Наверх
Порно рассказ - Дашка
Дашка была изгоем. Сельские дети смеялись над неуклюжей флегматичной девкой, которая заматерела уже в свои 18 лет. Вихрастые, курносые, худые, с острыми локтями и коленками ребята ещё не понимали, что Даша наливается женскими соками, и через 2 года будет настоящей женщиной. Даша была девочкой очень ранимой и романтичной, любила поэзию и природу. Читая много книг она была умнее своих сверстников, что не добавляло ей популярности нисколько.

Даша волей-неволей начала стыдиться своей внешности. Круглые бёдра, ладный пухлеющий зад, мягкий живот, но особенно Даша стыдилась своих недетских грудей. В основном, именно они становились причиной обидных дразнилок. «Корова», «Вымя», «Доярка» были самыми популярными прозвищами. Часто Дашка пряталась на сеновале от всего мира и горько плакала ненавидя своё тело. Вечерами мать её успокаивала, говорила, что с ней всё нормально, что так и должно быть, что она становится настоящей женщиной и в роду у них у всех такие. Да, сиськи у Светланы Павловны, жены местного автомеханика были отменные.

И возраст же давал о себе знать! Даше часто стали сниться мужчины, она уже стреляла глазками на взрослых поджарых ребят, работавших в поле, а те ей подмигивали, но связываться не решались — молода ещё слишком. Личико у Дашки было ещё наивно-детским.

По ночам Дарья испытывала сильное томление внизу, её и так немаленькая грудь наливалась, между ног становилось горячо, она представляла как эти ребята трогают её, лапают везде, сжимают её грудь. Она сама догадалась где нужно было тереть, и вскоре натирание клитора стало её самым излюбленным занятием. Ему она отдавала большую часть времени, к тому же дети с ней играться не хотели, поэтому часто Даша гуляла одна, писала глупые стихи в тетради, рисовала непристойные картинки и мастурбировала до потери сознания.

В тот день было особенно жарко. Мухи лениво летали по дому. Дашка бездельничала, мать спала, отец уехал в город, поэтому грех было не сходить на местную речку. Взяв вещи, Даша отправилась к водоёму. Прохладная вода принесла облегчение, открытый купальник только подчёркивающий Дашины формы не спасал от холодной воды, поэтому Даша покрылась мурашками с головы до ног. Вдоволь наплававшись она вылезла погреться.

— Ты смотри, кто это тут пришёл, — хриплый девчачий голос принадлежал несомненно Ленке, заводиле всей местной ребятни. Характер у неё был крутой, пацаны считали её за «своего парня», телосложение у Ленки тоже было под стать, худая, чёрная от загара, едва обозначившаяся грудь, хотя она была Дарье ровесницей. — Вымя на солнце греется.

Даша вздрогнула, услыхав ненавистное прозвище.

— Что, Вымя, жарко стало, пришла на нашу речку? — Колька, по прозвищу Щербатый, обозначил территорию. Пацану было только 13, однако он был рослым как жердь, несмотря на то что уже покуривал тайком от родителей. Коронным его номером было красиво и далеко сплёвывать после курения через щербину.

Даша повернулась и сжалась.

— Я вам ничего не сделала, оставьте меня.

— Так мы тебе сделаем! Пришла значит сюда, купается, хочешь чтоб от твоей туши речка в разлив пошла? — сострил малой рыжий Степан. Компания загоготала удачной шутке. У чувствительной Даши выступили слёзы. Не стерпев унижения, она схватила вещи и решила побежать прочь, но дурацкий тапок зацепился за что-то и всем весом Даша полетела в песок. Компания просто взорвалась хохотом. Пацаны согнулись пополам. Даша проклинала свою неуклюжесть и готова была зареветь, но заставила себя сдержаться. Только не при них.

— Вставай, корова, — Ленка презрительно поддела её ногой под грудь. Неизвестно откуда набравшись смелости Даша ударила Ленку локтём, попав прямо в щиколотку обидчице.

Смех ребят прекратился. Ленка хрипло вскрикнула. Пока она отходила от произошедшего, Даша успела встать и отряхнуться от песка.

— Ах ты тварь! Ты смотри, корова лягается! Сейчас ты у меня попляшешь!

Дашка, привыкшая к унижениям, боялась пошевелиться, несмотря на то что она была явно крупнее обидчицы, уверенности в себе ей не хватало дать сдачи.

— Эй, Вы, ну что встали, проучим корову? — командирским тоном вопрошала Ленка.

— Не, — в один голос ответили ребята, мы девчонок не бьём.

— Тьфу на вас. Бить мне её тоже жалко. Смотри, дрожит как лист осенний. Что, Вымя, страшно? А ну отвечай! — Ленка легонько но чувствительно дала ей по щеке.

Даша кивнула.

Сипло заржав, Ленка, хитро посмотрела на неё.

— А покажи-ка нам своё вымя, а? Покажи! Похвастайся, будь хорошей коровкой.

Даша инстинктивно прижала руки к своей необъятным шарам, но резвая сухопарая Ленка лихо одёрнула её руки. Мельком Даша увидела взгляд Щербатого, он смотрел на происходящее с огромным интересом, что-то в его глазах подсказывало, что он очень хочет, чтобы Ленка исполнила задуманное.

И тут Ленка резко потянула лямки купальника с плеч вниз, и, неуклюже выставив руки вперёд, Даша предстала с почти голой грудью. Получившееся декольте практически дошло до сосков.

Слёзы унижения брызнули из глаз бедной Даши, и не помня себя она наотмашь врезала по наглой физиономии Ленки, отчего она упала на песок. Ленка и сама заревела от боли, пацаны разинув рты стояли как вкопанные переводя взгляд с Дашиной мощно выпирающей груди на упавшую «командиршу» и обратно. Подняв упавшие вещи, Даша побежала без оглядки. Вслед Ленка ей кричала угрозы и плакала больше от потери достоинства, нежели уже от боли. Догонять её никто не стал.

Как была, в купальнике, с полотенцем, и платьем под мышкой, Даша побежала к сеновалу. Она не хотела рассказывать матери о случившемся.

За всхлипываниями она не услышала как в амбар пришёл дядя Захар. Кряжистый, усатый мужик, с большими и сильными руками, он считался местной грозой хулиганов.

— Ты чего плачешь, золото? — тепло, по-свойски спросил дядя Захар, держа в руках увесистые вилы.

Вздрогнув от неожиданности, Даша, стала утирать слёзы с раскрасневшихся глаз.

— Ничего, дядь Захар. Просто... просто... — не закончив фразу, Даша снова разрыдалась. Ей было больно и обидно от произошедшего. Её унизили, чуть не раздели, единственное её утешало, что она смогла дать сдачи, но теперь она будет бояться выйти на улицу, из-за угроз мстительной Ленки. А она уж точно ей не простит того что было. Даша проклинала свою беспомощность и ещё больше — телосложение, доставляющее ей столько бед.

— Ну, ну, будет тебе, — ласковым голосом запричитал Захар, попутно оглядывая сочную Дашку. Захар выглядел старше своих сорока, из-за постоянной работы на солнце, хотя телом был много крепче большинства молодых ребят, которые увлекались алкоголем и куревом.

Захар сел рядом и стал оглаживать спину и плечи плачущей девушки. По-отечески прижав к себе, он ощутил волнующее тепло девичьего упругого тела. Невольно он сравнил её со своей Марьей. Сварливая сухопарая жена, которую обрюхатил по пьяной молодости, к сожалению, уже давно не интересовалась мужем, и он отвечал ей взаимностью.

Даша, ощутив прикосновение разомлела ощущая поддержку. Ей стало комфортно. Молчаливый отец редко уделял внимание дочери, стараясь почти всегда перебросить все проблемы на мать, а Даше так не хватало мужского внимания. В обоих смыслах.

— Дядь Захар. Скажите, я красивая? — выпалила Даша, собравшись с духом.

Фермер повернул её к себе, и посмотрел на покрытое веснушками простенькое, но обаятельное личико. Глаза девушки смотрели преданно.

— Конечно красивая, девонька, кто посмел тебя в обратном убеждать?

— Ребята смеются надо мной, обзывают по-всякому. Обидно очень, — воспоминания заставили Дашу всхлипнуть.

— Охохох, — по-доброму всхохотнул Захар, — это ж дети, они злые, наплюй на них. Не слушай. Всегда ходи с поднятой головой, и никто не посмеет тебе ничего сказать!

— Они ещё больше будут обзываться, я знаю!

— Ну что они такого тебе говорят, что ты так реагируешь? Неужели ты думаешь, что заслуживаешь этих слов?

— Я... я не знаю. Я такая толстая. Они меня называют, — Даша никак не могла успокоиться, — К... коровой! И ещё... «Вымя», всё из-за них, дурацких! Как бы я хотела, чтобы они стали меньше или исчезли совсем! И зад этот жирный!

«Ох уж эти завистливые дети», — подумал Захар. Даша и впрямь была фруктовым пирогом. «Вся в мать!" — похотливо вспомнил он, как бегал в своё время за неприступной Светланой, у которой уже тогда была большая и стоячая грудь. У дочери она была не меньше.

— Перестань, доченька, всё у тебя хорошо. Ты же девушка, так и должно быть, — успокаивал он её, гоня прочь похотливые мысли: «Ребёнок же!»

— Вы как мама говорите прямо, — призналась Даша и её понесло, — но всё равно! И парни на меня не смотрят, знаться со мной не желают, я на улицу выйти боюсь, не хочу чтобы смеялись и почему если так и должно быть — у других девочек не так, а? Вон у Ленки наверно вообще ничего там нет.

Захар понял, что речь о дочери Васьки-алкаша. Больше похожая на мальчика Ленка росла диким зверьком.

— Ннууу, — протянул он, — не всем достаётся такое богатство.

— «Богатство»?! — вскрикнула Даша, схватив свои груди снизу отчего сделалась соблазнительная ложбинка, — это не богатство! Это проклятие какое-то! Вы тоже смеётесь надо мной, дядя Захар!

Захар опешил от такого внезапного напора и уставился на великолепные шары Дарьи.

— Девонька, успокойся, не смеюсь я...

— Смеётесь! Все смеются! Над этими сиськами уродскими! Я видела девочек других голыми, у меня даже соски не такие! — выпаливала Даша, не помня себя, все свои сокровенные переживания, — У всех нормальные, а у меня вот!

