Наверх
Порно рассказ - Разбила машину
— Милый, я разбила твою машину... , — неуверенно начала я.

Он поднимает глаза, и я тут же продолжаю:

— Немного так, помяла правое крыло... В общем, сам можешь пойти и посмотреть. Прости меня, пожалуйста, — я стыдливо опустила глаза.

— Ну разбила так разбила. Починят. С тобой все в порядке?, — нежно спросил он.

— Да, дорогой. Даже не ушиблась.

— Ну это главное, — муж нежно улыбнулся мне.

Впрочем, другой реакции я и не ждала... Он у меня предсказуемый. Но сейчас я настроена поиграть.

— Милый, а давай ты меня накажешь, как в БДСМ фильмах?, — игриво спросила я, — я хочу внести разнообразие в нашу интимную жизнь.

Он заинтересованно взглянул на меня.

— Было бы очень интересно попробовать, — продолжала я.

— Нуу, если ты прада этого хочешь... , — он неуверенно пожал плечами.

— Да!, — горячо сказала я. Он смирился.

— Что именно я должен буду делать?, — флегматично поинтересовался муж.

— Послушай, я уже все придумала...

Мне понадобилось минут 10, чтобы детально изложить свой план-пожелание. Я полностью уверена, что мой муж будет следовать ему, не отклоняясь. Именно в такой форме знакомство с «жестячком» меня устраивало — пусть не будет неожиданностей и непредсказуемостей, зато безопасно и мои табу будут на 100% соблюдены. Не могу же я сама себя пороть, в конце концов! А попробовать хочется...

— И... Когда мы будем это делать?, — неуверенно спросил он.

— Я сегодня закажу все необходимые девайсы, и как только их доставят... Давай в субботу утром? Ты будешь дома в субботу утром, милый?

— Да, дорогая... Один вопрос: а ты уверенна, что хочешь быть в кляпе? Ты же не сможешь сказать мне, если пора остановиться, как же там стоп-слово, или что-то вроде этого...

— Не переживай об этом. Если я не смогу остановить тебя, мои ощущения будут даже острее, я в этом уверенна.

***

В субботу утром после завтрака я тихо сказала мужу:

— Я надеюсь, ты не забыл, что мы запланировали на сегодня? Игрушки лежат в гостинной, в большом белом пакете..

— Я не забыл, я даже уже изучил их, — улыбнулся мой муж, но было видно, что он нервничает.

— Иди за мной, — сказал вдруг он, придавая своему голосу резкости.

Мы пошли в гостинную.

— Раздевайся, — приказал он менторским голосом.

Я тут же подчинилась. Сняла с себя халат, под которым был комплект очень красивого нижнего белья, которое он еще не видел. Сняла с себя стинги-ниточки, и роскошный кружевной лифчик. Я предстала перед ним, придавая своему виду стыдливости, как и подобало настоящему наказанию.

Муж показал рукой на крепкий журнальный столик:

— Сюда. На четвереньки, живо!

Я подчинилась. Затем он грубым движением руки нагнул мою голову вниз, а попу поднял вверх, выпятив ее. Он молча одел мне на руки кожаные браслеты с короткими цепями, и приковал их к ножкам журнального столика. Между ног поставил распорку с браслетами на концах. Крепко пристегнул их... В рот мне был вставлен внушительных размеров кляп-груша. Я могла только глухо мычать — тем лучше, нас не будут слышать соседи. Теперь я не смогла бы избежать наказания, даже если бы захотела. Со стороны моя поза выглядела, наверное, очень возбуждающе: раздвинуты ноги, выпяченная кверху попка, голова покорно лежит на руках. Мой любимый засунул мне в промежность два пальца, и немного потрахал меня ими, чтобы раздразнить, — не больше минуты. Затем отошел, чтобы взять в руки девайс.

— Ну что, тварь, приступим к наказанию?, — грубо сказал он.

И тут же на мою попку опустился первый хлесткий удар. Это был сложенный в четыре раза толстый провод-USB. И уж поверьте мне, бьет он похлеще всяких плеток и ремней! Я слегка проверяла его на себе до этого, но теперь ощущения несравнимы. Первый же удар заставил меня почувствовать такую боль, которой я не ожидала. Я вся выгнулась.

— Ну что, сука, больно, да?, — ледяным голосом спросил муж, — и это только начало, сейчас ты у меня реветь от боли будешь!

На меня тут же опустился второй удар, такой же по силе, как и первый. Я глухо мычала сквозь кляп. Удары сыпались один за одним, иногда подряд, иногда — с перерывами. Перерывы давали моей попке хоть какую-то возможность передохнуть... Сколько было их, я не знаю. Сначала пробовала считать, дошла до 15, и поняла, что не в состоянии больше вести счет. Моя задница горела огнем, чуть ли не каждый удар я ощущала так, как будто он был только что нанесен.

Через некоторое время мой мучитель отложил провод, и резко вошел в меня тремя пальцами.

