Наверх
Порно рассказ - Виртуальная реальность. Часть 2
Данный рассказ основан на реальных событиях, и все описанные в нем действия и детали практически не искажены художественным вымыслом.

Ах, эта волнительная первая встреча! Как много раз они прокручивали ее в своем воображении, представляя всевозможные ее варианты. Соня представляла, как наденет самое красивое свое бирюзовое в пол платье, и придя на встречу загодя, позволит ему отыскать ее в толпе... Но реальность оказалась иной — не в силах ждать, он встретил ее прямо на вокзале, после длительного перелета и двенадцатичасовой поездки в поезде, помятую, уставшую, в джинсах. Но все это было не так уж и важно — ведь они, наконец, увиделись вживую! Дима в нетерпении топтался на перроне, и когда невысокая блондинка с огромным чемоданом показалась на подножке, по лицу его расплылась дебильная смущенная улыбка. Молча подхватив чемодан, он помог ей спуститься, и повел за собой, к машине. Авто у него было самым обычным — недорогая иномарка базовой комплектации, зато такого же синего цвета, как Сонин Passat CC, нашпигованный по самое не хочу, навороченный, новенький. Она догадывалась, что Дима совсем не богат — к тому моменту она уже знала, что работает он в госучреждении. Выглядел он тоже довольно скромно — самые простые джинсы и рубаха, неизвестного производителя. Но ей было это безразлично. Главное, что он теперь был рядом!

Соня так мечтала об идеальной встрече с мужчиной своей мечты, красивой, романтичной. Такая банальщина несколько огорчила ее. Особенно смутил их обоих внезапный конфуз — когда Дима загружал ее чемодан в багажник, его рубаха треснула на спине и буквально повисла ободранными ремками.

— Вот это я попал сейчас. — смущенно сказал он, садясь в машину, и в этой его фразе, во всей этой нелепой ситуации с порванной рубахой, угадывалась какое-то предзнаменование, будто сама судьба подавала им обоим некий знак.

— Это все из-за меня. — попыталась пошутить Соня, даже не догадываясь, насколько она права.

Довезя ее до дома, Дима заглушил мотор и повернулся к ней. Они еще даже не поцеловались ни разу, да и разговора толком еще не состоялось. Оба были смущены. Соня трепетала в предвкушении первого, реального поцелуя, и не понимала, отчего же он медлит и все никак не целует ее? Быть может, она ему разонравилась? Не потому ли, что у нее слишком большая попа, или неудачная прическа, да еще мало ли чего могло его оттолкнуть? Но пока она об этом думала, он наклонился к ней и наконец прижался губами. Как же это было волнительно!!! Именно о поцелуях она мечтала больше, чем обо всем остальном. Она так любила целоваться. И вот наконец их губы соприкасаются, так же медленно, нежно, как это бывало в виртуальном пространстве. Он поцеловал сначала один уголок ее губ, затем другой, обрисовал кончиком языка контур, провел им между губок, и только тогда поцеловал ее со страстью, проникая внутрь. Тут же ей вспомнились и остальные описания интимного общения, и она подумала, что он должно быть неплох в постели. От такой мысли желание мгновенно вспыхнуло в ее изголодавшемся теле, и она опустила руку на его ширинку. Дима был уже готов, и она не могла этого не заметить.

— Тут неудобно. — Соня имела ввиду переднее сидение.

— Пойдем назад. — Дима вышел из машины и помог ей перебраться на заднее сидение, после чего присоединился к ней. — Только не здесь, милая. — он прижал ее к себе, целуя волосы. — Первый раз в машине — это отвратительно.

— Конечно. Просто побыть рядом... — Прижавшись к нему, такому теплому, живому, настоящему, она с ума сходила от радости. Дима нисколько не разочаровал ее в реальности. И хоть она уже успела увидеть многое по фото, она с приятным удивлением отметила, что он был в очень неплохой форме — стройный, подтянутый, моложавый. Только по темным глазам было видно, что ему действительно сорок.