И тут Захар окончательно ошалел. Даша сдёрнул лиф купальника вниз оголяя то, над чем так потешались ребята. Две сочные женские спелые груди выпрыгнули прямо перед лицом опешившего мужика. Соски размером с крупную сливу задорно торчали вверх, тёмно-розовый набухший нежный ореол продолжал сосок и был слегка сморщен, выдавая нервное возбуждение хозяйки. С виду грудь была очень чувственной. Захар оглядев это богатство инстинктивно потянулся к нему рукой, под грубые пальцы попал нежный сосочек левой груди. Даша ойкнула и расслабилась, от чувствительной груди побежали тёплые волны, как в те часы блаженства которые она устраивала себе каждый день. Только теперь её трогает взрослый, красивый мужчина, пускай и годящийся ей в отцы.

Захар забылся на несколько секунд, а потом одёрнул руку. «Нельзя же! Ох, грех какой»

— Ты прости доченька старого, помутило меня что-то. Ты это... матери-то не рассказывай, а лучше запахнись, а? Мне... работать надо, — засуетился бедный мужик, всё ещё вспоминая ощущение нежной груди.

— Дядь Захар... — томно произнесла Дарья, — а ещё можете потрогать? Мне так приятно, как когда я сама себя трогаю.

Дарья не подумав даже, решила, что рассказывать теперь уже можно всё.

Крепкий жилистый член Захара давно уже стоял колом, а признание Дашки, что она ещё и предаётся онанизму так вообще сделали его стальным. Но он удержался.

— Дашут, нам нельзя, родители узнают убьют же, серьёзно — бурчал себе под нос Захар, еле удерживаясь от искушения опробовать сочную деваху, да показать ей весь свой опыт. В своё время член Захара многих девок заставил стонать и охать.

— Дядь Захар, — млея от происходящего, Даша схватила его руку и сама положила на нежный сосок, который Захар тут же принялся мять.

— Родителям ни слова! — сдался Захар и понеслось...

Умелые ласки опытного мужчины заставили Дашу течь настоящим водопадом, он упивался её грудью, которую она так ненавидела, и сколько теперь удовольствия доставляла. Захар сладко сосал её красивые ореолы, втягивая их и теребя языком кончики сосков. Поддерживая грудь снизу, он чмокал по очереди раскрасневшиеся соски. Даша охала и теребила его жесткие волосы на голове, ей так хотелось прикоснуться к пульсирующему клитору, но она терпела эти сладкие муки, она готова была отдаться этому самцу.

Вдоволь нацеловав её груди, Захар крепко с языком поцеловал Дашку в нежные пухлые губы. Дашу пьянил этот поцелуй, она не выдержала и стала сама сдёргивать штаны с Захара. Она хотела его член в себе, где угодно, лишь бы он был в ней. Она была уверена, что он такой же красивый и мощный какие она видела в журналах у своего дядьки. Сколько раз она вспоминала сцену из журнала где грудастая тётенька обсасывала покрытый венами ствол красавца-парня. Размеры у парня были впечатляющими, а модель явно наслаждалась процессом. Даше так хотелось ощутить во рту эту крепкую мужскую соску. Она была уверена, что сосала бы мужской член целыми днями, будь у неё такая возможность.

Выпростав член дяди Захара из штанов Дашка охнула и покраснела. Видя до этого эрегированные члены только на картинках она не ожидала такой натуральности. Крепкий и жилистый, как сам Захар, немного кривой, средней длины, но толстый головастый член смотрел прямо на Дашу.

— Девонька, ты уверена?

Вместо ответа Даша просто наклонилась и обхватила пухлыми губами всё его мужество заглатывая головку и дивясь новым ощущениям. Могла ли она подумать, что её сексуальная жизнь начнётся с минета? С непривычки она слегка зацепила зубами головку, которая итак с трудом вмещалась в рот. Слюни потекли по стволу, и Даша инстинктивно стала их собирать языком, даря Захару немыслимое наслаждение. Ещё бы! Грудастая деваха, ещё и девственница сама делает ему минет, на что никогда не соглашалась его консервативная жена. Дурные ж слухи пойдут. Себя Захар считал порядочным человеком и хвалиться об успехах своих женщин перед дружками не собирался.

Даше ударил в нос незнакомый доселе запах. Помимо, конечно, пота, в основном это было что-то тягучее, возбуждающее одновременно, феромоны исходившие от темно-бордового пениса Захара вскружили девочке голову. Внезапно Даша ощутила как пальцы Захара проникли в её трусы и погрузились в полную смазки щель. Захар зарычал от возбуждения, его самка текла у него в руках. Тут его пальцы нащупали клитор и Даша улетела. Она яростно начала обсасывать, инстинктивно догадываясь как доставить удовольствие мужчине, тем временем оргазмы сотрясали её крупное тело, Захар крепко знал как надо обращаться с женщинами.

Вскоре Даша почувствовала как напрягся Захар, его головка раздулась и она поняла, что её (её?) мужчина сейчас будет кончать. Оторвавшись с трудом от его естества она жадно стала смотреть как он кончает, попутно млея от пальцев раздрачивающих её юное влагалище. Захар охнув взорвался фонтаном крупных капель орошая недетские груди Дашки.

Он вынул пальцы из её трусов и стал приходить в себя. Одним глазом он стал смотреть на Дашу. Она разглядывала его поникающий член и держа себя под груди смотрела на капли спермы медленно стекающие к соскам.

— Ох, детонька, ты даёшь. Знатно ублажила. Вон у меня в кармане платок был, дай оботру.

— Не надо, дядь Захар, — ответила Даша, и неожиданно для самой себя обнаружила чудесное свойство своей груди. Она легко приподняв упругую грудь смогла дотянуться ртом до своих сосков, и стала слизывать длинным языком весь белок, которым наградил её партнёр, умудрившись обхватить сосок губами.

— Ну ты... ох, даёшь-молодёжь! — не ожидал Захар.

Даша, довольная произведенным эффектом, лишь похотливо повела бровями и поставила галочку на будущее использовать это при самоудовлетворении. Уверенность в себе стала заполнять её изнутри теплотой.

— Я ещё хочу! — встала она.

Захар оглядел её. Не толстушка, но и не худышка, Даша грозилась стать местной секс-бомбой, но стесняясь своих грудей, она привыкла сутулиться и ходить вразвалку.

— Выпрямись! — ответил ей Захар.

Она последовала его совету, выпятив груди. Теперь они красиво и гордо торчали вперед, дразня своим внешним видом. Член Захара начал подавать признаки жизни. Захар не удержался и всосал одну грудь, громко чмокнув, он тоже самое сделал со второй.

— Одевайся, — он неожиданно прервал весь праздник.

— Как? Зачем? — удивилась Даша, — я... я вам не нравлюсь?

— Очень нравишься, лапонька, но нам нельзя, вот ей-богу нельзя. Что сделает со мной твоя мать или того хуже отец, если узнают, что я тебе целку сорвал? Я очень хочу тебя выебать, но нельзя.

Дашку бросило в жар от грубого и такого пошлого слова, промежность её была наполнена кровью и желала члена. Она хотела, чтобы Захар её имел как жеребец имеет кобылицу. Драл её не переставая. Она хотела стать его женщиной, ведь он такой сильный, грубый. Она молча схватила его за член рукой, и инстинктивно стала надрачивать.

— Ох, девонька, ну что же ты... Дьявол! — Захар несмело взял её за грудь, щипая сосочки. Даша закрыв глаза потянулась к нему губами, и бедный метущийся в сомнениях мужик ответил ей.

Искушение было велико, ему так хотелось объездить эту молоденькую суку, по-звериному иметь, но опыт и разум подсказывали ему, что он может очень дорого поплатиться за плотские желания.

Резко выдохнув он крепко, но нежно взял её за плечи и отодвинул от себя, прервав контакт.

— Прости меня, Даш. Нельзя. Просто нельзя. Я хочу, но нет. Ты хорошая, очень красивая девочка. Столько удовольствия принесла мне, но тебе нужно найти молодого парня, под себя, чтобы вы жили счастливо вместе и вы друг другом наслаждались каждый день.

— Но я хочу вас, дядь Захар! — наивно ответила ему Даша, слёзы вновь наполнили её глаза. Только что она утопала в блаженстве, и тут раз! — всё как будто кончилось как сон. — Если хотите буду вам сосать каждый день! Только будьте моим!

«Ох, бедная девочка, как же я её хочу! Зря, зря я ввязался! Проклятый хер всё ж завёл не туда!»

— Дашенька, я женатый человек... — начал было он, но Даша его прервала.

— Я не слепая, и знаю какие у вас с тётей Машей отношения.

Захар вздохнул, ему нечего было возразить.

— Ну нельзя, что люди скажут?

— А мы и не скажем никому!

— Так заметят же, мало ли любопытных, ох, Дашутка! — горестно вздохнул Захар. Член его не хотел падать, девчушка и впрямь была цветком, который так хотелось сорвать...

— Хорошо, я придумала, как сделать, чтобы вы не чувствовали себя виноватым! — вдруг придумала Даша, — давайте вы накажете ребят, которые меня обижали, а вас отблагодарю, а?

«Ребёнок ещё!" — усмехнулся про себя Захар, а вслух произнёс:

— Да я этим наглецам и бесплатно уши надеру, не волнуйся!

— Нет, дядь Захар, уговор есть уговор, за любой труд платят!

— Да чем же ты платить собралась?

— Узнаете, — хитро улыбнулась Даша, и вновь схватив его инструмент, плотоядно облизнулась.

— Ох, ты ж проказница, Дашка! — пропел Захар, — ладно, посмотрим. А теперь марш домой, а то родители хватятся тебя, не хватало, чтоб нас нашли тут такими. Мне теперь до самого вечера успокаиваться надо будет из-за тебя!

— А мне-то как надо будет успокаиваться, — томно прошепатала Даша оглаживая груди, — буду думать о вас, дядя Захар

— Даша...

— Да, дядя Захар, вот так, дядя Захар! Ебите же меня, ебите! Я ваша шлюшка, дядя Захар! Имейте меня! Ох! — кривлялась Даша, подражая виденной разок порнушке с гнусавым переводом.

— У-у! Дашка! — звонко шлёпнув по упругому заду, Захар отправил её одеваться. Даша взвизгнула и хихикая стала одеваться. Когда она убежала, бедному фермеру ничего не оставалось, как вспомнить горячую юность и подрочить. Только спустив два раза он сумел успокоиться.

Домой Даша вернулась в отличном расположении духа. Между ног страшно зудело, и ей не терпелось посмаковать пережитое и предаться греху у себя на кровати расставив ножки и медленно, но с ускорением натирать клитор и ласкать соски.

В кухне она столкнулась с матерью.

— Ты чего такая весёлая?

— На речку ходила, мам, — в амбаре она успела натянуть платье.

— Присядь.

— Что такое, мам?

— Я знаю где ты была. Я хочу знать, что произошло, — мать смотрела на неё пристально.

— Н-ничего не произошло, — Даше стало не по себе: «Неужели она знает про дядю Захара!» Она не хотела, чтобы ему было плохо из-за неё.

