Наверх
Порно рассказ - Глубокий космос: Совращение и смерть. Глава 1
Огромный каменный обломок, испещренный ударами мелких космических частиц, отчего поверхность его была покрыта крохотными кратерами и разломами, скитался во тьме космоса сотни тысяч, а может и миллионы лет. Ничто не нарушало его покой и одиночества. Траектория движения обломка давным-давно стабилизировалась и скала не несла в себе угрозы другим объектам системы.

К иным выводам пришёл Центральный компьютер межзвездного носителя «Голиаф 700—14». Первый же расчёт, сразу при выходе из гиперпространства показал, что возможность столкновение составляет 94% из ста возможных! Расчетное время до контакта 85 секунд. Маневр уклонения, уже не возможен. Защитное дифракционное поле вне всяких сомнений выдержит, но зачем же рисковать, когда на подобные непредвиденные случаи, (когда на курс попадают не учтенные астероиды) — есть четкая инструкция?

Вот, на тёмно-серой поверхности скалы отразилась фиолетовая вспышка, а затем, ударивший лазерный луч мгновенно превратил обломок в дымку слабо фосфоресцирующей пыли.

«Голиаф 700—14» вошёл в систему Сальвари и прямо с периферии, где был уничтожен угрожающий звездолету астероид, устремился по направлению к главному компоненту системы — красному гиганту класса М-21. Огромные зеленоватые облака космической пыли, подсвеченные багрово-оранжевыми отблесками и вспышками светила, были прямо по курсу. Но в нужный момент «Голиаф 700—14» начал менять траекторию полёта, чтобы обогнуть опасный участок и продолжить своё движение вдоль границы системы. Но прежде, чем сделать это межзвездный носитель произвел операцию отстыковки. В нижней части его корпуса располагался отделяемый модуль — автоматическая управляемая станция «Лунный Старатель-6» класса МАССПИ или говоря сухим официальным языком — международная автоматическая станция по сбору полезных ископаемых. Экипаж станции должен был провести и завершить свою работу в течении 90-ста стандартных часов. После этого, обогнувший систему Голиаф 700—14» подберёт её и отправится домой — в сторону Солнечной системы.

С тех пор, как космические силы ОФЗН (Объединенная Федерация Народов Земли) вышли в дальний космос, человечеству, расселившемуся по десяткам миров, требовалось ещё большее количество ресурсов. Особенно такая потребность возросла после войны с веганскими колониями. И хотя два года назад с противником был заключён мир, он был слишком шатким и ненадежным и пожар новой войны грозил из локального конфликта, каким он был поначалу, перерасти в полномасштабное вооруженное противостояние, охватившем бы десятки систем и огромные секторы Галактики.

Система Сальвари находилась на границе освоенного человечеством сектора и в непосредственной близости от одной из веганских колоний. Поэтому, «Голиаф 700—14» был не просто перевозчиком ресурсов, но так же и военно-космической базой, располагавшей всем необходимым для длительного и серьезного противостояния с предполагаемым противником. Звездолёт в форме сильно вытянутого диска со множеством надстроек и палуб, пусковых шахт для термоядерных ракет и истребителей не даром получил своё название. От носа до кормы длина его составляла 3, 5 км, ширина от борта до борта в самом широком месте более 900 метров. Отделившийся от носителя «Лунный Старатель-6», тоже имел впечатляющие размеры. Это был аппарат в форме шестигранной призмы, достигавший, как по длине, так и по ширине тысячи метров. Три технических уровня, а также один жилой и один вспомогательный в целом составляли высоту в сто пятьдесят метров. На всех шести гранях станции были монтированы циклопических размеров цилиндры-хранилища.

«Лунный Старатель» имел автономное управление и отдельную команду. Комплект из двенадцати двигательных установок позволял ему как угодно маневрировать. Но совершать гиперпространственный переход станция самостоятельно не могла. Для этого её всегда сопровождал межзвёздный носитель, оборудованный тахионным гипердрайвом.

