Наверх
Порно рассказ - Универские шалости
Это был май. Старший преподаватель Дмитрий Александрович Ильинский, как меня назвали при рождении, готовился к последним дням учёбы. Дети же готовились к каникулам, поэтому нагружать их на парах чем-то вроде дополнительных контрольных или внезапных проверочных тестов я не стал. Тем более, что итак делал это довольно часто. Основы термодинамики студентам нравились, ну как сказать, так же как бормашина в кабинете у стоматолога. Но, тем не менее, они учили предмет с максимальным усердием. Может всё дело в моём (как они выражались) «садистском» подходе к преподаванию, а может потому, что отчислись студента я мог реально, в отличие от моих коллег. Не знаю.

Сколько себя помню, никогда не слыл красавцем. Мозгов благо всегда хватало, а внешность была зауряднее некуда. Самая что ни на есть средняя. Тем не менее женским вниманием я обделён не был. Правда работать для этого приходилось гораздо больше, нежели тем, кого природа одарила внешними данными.

Но стоило прийти на работу в родной вуз, как студентки (почему-то особенно 2 курс) облепили меня как мёдом намазанного. Спорить не стану, читая лекции и замечая на себе недвусмысленные взгляды молоденьких девчонок, я павлином раскрывал хвост на всю пару. В конце концов, через год, это наскучило, лекции я стал читать обыденно и сделался самым настоящим «преподом». Однако озорные взгляды некоторых девиц всё же отмечал. С парнями отношения сложились тоже вполне дружеские. Я резко выделялся из компании преподавателей именно возрастом. Поэтому и посиделки с пивком, и компьютерные игры мне были не чужды. На том собственно и сошлись.

Среди студенток моим вниманием пыталась завладеть некая Спицына Александра. «Можно просто Саша» однажды застенчиво произнеся перед уходом. Это была спортивная и подтянутая девушка, ростом не выше 165, со вторым размером груди, что я успел про себя отметить, пробегая по ней... совсем не преподавательским взглядом. В личике было что-то ещё детское, но в то же время оно могло поразительно меняться так, что в ней читалась взрослая опытная женщина, что само собой было лишь иллюзией.

Сначала я не придал значения её несколько повышенному вниманию к моей персоне. Но потом попытки наладить со мной неформальный контакт стали настойчивее. Я не стал ей мешать, и вскоре мы уже частенько оставались после пар в местной кафешке поболтать. Общение быстро перешло на «ты», но я старался держать дистанцию, да и она явно побаивалась идти дальше обычного общения. Так продолжалось несколько месяцев.

И вот, в очередной раз оставшись после последней пары, я собирал свои вещи и попросил Сашу выключить комп и доску. Услышав за спиной щёлканье клавиш и постукивания пером по доске, я не заметил, как она подошла ко мне сзади, наклонилась и, обняв меня, прошептала на ухо «Я тебя хочу». Честно сказать, я опешил. Словно эти месяцы она усыпляла мою бдительность, что бы потом вот так огорошить. Я резко встал и развернулся. Тут картина прояснилась. Всё оказалось гораздо проще, нежели тот коварный и изощрённый план, что я себе вообразил. Саша стояла, опустив глаза с покрасневшим лицом. Все эти месяцы она просто искала в себе храбрость сказать мне это. И сейчас она в диком нервном напряжении ждёт моего вердикта. Пока она рассматривала свои босоножки, я рассматривал её. Свободный сарафанчик в бело-голубую полоску, через который можно было разглядеть то, что конкретно хочешь разглядеть, заканчивался до колен, так что её ножки тоже (пусть и не полностью) подлежали детальному осмотру.

— Саш, не стоит говорить об этом здесь, — сдержано произнёс я. — Давай обговорим то, что ты сейчас сказала чуть позже, в кафе как обычно.

На девочку было жалко смотреть, мои слова она явно перевела отказом и смущением, что собственно буквально рушило всяческие отношения между нами.

Что бы было ясно, я не садист, да и самому хотелось прямо там, в аудитории раздеть её и затрахать (уж извините другое слово, вряд ли может отразить суть точнее) до полубессознательного состояния. Но разум всё-таки восторжествовал. Это раньше, будучи студентом, я не задумываясь вытаскивал резинку и набрасывался на жертву. Сегодня же мне светило повышение на кафедре, и рисковать быть застуканным со студенткой, было не в моих финансовых планах.