— Степкин отец мне всё рассказал. Стёпка тот ещё трепло. Лена опять тебя доставала?

— Н-нет, мам, мы просто дурачились, — Даше не хотелось, чтобы к скопищу её прозвищ прилипла «Крыса» или «Стукачка».

— Дарья! — с нажимом произнесла мать.

— Ну мам, ну правда! — фантомы неуверенности в себе снова накинулись на неё, она уже успела забыть, что Лена ей будет мстить, и мстить станет жестоко. Она опять почувствовала холод беззащитности. Как ей хотелось очутиться рядом с дядей Захаром и его сильными руками. Не осознавая этого, Даша влюбилась. Возможно, она и не отличала сейчас похоть от любви, но внутри неё всё пело, при воспоминании об этом мужчине.

— Дарья, я серьёзно, если эти ребята сделают тебе что-то... — мать не смогла придумать подходящего слова, — что-то плохое, то я приму меры! Ты уже взрослая, должна понимать, что такие вещи оставлять нельзя!

— Да всё хорошо, мам, — продолжала врать дочь. Когда взрослые лезут в дела детей, всё становится только хуже. Это она уяснила давно, когда мать устроила скандал перед другими детьми, за то что они обзываются на её дочь. После того случая, дразнить Дашу стали только сильнее.

— Ладно, марш в комнату, и готовься к ужину.

В ту жаркую ночь не спалось троим. Дашины мысли были заполнены событиями в амбаре. Она успела кончить уже 2 раза, и ей всё было мало. Вспоминая как она делала минет, как Захар кончил ей на грудь, она дико возбуждалась, пальцы неустанно натирали клитор, её выгибало от наслаждения, и наученная сегодняшним опытом, она периодически сосала собственную грудь и лизала ореолы, отчего оргазм приходил быстрее.

Захар лежал рядом с сопящей женой и думал о Дашкиных прелестях, совесть мучала его одновременно с диким возбуждением. Член стоял колом мешая заснуть, но дрочить при жене он не решался, не хватало, чтобы потом все соседки это обсуждали. Решив, что жена, всё-таки тоже человек, он нежно её обнял, и попытался приласкать. Жена спросонья ощутив, что к ней пристают, отмахнулась от него. Захар не терял напора, представляя, что рядом с ним Дашутка, в итоге получил локтём в ребро. «Дай поспать уже, Казанова!». Матюгнувшись, он пошёл на кухню и налил себе воды. Не став пить, он просто выплеснул её себе в лицо.

Третьим человеком, который не мог уснуть и самозабвенно мастурбировал, больше для успокоения нервов, чем нежели для удовлетворения похоти, была Лена. Её отец опять нажрался и покрывая матами вернувшуюся дочь, погнал её в свою комнату, кинув вслед бутылкой. Лена ненавидела отца, который обвинял её и мать во всех бедах. «Ошибка молодости» было пожалуй самым ласковым прозвищем, которым её награждал отец. Забитая мать часто становилась собутыльником отца, то ли от безысходности, то ли она таким образом становилась к нему ближе. Лена, от природы получив сильный характер, никому не жаловалась. На улице она была грозой. Природа одарила её лидерскими талантами полководца. Только обо всём остальном не позаботилась. О ситуации в её семье некоторые знали, но делать ничего не собирались, такова жизнь.

Объектом мастурбации Лены была, конечно же, Даша. Она раз за разом вспоминала как почти оголила её увесистые груди, которым она так завидовала. Ленке нравилась плотная, женственная девочка, она злилась на себя, думая что это неправильно желать другую девушку, но ничего не могла с собой поделать. Ей нравились и мальчики тоже. Нравилось смотреть на мужские тела, но женщины её привлекали не меньше. Похоти в Лене было хоть отбавляй, с её огненным характером она могла дать фору любому. Вот только внешность ей не способствовала реализации своих желаний. Поэтому она сублимировала их, командуя мальчишками, упивалась своей властью. Ей нравилось, что её боятся, что она доминирует. В этом она находила свой кайф. Сейчас её фантазия была сосредоточена на сцене на пляже. Она представляла, как Даша стоит голая на четвереньках отклячив свой крупный зад. Под ней лежит тракторист Костя и сосёт её груди. Сама Даша вылизывает покорно Лене клитор, а местный качок Ванька накачивает её сзади по-собачьи. Конечно сама бы она до такого не додумалась. Но часто контактируя с пацанами, она получала доступ к таким вещам как компьютер и порно, и презрительно фыркая напоказ перед пацанами, она жадно впитывала в себя все уроки порноиндустрии, воспроизводя их у себя в голове потом. Ночь была идеальным союзником Лене. Только там она могла раскрыться, становилась собой, настоящей, без этой маски жестокости, а просто загнанным в угол ребенком, оставшимся без родительского внимания.

От природы обладая крупным и чувствительным клитором, он быстро приходила к оргазму. Её трясло и выгибало, ей хотелось иногда кричать от наслаждения, но она боялась выдать себя перед родителями, которые бы не простили дочери рукоблудства.

Ночь была душной и неспокойной.

На следующее утро Даша проснулась с удивительно хорошим настроением. Она побежала к зеркалу и стала себя оглядывать, но уже другими глазами. Захар подарил ей уверенность в себе и теперь она стала осматривать себя с точки зрения привлекательности для мужчин. В ванной она разделась догола и стала вглядываться. На животе конечно можно было бы убрать кое-что, да и попу подтянуть можно было бы, а вот грудь... Даша выпрямилась, как советовал ей дядя Захар и посмотрела. Из зеркала на неё смотрела улыбающаяся сельская здоровая девица, гордая носительница великолепного бюста. Соски были расслабленными и мягкими. Даша стала понемногу возбуждаться от собственной наготы. Она представляла, что сзади её обнимает Захар, его твёрдый член упирается между её булок, а руки жадно мнут эти груди. Не выдержав, Даша снова спустила, лаская себя между ног.

Позавтракав она села всё обдумать. На улицу соваться было опасно. Её где угодно могла поджидать Ленка с ребятами. Но её тянуло к амбару, вдруг дядя Захар придёт. Она была не в курсе того, что дядя Захар вчера выполнил её просьбу, и пообщался с родителями ребят и с самими ребятами тоже. Васька-алкаш конечно был в невменяемом состоянии, а лезть его дочери Захар не решился, что он ей скажет? Стёпка и Колька урок конечно же усвоили, получив заодно нагоняи от родителей. Захар считался уважаемым человеком.

Одевшись в лёгкое платьице на босу грудь, она побежала к амбару.

Шум и смех доносившийся оттуда заставил её остановиться и прислушаться. Голосов была два. Один она узнала, это был тракторист Костя, веселый, кучерявый парень, с неизменной сигареткой в зубах. Второй принадлежал молодой девушке. Зная амбар вдоль и поперёк, ей удалось спрятаться и наблюдать. От увиденного её глаза расширились и возбуждение нахлынуло вновь.

Костя стоял со спущенными штанами и вовсю двигал крепким членом, задвигая его между великолепных ягодиц девицы. Девица стояла опершись одним коленом на рубаху, лежащую на деревянном блоке, высоко отставив зад. Её голые мягкие груди с припухшими впалыми сосками вовсю мял Костя, девка довольно охала и хихикала от его поцелуев, вертя черной длинной косой. Даша жадно смотрела как член погружается в часто пользованное влагалище девки, губки были пухлыми, красными, как два валика, зад и бёдра были крепкими от физических нагрузок, на самих ягодицах были отпечатки больших мужских ладоней, но больше её привлекал неутомимый Костин член, он работал как поршень, выходил обратно тёмный, перевитый венами и весь в смазке. Девка уже не хихикала, а просто утробно постанывала, видимо ей было страсть как хорошо.

Даша тихонько всхлипывая вовсю работала рукой у себя внизу пытаясь заглушить пожар. Внезапно на её плечо легла рука, от неожиданности она чуть не вскрикнула.

— Тише, девонька! — это был Захар, — ишь молодые дают. Дай волю только! Ох сам таким был. Хорошо щас Костику, по себе знаю, а эта Маринка, ой какая ладная баба, ненасытная.

— А вы... с ней, тоже? — почувствовала Даша укол ревности.

Захар усмехнулся тихонько себе в усы:

— Ох девонька, спроси лучше кто с ней не тоже. Охочая до членов деваха, ей богу.

Даша подумала, что может и она такой станет, вспоминая о своих снах и мечтаниях.

Костик уже поменял позу. Голым крепким задом Марина сидела на той же рубахе, и обхватывала ногами Костин торс, пока он её накачивал держа за груди.

— Эх, Костик! Тоже грудь побольше любит. Видишь, Дашутка, зря ты волновалась, будешь ты нравиться мужикам, как пить дать.

Даша стеснялась почему-то просто так мастурбировать при дяде Захаре, но ей ужасно хотелось кончить. Украдкой она ласкала себя, но Захар всё равно заметил. Ничего не говоря, он заменил её руку своей. Дашу будто током пронзило: рука Захара умело выдрачивала её, нежно лаская все нужные места.

Парочка и Даша пришли к финалу практически одновременно. Костя, вынув свой раздувшийся хер, стал обстреливать Маринку не жалея сил. Марина успела кончить до этого сладко подвывая. От этого стона Дашу согнуло почти пополам, а ощущения внизу были непередаваемыми. Закусив свою же руку, чтобы не заорать, девчушка впала в экстаз.

Когда Костя и Марина оделись и убежали, Даша буквально набросилась на Захара. Она беспорядочно целовала его, расстёгивая одновременно платье. Схватив его руки, она сама положила их на свои груди. Захар не смог противиться инстинктам и бурно ей отвечал. Даша повалилась сверху, и Захар страстно целовал её, руки его нашарили пухлую округлую попку и мяли её. Пальцы проникали внутрь слезливого влагалища. Бугор на штанах сильно давил на Дашину промежность доставляя ей дополнительное удовольствие.

— Ох, Дашутка, сладость ты, а не девка. Ух и затрахать бы тебя! Ишь себе груди отрастила, так и просятся на грех! Прости, господь, старого! — Захар закончил тираду всосав в себя торчащий огромный Дашин сосок.

— Затрахайте, дядь Захар. Захарушка, — уже ласково, по-женски стала соблазнять его Даша.

— Нельзя милая, нельзя. Вот испортит тебя парень какой непутёвый, тогда приходи, а сам я не могу.

— Я хочу, чтобы вы первым были!

— Не могу Даша, — с трудом отрываясь от груди, отвечал Захар, — пойми ж ты, девонька, первым должен быть мальчик, которого любишь.

— Я... — у Даши слова комом в горле стали, но палец во влагалище заставил её сказать, — я люблю вас, дядя Захар.

