Наверх
Порно рассказ - Глубокий космос: Совращение и смерть. Глава 4
Шепот во тьме. Иные странные звуки, словно разом открываются и закрываются десятки влажных отверстий. Секция 3-ДЛЦ изолирована от других отсеков станции. Здесь складируется старое, отработавшее свое оборудование. Помещение достаточно вместительное с высоким потолком. Там наверху проложены монорельсы, снабженные грузоподъёмными механизмами, а по центру тянется массивный кран-балка. От него вниз спускаются гибкие металлические тросы, заканчивающиеся массивными крюками. Но сейчас на них нет грузов, механизмы отключены, лишь в помещении оператора горит на потолке одинокий сигнал-маячок. Тросы оплетены белыми, покрытыми слизью нитями. Сотнями и тысячами нитей. Они в свою очередь удерживают большой грушеобразный предмет, почти соприкасающийся своей нижней частью с полом. Предмет — живая плоть темно-красного цвета, состоящая из бесчисленных волокон и пронизанная сеткой нервно пульсирующих кровеносных сосудов и вен.

Из этой плоти и раздаются самые невероятные звуки, то тут, то там вздуваются шишкообразные наросты, затем с хлопком опадают. На влажной поверхности, порой появляются лица: женские, мужские, а иногда соединяющие в себе черты представителей обеих полов. Иногда лица трансформируются в огромные полураскрытые вагины, иногда в толстые, возбужденно вздымающиеся члены.

Но вот, в одном месте на поверхности плоти появился шов. Начала выделяться розоватая сукровица. Шов расширился, появились две руки. Взявшись за края, начали оттягивать их ещё сильнее в стороны. И вот, наконец, наружу выбралась молодая женщина. Она была полностью обнажена. Плоть её выпустившая, заметно уменьшилась в объёме, но женщина оказалась не единственной. Вслед за ней из отверстия показалась голова мужчины, принадлежавшего к негроидной расе. Когда он выбрался полностью, грушевидный мешок плоти почти весь съёжился.

Женщину и мужчину знали на станции «Лунный Старатель», как Келли Милтон и Мэтта Броуди. Они выглядели, как самые настоящие люди, причём тела их были совершенны, возможно, даже чрезмерно идеальны. Вот только глаза у них, лишенные зрачков и радужных оболочек — сплошь фиолетовые, влажно блестящие полусферы ничего не имели общего с человеческими. Но это продолжалось недолго. Глаза начали меняться, с них словно сползала какая-то пленка. И вот, спустя минуту никто бы не мог сказать, что это вовсе не Келли и не Мэтт.

Их тела покрывала жирная слизь. Рядом с постом оператора располагалась маленькая душевая кабинка. Те, кто выглядели, как Келли Милтон и Мэтт Броуди направились туда. Через несколько секунд послышался шум воды. Следовало поскорее привести себя в порядок. Носитель был голоден. И значит, пора отправляться на охоту.

* * *

Альберто Альваро с изумлением взирал на вытянутый семечкообразный предмет, торчащий под потолком в проломе стены. Он был черного цвета. Полированная поверхность блестела. От центра концентрическими кругами шли замысловатые узоры, которые мягко пульсировали зеленоватым светом. В одном месте на поверхности предмета был заметен длинный продольный разрез. Вокруг инородного цвета всё было оплавлено, раскуреченно. Металлические стены вокруг пролома были смяты, местами разорваны, воняло горелой проводкой.

Альваро включил коммуникатор. Связался с Данченко.

— Капитан, я только что это обнаружил.

Он передал видеоизображение со своего прибора связи на командный мостик.

— Веганская спасательная капсула?! — вскричал капитан.

— Так точно, — Альваро кивнул. — Я на всякий случай проверил по базе данных. Да, это она.

— Почему мы раньше её не обнаружили?

— Здесь видеокамеры вышли из строя, поэтому вся секция не просматривается. Думаю и весь наружный сенсорный ряд, тоже полетел.

— Вот и верь после этого показаниям приборов, — хмыкнул Данченко. — Пока не сходишь своими ногами, да не посмотришь своими глазами... Ну да ладно. Это, как я понимаю капсула с того истребителя, что ударил в нас? А где же сам пилот?

— Никого не наблюдаю, — ответил Альваро. — Но капсула открыта.

— Открыта?! Верно, теперь, тоже вижу. То есть, выходит, что наш веганский друг жив и разгуливает по станции!

— Да похоже на то, — кивнул горный инженер.