— Давай собираться, — бросил я Саше, которая с поникшим видом принялась собирать вещи, и развернувшись вышел из аудитории. Выйдя на крыльцо физфака я маялся, не понимая чего ищу. И тут увидел Колю Старикова с 4-го курса.

— Коль, ну-к поди сюда, — позвал я парня. — Дай закурить.

Коля был довольно смышлёным парнем и без вопросов достал пачку и целиком отдал мне. Возблагодарив создателя... хотя какой нафиг создатель? Короче порадовавшись, что есть на свете добрые люди, я достал две сигареты, раскурил и протянул одну Коле.

— Бестия лютует? — поинтересовался он. Бестией у нас звалась Анна Владимировна Пак наш зав каф. Эта, ни разу не похожая на кореянку женщина, буквально терроризировала всю кафедру. Если не сдан отчёт, подпорчена ведомость или не дай бог в журнале след от корректора, это приравнивалось к смертному приговору.

— Да нет, — отмахнулся я. — Она вобще последние пару месяцев само обаяние.

— Рад стараться, — весело хохотнул Коля.

— Ага... — не обратив сначала внимания на его слова, а потом, — Что значит «рад стараться?»

Тут улыбка студента стала ещё шире, буквально на всю морду.

— Ты чё... Колян, ты чё Бестию трахаешь? — голос мой похоже говорил за меня куда гораздо красноречивее, потому что Колька сложился пополам от хохота. И отсмеявшись вдоволь, утирая слёзы произнёс:

— Да, Дим, как ты это сказал «трахаю».

— Как?! — вырвалось у меня, что вызвало очередной приступ хохота.

— Да очень просто, — сказал всё ещё улыбаясь Коля. — Между прочим, я её так и зову — Бестия.

— И не обижается?

— Дык зову так, потому что она в постели бестия. Я после секса с ней выжат как лимон...

— Довольный лимон? — с улыбкой переспросил я.

— О, да, — улыбнулся Коля, и после затяга продолжил. — А у тебя что стряслось?

— Сашку Спицыну знаешь?

— Ага.

— Только что хотела что б я её прям там в 341 отымел.

Теперь настала очередь Коляну вытягивать морду. Я вкратце пересказал то, что произошло наверху.

— Да, брат, что делать то будешь?

— Как что? — спросил я с усмешкой, — Если девушка на тебя сама бросается, грех не воспользоваться.

С этими словами я пошёл обратно в 341 аудиторию, где в нерешительности меня ждала Саша. Зайдя в кабинет, я обнаружил её сидящей на подоконнике. Прижав к себе колени, она положила на них голову. Я тихонько кашлянул, она вздрогнула. Жестом я поманил её к себе.

— Пошли, в кафешке поговорим.

Кафе «У Равиля» было довольно поганеньким, но в целом для студентов и бедных преподов достаточно хорошим. Когда мы зашли, народ уже расходился. Мы сели за «свой» столик, Саша молчала и пыталась избежать моего взгляда. Когда молчание стало невыносимым, она под предлогом помыть руки умчалась в туалет. Подождав пару минут (выходить быстро она явно не собиралась), я пошёл следом. По сколько кафе было построено на основе квартиры на 1 этаже, туалет был здесь один и на «М» и «Ж» он не делился. Я быстро юркнул внутрь, не забыв закрыть дверь на щеколду.

— Дим? — вопросительно посмотрела на меня Саша. Она просто сидела на закрытом унитазе. Я взял её за плечи и поднял. Резко развернув девушку к себе спиной, я начал снимать с неё сарафан. Слабый стон протеста был мною проигнорирован. Да и сама она была слишком растеряна, чтобы хоть как-то отреагировать. С одной стороны ей было стыдно, с другой — она сама этого хотела. Быстренько сдёрнув с неё сарафан, я впился губами в её шейку, в то же время мои руки свободно гуляли по её прелестному телу. Она задышала чаще и прикрыла глаза. Я одной рукой разделался с лифом, второй продолжая всё больше и больше возбуждать девушку. Я схватил её за грудь и она вскрикнула.

— Т-с-с, — шикнул я. — Не надо так громко.