Им не хотелось отрываться друг от друга, и поцелуи лились потоком. Он обцеловал все ее лицо, не забыв о носике, щечках, подбородке. Добрался и до шеи, бережно сдвигая светлые волосы, и до ложбинки груди. Пока он целовал ее, она непрестанно гладила его по голове, спине, не веря тому, что все это — реальность, и она обнимает не подушку, а его, живого, настоящего. Открывая ему путь к своей груди, она улеглась на сидение, поджав ножки. Он опустился на пол, и продолжил обласкивать ее. Дошло до того, что его рука скользнула ей под джинсы, и она замерла в предвкушении. Конечно, она не так представляла первую встречу, и первый контакт, но... как же этого хотелось! Отогнав сомнения в сторону, она чуть развела ноги, и позволила его пальцам скользнуть под трусики.

— Ты мокрая! — с придыханием прошептал Дима, глядя ей в глаза.

— Я хочу... — вырвалось у нее.

Дима поводил пальцем вдоль гладкой, нежной теплой писеньки, вытащил руку, поднес палец к губам и облизал ее сок.

— Какая же ты сладкая. — со стоном выдохнул он. — Но надо остановиться. Еще немного, и я трахну тебя прямо тут. Наш первый раз должен быть другим.

— Первый раз? — Соня улыбнулась, намекая на то, что Дима предупреждал ее о том, что в реальности у них не будет ни секса, ни поцелуев, потому что он не сможет на это пойти.

Он конечно понял ее подкол, и обреченно признался:

— Я знаю, что это плохо. Но я хочу. Всего. С тобой. Но только не так, милая. — он поправил ее смятую одежду и помог сесть. — Пошли, а то передумаю и изнасилую тебя тут.

Это была пятница, и пару дней им не довелось увидеться. Но они постоянно оставались на связи, переписывались и созванивались. Осторожно обсуждали следующее свидание, нормальное, а не такое скомканное, сумбурное, как первая встреча. Было решено выбрать какое-то уютное место, и запастись временем, чтоб насладиться друг другом сполна, не спеша, смакуя близость. Однако в реальности все всегда бывает совсем иначе...

В понедельник утром Дима стоял на пороге ее квартиры, и уже через пять минут лежал вместе с ней на разложенном диване. Обстановка эта была не самой романтичной, стоял солнечный жаркий день, светило солнце в окно, убогий советский интерьер... Это была квартира Сониной подруги, не слишком обеспеченной и чистоплотной. Не лучшее это было место для красивого романтичного интима.

— Давай только целоваться. — предложила она. — Просто полежим вдвоем.

— Я не хочу брать тебя здесь. — Дима презрительно скривил лицо, соглашаясь с ней. — Но я хочу поласкать тебя. Иди сюда.

Снова поцелуи. Долгие, глубокие, дразнящие. Как же сладко он целовался! И губы у него были такие сочные, упругие, Соне было их так приятно пощипывать губками. Руки его осмелели и гуляли по изгибам ее тела, забрались под пижамную маечку, которую она не успела снять, и нащупали грудь. Пощипав пальцами соски, он вдруг навалился на нее сверху, радуя девушку давно забытым ощущением мужской тяжести, и тяжело задышал, показывая ей свое желание.

— Я достану его, ты не против? — он имел ввиду член, конечно. — Больно, не помещается в штанах.

— Достань. — Ей нетерпелось познакомиться с ним, увидеть его рядом с собой.

Дима встал прямо над ней, на диване, медленно расстегнул рубаху, скинул, радуя ее взгляд своей абсолютно гладкой, без волос, грудью и плоским животом, красивыми руками, затем расстегнул ремень и джинсы, спустил их и остался в одних трусах, из-под резинки которых заманчиво выглядывала головка.

Соня вдруг застеснялась, их близость произошла так стремительно, она чувствовала, что никакого красивого первого раза не будет, а будет жадный, страстный трах, прямо в этой бельевой майке на разложенном диване... От этих мыслей она покраснела и закрыла лицо руками. Дима, видимо, решил, что она засмущалась его оголенного тела. Но вместо того, чтоб остановиться, он сказал ей таким странным голосом, с приказной интонацией:

— Посмотри на меня.

Робко отняв ладони от лица, Соня увидела, что он абсолютно голый, стоит над ней, расставив ноги, между которых торчала колом внушительная дубина.

— Посмотри. — повторил он, глядя прямо ей в глаза. — Видишь, как он стоит на тебя?