— Да ты вся течешь, сука похотливая!, — рявкнул он, — тебя наказывают, а ты течешь, блядь подзаборная!

Он резко вынул из меня пальцы, и через несколько секунд на мою промежность опустились первые удары кожаной плети-многохвостки. После провода это казалось просто сказкой! Он порол меня таким образом довольно долго, я только получала удовольствие. Действительно больно было лишь тогда, когда основная сила удара приходилась на клитор.

Закончив эту часть наказания, муж опять куда-то отошел. Вернувшись, показал мне анальную пробку.

— Твоя задница еще девственна, я надеюсь? Если да, готовься к новой порции боли, сука. Наказание продолжается...

С этими словами он снова потеребил пальцами мою киску, использовав мои выделения как смазку. И вот, постепенно в меня вошло это — анальная пробка средних размеров, длинной сантиметров 8, сужается и расширяется в диаметре. При этом максимальный ее диаметр — 6 сантиметров, а диаметр у основания, который больно растягивал мое анальное колечко — 4 сантиметра. Таким образом выпасть она не могла, как и я не могла ее из себя выпихнуть.

И вот, наконец-то, в меня вошел он — огромный толстый член моего мужа. Он трахал меня грубо, неистово, держал за волосы; двигался в бешенном темпе, как я люблю. Это продолжалось бесконечно долго или неимоверно быстро — я уже совсем не ориентировалась во времени. До сих пор не знаю, что он сделал, чтобы так долго не кончать: возможно, оттягивал свои яйца, пока порол меня, это вроде как ослабляет эрекцию. Возможно, он хорошенько подрочил этим утром — для меня это так и останется загадкой.

Я получила оргазм — возможно, самый яркий оргазм в моей жизни. (Хотя как можно сравнивать оргазмы, все они — потрясающи).

Однако отдохнуть или расслабиться после оргазма у меня не вышло — мой мучитель продолжал насаживать меня на свой член с бешенной скоростью. Анальная пробка при этом больно давила на сфинктер. Я глухо мычала от изнеможения, а он все продолжал меня долбить. (Специально для — целом я получила три оргазма за это время...

В какой-то момент он кончил — разрядился в меня бурной струей горячей спермы. Он вынул свой член, сильно шлепнул меня по заднице, и через несколько секунд вставил в меня фалоимитатор длинной сантиметров в 20. Этот агрегат имел ремешки, которые муж закрепил на мне — чтобы я не выпустила его из своей мокрой щелки. Муж молча снял с моих ног распорку, скрепил два ножны браслета между собой; затем отстегнул мои руки от ножек стола, свел их за моей спиной, и крепко скрепил между собой. В таком виде он грубо поволок меня в угол. Там была щедро рассыпала гречка — древнерусское семейное орудие пытки. Он поставил меня на гречку на колени, лицом к стене.

— Постоишь тут, подумаешь о своем поведении. Через час-другой я подойду к тебе, сниму кляп, и возможно разрешу попросить у меня прощения.

Так я и стояла — унизительно, бесконечно долго. Особого удовольствия это мне не приносило, но это тоже часть моего плана. В унижении есть своя прелесть. Я проматывала в голове моменты этого дня. Попка по-прежнему болела от такой экзекуции — я это стала по-настоящему ощущать только теперь, когда начало проходить возбуждение. Зато фалоимитатор и анальная пробка почти не ощущались. Впрочем, я знала, что больно мне еще будет — когда эту самую пробку нужно будет вынимать.

И вот я дождалась — муж пришел ко мне, чтобы освободить.

— Ну что, тварь, хочешь прекратить наказание?, — все тот же менторский тон.

Я горячо киваю. Он присаживается на пол рядом со мной и медленно снимает с меня кляп.

— Прости меня пожалуйста, что я разбила твою машину, я умоляю, прости, я буду очень аккуратной, — запела я.

Муж влепил мне пощечину, причем такой силы, что у меня звездочки из глаз пошли. Это было действительно неожиданно. Затем он грубо плюнул мне в рот, и, прежде чем я начала по-настоящему его бояться, мой мучитель поцеловал меня в губы. Мы никогда еще так страстно не целовались, никогда!

— Ну что ж, дорогая, я смотрю ты заслужила того, чтобы вынимать твою пробку со смазкой. Не волнуйся, больно больше не будет.

Он нежно смазал мое колечко и вынул из моей задницы анальную пробку. Больно не было, почти. Он расстегнул ремни и вынул из меня фалоимитатор. Мне показалось, что мое влагалище растянуто теперь, как у дешевой портовой проститутки.

Муж медленно снял с меня нехитрый бондаж. Я благодарно улыбнулась ему, потирая следы от кожаных браслетов.

— Теперь, когда у тебя свободны руки и ноги и ты не кидаешься меня бить с криками «Подонок!», я понимаю, что все сделал правильно.

— Спасибо тебе, — устало сказала я, и нежно поцеловала его. Он никогда не изменится...