— Ой ты грех-то какой! — запричитал Захар, — Девонька, родненькая, я тоже люблю тебя, ты хорошая, но я стар и женат, не поймут люди...

Даша разозлилась на весь этот дурацкий мир с его законами и моралями. Почему она не может заниматься сексом с тем, кто ей нравится, и кому нравится она?

— Давай я тебя по-другому ублажу, а ты меня, — предложил её любовник.

— Как?

— Ложись попой к моему лицу, а сама сними мне штаны и сделай, как вчера.

— Ой, а вам не противно, дядь Захар? — наивно спросила Даша.

— Что ты, девонька, наоборот, что может быть слаще для мужчины, чем женская промежность?

Захар делал куннилингус всего двум девушкам, и то они были пьяны. Местные дуры не знали о таком способе, точнее знали, но считали его грязным. А Захару было интересно, что это да как, хоть он и слова то не знал такого: «куннилингус». Знал только «отлизать».

Вот и сейчас он начал «отлизывать» Дарьин клитор. Инстинктивно пытаясь доставить Даше удовольствие, он ощутил как его член погрузился во что-то мягкое, и что-то обхватило его ещё с двух сторон. Сам Захар вовсю погружал язык в девственное Дашкино нутро, и мял мощные круглые молодые ягодицы.

Дашина фантазия пошла дальше обычного минета. Вспомнив свой фокус с поцелуями собственной груди, она обхватила своими сиськами стоящий член Захара так, что между ними торчала только его багровая головка, которую она с удовольствием принялась насасывать. Периодически она чмокала свои соски, а потом принималась вновь сосать член. Ощущения внизу немного отвлекали её, но ей было жутко приятно от стимуляции языком. А ощущение того, что ей доставляет удовольствие её любимый в сто крат придавало удовольствия. Первой кончилась чувствительная Дашка. От оргазма она стала сильнее сосать член, приподнявшись на руках и освободив его от плена своих упругих мячей, она обхватила его ладонями и просто выдаивала его досуха. Долго Захар не выдержал и мощно кончил струёй почти до деревянной балки. Дашка легла рядом со своей любимой игрушкой и лениво ласкала языком то опадающий ствол, то яйца.

— Вставай, девонька, ох и приятно ж ты сделала!

— Вы тоже, дядь Захар, мне было очень хорошо... — Даша не хотела вставать, ей было и впрямь хорошо и хотелось вот так вот лежать, пускай и в странной позе.

— Дашут, мне надо идти, я ж ещё работаю, — засуетился Захар. Он всё боялся, что кто-нибудь зайдёт и тогда... Ему не хотелось думать, что будет тогда.

Даша нехотя встала и запахнула платье. На нём было несколько пятен.

— Вы ещё придёте? — посмотрела она на Захара своими наивными глазенками.

— Ох, Дашенька, — гладя её по щеке и волосам, вздохнул Захар, — как мне хорошо с тобой, ты бы знала.

— Мы тайком! Как сегодня!

— Посмотрим, Дашутка, ничего не обещаю, но я честно постараюсь! Но прошу, по возможности найди себе парня ровесника. Я хочу, чтобы ты была счастлива, Даша!

«Какой глупый этот дядя Захар!» — думала Даша про себя, — «Неужели он не понимает, что я с ним счастлива. « Она понимала, чем грозит Захару их связь если раскроется, но женский эгоизм ничего слушать не хотел.

На следующий день Захар не пришёл. И на последующий. Сама его Даша искать не рискнула. Во-первых что она скажет на людях, а во-вторых поиски Захара были чреваты столкновением с Ленкой. Она искренне надеялась, что Лена забыла об их стычке.

Даша впала в отчаяние. Её тело ломало, просило ласки, но она никому не могла признаться. Даже отец спросил, что же так мучает дочку, отчего она сама не своя. Даша сослалась на приближение месячных. Сидя как детстве у папы на коленках она ощутила спокойствие. Что-то ей подсказывало, что всё у неё впереди будет хорошо.

Прошла неделя, Даша готовилась к своему дню рождения. По обычаю на день рождения должен был приехать мамин двоюродный брат — Женя, тот самый двоюродный дядя, из журналов которого Даша успела почерпнуть прелести эротической продукции. Это был веселый, разбитной мужик, очень деятельный. Он ухитрялся даже завести обычно молчаливого, размеренного и спокойного как скала отца. Вместе они всегда что-то делали. Дядька всегда дарил какие-то необычные подарки из города, трепал её по голове и катал на машине. Даша очень любила дядьку и свой день рождения.

Она его никогда не называла «дядя», просто Женя. Во-первых он был молодо выглядел, а во-вторых он обладал энергией 17-летнего, и называть его «дядей» язык не поворачивался. «Не то что Захара», вспомнила Даша и вздохнула. За эти дни она мастурбировала бессчётное число раз.

Но даже это не могло испортить ей настроения. Впереди были отличные выходные.

Дядя Женя приехал как раз к её дню рождения. День выдался шикарным. Родители ей подарили отличный велосипед и красивое бельё. Женя приехал с женой Оксаной и сыном Виктором. Они её поздравили и подарили дорогущий набор косметики, а также серьги.

Виктора она видела последний раз давно. Это был парень себе на уме, не слишком активный, тем не менее они находили общий язык, хотя и начиналось всё неуклюже. Обычно они расставались лучшими друзьями до следующей встречи, а потом всё начиналось заново. Так было и в этот раз. Оба удивлённые физическими переменами друг в друге, они не знали как себя вести. Виктор уже взрослый, крепкий городской темноволосый парень, в майке с какой-то рок-группой, в джинсах и кроссовках и Дашка, деревенская попрыгунья, которая только-только осознала свою сексуальность. Они неуклюже обнялись. Резвый вездесущий дядя Женя не упустил этого из виду, тут же вставив комментарий:

— Ну ты чего, Витька, а ну обними-ка сестрёнку как следует, да в щёку поцелуй. У неё день рождения всё-таки, ну!

Витька посмотрел на папу исподлобья, но тот проигнорировал его взгляд.

Даше Витя нравился, она смотрела на него другим взглядом и жутко смущалась, когда Витя смотрел на неё, у него были темные пронзительные глаза, Дарье казалось он прожигает ими насквозь. Они обнялись уже покрепче и Витя даже манерно поцеловал Дашу в щёку, громко поздравив, чтоб все услышали. Даша не удержалась и поцеловала его в ответ, но в шею. Она почувствовала как парень напрягся.

После веселого застолья, на котором взрослые подшучивали над Дашкой и Витькой, всех разморило, особенно выпивших взрослых и все пошли спать.

Даша успела на ночь примерить бельё, в нём грудь выглядели просто суперсоблазнительно. Соски просвечивали через кружева. Довольная собой и проведённым днём, она уснула. Ей снился Витя. Он гонялся за ней во сне со спущенными штанами, Даша при этом была голой, она смеялась и убегала от него, а он никак не мог её догнать, хотя она этого очень хотела.

На следующий день взрослые куда-то поехали вместе, предоставив Витьку на строгое попечение Дарьи, как сказал дядя Женя. У Виктора был скучающий вид. Ему было неинтересно в деревенском окружении, он скучал за гитарой, друзьями и компьютером. От природы спокойный и саркастичный, Виктор был человеком умным, но при этом не замороченным на учёбе. Пользовался относительным успехом у девочек, они позволяли себя целовать и даже трогать, но не более.

Витя сидел в комнате для гостей, которая раньше была комнатой покойной бабушки, и читал книжку. В дверь постучали.

— Войдите, — не отрываясь от чтения разрешил Виктор.

— Вить, это я. Чем занят? — на пороге стояла Даша в майке и шортах. Её крупные груди ничто не поддерживало и через майку топорщились соски. Даша смотрела наивными глазами заведя руки за спину. Виктор проглотил слюну.

— Да ничем, книжку читаю.

— Что за книжка? — Даше явно хотелось общения. Ей было скучно и её интересовал Витя, он был уже другой, не тот, кем она его запомнила. К тому же взрослые поручили ей заботу о досуге гостя. Повзрослел, возмужал, на год старше Дарьи, он выглядел ещё старше из-за неторопливости и скептически-ленивого взгляда. Ещё она отметила про себя, что ей нравится Витя как мальчик, хотя она не знала, правильно ли это, что ей нравится её троюродный брат. Но девичьему сердцу всё равно.

— Да так, фэнтези, ты наверно не читаешь такое.

— Почему, я люблю фантастику! И вообще читать люблю. Стихи тоже вот.

— Не фантастика, а... — Витя оборвался на полуслове понимая, что ей скорее всего всё равно в чём разница, — ... Ну и хорошо в общем. Как твои дела, Даш? Ты изменилась за эти годы. В лучшую сторону.

Он сделал акцент на слове «лучшую» бросив взгляд на то, что пыталась скрыть майка.

— Ой, спасибо! Ты тоже...

— Стихи любишь, говоришь? А я вот песни пишу для группы своей.

— И я пишу стихи! Расскажи о группе!

Разговор потёк плавно сам собой как это было всегда. Витя уже отложил книгу и напрочь забыв о ней. Даша великолепно умела слушать. Ей было интересно всё. Витя не торопясь рассказывал об увлечении гитарой, о концертах, вечерних посиделках с друзьями, о том как попробовал травку. Даше нравилось, как уверенно вёл себя Витя с ней, при этом не унижая.

— Вить, а девочки у тебя были, скажи?

— В смысле? Ну были да.

— Так ты не девственник?

— Э... э ну я целовался с ними, и... — Витя хотел сказать «трахался», но решил, что врать не стоит, — ... и всё.

— А... — протянула Даша разочарованно, чем сильно смутила Витю.

— А ты не девственница что ли? — нахмурился парень.

— Не, я девственница. Ой, ты прости меня, просто ты сказал что у тебя были девочки, вот я и подумала. Забудь, забудь!... — Даша так мило замахала руками и покраснела, что Витя не выдержал и улыбнулся.

— Слушай, Вить, такой вопрос... У тебя ведь компьютер есть, да? А ты порно смотрел?

— Пфф, конечно смотрел, что за вопрос? — с видом специалиста произнёс Витя.

Разговор стал переходить в интимное русло, чего Даша и добивалась. Хоть и сделала это очень уж неуклюже и в лоб.

— Ты посмотреть что ли хочешь?

— Да я смотрела разок уже... — в голове всплыли увиденные сцены в амбаре, где Костя обрабатывал Марину. Такое порно Витька вряд ли смотрел.

— И как? Понравилось? — Витя смотрел глазами кота, который видел мышь.

— Ну... как сказать, — Даша замялась, пытаясь скромничать.

— Да знаю я, девчонки не любят порно, — откинулся спиной на подушку Витя, — всё время говорят «фу, какая грязь!» или смеются прикрыв рот.