— Где Ивашов? — спросил капитан.

— Мы с ним разделились. Он осматривает соседние секции, где также есть повреждения.

— Он знает о капсуле?

— Ещё нет. Знаем пока только я и вы.

— Нужно сообщить всем, — Данченко нахмурился. — Я этим займусь. Подожди...

— Что, капитан?

На экране коммуникатора вдруг всё замелькало, изображение капитана стало смазанным.

— Так, Альваро, подожди, я свяжусь с тобой через пару минут.

И экран погас.

Альваро пожал плечами и удивленно покачал головой.

* * *

Командный мостик «Лунного Старателя».

Данченко, расположившись в массивном на вид, но в действительности легком кресле с удивлением смотрит на Келли Милтон. Девушка была хороша, как никогда. Она и раньше выглядела просто супер, но сейчас, чтобы описать её не хватит ни слов, ни вдохновения. Возможно, раньше её красота несколько скрадывалась медицинской униформой. Но надо признать в другой одежде Данченко Келли и не видел. Но сейчас, когда на ней было атласное вечернее платье оранжево-золотистой расцветки, да ещё с глубоким вырезом на левом бедре, да с декольте, размер которого выходил за рамки такого понятия, как «приличие» вся женская привлекательность Келли, просто таки откровенно и очень эффектно демонстрировалась. А ещё были великолепная прическа, умеренный, мастерски наложенный макияж, акцентировано подчеркивающий и без того красивые черты её лица.

Обретя, наконец дар речи, Данченко спросил:

— Мисс Милтон, могу я узнать зачем вы здесь?

— Капитан, я подумала... Она зарделась, смущенно потупила взор. — Вам тут так скучно и одиноко.

Она начала раздеваться: закинула руки за спину и послышался звук расстегиваемого замка.

— Мисс Милтон, извольте объяснить что это вы делаете! — вскричал Данченко и привстал в своём кресле. На щеках его выступили багровые пятна.

— Я хочу вас капитан, — Келли обворожительно улыбнулась. — И вы, надеюсь не откажите девушке?

Что и говорить, она была чертовски красива. Соблазнительна до безумия. Платье упало на пол. Под ним на ней ничего не было, никакого нижнего белья. Данченко казалось забыл, как дышать. Он пожирал взглядом великолепные груди Келли с дерзко торчащими возбужденными сосками, её роскошные бедра, длинные стройные ножки и конечно же весь взмок от вида её гладко выбритого лобка.

Нашёлся бы хоть один мужчина, способный устоять перед всем этим?

Но Данченко был, в первую очередь капитаном. И он устоял.

— Мисс Милтон, у нас строгие правила на корабле. Личные отношения между капитаном и остальными членами экипажа не допустимы. Извольте одеться и покинуть мостик.

Келли застыла на месте, явно пораженная и реакцией Данченко и его словами. Несколько секунд она переваривала сказанное.

— Что ж, вот значит как, — наконец, глухо произнесла девушка. Взгляд её сделался вдруг жестким, хищным, более того, глаза начали терять человеческий вид. Их, словно бы затягивала блестящая фиолетовая плёнка.

— Ваше поглощение, капитан в таком случае будет менее приятным.

* * *

Через десять минут капитан Данченко вновь связался с Альберто Альваро. Что-то странное показалось горному инженеру в лице капитана. Вроде он, а вроде и не он вовсе. Может видеоадаптер барахлит?

— Альваро никому про веганца не говорить, — приказал он. — Не следует поднимать панику. Все будут в крайнем напряжении и мы не сможем выполнить нашу миссию.

— Но капитан людей нужно предупредить!

Альваро удивленно заморгал. Он не ожидал такого решения. Никак не ожидал.

— Найди Кравцова и расскажи только ему, — продолжал Данченко. — Потом, помоги ему отыскать веганца. Как найдёте — уничтожьте эту тварь. Но всем остальным ни слова — это приказ.

И связь прервалась.

* * *

Мэтт приблизился к каюте Айрин. Нажал на кнопку, отправляя сигнал внутрь о визите гостя.

— Это ты, мой сладенький, шоколадный мальчик?: — послышался нежный, чарующе-мурлыкающий голосок шлюшки. — Я сейчас принимаю душ. Входи пока, располагайся.

С тихим гудением дверь отъехала в сторону. Мэтт вошёл и как было предложено, с комфортом расположился в кресле. До его слуха доносился шум воды и весёлые напевания Айрин.