Не дав ей ответить, Дима опустился и лег на нее сверху, примкнув поцелуем. Его твердый конец упирался ей в бедро, и Соня почувствовала, что готова сдаться. Как же ей хотелось впустить его в себя!!! Они целовались, жарко обнимаясь, а его член все тыкался и тыкался ей то в бедро, то в лобок, и когда головка уперлась ей прямо во влагалище, через трусики, она томно простонала и заелозила по дивану, инстинктивно стараясь надеться на его тело.

— Милая... — Дима оторвался от ее губ. — Ты уверена? А как же красивый первый раз?

— Да похуй... — Соня шире расставила ноги, и он как с цепи сорвался. Стянул рывком белые трусики, и вошел в узенькую ждущую щелку. Все произошло так бурно, так страстно, горячо. Они с такой жадностью набросились друг на друга, утоляя мучившую жажду. Со стороны их близость выглядела не слишком романтично — растрепанная девушка в майке содрогалась от бешенной долбежки на скрипящем диване. Но это была лишь картинка, на самом же деле они не просто трахались, они буквально упивались друг другом, стараясь выразить в этой сумбурной горячей близости всю накопившуюся тоску друг по другу.

Дима толкал и толкал ее собою, не думая кончать — да, у него это получалось, подолгу трахаться и не кончать. Заметив, что она немного подустала от его толчков, он вышел из девушки, опустился на колени, на пол, и подтянул ее за бедра к краю дивана. Соня улыбнулась ему, поняв, что он задумал. В следующий миг его язык уже пробовал ее теплую влажную плоть.

— Какая сладкая... — он рычал от вожделения, с удовольствием смакуя вкус молодой, очень привлекательной писюльки, которую так долго вожделел. Побегав языком вдоль вульвы, он перешел к клитору, и принялся щекотать его нежную плоть, заставляя Соню стонать и закатывать глаза от удовольствия. Скоро она кончила, и тогда он снова вошел в нее, желая облегчиться. эротические истории sexytales Ее все еще окутывали волны удовольствия, и она словила яркие отголоски оргазма, почти такие же сладкие, как сам экстаз, только во влагалище.

Дима кончил, и повалился рядом с ней, обняв руками и ногами. Оба они тяжело дышали, приходя в себя от внезапной горячей страсти. Стало неловко, и ей, и ему. Оба они были натурами чуткими и внутренне нежными, такой примитивный грубый акт страсти казался им чем-то низменным, недостойным их утонченной внутренней близости, однако, что случилось, то случилось.

— Прости. — вдруг сказал Дима.

— За что? — не поняла она.

— Что все так. Я хотел по-другому. Ты достойна более красивого отношения. Если б ты не сказала это «Похуй», я бы остановился...

— Да ладно. — Соня прильнула к нему крепче. — Все равно хорошо ведь.

И вновь лавина поцелуев накрыла ее тело. Дима очень скоро пришел в боевую готовность, и без слов перевернув ее на животик, даже не приподняв, вошел сзади и вновь овладел ею, на это раз медленно, давая ей прочувствовать каждый сантиметр своего красивого, крупного члена. Чувствуя его тяжесть на себе, девушка ощущала себя беззащитной и в то же время защищенной его телом, его страстное дыхание ласкала ее ушко, и она периодически поворачивала голову назад, выгибая шею, чтоб слиться в поцелуе, отдаться ему максимально. Эта близость понравилась ей гораздо больше, и она протяжно, сладко кончила, покусывая его руку. А он еще продолжал, ему нужно было много времени, чтобы кончить.

— Хочешь, дай мне в ротик. — Предложила Соня.

Дважды предлагать не пришлось, и он поднес член к ее головке. Нежно глянув друг другу в глаза, они поцеловались, а затем Соня покрыла поцелуями весь его возбужденный, мокрый от ее сока член. Он был таким приятным на вкус, теплым, без резкого запаха. Ей понравилась его интимная плоть. Посасывая и щекоча ее языком, она получала искреннее удовольствие. Не обделив вниманием его яички, девушка поочередно подержала их во рту, осторожно втягивая в себя, а затем снова вернулась к стволу. Дима ласково гладил ее по голове и спине, наслаждаясь нежными губами, и скоро предупредил:

— Я сейчас кончу.