«Мда уж», — подумала Даша, — «Много ты знаешь, что девочки любят.»

— Вообще-то мне нравится, — призналась Даша.

— Серьёзно? — Витя искренне удивился и даже приподнялся вновь. Интерес к «мышке» вернулся.

— Ну да.

— Даш, ты не обидишься, если личный вопрос задам? — слегка надсадным голосом произнёс Витя.

— Задавай, — Даша тоже попала в эту волну. Окружающая действительность стала меркнуть.

— Ты возбуждаешься когда смотришь порно?

Вопрос был настолько дурацким, что Даша чуть не засмеялась.

— Конечно, возбуждаюсь, ты наверняка тоже.

— Ещё и как. Даш, а ты... — Витя хотел сказать «дрочишь», но решил, что для девочки это грубое слово. Хотя уже понимал, что Даша не такая девочка, с которыми он привык общаться, — мастурбируешь?

— Да, и регулярно, — Дашу охватила какая-то уверенность в себе, как тогда с дядей Захаром. Теперь они с Витей поменялись ролями. Она была опытной, а он зелёным мальчишкой. Но таким красивым. Ей нравилось, как его заводят её слова. А то что заводят, сомнений не было, Витя тщетно пытался скрыть нехилую «горку» на джинсах.

— А что тебя возбуждает больше всего в порно? — в голосе Вити появилась хрипотца, он стал ниже, что Даше нравилось ещё больше.

— Когда хуй сосут, когда мужик сверху трахает и особенно когда крупным планом показывают его член. Нравится ещё, когда шлёпают по заднице во время секса, нравится когда жёстко трахают, берут силой, связывают когда — завиралась Дарья. Она знала из журналов о таких способах секса, но не видела их, хотя и мечтала опробовать. Ей нравился эффект производимый на парня, — а тебя что возбуждает?

— Ну... тоже что ты сказала, ещё большая грудь возбуждает, — Витя вновь покосился на Дашкины буфера. Девочка сидела наклонившись вперед, уперев руки в кровать, и уже не было видно сосков. Но если бы было видно, сейчас бы они наверно порвали несчастную майку.

— Мне честно говоря тоже нравится когда там грудь большая и красивая. Люблю смотреть, когда мужчина целует такую грудь, и особенно если трахает актрису в этот момент. Большим членом, — добавила Даша, не зная зачем.

Виктор сглотнул.

— Ну и разговорчики у нас пошли, да?

— Возбудился?

— Честно говоря, очень.

— Я тоже теку.

— А большой — это какой по-твоему? — спросил Виктор, сходя с ума от возбуждения после фразы Даши, что она течёт.

Даша представила член дяди Захара, но решила не расстраивать парня, вдруг у него меньше. Мальчики такие чувствительные в вопросах размера.

— Ну, не знаю. Вот такой наверно, — Даша показала ладошками расстояние сантиметров в семнадцать.

— Мм, — с облегчением кивнул Витя, — тогда нормально.

— Что? — заинтересовалась Дашка.

— Да... ничего, — отмахнулся Витя с улыбкой.

— Ну говори уже, — не унималась она.

— Да стесняюсь я.

— Фу ты, у нас разговор такой, а ты стесняешься, давай уже не томи.

— Ну я просто мысленно сравнил со своим, вот что.

— И чего? Ну хотя ты сказал, что нормально.

— Ну да, у меня больше, чем ты показала.

Дашины брови поползли вверх.

— Такой? — Даша расставила руки ещё больше — стало сантиметров двадцать.

— Ну где-то так, — Витя взял её нежно за запястья и растянул ещё на пару сантиметров.

— Ого! — у Даши в горле встал ком. «Больше чем у дяди Захара!" — пронзила её мысль, — у тебя не большой, у тебя огромный.

Витька стал красный как рак.

Она стеснялась попросить его напрямую показать член, хотя знала, что Витя не предложит, потому что думает, что она засмеётся или тут же уйдёт, обозвав извращенцем. Вместо этого Даша решила переключить внимание на себя.

— А скажи, Вить, у тех актрис в порно, грудь больше моей?

Бедный Витя, ему бы сейчас наверно хватило двух движений, чтобы спустить.

— Ну если не силиконовая, то нет. А силикон мне не нравится.

— Хах, ну у меня точно не силикон.

— А какой у тебя размер?

Вопрос поставил Дашу в тупик. За своей ненавистью к груди, она особо не заморачивалась с размерами, белье ей покупала мама, а она никогда и не смотрела особенно.

— Не знаю, пятый наверно. А ты разбираешься?

— Ну так, немного читал.

— И какой у меня?

— Не знаю, я ж не вижу, ты сидишь согнувшись.

— А так? — Даша выпрямила спину. Витя вцепился взглядом в сочные сиськи под майкой, что жутко льстило ей. Как же был прав Захар!

— Похоже, что пятый, но так не поймёшь, — хитрил Витька. Даша поддалась, сыграв дурочку.

— А если вот так? — Даша медленно стала поднимать майку. Когда она дошла до сосков одной рукой она закрыла грудь их как смогла. А второй рукой задрала майку до подбородка. Затем переместила обе руки на соски. Ладони закрывали ореолы полностью, хоть и с трудом. Дашка еле удержалась, чтобы не ущипнуть себя за них.

— Бля... — протянул Витя, — Извини, вырвалось. Но они же... просто...

— Просто что? — закусив губу и улыбаясь спросила Дашка.

— А можешь полностью показать? Чтоб соски было видно.

— Тебе не понравится.

— С чего ты взяла? Слишком маленькие?

— Нет, скорее наоборот.

— Тогда тем более покажи.

— А давай ты тоже покажешь? — хитро спросила Даша.

Виктор даже ухом не повёл. Даша жадно смотрела как он расстёгивает джинсы. Когда показалась головка из под трусов, Даша невольно испустила лёгкий стон и покраснела.

Вите стало полегче, член больше ничего не сдавливало и он выскочил на свободу, перенапрягшийся, налитый кровью, залупистый и длинный. С членом Витьке и правда повезло.

Даша была очень довольна зрелищем. Она рассматривала каждую деталь, как кожа члена переходит из красного в телесный начиная с головки, как синие прожилки вен перевивают ствол. Она ужасно хотела взять его в руки, а лучше в рот.

— Теперь ты, — пробасил хрипло Виктор.

Ущипнув себя за чувствительные соски, Даша убрала руки. Грудь слегка упала, но всё равно оставалась соблазнительной.

Первым не выдержал Виктор, он потянулся к ней и они слились в бешеном поцелуе. Член периодически касался грудей, что доставляло неимоверное удовольствие обоим.

— Можно я его пососу?

— Сначала я грудь хотел... — Витя осёкся, понимая от чего он отказывается, — ... в смысле, конечно, да!

Даша засмоктала, унося Витьку на седьмое небо. Она легла поудобнее, вытянув ноги. Рука её уже давно обосновалась в трусах, а вторая надрачивала упругий ствол Вити.

«Тут ещё одна моя ладонь поместится, и то весь не возьму в руки!" — пребывая в шоке, размышляла Дарья. Увесистая, пошло торчащая как шляпка гриба головка сладко тёрлась об её язык и внутреннюю сторону щеки. Уроки минета от дяди Захара не пропали даром.

Витька стонал. Это был первый в его жизни минет, и его делала шикарная девка, о которой он и мечтать не смел. Все те накрашенные дурочки с его района не шли ни в какое сравнение с природной красотой Дашки.

Надолго Витю не хватило. Даша решила попробовать сперму на вкус прямо из источника, поэтому когда парень стал выгибаться навстречу ей, с криком «Сейчас!», она не убрала голову, а просто сложила губы в форме буквы «О» и приняла весь заряд себе в рот. Когда струи ударили ей в нёбо, она пришла к оргазму и сама от своей руки.

В отличие от дяди Захара, Вите не требовалось много времени на перезарядку. Член почти и не упал. Хотя с его конскими размерами, это было не страшно. Даша только подивилась тому, что у него снова стоит. Витя несмело потянулся к ней, внутренне борясь с мыслью, что сейчас будет целовать в рот, в который только что кончил, однако удержаться не смог.

— Витя, я хочу тебя. Ты мне очень нравишься и нравился всегда.

— Дашенька...

— Вить, я девственница, ты помнишь? Я хочу быть женщиной, твоей. А ты станешь мужчиной со мной.

— Даш, я люблю тебя, — сказал ли он, что она хотела услышать, или это была правда, ни Витя, ни Даша толком не знали.

Они снова поцеловались и Виктор нежно прижал её к себе. Даша разделась легла на спину и раздвинула ноги. Витя залюбовался ладной плотной девушкой и лёг сверху. Витя был осторожен, от напряжения его член немного опал, он заволновался.

— Ну что ты? Не волнуйся.

— Даш, я же в первый раз...

— Ничего, иди сюда.

Он лёг на неё сверху и обнял это вкусное тело. Они нежились и целовались. Член Вити быстро набрал силу и уверенность...

— Ой! — вскрикнула Даша. Внизу было так мокро, что член сам нашёл дорогу и преодолел все преграды. Крови было совсем немного.

— Больно?

— Не вынимай только... Уже нет.

Вите и не хотелось вынимать. Его члену было очень тесно и тепло внутри. Он задвигался.

Дальше им можно было только позавидовать. Целый день для безумств! Неугомонные подростки трахали друг друга что было сил. Первые разы Дашка верещала будто её резали. Витя работал как отбойный молоток познавая науку любви в процессе, заодно вспоминая увиденное в порно. Они попробовали что смогли. Наездницу и шестьдесят девять, по-собачьи и «рогатку», сидя на стуле и стоя в душе. Витя не оставлял в покое ни Дашину грудь, ни задницу ни на секунду. Дашины соски уже были бордовыми. Даше очень понравилось, когда Витя закинул её ноги к себе на плечи и стал вгонять член ей на всю глубину касаясь чего-то там внутри, отчего у Даши кружилась голова и она кончала раз за разом. Видимо половые органы подростков удивительным образом подходили друг другу. Когда Даша выдоила Витьку в 8-ой раз, они оба упали без сил. Проспали они до вечера. Через пару часов сквозь сон Даша услышала голоса.

Опять конспирация. С трудом продрав глаза она быстренько оделась и выбежала из комнаты. Витька ещё посапывал.

Пронесло, не заметили.

Ночами они мечтали о скором утре. Ведь утро означало, что они могут заниматься сексом, пока их родители уезжают то на рыбалку, то на шашлык оставляя детей одних с полным холодильником еды. «Чай не пропадут!" — махал рукой Женя, уводя сердобольную сестру от дома, которая всё боялась, что Даша и Витя помрут с голоду за день.