Вскоре она вышла и одарила его очаровательной улыбкой. Её рыжеватые волосы были влажны, тут и там на коже блестели капельки воды. Вокруг бёдер Айрин было накручено полотенце. Впрочем, она тут же отбросила его, представ перед гостем полностью обнаженной.

— Как ты хороша, — выдохнул он.

На щеках Айрин выступил яркий румянец. Воодушевленная этим простеньким комплементом, она начала так и сяк поворачиваться, демонстрируя Мэтту своё тело. Конечно, он видел её голой уже неоднократно, но если всякий раз это доставляет ему удовольствие, почему бы не повертеть бедрами и не потрясти задом и сиськами снова? Да и сама Айрин всегда особенно сильно возбуждалась, если мужчина пожирал её глазами.

Сгорая от нетерпения, Мэтт вдруг вскочил и начал раздеваться. В одну сторону полетела майка, в другую штаны, трусы и обувь. И вот, он стоит перед ней без всего. Каждый раз Айрин не уставала любоваться им. Высокий рост, мощная фигура, рельеф мышц под черной кожей проступает особенно эффектно. Здоровенный член в полной готовности и угрожающе так покачивается, тугие мешки яиц вздуты от переполняющего их семени. Что ещё сказать? Великолепный черный самец! Её самец!

Помахивая своим елдаком, Мэтт приблизился. Его желание было очевидным и Айрин с готовностью опустилась на корточки. И вот, его сокровище в её руках. Она с удовольствием подрочила член Мэтта, потом покатала на ладони его яйца.

— Какие они у тебя... Тугие. Сколько там, однако накопилось, — рассмеялась молодая женщина. — А знаешь о чем я мечтаю?

— Догадываюсь, — откликнулся он.

— Правда? — она подняла на него глаза. — И о чём же?

— Чтобы я залил тебя спермой, запачкал всю.

— Да это так, — рассмеялась Айрин. — Давно уже мечтаю о таком. Мне бы с парой десятков парней за раз трахнуться, а потом, они обкончали бы меня. Вот бы где море спермы.

— Для этого вовсе не обязательно два десятка мужчин, — хмыкнул Мэтт. — Я и один справлюсь.

— Да ладно тебе, — Айрин, так и прыснула со смеху. — У тебя, дорогой спермы конечно хватает, но в двадцати парнях её всё равно больше.

— Посмотрим, — неопределенно произнёс Мэт и встряхнул членом и яйцами. — Мы начнём уже?

— Да, давай сюда своего мальчика.

И Айрин жадно втянула в рот член любовника. Упруго-твёрдый и горячий конец скользнул по её языку. Она чуть заглотила подарок, отпустила, снова втянула в горло. После, громко чмокая, принялась отсасывать. Черный елдак заскользил между её блядских мокрых губ взад-вперёд. Она чередовала отсос с облизыванием. Водила языком везде, прихватывала губами яйца, мусолила залупу. Что ни говори, а с мужским хозяйством обращаться Айрин умела. Ротик её знавал ни одну сотню членов. Лаская Мэтта, молодая женщина и сама возбуждалась. Из её груди вырывались постанывания, а когда член полностью заполнял её рот, она издавала протяжное мычание. Одну руку Айрин запустила себе между ног, где её мокренькая пизденка уже изнывала от желания.

Дико возбудившись, негр всё резче и глубже вгонял ей в рот. Он так двигал задом и бедрами, как если бы уже совокуплялся с ней. Иногда, толстый чёрный елдак, сплошь мокрый от слюны Айрин проникал в горло слишком глубоко, заставляя её кашлять и выпустив член, жадно хватать разинутым ртом воздух. Не упускал Мэтт и возможности потереться яйцами о лицо Айрин. При этом, он урчал от удовольствия.

Столь развратный отсос возбудил девушку до крайности. Её половые губы набрякли и слегка разошлись в стороны, клитор напрягся упругим бугорком, из вагинальной дырки текло. Ей уже не терпелось принять в себя большого черного друга.

— Идём на койку, — зашептала она. — Хочу тебя.

Он помог ей подняться и держась за руки они забрались на кровать. Айрин легла на спину и широко раскинула ноги. Пальцами правой руки растянула пошире дырочку своей вагины.

— Давай, — застонала молодая женщина. — Воткни мне. Давай же.

Мэтт навис над нею. Его чёрный пенис грозно вздымался. Издав рык, негр начал впихивать свою дубину в горячее, липко-склизкое лоно подружки. Тёмно-вишневая залупа раздвинула влажные розовые валики половых губ и вслед за ней устремился ствол елдака.