Он попытался отнять у нее член, чтоб разрядиться на одеяло, но она не позволила ему этого, и он кончил прямо внутрь, заполняя ее ротик спермой. Ее вкус так же пришелся Соне по душе, Дима был спортсменом, не курил и не пил, и его жидкость была действительно приятна на вкус, не горькая, не кислая, не соленая — чистый протеин, сладковатый и естественный. Проглотив ее, она выпустила еще стоящий орган изо рта и обсосала головку, очищая ее от остатков спермы.

— Ты с ума сошла. — Дима склонился к ней и поцеловал в губы.

— Почему?

— Ты ее проглотила?

— Да. А что? — Соня начала смущаться.

— У меня никогда такого не было. Вообще. — Признался он, обнимая ее.

— Да? Странно. Я думала, твоим девушкам нравилось с тобой... Ты такой приятный. Правда. Мне было очень приятно с тобой. Искренне.

— Сонь... — он взял в ладони ее личико, и заглянул в глаза. — У меня было всего две женщины. И одна из них — ты.

Соня смотрела в его глаза, и видела — он не врет, не врет ей сейчас. Что-то кубарем ворочалось в ее груди, теснило так, что дышать было тяжело. Это ощущение ей так же было хорошо знакомо. Оно предвещало ей чувство. Настоящее, серьезное, и глубокое. В этих его словах сквозила такая искренность, и они стали еще ближе друг другу в этот миг.

— Я тобой восхищаюсь... — прошептала она, и поцеловала его в губы.

— И все то, что я писал тебе в сообщениях, о жаркой развратной ебле, я никогда в жизни не делал. Я боюсь, что не смогу тебе дать то, что ты ждала от меня. Я вовсе не герой-любовник.

— Какая ерунда! — возразила она. — Ты потрясающий. Страстный, чуткий. Мне понравилось все. Вообще все. Какая разница, сколько и с кем у тебя было, если ты такой чувственный. Мне было хорошо с тобой.

Они снова поцеловались, прижавшись друг к другу. Понежившись на разложенном диване еще недолго, они решили отправиться на прогулку — ведь изначально Дима и заехал за ней ради этого. Пока Дима был в ванной, Соня быстренько оделась — в узкую юбку-карандаш и блузку с глубоким вырезом, обтягивающую грудь почти второго размера. Причесав светлые локоны, она вполне прилично выглядела, будто и не была обтрепана жарким интимом сегодня. Дима тоже оделся, но идти никуда уже не хотелось. Они собрали диван, и уселись рядышком. Соня прильнула головкой к его плечу, и они погрузились в беседу. Первую полноценную беседу со дня ее приезда. Наговорившись, снова поцеловались, и сами не заметили, как оказались опять в горизонтальном положении. Дима лежал сверху, и покрывал ее поцелуями. Невозможно было оторваться от губ! И очень скоро их вновь объяло желание. Ни слова не говоря, он задрал ее юбку, стащил трусики, и снова овладел ею, прямо одетой, на собранном диване, неотрывно глядя ей в глаза.

— Да что такое! — воскликнула Соня, когда все закончилось. — Мы сегодня выйдем куда-нибудь или нет?

— Уже навряд ли... Мне пора домой. — Дима виновато покосился на часы. Вот они, прелести отношений с женатиками... Никогда у Сони не было женатых мужиков. Это было ее табу. С тоской отпустив его, она тут же схватилась за планшет — Дима уже строчил ей сообщения.

Решив повременить с интимными встречами, они со следующего же дня окунулись в прогулки, шатания из одного кафе в другое, походы по кино. Работа Димы позволяла ему незаметно слинять на полдня, и все это время он проводил в обществе Сони, непрестанно думая о том, какой бы повод придумать завтра, чтоб «задержаться на работе» и побыть с девушкой подольше. Каждый раз прощаясь, они оба неизменно погружались в тоску, их тянуло словно магнитом друг к другу, и оторваться было невыразимо тяжело. Хоть интима у них пока больше не было, они много и жадно целовались, прямо на улице, в людных местах, и часто Дима обнимал ее слишком уж крепко, задирая платьице и ощупывая попку. А еще они прятались в кустах, за деревьями, под мостом, в общем там, где мало людей, и она шаловливой ручкой поглаживала и сжимала его член, который стоял вообще всегда, и торчал из-под ремня, а затем наклонялась и целовала головку, слизывая язычком прозрачную капельку его желания. А Дима не упускал случая незаметно от окружающих присунуть ей палец в постоянно влажную в его присутствии расщелинку.