* * *

Дежурство Сергея Ивашова только начиналось. Расположившись в навигационной рубке перед панелью управления, он поглядывал на центральный обзорный экран, да тянул через соломинку фруктовый коктейль, куда по его личной просьбе автомат-бармен добавил пару капель великолепного скивионского ликёра, что производят только в системе Тау на планете Скив — 24. Кресло было удобным с высокой спинкой и могло двигаться вдоль приборной доски хоть вправо хоть влево. На центральном экране — эдакой имитации огромного прямоугольного окна, изображение на котором строилось с помощью пи-ви лучей открывался великолепный вид. Прямо по курсу на многие миллионы километров во все стороны простиралось газо-пылевое облако сочно-зеленого цвета с вкраплениями фиолетовых и темно-синих бесформенных пятен. Свет красного гиганта, достигая облака, окрашивал его верхние слои в самые немыслимые оттенки от багряно-красного, до бронзово-золотистого. И все это находилось в непрестанном движении — вспыхивало, искрилось, а порой меняло формы и плотность. Бортовые сенсоры, испускающие пи-ви лучи, многократно превышающие скорость света, воспроизводили изображение на экране в реальном времени, подстраивая скорость удобную и приемлемую для восприятия человеческих глаз. Иными словами Сергей видел то, что в данную минуту происходило вокруг, а не событие прошлого, дошедшее до него в виде эдакого визуального эха.

Облако имело форму подковы и охватывало значительное пространство системы. Но в том секторе, куда сейчас направлялся «Лунный Старатель-6» была его оконечность и неспешно плыла по своей орбите гигантская планета, окруженная парой сотен астероидных колец.

Аргонис — газовый гигант молочно-белого цвета с темно-коричневыми прожилками. Белый — чудовищное скопление метана. Коричневые прожилки — фименол. Да, экипажу будет чем заняться. За отведенное время нужно выкачать миллиарды кубометров газа. Астероидные кольца, тоже представляли собою немалую ценность. Первая разведывательная экспедиция, направленная сюда месяц назад нашла богатейшие залежи никеля и железа в этих камушках.

Допив коктейль, Сергей бросил пластиковый стаканчик в специальный мусоросборник, открывшийся в нижней части пульта. Мигнувший красным огоньком глазок индикатора, что располагался рядом показал, что процесс безотходной переработки начался.

Итак, его дежурство продлиться четыре часа, ровно столько, сколько понадобится станции, движущейся сейчас на автопилоте, чтобы выйти на ближнюю орбиту Аргониса. Потом его сменит Лана.

Лана...

Всякий раз при воспоминании о втором помощнике капитана у Сергея закипала кровь. Неуставные отношения между старшими офицерами во флоте не поощрялись и тому было немало причин. Но что делать, если Лана такая бабёнка, что мозги при виде неё напрочь отключаются, а член рвётся из штанов? Да и сама она, оказалась столь горячей штучкой, что не смогла превозмочь взрыв гормонов, когда увидела первого помощника капитана. А ведь всё было нормально и у него и у неё до того, как их перевели служить на одну станцию. Все психологические и прочие тесты выдали норму, комиссия умников, решающая кто и куда отправится служить и кем работать не выявила ни у Сергея ни у Ланы ничего, что могло бы послужить препятствием к работе на судах класса «Лунный Старатель» и занимать офицерские должности. Но первая же их встреча в баре показала, что комиссия по отбору просчиталась. Просчиталась по полной.

Они встретились в 15.00 по корабельному времени, а в 17.00 уже были в каюте Ланы где устроили такое, чего и сами от себя не ожидали.

Сергей, что греха таить никогда не был обделен женским вниманием, но так уж вышло, что прожив на свете три десятка лет, он так и не встретил ту, с кем захотел бы создать семью и растить детей. Возможно, виной тому была его работа с вечными перелётами из одной звездной системы в другую. Рост 1—87 выгодно подчёркивал его крепкое сложение, приятные черты лица сразу располагали к себе, как и его открытая всегда искренняя улыбка, а синие глаза с удивительно длинными и пушистыми для мужчины ресницами пленяли всех женщин без исключения. Вот только женщины в его окружении были подобны ему — одинокие, по сути, вступающие, как правило в случайные, зачастую кратковременные связи. Работа во флоте диктовала свой стиль жизни.

Но если Сергей, как мужчина был очень хорош, то что можно было сказать про Лану Санчес в жилах которой смешались афро-американская и мексиканская кровь. И результатом этого коктейля была высокая великолепно сложенная красавица с длинными, иссиня-черными волосами и кожей цвета молочного шоколада. Полные её губки, доставшиеся от матери, были вполне африканскими, а вот чуть раскосые карие глаза с изумрудным отливом и длиннющими ресницами — от отца мексиканца. Как и все женщины на флоте Лана уделяла немало времени физическим упражнениям, но и без этого тело её было великолепным. Груди четвертого размера были туги и высоки, талия тонкая, но мышцы живота при этом крепкие, широкие бёдра имели плавные обводы и переходили в длинные стройные ноги, красоте которых могли бы позавидовать и ведущие фотомодели всех мировых D-XGвидео-журналов. Попка у Ланы, тоже была восхитительная — упругая, выпуклая, одним словом лапать такую сплошное удовольствие. Вот только, лапать позволялось не многим. Лане было 27 лет, но мужчин с которыми она вступала когда либо в близкие отношения, можно было пересчитать по пальцам одной руки. Сергей входил в это число. И ему, она позволила гораздо больше чем всем своим бывшим. Случается ведь так, встречаешься с тем или с другим и вроде бы чувства есть и страсть и влечение, но вот появляется в твоей жизни тот, с которым страсть разгорается в пламя, в бушующий пожар, а всё что было до этого представляется, лишь искрами огня, которые уносятся ветром и тут же таят в ночи.