Вите и Даше было не до еды. Витя и Даша ежедневно предавались половой ебле. Как давно Даша об этом мечтала! У неё был свой парень, с крепким и жутко длинным членом, который ещё и отказывался уставать. Витя жадно сосал её сиськи, мял задницу, вылизывал Дарью чуть ли не полностью и трахал, трахал, трахал. А Дашке всё было мало. Здоровая девка только цвела с каждым днём.

На 5-ый день взрослые не стали никуда уезжать, поэтому ребятам пришлось думать, где провести очередной сеанс совокупления. Даша схватила его за руку и потянула в амбар. И тут произошло неожиданное по дороге.

— Так, так, кто это тут у нас? — до боли знакомый хриплый голос ножом вонзился в спину, — Доярка наша гуляет. Ты погляди, с кавалееееером, ишь ты. Ты бычок стало быть?

Ленка мерзко заржала собственной шутке. Однако, она была сильно удивлена внешним переменам Дарьи. Она держалась уверенно, уже не было прежней сутулости и затравленной позы.

Даша рассказывала Витьке о своих унижениях и о Ленке в частности. Поэтому он обернулся и холодно смерил босоногую девчонку взглядом.

— Мальчик, тебе чего? — холодно спросил он. У Ленки отвисла челюсть от такой наглости. Никто не смел ей давать отпор и тем более так смотреть.

— Слышь, э, какой я тебе мальчик?

— Ну такой, страшненький.

— Ты обнаглела ваще, харя городская? Я девочка! — Ленка стала угрожающе приближаться, чувство страха было ей неведомо, несмотря на то, что Витя был чуть ли не вдвое больше.

Даша потянула за руку Витьку, мол, пойдём, чего с ней связываться. Но Витя стоял неподвижно.

— Девочка? А по мне так мальчик. Сиськи дома забыла?

Лена не хотела признаваться себе, что парень этот её сумел задеть за живое, и к тому же был издевательски хорош собой.

— Нет, корове твоей подарила.

— Извинись перед моей девушкой.

— Девушкой? Ты её ёбырь что-ль? — захохотала Ленка, — точно бычок.

— Слышь, Вымя, а твоя мамка знает? А если узнает?

— Ты что ли расскажешь? — похолодела Дарья, такого поворота она не ожидала.

— Может и расскажу, — Лена не позволяла себе проиграть, и чувствовала как контроль над ситуацией к ней возвращается.

— Не на... — хотел произнести Даша, но Витя её прервал.

— Что ты хочешь за молчание?

— «Чтооо ты хоооочешь?" — стала его кривлять Ленка, — смотри какой умник нашёлся!

— Ну говори!

— Ты мне не нукай тут, — процедила Лена, — куда вы пёрлись-то?

— В амбар, — призналась Даша. Её трясло немного, она не могла понять, что за игру затеяла Лена, — отстань от нас, мы тебе ничего не сделали.

— А ну цыц! Я с тобой ещё не поквиталась за речку. И за то что Захару настучала, что теперь Щербатому и Стёпке со мной гулять не разрешают. В амбар нельзя, там щас... занято. В общем пошли со мной, место покажу.

Лена повела их куда-то за посёлок, к старому зданию, рядом ржавели кузова от тракторов. Даша узнала это место, но гулять там она не решалась, чем-то оно её пугало, плюс там часто ошивалась Ленкина компания. Сейчас там было пусто. Они забрались куда-то в проём между тракторами, снаружи это место не просматривалось, за то было много щелей откуда было легко наблюдать за тем, что творится снаружи. В небольшом кольце было что-то вроде лагеря. Постелен брезент, из кирпича, досок и металлических балок были сделаны импровизированные лавочки, откуда-то даже притащили матрац.

— Ну и халабуда, — не сдержался Витька.

— Но-но, бычок, ты в гостях, не забывайся.

— Ладно, чего ты хочешь от нас.

И тут Ленка их ошарашила, хотя мысль о том, чего она хочет, пронизывала Дашу уже на полдороге сюда.

— Я хочу посмотреть.

— Что посмотреть?

— Как ебётесь. Как бычок коровку трахает, ну?

— С ума сошла?

— Или расскажу, — Ленка смотрела на них с видом победителя. Лена может быть и не постеснялась сказать, но не факт, что ей поверят, учитывая её репутацию, но мало ли как потом будут другие на Дашу смотреть в посёлке, люди ж дурные есть.

Однако Дашу почему-то это начало заводить, что за ней будет наблюдать её враг и возможно даже наслаждаться зрелищем. Секс с Витей для неё не был чем-то унизительным, поэтому она не думала об этом как о наказании. У Вити тоже заблестели глаза.

— Ладно, только не смей ржать.

— Ну это мы ещё посмотрим.

Витя не стал возражать и притянул Дашу к себе, они стали страстно целоваться, попутно парень обнимал её, тиская за задницу. Потом он резко развернул её к себе спиной и стал оглаживать груди. Даша стала потихоньку уходить из реальности млея под ласками Витька, который за эти дни поднаторел в любовных делах, упражняясь с ненасытной девахой.

— Сопли тут не разводите, давайте к делу, — нетерпеливо заметила командирша, — Корова покажи как ртом работаешь. Щас глянем какая фитюлька у бычка нашего городского.

«Ну-ну, фитюлька», подумала Даша. Почему-то щас обзывательства Ленки только раззадоривали её. Присев на корточки, а она привычно расстегнула штаны, выпуская багровый елдак Витька на свободу. За эти дни она в такой позе находилась раз 20. Со стороны Ленки послышалось только напряжённое сопение.

— Мда, паря, ты точно бычок. Он тебе ходить не мешает?

Витька только гордо хохотнул. А потом стал тяжело дышать, потому что Даша принялась вылизывать и насасывать этот ствол, уделяя внимание и головке и не забывая о яичках. Она хотела чтобы Лена всё это видела.

— Ого, ну ты даёшь, мать, прям как в кино, — присвистнула Ленка.

Даше понравилось грубоватое замечание Ленки. Она это восприняла как комплимент её способностям.

Ленка с огромным наслаждением смотрела как Дарья отсасывает толстый хер. Не выдержав она сунула руку в трусы и стала ожесточённо наглаживать чувствительный клитор, периодически издавая хриплые стоны. Витя удивлённо смотрел как мастурбирует эта худенькая девчушка. (Специально для — секситейлз.орг) Делала она это очень страстно и умело. Лицо у Ленки было довольно симпатичным, если бы она чаще за собой ухаживала. В моменты когда страсть искажала лицо Лены она выглядела даже очень соблазнительно. Громка и хрипло застонав Лена спустила. Член Вити до этого стоявший не в полную силу теперь был твёрд как кол, из-за чего Даша принялась насасывать с удвоенной энергией.

— Ты это, погоди, мать, не торопись, а ты бычок раньше времени спустит, — обратилась она к Даше, а затем повернулась к Вите, — давай её раком.

То что Лена выступала в роли секс дирижера, только увеличивало возбуждение парочки. Даша молча и покорно встала спиной Вите, а затем она испустила стон возбуждения, чувствуя как напряжённый кол Виктора упирается ей между ягодицы. Витя наглаживал ей груди через платье, а потом расстегнув пуговицы выпустил груди наружу. Соски у Дашки стояли торчком.

— Ох, ты, Дашка, и сиськастая ж девка, — цокнула Ленка языком. Даша сильно удивилась что Лена её назвала по имени, — Ну чего бычок стал, давай, оттрахай коровку как следует! Чтоб на весь посёлок орала.

Член Витьки вошёл как по маслу, от ощущения того что этот шкворень резко вошёл на всю длину у Даши посыпались искры из глаз. Витя крепко взял её за талию и начал накачивать. От каждого удара толстой головкой по матке, Даша надсадно стонала и срывалась на крик.

— Ох знатно ж ебёт, красавец. Давай, давай, — полушёпотом наслаждалась Лена, смакуя зрелище медленно растирая клитор. Потом она вдруг соскочила со своего насеста и подошла к Даше. Та совокуплялась с закрытыми глазами и поэтому произошедшее было для неё шоком. Лена крепко поцеловала её в открытый рот с языком. Делала она это необычайно умело, поэтому Даша инстинктивно ответила. Витёк сзади видя это, только сильнее стал накачивать подругу, подумав о том, что наверно не зря он всё-таки приехал сюда.

Оторвавшись от губ Даши, Лена присела на корточки и стала аккуратно, но чувствительно дёргать за соски.

— Подоим коровку, и попьём молочка... — нараспев сказала бестия и стала присасываться по очереди к знатному вымени Дашки.

Ощущения жадных губ и языка на своих чувствительных сосцах, Даша начала стремительно приближаться к третьему уже по счёту оргазму, неутомимый Витька своим хером уже дважды довёл её до пика и не заметил этого. От удовольствия хотелось выть. Даша инстинктивно прижала голову девочки к своим мягким грудям, посмотрела в небо и закричала от блаженства. Ей было удивительно хорошо.

От всего происходящего бедный парень держался сколько мог, но после такого стона он не выдержал, и вытащив член стал извергаться между расставленных пухлых Дашкиных бёдер... прямо на Ленку, которая тоже успела кончить от пальцев, больно прикусив большой Дашки ореол.

— Тьфу ты, бычок, измазал всю.

— Это тебе за Дашку, чтобы не унижала.

— Ой, защитник нашёлся, — однако Ленка не выглядела обиженной. Наоборот она даже подошла и обняла Дашку, чем вызвала её искреннее удивление.

— Всё, коровка, мир?

— Мммир, — пробормотала ошалевшая Дарья оглядываясь на Витька. Он только улыбнулся пожав плечами.

— Учтите, это не в последний раз, — привычным командирским тоном произнесла Ленка, — а теперь валите отсюда.

Даша уходила оттуда с лёгким сердцем — жизнь налаживалась.

В этот день отец уехал в командировку. Должность автомеханика он совмещал с водительской, развозя важных шишек, тем и приносил в семью неплохой доход. Когда отец уезжал в такие командировки, мать была всегда немного злой, она всё время боялась, что отца втянут либо в аферу, либо в корпоративную баню.

На деле же Светлана просто не могла заснуть без мужа.

Вечер семья провела весело, дядя Женя знал наверно миллион анекдотов и игр для компании. У соседей одолжили гитару, и Витька блеснул своими талантами спев три своих песни, чем покорил Дашкино сердце окончательно.

Ночь выдалась ужасно душной. Уставший за день Витька спал мёртвым сном, это Даша проверила дважды, выбегая на кухню за водой. Возвращаясь в третий раз, она услышала стоны и размеренное покачивание кровати. Снедаемая любопытством юная вуайеристка аккуратно, как могла пошла на звук. Он конечно же шёл из комнаты дяди Жени.