Через неделю, в очередной понедельник — это был самый халявный день в его рабочей неделе — они вновь задумали интимную встречу. Но уже в другом месте и с другой обстановкой. Однако у Сони пошли месячные, и пришлось им отправиться в кино. Фильм оказался дерьмовым, Соня скисла, и Дима предложил уйти. Погуляв по центру, они незаметно вышли к зданию, где работал Дима, и он позвал ее:

— Пойдем ко мне на работу. Там никого нет, я в кабинете один. Посидим вместе.

Соня согласилась. В кабинете Димы было не слишком уютно — голые окна без штор, куча барахла на стеллажах, железо, какие-то компьютеры, которые он тут чинил. Заперев дверь, он сел на стул и подъехал к ней:

— Скинь туфли. — Соня жаловалась, что ноги у нее устали, и он решил их приласкать.

Сбросив обувь, она с улыбкой подняла ухоженные ножки и поставила их на его стул, при этом бедра ее чуть разъехались, открывая Диме пикантный вид. Массируя ее ножки, он непрестанно пялился на ее промежность, от которой исходил смутный аромат. В его глазах Соня видела желание, и мгновенно возбудилась сама. Он оставил в покое ее ступни и перешел к икрам, так же нежно массируя их, а после пошел выше, и выше... Ухватив ее за обе ноги, он резко дернул, и стул, на котором сидела Соня, подкатился вплотную к его стулу, и теперь девушка с раздвинутыми ногами была прямо перед ним. Так же неотрывно глядя ей в глаза, он принялся поглаживать ее лобок сквозь трусики, но отчего-то Соня не стонала...

— Я ничего не чувствую из-за прокладки. — призналась она смущенно. Ей было неловко, что Дима трогает ее ТАМ во время менструации.

— Тогда нужно все это снять. — он ухватил резинку трусиков и потянул вниз.

— У меня ведь ЭТО. — предупредила она, приходя в восторг от его прямолинейности.

— Ну и что. — Дима склонился к ней и нежно потерся носом об ее щеку. — Я хочу тебя.

— А если ты испачкаешься? — Соня очень завелась от необычности происходящего, но ей еще было немного неловко от всего этого.

— Ничего страшного. Иди сюда. Все в тебе для меня желанно.

Соне пришлось немного откатиться на стуле назад, чтоб встать на коленки, лицом к спинке, и выгнуть попку навстречу Диме. Он спустил ее трусики до колен и задрал платье повыше, чтоб не испачкать. Чуть подтянув ее к себе, он расстегнул ширинку и вошел. Соня еле сдерживала крики и стоны — в коридоре постоянно кто-то ходил, и мог их услышать. А Дима брал ее, так страстно, глубоко, что стул постоянно откатывался, и ему приходилось его держать, чтоб девушка не слетела с его члена. Он тоже молчал, из тех же соображений. И это только усиливало их удовольствие. Оргазм наступил быстро, и Дима кончил ей внутрь, едва дыша от страсти. Выйдя из нее, он достал откуда-то упаковку салфеток и бережно вытер сначала ее испачканные кровью бедра и киску, а потом и свой член. После он опустился и поцеловал ее попку, каждую булочку по очереди, а затем осторожно натянул трусики обратно. И все это в тишине, без стонов, всхлипов, будто их могли услышать и застукать в этой пикантной обстановке.

Отдышавшись, приведя себя в порядок, они снова уселись на стулья и подкатились вплотную друг к другу. Говорить ни о чем не хотелось, хотелось просто быть вдвоем. Дима взял ладонями ее лицо, и принялся медленно, со смаком целовать, выражая всю свою нежность молоденькому ангелочку, так внезапно ворвавшемуся в его жизнь. Соню тоже охватывала нежность, в груди ее все трепетало, и она, так же как и он, осыпала все его лицо поцелуями. Жаркий трах был забыт, тонкое прекрасное чувство связывало их в этот миг, они растворялись друг в друге. Не в силах больше целоваться, они просто прижались лицами друг к другу и так сидели, ничего не говоря, пока рабочий день Димы не окончился.