— О, о, о, о. Мой мальчик... Какой же ты большой...

Мэтт вогнал ей больше чем на половину. Чувствуя внутри себя такую мощь, Айрин издала громкий, продолжительный стон восторга и удовольствия. Мэтт начал двигаться. И почти сразу же Айрин окунулась в горячую волну невероятного наслаждения.

— О да! Как хорошо... Ещё... ещё...

Негр мощно и напористо вгонял ей в вагинальную дырку. Айрин стонала, хрипела и кряхтела под напором чернокожего любовника. Он, то усиливал ритм ебли, то двигался медленно, входил то глубоко, доставая аж до матки, то возбуждал вход во влагалище лишь залупой. Айрин взвизгивала и стонала, вцепившись обеими руками в его могучие плечи.

Но вот, рыча, как животное Мэтт начал драть её так, что Айрин пронзительно завопила. Он вёл её теперь целенаправленно к пику наслаждения. Войдя в бешеный ритм ебли, шлюха стонала, рычала, похотливо поддавала низом живота, навстречу сладостному проникновению.

— Давай! Как хорошо! Ещё! Оооо...

Из распёртой дырки Айрин так и текло. Вагинальный сок сбегал липкими щекотливыми струйками по ляжкам и ягодицам девушки, а вокруг чёрного пениса, плотно сжатого лоном пузырился.

— Да! — заорала она хрипло. — Да, я кончаю... Кончаю!

Вскинутые вверх ноги Айрин задергались. Закатив глаза, она завизжала. Её чавкающая пиздёнка бешено запульсировала. Оргазм у Айрин случился сильный и продолжительный. Минуты три она извивалась в сладостных конвульсиях, потом, охая и ахая, шумно дыша, уже просто подергивала ногами и бедрами, поскольку сильная волна наслаждения схлынула, но отдельные приятные спазмы всё ещё пронзали её влагалище и матку.

— Теперь задом! — воскликнул Мэтт, потрясая своим мокрым, блестящим членом.

— Ой, подожди, я немного приду в себя.

— Вставай задом! Я не могу ждать!

Айрин издала смешок, но тем не менее повернулась к негру спиной. Выпятила вверх свой аппетитный зад, а спину слегка выгнула.

— Ну давай, мой ненасытный.

Из её влагалища потянулась вниз липкая нить сгустившейся смазки. Мэтт подцепил её пальцем и растёр по срамным губкам, а потом втиснул свой черный елдак подружке под ягодицы. Придерживая Айрин за бедра, Мэтт начал сношаться с ней. Член его быстро забегал между смятых срамных губок, начал нырять туда-обратно в мокрую дырку влагалища.

— Ещё! Ещё! — подвывала она. — Еби! Оооо! Ах! Еби меня!

Он пользовал её грубо и жёстко. Совокуплялся с молодой женщиной с животной похотью, звериной страстью. Айрин была в диком восторге. Она текла соком, как блядская сука и вопила во весь голос.

И через несколько минут у неё вновь случился оргазм. Айрин заорала, задрыгала ногами.

— Ой бля! Да! О да!

— Я тоже... Я сейчас, — взвыл Мэтт.

— Хочу в рот. Дай мне в рот! — взвизгнула она.

Он быстро выдернул член из её распертой вагины и сделав шаг вперёд по кровати, чуть присел. Айрин оказалась между его ног. Она успела повернуться на бок и приподнять голову, когда ударила первая тугая струя спермы. Она попала Айрин на левую бровь и щеку. Вторая, не менее мощная окатила нос и губы хохочущей от восторга шлюхи. Густое липкое семя обильно заливало лицо Айрин. Пульсирующий член Мэтта, казалось не прекратит выстреливать тягучие горячие струи. Такого никогда ещё не было. Да сколько же у него спермы?! Она всё лилась и лилась. Уже не только лицо, но и волосы и плечи и груди Айрин были сплошь залиты спермой.

— Мэтт, это... С ума сойти! Когда твои яйца опустеют? — рассмеялась Айрин. Но через секунду девушка поняла, что происходит нечто из ряда вон выходящее. Такого просто не может быть! Не может быть столько спермы у одного мужчины. Её веки слиплись, губы тоже, попытки вытереть лицо ни к чему не привели. Более того, эякулята становилось всё больше и больше. Просто, какой-то невероятный душ из спермы!