На ней осталась последняя вещь. Дабы добавить пикантности моменту их я просто порвал прямо на ней. И вот я держу в своих объятиях абсолютно голую красотку, с абалденной фигуркой и смотрю в зеркало. Картина надо сказать просто восхитительная. Всё ещё сжимая/разжимая её грудь одной рукой, второй спускаюсь ниже, проходя наощупь мимо коротких колких волос, к заветной горошинке. Сашка дышала так часто и громко, что, пожалуй, даже паровоз не смог бы с ней сравниться. Я слегка надавил на её клитор, и тут же Саша выгнулась в моих руках и, задрожав, всем телом начала сотрясаться. Девушка приглушённо стонала, пока конвульсии заставляли трепетать её тело. Она билась в оргазме секунд десять. А когда успокоилась — еле стояла на ногах, единственное, что удерживало её от падения, были мои руки.

— Ого как тебя раскочегарило, — только и произнёс я. На что она залившись пунцовой краской ничего не ответила. Решив, что даму я уже подготовил, я начал было снимать джинсы, как тут до меня доходит, что резинки я оставил дома. Я уже был готов сгрести Сашу, закинуть её на плечо и бегом отправиться домой, как тут услышал тихое:

— Я на противозачаточных...

Ничего больше не говоря, я достал свой стоящий колом член и приставил к её киске. Немного поводив по ней, резко задевая клитор (полустон полукрик в Сашином исполнении), я смазал своего бойца в её выделениях и слегка надавил. Вот вошла головка и тут...

— Дим, — задыхающимся голосом. — Пожалуйста, не так сильно. Я... я там... я там ещё девочка.

Не знаю куда уж больше, но кажется мой стояк достиг пика в этот момент, член словно окаменел. Я немного прогнул девушку, оттопырив её попку слегка назад, затем слегка подрочил её клитор, и, пока приятные ощущения нахлынули на неё с новой силой, резко вошёл в неё. Сообразив, что она сейчас закричит, я быстро закрыл её рот ладонью, но слегка не рассчитал, и Сашка впилась мне в ладонь зубами до крови. Правда кровоточила не только моя рука. Мелкие капельки стремительно побежали по её расставленным ножкам. Тихо рыча, я начал двигаться в ней. Девушку трясло. Сейчас она вряд ли испытывала хоть какие-то приятные ощущения. Секса у меня не было давно, да и порнушку я удалил с месяц назад, так что, не заставив себя долго ждать, я начал извергаться прямо в Сашино влагалище.

Так мы и простояли минут пять, пока я не почувствовал, что член совсем опал, и я вынул его. Сперма потекла по стройным ножкам недавней девственницы, иногда смешиваясь с кровью. Я быстро помог Саше привести себя в порядок, одевшись, она огляделась в поисках трусиков и нашла их у меня в руке. Подмигнув ей, я быстро спрятал их в карман, всё равно от них нет никакого проку. Мы вышли из туалета вдвоём как ни в чём не бывало и направились к выходу.

— Саш, давай-ка ко мне, — произнёс я, едва мы вышли на улицу.

— Я не знаю, — растерянно произнесла она. — Дима, пойми меня правильно, но я уже не думала о том, что у нас будет секс. А тут ты... прям там, и теперь...

Слова мешаниной выкатывались из неё, и мне кажется, она сама не особо понимала, что произошло. Не давая ей опомниться, я шагнул к ней, приобнял и впился в её губы долгим поцелуем. Она даже не думала отстраняться, лишь обвила руками мою шею и прижалась ко мне всем телом. Кивнув друг другу, мы пошли по направлению моего дома. Сначала Саша шла, опираясь на меня (между ног всё болело), но потом я просто подхватил это лёгкое прекрасное создание на руки и понёс, словно куклу.

Занеся Сашу в квартиру, я первым делом отвёл её в душ. Там девушка провела около часа, пока я прибирал свой холостяцкий беспорядок. Быстро поставив чайник, я насыпал кофе в чашки, и начал нарезать бутерброды. Но когда Саша вышла из ванной, сил у этой милой девушки уже не хватало ни на что, кроме как дойти до кровати. Что я собственно ей и обеспечил. Расстелив постель и уложив её спать, я долго стоял рядом с кроватью и смотрел на её безмятежное личико. «Ну вот, почти год ты этого добивалась" — пронеслось у меня в голове. Простояв так ещё с полчаса, я разделся и аккуратно лёг рядом, постаравшись не разбудить Сашу.