Увиденное Дашу потрясло в очередной раз своей бесстыдностью. На кровати на животе раскинув красивые ноги лежала тётя Оксана и сдавленно стонала. Между ног во влагалище виднелось что-то похожее на затычку. «Фаллоимитатор!» вспомнила умное слово Дашка из немецкого журнала. В задний проход размеренно ходило нечто похожее на колбасу, сверху неё поблёскивали в свете луны два яйца размером с теннисные мячи — дядь Женя расположившись сверху и придавив голеням бёдра жены накачивал её прямой в тугой зад. От увиденного Дарье срочно захотелось трахаться. Она готова была побежать к Витьке, чтобы отыметь его, или хотя бы пососать его член, пока он спит, но её остановил шёпот со спины. От неожиданности она чуть не вскрикнула. Чего все так любят подбираться к ней сзади?

— Не спиться, доченька? — голос матери не имел привычных родительских ноток.

Даша завертела головой, гадая видит её мать или нет. Светлана была одета в полупрозрачный пеньюар, и в его декольте виднелась массивная грудь, практически такая же как у Даши. Даша с гордостью подумала, что пошла в маму, такая же красивая.

— И мне не спится. Пойдём, полежим, поговорим. Тебе рано ещё такое смотреть.

«Ничё и не рано!» скуксилась Даша, но возражать не стала.

Они прилегли и Светлана обняла дочь со спины.

— Даш, как у тебя с мальчиками дела?

— Мам...

— Ну рассказывай, а то я ж ничего не знаю, я с тобой если хочешь тоже поделюсь.

— Всё хорошо у меня с мальчиками.

— Вы ж смотрите с Витькой предохраняйтесь только.

Даша изумлённо повернулась. В свете окна было видно как мама улыбается.

— Да всё я знаю, видно по тебе. Цветешь ты у меня доченька, красивая стала. Вся в меня, тьфу тьфу, чтоб не сглазить!

Светлана нежно гладила дочь по волосам, по бедру.

— Дочур, расскажи мне кто у тебя первый был.

— Да Витька был первый.

— А до него никого совсем?

— Ты ругаться будешь если я расскажу.

— Честное слово не буду.

— Точно? Обещай, что ни мне, ни этому человеку не сделаешь ничего.

— Обещаю и клянусь.

Из соседней комнаты послышался совсем уж громкий стон, видимо Оксана кончила.

— Ох, ненасытные, — как-то слишком томно произнесла Света.

«Да уж, это точно» подумала Даша про себя, чувствуя как пульсирует влагалище.

— В общем, с дядей Захаром...

— Захаром?! — чуть не вскрикнула мать.

— Тише, мам, он не виноват, правда. Это я сама захотела.

— И... и что вы делали. Вот развратник старый. Мало ему девок в селе.

— Ну мам, ты ж обещала...

— Ладно, ладно, так что вы с ним.

— Мам, ну я стесняюсь тебе рассказывать.

— Потом сама что хочешь спросишь.

— Хорошо, — почему-то Даша вновь ощутила спокойствие. Как в те времена когда она всё-всё рассказывала маме, — ну, в общем, я ему давала грудь трогать. Он её сосал...

— Ух, ну ты даёшь, доченька. И как тебе?

— Ну мам, ты меня смущаешь. Понравилось мне очень.

— Захар всегда любил большие. У тебя чувствительные соски? — мама нежно огладила грудь дочери.

— Очень, мам, вот видишь, ты погладила — он уже напрягся, — через Дашину ночнушку обозначился твёрдый сосок.

— Ты смотри, ну точно вся в меня. Так а что вы еще с Захаром делали?

— Ну потом я ему член сосала.

— Боже мой, выросла ты девочка как. Я б тебя отругала, да права не имею, сама такой росла. Всё мне хотелось. Как же получилось, что вы не занялись сексом.

— Ох, мам, больная тема просто. Я ему там же хотела дать, а он отказался, говорит боюсь что другие скажут, особенно что твои родители со мной сделают.

— И правильно, ещё б обрюхатил, возись потом. Марья его дурная к тому же, весь посёлок же на уши поставит. Эх, дочка, я ему сама по молодости чуть не дала.

— Правда? А почему чуть?

— Да вот боялась я, что он как и остальных меня просто использует и всё. Хотя хотела я его жутко.

— Понимаю, мам, сам по нему страдала.

— Так вот чего ты грустная ходила... Бедная девочка.

— Ну ничего, зато у меня Витька есть. Скажи, а мне можно с ним спать? Он же вроде мой брат, но троюродный.

— Ох не знаю, дочка, что можно, а что нельзя, — Света уже сама не замечала, как крепко обнимает дочь и трётся об неё бедром, у неё между ног был водопад и пожар одновременно, — это ведь Женькина идея была, свести вас. Говорит пара будет хорошая.

— Серьёзно? — Даша была шокирована. Т. е. все они знали об этом. Она даже не знала злиться ей, или быть благодарной.

— Успокойся, доченька, я за тебя волновалась, но хотела, чтобы ты потеряла девственность с проверенным парнем, а Витька хороший. Понравился тебе?

— Да и ещё как, мам, у него такой... — она осеклась, стоит ли рассказывать матери о члене её племянника?

— Какой? — с любопытством спросила Света, сжав дочкин сосок, отчего та заёрзала.

— Большой, — с придыханием ответила Даша. Она не знала, что происходит, что-то запретное, но она не хотела прерывать.

— Да уж, повезло тебе, дочка. Витька весь в папу своего пошёл. Темперамент только другой. Витька поспокойнее всяко.

— Неправда, мам, мы с ним столько раз...

— Верю, верю, — ворковала Света, поглаживая то дочку, то у себя в промежности, — скажи дочка, а как вот этим сейчас молодежь занимается?

— Да так же наверно, мам, и сверху и снизу, в рот и в... — Даша охнула от неожиданности, когда мать стала мять её груди сильнее, — ... в пизду, — не сдержалась она.

— А ты как пробовала, расскажи? — голос Светы был умиротворящим и очень эротичным, особенно от того, что она шептала на ухо Дашке.

— Я много раз делала Вите минет, он трахал меня раком, дрочил меня, имел меня как хотел в общем, — Даша уже не стыдилась всех этих слов, он была жутко заведена и не контролировала себя. Света чмокнула её в шею.

— Доченька, ты возбудилась? — спросила мать, зная ответ.

— Да, мам, очень.

— Тебе надо спустить, это вредно так оставлять.

— Мам, я...

— Ничего дочка, я знаю, что ты часто мастурбируешь, думала тебе даже искусственный член подарить на совершеннолетие. Давай помогу.

Рука Светы скользнула под ночнушку Даши и унесла её в рай.

— Ох и мокро там у тебя доченька, — с удовольствием отметила Света, — что ты хочешь, чтобы я рассказала?

— Ааа! — всхлипнула Даша от наслаждения, — Мам, откуда ты знаешь, что у дяди Жени большой?

— Так и знала, что спросишь. В общем, когда-то давно по молодости я спала с ним.

— Правда?

— Да, я была чуть старше тебя. Похоти во мне было хоть отбавляй. А тут ещё Женька весь такой здоровый, спортивный, бойкий.

— Это он тебя соблазнил?

— Нет, дочка, я сама его трахнула, — сказала Света и запустила два пальца прямо дочери во влагалище. Дашка чуть не взвыла. Она засучила голыми ногами, пытаясь насадиться на умелые пальцы матери. Даша уже не могла ничего говорить, только часто дышала, стараясь не кричать. Тем временем Света продолжала:

— Как сейчас помню, заперся в комнате и онанирует. Я подглядывала за ним, и сам дрочила как оголтелая на его головку. Особенно любила смотреть как он кончает. И так однажды выдала себя, неудачно толкнув дверь. Женька, помню засуетился. А я ему говорю, мол, не прячь, покажи. Знаю, что он на меня дрочил, бедный, подглядывал в душе или когда переодеваюсь. Ну в общем сношались мы с тот день как бешеные. Знаю, что это ненормально спать с кузеном, но нам было так хорошо вместе... Ох, как я любила сосать ему член, как мне нравилось, когда он меня берёт сзади, покрывает, вот как сейчас Оксанку. Любил он вставить, а потом поудобнее пристраивался, вертя членом внутри. Я с ума сходила, сама насаживалась, чтобы двигался. А он, гад, мучал меня.

Даша уткнулась в грудь матери, чтобы не заорать, и протяжно кончила, под настойчивыми и мягкими пальцами.

— Кончила, сладенькая? Дай грудку поцелую, — Света сняла бретельку Дашкиной ночнушки и посмотрела на большую левую сиську дочери.

— Ох, красивая ж ты у меня, Дашутка! — с этими словами, она нежно втянула сосок с ореолом целиком.

Даша в ответ сдёрнула вниз чашечку пеньюара выпростав грудь матери. У Светки соски были более выпуклые, ореолы образовывали небольшой купол. Дашка с удовольствием вспомнила годы младенчества засосав сиську.

— Дашенька вот так, хорошо, сделай маме приятно, ох плохая я мать, плохая, — стонала Светка, исступлённо надрачивая своё влагалище.

— Мам, ты сама лучшая, — оторвавшись от соска, произнесла Дашка.

Когда Света кончила закусив губу, они легли в обнимку.

— Представляешь наш щас твой Витька увидит или ещё хуже Женя, — произнесла мать.

— Да уж, отдерут так, что мало не покажется.

— Ох разврат один в голове, я уже представляю как они меня вдвоём трахают, а потом тебя.

— Мам, я опять возбуждаюсь

— Подрочи, доченька, не мучай себя, или хочешь к Витьке иди, разбуди его. Я тут как нибудь сама.

— А ты, с Витькой не хочешь? — сама не зная зачем ляпнула Дарья.

— Ну ты совсем, Дашка, даёшь, всему есть предел, — усмехнулась Света, — да и твой Витька от счастья помрёт если мы сейчас к нему голые завалимся. Давай не будем калечить парня. К тому же на двоих его я думаю не хватит. Мне твоего папы знаешь как не хватает? Я ж пока ему...

— Ой мам, не продолжай, не хочу знать как вы с папой, всё таки родители...

— Ладно, дочка, что-то я и правда того, иди к Витьке уже...

Даша нехотя встала с постели. Уже находясь в коридоре она услышала стоны — ненасытная мать, всё не могла успокоиться. Даша вдруг представила, что мать идёт в комнату к дяде Жене и тёте Оксане и присоединяется к ним. Отгоняя от себя это видение, она побежала к Витьке.

Спать она ему не давала до самого утра.