А дальше, неделя за неделей, все так и продолжалось — долгие прогулки, гулянки по кафе, и редкие, но незабываемые интимные встречи. Каждый раз так получалось, что секс случался незапланированно — однажды в кафе, в туалете, когда Соня соблазнила его, играясь ножкой под столом, еще раз в машине, на заднем сидении, когда он просто заехал за ней, на столе, за которым они только что поужинали приготовленным вместе салатом... Дима даже признался, что у него за всю жизнь никогда не было столько интимного разнообразия, сколько за месяц с ней. Но особенно ему запомнилось одно. Это было не просто сексуальное переживание, в этом открывалась вся глубина ее чувства, которое она испытывала, но о котором не говорила. Однажды после интима — на этот раз обычного, на том же разложенном диване, — он пошел в туалет, отлить. Соня проскользнула за ним, и обвив ручками сзади, осторожно взялась за член:

— Можно, я помогу тебе?

— Давай. — Дима замер. Это была его давняя фантазия, и когда-то он писал об этом Соне, еще до встречи. Неужели она решила ее осуществить?

С трудом заставив себя отлить, он позволил ей держать его член, а после стряхнуть его. Это было невообразимо приятно, и в этот миг оба они почувствовали, что перешли на какой-то новый уровень близости. Он уже закончил мочиться, и хотел было убрать член, но Соня попросила:

— Повернись ко мне.

Он послушно развернулся, и вдруг она медленно опустилась на колени, и прильнула губами к расслабленному члену. Взяв его губами, она облизала головку и вторглась языком в канал, вылизывая микроскопические капельки, оставшиеся в нем. Он смотрел на нее и просто охреневал от всего происходящего. Когда она подняла на него свои глаза, в них он прочел «Люблю». Ничего не говоря, он тоже встал на колени, и примкнул к ее губам поцелуем. Так они целовались, стоя на коленях в узком туалете, не замечая ничего вокруг.

Они никогда еще не говорили о своих чувствах, не обсуждали, что им с ними делать. Просто наслаждались друг другом тогда, когда это было возможно, и непрерывно общались в моменты разлуки через интернет, как и до реальной встречи. Но, конечно же, они оба понимали, что так не может продолжаться всегда, и рано или поздно придется выяснить, ху есть ху в их отношениях. Соня поглотила его, отдавая ей каждую секунду своего времени, пусть и не всегда физически, но всегда в мыслях, он стал отдаляться от своей реальности. И все чаще и чаще Сонечка читала его послания: « Я не могу без тебя»,» Я тебя обожаю»,» Я хочу быть с тобой»,» Сидя на работе, я думаю, как бы мне убежать к тебе», «Ты нужна мне». Только заветное «ЛЮБЛЮ» еще ни разу не звучало ни из ее, ни из его уст.

Дима понял, что зашел слишком далеко. Он так растерялся, и ему вдруг стало стыдно за все, что он делает. Все казалось неправильным. Неправильно врать жене, неправильно изменять. Неправильно обделять Соню, превращая ее в девочку на час, мучить ее постоянно отменяющимися встречами, невозможностью пойти туда, куда ей хотелось, ведь там их могли увидеть. Он хотел для нее самого лучшего, но ничего не мог ей дать. Во всяком случае, сейчас. А она, словно кошка, чуяла его мысли, и начались ссоры. Сколько было высказано! И вполне справедливо. Не в силах ничего решить, не желая пороть горячку, Дима заявил, что ему нужна пауза.

— Мне нужно все обдумать. — Сказал он. — Я хочу побыть на расстоянии, чтобы все понять.

Но для Сони это значило одно — прощай. Эти слова просто наотмашь ударили ее по самолюбию и гордости. Она перелетела полконтинента ради встречи с ним, она подстраивалась под его график ради редких встреч, она наступала на свою гордость, отказываясь от походов в те места, где их могли увидеть, она отдергивала свою руку каждый раз, как на улицах он с кем-то здоровался, она стоя на коленях в туалете целовала его член... И ему нужна какая-то там пауза? Не желая быть брошенной, она бросила первой, перестав отвечать на звонки и сообщения. Но отчего-то ей не хотелось уезжать. Интуиция говорила ей, что следует остаться, и это еще не конец. И она сдала свой обратный билет.

Продолжение следует.