Айрин попыталась вскочить, но обнаружила, что не может сдвинуться с места. Сперма начала быстро загустевать, покрывать её тело и волосы липкой, тягучей пленкой. Молодая женщина начала задыхаться, её охватил ужас. Мало того, что сперма её залила всю, она ещё и начала двигаться. Живые, скользкие сгустки заползли ей во влагалище и задний проход, проникли в нос и уши. Рот Айрин был наполнен вязкой субстанцией до того, что она не могла даже кричать. Удовлетворенный Мэтт стоял над нею и наблюдал, как вокруг жертвы разрастается бело-желтоватый кокон. Н губах его была зловещая усмешка, в глазах, то появлялись, то исчезали фиолетовые блики.

* * *

Ивашов немало удивился, когда в навигационную рубку вошла Келли Милтон. Он как раз сверял данные относительно маршрута станции и траектории движения трёх весьма крупных астероидов, неожиданно вылетевших из каменно-пылевого облака.

Что здесь понадобилось ассистентке доктора Дэннингса... Да ещё в таком наряде?

У Сергея перехватило дух при виде Келли. Конечно, он всегда находил её очень красивой и соблазнительной, но всё портили её подчеркнутые холодность и высокомерие. Ласкова она была только со своим шефом. К капитану и старшим офицерам она проявляла должное почтение и ничего более. Но сейчас перед ним стояла просто с ног сшибающая фея, преобразившаяся, словно в сказке. Во взгляде сладкая томность и похотливые искорки, улыбка, как у заправской шлюхи с толикой чего-то хищного, дерзкого и призывного одновременно, словно бы Келли хотела сказать: «я уже вся теку, хочу тебя, делай со мной что хочешь, все тебе дозволено. Ну и я своё возьму сполна»

Ну, а всю эту подчёркнутую сексуальность усиливал ещё и наряд Келли: оранжево-золотистое платье с умопомрачительным декольте и потрясающим разрезом на левом бедре. Такое платье было призвано не скрывать, а напротив демонстрировать прелести хозяйки, что Келли с успехом сейчас и делала.

Сергей открыл рот, потом закрыл, быстро заморгал.

— Привет.

Она вошла и легко, грациозно двигаясь приблизилась к нему. Сергей сидел в кресле, развернувшись ко входу вполоборота. Она взялась за спинку кресла и полностью довернула его. Лицо Ивашова оказалось в приятной близости от её декольте, когда Келли наклонилась. Нос его уловил нежный аромат её духов, гармонирующий с естественным, возбуждающим запахом молодой женской кожи.

— Ого! — звонко рассмеявшись, воскликнула она. Распрямиться при этом не спешила. — Ты, кажется, что-то интересное увидел?

— В высшей степени, — пробормотал он, пялясь на её роскошные сиськи, при наклоне совершенно вываливающиеся из декольте.

— Ну, так и что же там?

Теперь, Келли чуть выпрямилась и томно глядя на Сергея провела руками по своей груди.

— Желаешь заполучить всё это? Я права?

Он судорожно сглотнул.

— Ты знаешь, я ведь тут не случайно, — Келли выпрямилась и плавно двигаясь, начала обходить кресло по кругу. Одной рукой она провела по волосам Ивашова.

— В самом деле? — спросил он, таращась на неё, пока девушка была перед ним.

— Да-да. Я здесь ради тебя.

Будучи за его спиной она наклонилась. Её обнаженные руки устремились вниз, коснулись его плеч, поползли вниз по груди.

— Ты ведь не будешь против, если мы развлечемся прямо здесь и сейчас?

Ивашов застыл, пораженный тем, что она сказала. Наконец, преодолев оцепенение, произнёс:

— Келли, но я вроде бы никогда не был тебе интересен. С чего вдруг...

— Неправда, ты мне всегда очень нравился! — воскликнула она, снова появившись перед ним.

— В самом деле? — он был удивлён и озадачен. — Но я не замечал никаких признаков твоего интереса, даже малейших.

— Но я ведь женщина. А все женщины от природы хорошие актрисы. Надеюсь, не будешь с этим спорить.

— Не буду, — он улыбнулся. Самообладание начало возвращаться к нему.