Утро встретило меня обжигающими лучами летнего солнца, отчего я и проснулся. Рядом была лишь пустота и смятая простынь. Я рывком выпрыгнул из кровати и рванул в коридор. Никого. Но Сашкины босоножки на месте. И тут я слышу шипение на кухне. Догадка быстро приходит мне на ум, и я расплываюсь в улыбке.

Саша стояла у плиты и очень умело обращалась со сковородой и прочими кухонными причиндалами, которые использовались лишь в редкие приезды матери. На ней была надета только моя футболка, которая лишь слегка прикрывала её попку.

Осторожно подойдя сзади, я положил руки на эти мягкие и упругие булочки. Сашка вздрогнула, но не отодвинулась. Мои руки плавно перешли к ней на талию. Она выключила газ, развернулась ко мне лицом, не покидая моих объятий, и прильнула ко мне. Стоит ли говорить, что стояк у меня был ещё с пробуждения?

— Пойдём-ка обратно в спальню, — лукаво произнёс я. Она лишь кивнула.

Зайдя в спальню, я уложил своё маленькое счастье на кровать. На ходу стягивая с неё футболку осыпаю поцелуями её грудь. Встав на колени, я закинул её ножки себе на плечи и стал поцелуями спускаться к её киске. Дойдя до неё, я пару раз жарко дыхнул, от чего Сашку, словно током ударило. Положив руки ей на грудь, я провёл языком по всей длине клитора — сладкий стон. Провёл языком по половым губкам — ножки начинают дрожать, слегка погружаюсь внутрь — вздрагивание. Саша уже полностью отдавалась новым ощущениям. Нащупав кончиком языка её бугорок, я крепче сжал её ножки у себя на плечах, и стал буквально таранить её клитор языком. Девушка мгновенно начала выгибаться дугой и стонать в голос. Она обильно текла, оставляя мокрое пятно на простыне. Десяти минут хватило, чтобы дважды довести её до оргазма.

Я поднялся и, сняв трусы, приставил стоящий кол к её щёлке. Помня болевые ощущения Сашка подо мной напряглась и словно сжалась. Я опёрся рукой об кровать и наклонился прямо к её ушку. Я шептал её ласковые слова, расслаблял как мог, большим пальцем другой руки, я надавил на её горошинку и делал круговые движения. Что ж, отчасти помогло. Сашка перестала зажиматься. Смазав как и вчера член в её же выделениях, я медленно начал входить в девушку. (Специально для — ашка обхватила меня ногами и скрестила их за моей спиной, а руки вцепились мне в плечи.

Осторожно продвигаясь, буквально по миллиметру, я выходил из неё с тем, чтобы снова войти чуть-чуть поглубже. Так продолжалось около двадцати минут. Заметив, что Сашка уже постанывает не из-за боли, а скорее от наслаждения, я расслабился.

С Сашки как будто слетели все тормоза. Её стон переходил в крик. Она лишь просила продолжать трахать её, при этом кончала как пулемёт, насаживаясь на мой член. Я имел её и на четвереньках, и держа её навесу, положив её на живот, мимоходом сменяя позы, показал что значит позиция 69. Но и мои силы не безграничны, чувствуя приближение потока, я начал просто вбивать свой кол в Сашку. И тут я начал кончать. Меня самого трясло, и я судорожно по инерции буравил Сашкино влагалище, от чего она кончила уже парой секунд после меня. Так мы и пролежали ещё минут десять, после чего весёлые направились в душ.

Жизнь в те дни казалась сказкой, и даже Бестия, оравшая на меня за постоянные опоздания (по утрам Сашка была просто ненасытна), никак не могла испортить мне настроение. Так что я тупо пялился на неё, улыбаясь, словно деревенский дурачок.

Но вот, что я вам скажу в завершении этой истории. В каждом ангелочке есть дерзкая чертовка. Так случилось и у меня. Потому что через девять месяцев, у нас появились Андрюшка и Пашка, правда к тому моменту Саша уже давно была Ильинской.