Через пару дней родственникам пришлось уезжать. За эти дни они успели ещё раз увидеться с Ленкой. Девчушка бедная от так кричала от оргазмов, что Даше пришлось затыкать ей рот, то поцелуем, то грудью. Она не ожидала обнаружить у себя бисексуальную наклонность, однако эта её черта, ей понравилась. Лена её упросила по-дружески поделиться «бычком». Даша конечно дико ревновала, но скрепя сердце разрешила Лене сделать Витьке минет. Витьку конечно никто не спрашивал, а Даша с завистью отметила, что Лена минет делает лучше, Витя кончил гораздо быстрее. Прощальный секс Вити и Даши наверно навсегда останется у них в памяти. Витя не отлипал от Дашиного тела, в то время как она его просто заездила. Они обещали созваниваться, к тому же Даша собиралась осенью приехать к ним город учиться в институте. Она уже знала с кем будет делить комнату.

После их отъезда поплакав немного, она пошла гулять. По дороге она успокоилась, она теперь знала кто она, чего хочет и что с ней будет. Мысль о Вите грела ей сердце. Ноги сами привели её в амбар. Конечно же там было занято. Тихонько спрятавшись в привычном ей месте она обнаружила интересную парочку. Не сдерживаясь почти, прогнувшись перед деревянным блоком, стояла раком Маринка. Она крутила своей великолепной жопой и буквально всасывала в себя член партнёра. Марина извивалась и раскачивая своими грудями самозабвенно отдавалась дяде Захару. Методично накачивая, он хвалил свою партнёршу, награждал шлепками, периодически матюгаясь от удовольствия. Внезапно Захар повернулся лицом к тому месту где сидела Дашка. Заметив её, он подмигнул и улыбаясь принялся трахать шлюшку с удвоенной энергией. Дарья почему-то порадовалась за него, и привычно полезла рукой в трусы

— Захар всегда любил большие. У тебя чувствительные соски? — мама нежно огладила грудь дочери.

— Очень, мам, вот видишь, ты погладила — он уже напрягся, — через Дашину ночнушку обозначился твёрдый сосок.

— Ты смотри, ну точно вся в меня. Так а что вы еще с Захаром делали?

— Ну потом я ему член сосала.

— Боже мой, выросла ты девочка как. Я б тебя отругала, да права не имею, сама такой росла. Всё мне хотелось. Как же получилось, что вы не занялись сексом.

— Ох, мам, больная тема просто. Я ему там же хотела дать, а он отказался, говорит боюсь что другие скажут, особенно что твои родители со мной сделают.

— И правильно, ещё б обрюхатил, возись потом. Марья его дурная к тому же, весь посёлок же на уши поставит. Эх, дочка, я ему сама по молодости чуть не дала.

— Правда? А почему чуть?

— Да вот боялась я, что он как и остальных меня просто использует и всё. Хотя хотела я его жутко.

— Понимаю, мам, сам по нему страдала.

— Так вот чего ты грустная ходила... Бедная девочка.

— Ну ничего, зато у меня Витька есть. Скажи, а мне можно с ним спать? Он же вроде мой брат, но троюродный.

— Ох не знаю, дочка, что можно, а что нельзя, — Света уже сама не замечала, как крепко обнимает дочь и трётся об неё бедром, у неё между ног был водопад и пожар одновременно, — это ведь Женькина идея была, свести вас. Говорит пара будет хорошая.

— Серьёзно? — Даша была шокирована. Т. е. все они знали об этом. Она даже не знала злиться ей, или быть благодарной.

— Успокойся, доченька, я за тебя волновалась, но хотела, чтобы ты потеряла девственность с проверенным парнем, а Витька хороший. Понравился тебе?

— Да и ещё как, мам, у него такой... — она осеклась, стоит ли рассказывать матери о члене её племянника?

— Какой? — с любопытством спросила Света, сжав дочкин сосок, отчего та заёрзала.

— Большой, — с придыханием ответила Даша. Она не знала, что происходит, что-то запретное, но она не хотела прерывать.

— Да уж, повезло тебе, дочка. Витька весь в папу своего пошёл. Темперамент только другой. Витька поспокойнее всяко.

— Неправда, мам, мы с ним столько раз...

— Верю, верю, — ворковала Света, поглаживая то дочку, то у себя в промежности, — скажи дочка, а как вот этим сейчас молодежь занимается?

— Да так же наверно, мам, и сверху и снизу, в рот и в... — Даша охнула от неожиданности, когда мать стала мять её груди сильнее, — ... в пизду, — не сдержалась она.

— А ты как пробовала, расскажи? — голос Светы был умиротворящим и очень эротичным, особенно от того, что она шептала на ухо Дашке.

— Я много раз делала Вите минет, он трахал меня раком, дрочил меня, имел меня как хотел в общем, — Даша уже не стыдилась всех этих слов, он была жутко заведена и не контролировала себя. Света чмокнула её в шею.

— Доченька, ты возбудилась? — спросила мать, зная ответ.

— Да, мам, очень.

— Тебе надо спустить, это вредно так оставлять.

— Мам, я...

— Ничего дочка, я знаю, что ты часто мастурбируешь, думала тебе даже искусственный член подарить на совершеннолетие. Давай помогу.

Рука Светы скользнула под ночнушку Даши и унесла её в рай.

— Ох и мокро там у тебя доченька, — с удовольствием отметила Света, — что ты хочешь, чтобы я рассказала?

— Ааа! — всхлипнула Даша от наслаждения, — Мам, откуда ты знаешь, что у дяди Жени большой?

— Так и знала, что спросишь. В общем, когда-то давно по молодости я спала с ним.

— Правда?

— Да, я была чуть старше тебя. Похоти во мне было хоть отбавляй. А тут ещё Женька весь такой здоровый, спортивный, бойкий.

— Это он тебя соблазнил?

— Нет, дочка, я сама его трахнула, — сказала Света и запустила два пальца прямо дочери во влагалище. Дашка чуть не взвыла. Она засучила голыми ногами, пытаясь насадиться на умелые пальцы матери. Даша уже не могла ничего говорить, только часто дышала, стараясь не кричать. Тем временем Света продолжала:

— Как сейчас помню, заперся в комнате и онанирует. Я подглядывала за ним, и сам дрочила как оголтелая на его головку. Особенно любила смотреть как он кончает. И так однажды выдала себя, неудачно толкнув дверь. Женька, помню засуетился. А я ему говорю, мол, не прячь, покажи. Знаю, что он на меня дрочил, бедный, подглядывал в душе или когда переодеваюсь. Ну в общем сношались мы с тот день как бешеные. Знаю, что это ненормально спать с кузеном, но нам было так хорошо вместе... Ох, как я любила сосать ему член, как мне нравилось, когда он меня берёт сзади, покрывает, вот как сейчас Оксанку. Любил он вставить, а потом поудобнее пристраивался, вертя членом внутри. Я с ума сходила, сама насаживалась, чтобы двигался. А он, гад, мучал меня.

Даша уткнулась в грудь матери, чтобы не заорать, и протяжно кончила, под настойчивыми и мягкими пальцами.

— Кончила, сладенькая? Дай грудку поцелую, — Света сняла бретельку Дашкиной ночнушки и посмотрела на большую левую сиську дочери.

— Ох, красивая ж ты у меня, Дашутка! — с этими словами, она нежно втянула сосок с ореолом целиком.

Даша в ответ сдёрнула вниз чашечку пеньюара выпростав грудь матери. У Светки соски были более выпуклые, ореолы образовывали небольшой купол. Дашка с удовольствием вспомнила годы младенчества засосав сиську.

— Дашенька вот так, хорошо, сделай маме приятно, ох плохая я мать, плохая, — стонала Светка, исступлённо надрачивая своё влагалище.

— Мам, ты сама лучшая, — оторвавшись от соска, произнесла Дашка.

Когда Света кончила закусив губу, они легли в обнимку.

— Представляешь наш щас твой Витька увидит или ещё хуже Женя, — произнесла мать.

— Да уж, отдерут так, что мало не покажется.

— Ох разврат один в голове, я уже представляю как они меня вдвоём трахают, а потом тебя.

— Мам, я опять возбуждаюсь

— Подрочи, доченька, не мучай себя, или хочешь к Витьке иди, разбуди его. Я тут как нибудь сама.

— А ты, с Витькой не хочешь? — сама не зная зачем ляпнула Дарья.

— Ну ты совсем, Дашка, даёшь, всему есть предел, — усмехнулась Света, — да и твой Витька от счастья помрёт если мы сейчас к нему голые завалимся. Давай не будем калечить парня. К тому же на двоих его я думаю не хватит. Мне твоего папы знаешь как не хватает? Я ж пока ему...

— Ой мам, не продолжай, не хочу знать как вы с папой, всё таки родители...

— Ладно, дочка, что-то я и правда того, иди к Витьке уже...

Даша нехотя встала с постели. Уже находясь в коридоре она услышала стоны — ненасытная мать, всё не могла успокоиться. Даша вдруг представила, что мать идёт в комнату к дяде Жене и тёте Оксане и присоединяется к ним. Отгоняя от себя это видение, она побежала к Витьке.

Спать она ему не давала до самого утра.

Через пару дней родственникам пришлось уезжать. За эти дни они успели ещё раз увидеться с Ленкой. Девчушка бедная от так кричала от оргазмов, что Даше пришлось затыкать ей рот, то поцелуем, то грудью. Она не ожидала обнаружить у себя бисексуальную наклонность, однако эта её черта, ей понравилась. Лена её упросила по-дружески поделиться «бычком». Даша конечно дико ревновала, но скрепя сердце разрешила Лене сделать Витьке минет. Витьку конечно никто не спрашивал, а Даша с завистью отметила, что Лена минет делает лучше, Витя кончил гораздо быстрее. Прощальный секс Вити и Даши наверно навсегда останется у них в памяти. Витя не отлипал от Дашиного тела, в то время как она его просто заездила. Они обещали созваниваться, к тому же Даша собиралась осенью приехать к ним город учиться в институте. Она уже знала с кем будет делить комнату.

После их отъезда поплакав немного, она пошла гулять. По дороге она успокоилась, она теперь знала кто она, чего хочет и что с ней будет. Мысль о Вите грела ей сердце. Ноги сами привели её в амбар. Конечно же там было занято. Тихонько спрятавшись в привычном ей месте она обнаружила интересную парочку. Не сдерживаясь почти, прогнувшись перед деревянным блоком, стояла раком Маринка. Она крутила своей великолепной жопой и буквально всасывала в себя член партнёра. Марина извивалась и раскачивая своими грудями самозабвенно отдавалась дяде Захару. Методично накачивая, он хвалил свою партнёршу, награждал шлепками, периодически матюгаясь от удовольствия. Внезапно Захар повернулся лицом к тому месту где сидела Дашка. Заметив её, он подмигнул и улыбаясь принялся трахать шлюшку с удвоенной энергией. Дарья почему-то порадовалась за него, и привычно полезла рукой в трусы...