— Ну так как, перепихнёмся? Присунешь мне в пиздёнку, жеребец? — прошептала она, обнимая руками его за шею и почти приближая свои губы к его губам. Использование ею столь грубых словечек, снова ошеломило Сергея. Ничего подобного от Келли Милтон, он просто не ожидал услышать. Скажем, от Айрин или Сэнди — да. Возможно от Асами. Даже Лана, могла выдать что-то такое в пылу страсти. Но только, никак не Келли Милтон. Но она это сказала. Она была здесь перед ним, пришла сама и готова была зайти, уже вместе с ним ещё дальше. Мысли в голове Ивашова завертелись, как карусель. Он был бы последним дураком, если бы отказался от такой женщины, как Келли. Но вот Лана... Готов ли он изменить Лане?

Губы Келли коснулись его губ. Из груди девушки вышел тихий и томный стон.

— Давай же. Давай сделаем это.

Лана отдыхала в своей каюте. Говорила, что хочет поспать. Не должна она тут появиться в ближайший час. Нет! Не должна! К чёрту! Он сделает это! Сделает...

И Сергей жадно припал к целующим его губам. Руки его легли ей на талию и поползли вниз по бёдрам. Сквозь тонкую ткань платья Сергей ощутил, какие они тугие и горячие. Вскоре рука его пробралась в разрез на бедре и оттуда дальше — к заветному местечку. Трусиков на Келли не оказалось. Он ощутил горячую нежную гладкость безволосого лобка.

— Помоги мне, — прошептала она, поворачиваясь к Ивашову спиной.

Он потянул замок на платье вниз. Вот, оно бесшумно соскользнуло, открывая спину Келли, её выпуклые ягодицы, умопомрачительной красоты ножки. Келли обернулась и одарила Ивашова улыбкой. А затем, призывно вильнула своей роскошной попкой. Выпуклые полушария её ягодиц чуть разошедшиеся в стороны, открывали для взора много интересного и соблазнительного. Сергей подумывал насчёт того, чтобы засадить Келли в анус, если конечно она не будет против. Но это потом. Сначала трахнет её, как обычно.

Он быстро разделся, высвободил из плена свой колом торчащий член и пристроился к девушке сзади. Она упиралась руками в спинку кресла. Одним ловким и быстрым движением, первый помощник капитана проник членом ей во влагалище. «Девочка» Келли с удовольствием приняла гостя. Плотно охватила срамными губками, жадно втянула в свою горячую влажную глубину. Сергей обхватил Келли за попку ладонями и начал загонять стонущей девушке. В дырочке Келли сочно зачавкало. Она застонала и ещё, чуть пошире раздвинула ноги. Не смотря на узость вагины, он двигался в Келли, как «по маслу». Что и говорить, смазка у неё выделялась даже обильнее чем надо. Девушка была возбуждена до предела.

Он трахал её всё быстрее и резче, загонял елдак по самые яйца. И едва не кончил. Хрипло вскрикнув, выдернул член.

— Чёрт! Вот ведь... Твою мать!

— Что случилось? — спросила она, повернувшись.

— Да чуть не кончил в тебя.

— Ну так и кончил бы, — она улыбнулась и пожала плечами с таким видом, что проблема озвученная им, вовсе и не проблема никакая.

— Нет, детка, — выдохнул он. — Слишком рано для меня. Я не хочу дойти до финала слишком быстро. Вот что, давай-ка...

Сергей развернул кресло и подхватив Келли под ягодицы усадил её в него. Ножки она по его просьбе разместила на подлокотниках. В такой развратной позе Келли выглядела просто потрясающе. Вся её нежно-розовая писечка была на виду. Сергей засопел от возбуждения, наклонился и припал ртом к сокровищу Келли. Его язык проворно задвигался в липко-влажных складках её срамных губок, прошёлся по пипочке клитора, пару раз втиснулся в малюсенькую мочеиспускательную дырочку, а потом проник во влагалище где принялся вытворять крайне приятные вещи. Келли издавала вздохи и протяжные стоны. Пися её стала сплошь мокрой от желания.

Но когда Сергей, уже не в силах терпеть собрался вонзить член в лоно любовницы, Келли зашептала:

— Подожди, давай-ка и я тебя поласкаю. Придвинься ближе.

Она ухватила его член рукой, потянула пальцами крайнюю плоть, обнажая залупу.

— Ну-ка попробую твоего красавчика.

Член наполовину исчезал в её рту, скользил между губами то быстро, то медленно. Девушка делала отсос очень здорово. Кто бы мог подумать, что недотрога Милтон так умеет. Она обсосала и вылизала весь елдак. Потом настала очередь его яиц. Келли припала к ним губами, но скоро пустила в ход язык. Сергей шумно дышал и постанывал от удовольствия.

— Стой! — воскликнул он через пару минут. — Я ещё не готов кончить. Я хочу тебя.

