гул. В глазах потемнело. Но — сразу же с началом конца к магу вернулось привычное трезвое мышление. Он машинально отметил, что не удастся установить, поставил ли он рекорд по продолжительности семяизвержения из-за всё тех же сложностей с течением времени в Тени и сознательно отдался на волю уже уходящего наслаждения, ожидая, пока рассеется мрак перед глазами.

Первым, что обозначилось перед его взором, были неясные контуры гобелена на стене. Страж закрыл глаза, потом снова открыл. Внизу обозначился ещё какой-то абрис. Потребовалось сморгнуть несколько раз, чтобы абрис принял очертания носков его ботинок. Моргнув ещё раз, Страж бросил быстрый взгляд на свою мантию. Ни бугра, ни, хвала Создателю, мокрых пятен не наблюдалось.

— Порядок, — облегчённо выдохнул он.

Над ним немедленно появилось взволнованное лицо эрлессы Изольды.

— Что? Всё в порядке?

Замешательство длилось мгновение.

— Да! — уверенно подтвердил Страж. — Ваш сын будет жить.

*****

«... следует отметить, что в таких историях демону почти всегда удаётся получить больше, чем он отдал, даже если маг считает, что его пожелание было удовлетворено... «.

Страж захлопнул кодекс. Пора было двигаться в путь. Конечно, как он сегодня выяснил, далеко не всё, чему учат о демонах книги, было правдой, но ему в любом случае хотелось быть подальше от Редклифа, когда демон начнёт «получать больше, чем отдал». А если учесть, сколько и чего именно он отдал магу... В общем, Страж был очень рад тому, что в конечном счёте отдуваться за эту историю придётся Коннору.