Келли кивнула и отпустила его. Затем, своими пальцами взялась за края срамных губок и потянула их в стороны. На Сергея молодая женщина смотрела томными глазами и с призывной улыбкой.

— Как тебе моя дырочка? Нравится? Зайдёшь в гости?

Ивашова не пришлось приглашать повторно. Он издал хриплый возглас и приник к весело смеющейся Келли.

Толстая головка его елдака раздвинула липкие, мокрые, нежно-розовые губки Келли и ствол вошел в горячее похотливое лоно. Келли застонала от удовольствия. Мужской член распирал её писю, создавая ощущение приятной сладостной наполненности. Она закинула ноги ему на плечи и задвигала бедрами, насаживаясь на член ещё сильнее. Мягко-упругая плоть жадно вбирала и вбирала вожделенный «подарок». К собственному удивлению Ивашова его елдак полностью утонул во влажно чмокающем лоне. Он начал не спеша двигаться.

— Побыстрее, — сказала Келли. — Я не нежный цветочек. Можно сильнее. Да вот так...

Он вгонял член в розовое, мокрое, горячее месиво девичьей писи, делая сильные и глубокие толчки. Вонзался в дырку Келли до самых яиц. И складывалось такое ощущение, что может проскочить и дальше, но яйца всякий упирались в половые губки. Граница, таки была обозначена. Руками Сергей мял великолепные сиськи Келли, крутил и оттягивал пальцами её отвердевшие соски.

Она стонала, иногда вскрикивала, при особо глубоких выпадах его орудия. Вагинальный сок щекотно струился по её ягодицам. Член скользил взад-вперёд, весь покрытый пузырящейся пеной. Ивашов чувствовал, что финал близок. Он, как мог тянул время и удовольствие, но понимал, что более сдерживаться не в силах.

Сергей, был уже на грани. На пределе! Сейчас он кончит! Сейчас...

Послышался тихий гул открывающейся двери. Затем, раздался сдавленный вскрик.

Всё внутри Ивашова, словно оборвалось. От сдерживаемого оргазма яйца пронзила тупая, тягучая боль.

Мать-перемать! Хрень долбанная!

Сергей повернул голову с ужасом ожидая увидеть ту, которую не ждал, которую надеялся не видеть в ближайший час. Но она была здесь.

Темно-карие глаза Ланы Санчес пылали гневом, рот был приоткрыт, руки вытянуты вдоль тела, кулачки сжаты.

— Ты говнюк! — выпалила она.

— Лана, я...

— Неплохо устроились, голубки!

— Успокойся, я всё объясню.

Тупая фраза, конечно. Что тут можно объяснять? Но застигнутые изменщики из века в век повторяют её вновь и вновь, как заклятие, способное оградить их от гнева обманутой половинки.

— А ты, сучка хороша! — заорала Лана, тыкая пальцем в сторону Келли. — Снежная королева мать твою! Недотрога! Доктору глазки только стоим. О докторе только мечтаем! Ага, сейчас! А сама, чуть что и под другого мужика не прочь залезть? Сучка! Блядь!

Келли, к удивлению Сергея не защищалась. Да что там, даже не расстроилась ни сколько. Пожалуй, только испытывала некоторую досаду от того, что помешали.

— Что молчишь, сука? Нечего сказать?

Келли посмотрела на разъяренную женщину долгим, пристальным взглядом. На губах девушки появилась улыбка. Лана оторопела, вдруг осеклась на очередном ругательстве, готовым, вот-вот сорваться с её языка.

— Чем ты так расстроена, Лана? — Келли провела языком по своим губам. — Лучше иди к нам. Втроём нам будет очень хорошо.

— Что?!

Голос Ланы сорвался на фальцет.

— Что ты несёшь? Совсем свихнулась? Идите вы оба в жопу! Идите на хер!

Лана бросилась к выходу. Сергей, так и оставшись голым, однако подхватив кое-что из своей одежды с пола, побежал за ней. Он поймал её за руку в коридоре.

— Подожди! Выслушай меня!

— Отпусти! Кобель поганый!

Лана вырвала руку резким движением.

— Пожалуйста, давай поговорим.

— Отвали от меня, козёл! О чём нам говорить? О том, как хорошо ты поимел эту суку?

— Нет!

— Что нет? — Лана зло расхохоталась. — Плохо поимел? Я помешала, да?

— Да нет же! — в отчаянии вскричал Ивашов.

— Ах, значит я не помешала! Вы бы и при мне продолжили. А чего же ты выскочил, как ошпаренный? Иди, трахай её дальше! Я не стану вам больше мешать!

— Лана, послушай...

— Это ты меня послушай, урод. Не можешь держать своего кобелька на привязи? Суешь его направо и налево в любую дырку? Тогда, не лезь ко мне. Я тебе — ни на право, ни на лево. И я тебе не ещё одна дырка! Всё, разговор окончен.

И Лана решительным шагом, продолжая сыпать ругательствами стремительно пошла прочь и скрылась за углом коридора. Сергей остался стоять на пороге навигационной рубки, голый с глупейшим видом на лице, совершенно разбитый, раздавленный, душевно опустошенный. Просто не верилось, что это всё случилось. Это какой-то кошмарный сон. Надо проснуться. Надо!

Из рубки выскользнула Келли. Улыбнулась ему, ухватила за руку.

— Пойдём, что ты тут застрял?

— Куда? — тупо спросил он.

— Сюда. Закрой дверь и мы продолжим.

Несколько секунд Ивашов таращился на девушку не в силах поверить услышанному. Она говорила о продолжении после всего случившегося?

— Келли, ты в своём уме? — вымолвил он, наконец.

— А что такое? — она издала смешок. — Что не так?

— Моя девушка только что застала нас! Мы поругались... Точнее, она наорала на меня и послала куда подальше. И после этого ты считаешь, мы можем продолжить?

— А почему нет? — Келли снова рассмеялась и настойчиво потянула мужчину в рубку. — Она ведь ушла. Её здесь нет. Зато я есть. И я голодна. Очень голодна.

— Келли, отцепись!

Он еле вырвал руку, из её пальцев, поразившись с какой силой девушка удерживала его.

— Ты какая-то странная Келли, — забормотал Ивашов, поспешно натягивая штаны. — Знаешь что, лучше нам держаться подальше друг от друга.

— Значит, уходишь, — с неожиданной злостью бросила она. — Оставляешь меня!

— Вот только не надо! — Сергей застонал и закатил глаза. — Ещё одна сцена. Нет уж, на сегодня с меня хватит.

— Слияние могло бы получиться намного приятнее, если бы мы продолжили, — зашипела Келли. — А теперь...

— Слияние? — расхохотался Ивашов и внезапно одним сильным толчком вытолкнул Келли из навигационной. — Больше никакого траха, детка. Это была ошибка.

И он, вышвырнув её платье в коридор, задвинул дверь перед самым носом оторопевшей девушки.

— Открой! — закричала она.

Маленькие кулачки забарабанили по металлу.

— Иди к себе, Келли, прими холодный душ, успокойся, — раздался из-за двери приглушенный голос первого помощника. — Или найди себе кого-нибудь ещё. А мне работать надо.

В коридоре Келли шипела, рычала, глаза её становились, то полностью фиолетовыми полусферами, то превращались обратно в человеческие, полные ярости и голода. Но стоять тут было бесполезно. Проникнуть через мощную металлическую дверь она не могла. Нужно искать другую добычу. Нужно спешить.

Келли начала меняться. Трансформация происходила быстро и ужасающе. Тело девушки, а также лицо и волосы сочились желтоватой слизью. Пальцы рук словно бы лишились суставов и превратились в подобие пиявок. Они тянулись и тянулись вниз до самого пола, пока не уперлись в него. Шея становилась короче и словно бы проседала в плечи. Ниже и ниже, пока внутрь не ушла полностью и вся голова. С полминуты эта нелепая, потекшая, словно свеча безголовая фигура стояла неподвижно, опираясь на свои чудовищные пальцы. Затем, началось шевеление в районе груди. (Специально для — очнее, роскошные груди Келли начали менять форму, становились площе, но в какой-то момент процесс остановился и на месте женских грудей появились великолепно развитые мужские грудные мышцы. Половые органы, тоже начали меняться. Сначала, все, чем Келли могла гордиться, как женщина втянулось внутрь и между ног стало плоско, как у куклы, а затем оттуда полез мужской член и под ним набухали яйца. Трансформация теперь шла повсюду и спереди и сзади. Фигура становилась более мощной в плечах, увеличивались в объёме бицепсы, в то время, как ягодицы становились меньше, а бёдра уже. Из расширяющихся плеч полезла более крепкая шея и голова с коротко стриженными волосами. Ещё минута и в коридоре стоял обнаженный Антонио Скорради.

Erixx 2013

Категории: Измена Традиционно