Погрузившись в свои фантазии, относительно Ланы, он и не заметил, как она вошла в рубку. Двигалась тихо, мягко, с грацией кошки. Ладони легли ему на плечи.

— Привет.

Он едва не подскочил.

— Господи! Лана!

— Это и вправду я, — промурлыкала молодая женщина и наклонившись с боку потянулась к нему. Губы их встретились. Поцелуй был долгий и нежный.

— Лана, нельзя же так подкрадываться, — выдохнул Сергей, когда первый помощник прервала сладкое соединение губ.

— А мне нравится заставать тебя врасплох, — тихо расселась Лана и рука её легла ему на живот, а потом скользнула ниже.

— Ох! Чёрт!

Сергей попробовал привстать, но Лана опять завладела его губами. На этот раз поцелуй был не только нежным, но и страстным.

— М. м. м... Ты, кажется соскучился по мне, — прошептала Лана, ощутив, как член Сергея твердеет и наливается мощью.

— Ты здесь... , — пробормотал Ивашов. — Это здорово конечно, но...

— Я пришла скрасить твоё одиночество, — горячо зашептала Лана и потянула кресло немного на себя. Оно отъехало, освобождая перед пультом чуть больше пространства. Лана зашла теперь спереди. Волосы её были стянуты на макушке резинкой и спускались вниз на спину хвостом. Одета она была также, как Сергей — по уставу. Форма офицера состояла из белой рубашки, брюк и легкой куртки темно-фиолетового цвета. Рукава последней могли отстегиваться и тогда куртка становилась жилетом. В комплект также входили береты и фуражки, но обычно их надевали на различные торжества или при посещении корабля высшим командованием.

Лана отцепила резинку и встряхнула волосами. Они хлынули ей на плечи черным густым водопадом.

— Милая, ты хочешь здесь и сейчас? — Сергей от изумления, разве что рот не разинул.

— А ты разве против? — хихикнула она. — У нас час свободного времени. И ещё, я заблокировала дверь, и собиралась отключить видеообзор навигационной, так что...

— Подожди-ка! — воскликнул Ивашов, — А если капитан или кто-то ещё захочет связаться со мной?

— Давай рискнём? — улыбнулась Лана. Она пристально смотрела на него. С вожделением и вызовом, нижнюю губу закусила. Пальцы её взялись за язычок замка на куртке, потянули его вниз.

— Ладно, как скажешь, — выдохнул он. — Можно и рискнуть.

Сергей, конечно же ругал себя за неоправданный риск, но он так возбудился, что здравый смысл был отодвинут куда-то на задний план. Помимо желания, его охватил ещё и азарт. Он сам отключил видеообзор в навигационной рубке. Этот сектор корабля стал темным пятном в общей системе видеоконтроля, осуществляемого повсеместно на судне. Но полностью отрубать систему коммуникации он не решился. Такое действие Центральный Компьютер расценил бы, как чрезвычайное происшествие.

Ивашов, было взялся расстегивать свою куртку, но Лана решительным жестом остановила его.

— Ничего не делай. Просто сиди и смотри.

И она, скользя по нему томные взгляды начала пританцовывать. Каблучки её туфель звонко цокали по пластиковому полу. Правой рукой она снова взялась за язычок замка и потянула его вниз. Не спеша, с чувством, плавно вращая при этом бедрами.

Сергей сидел завороженный, затаив дыхание. Лана откинула куртку в сторону. Настала очередь рубашки. Одна за другой защёлкали кнопки-застёжки. И вот, очередная часть формы полетела прочь. Увесистые «мячики» Ланы теперь прикрывал только черный ажурно-кружевной бюстгальтер. Его, она пока трогать не стала, а принялась избавляться от брюк. Когда на Лане осталось только нижнее белье и туфли, она повернулась задом демонстрируя Сергею свою выпуклую, аппетитную попку. Он, уже весь был на взводе член так и рвался на свободу. Лана расстегнула застежки бюстгальтера, стянула с плеч бретельки и повернулась. Её роскошные груди, освободившись, трепыхнулись. Отброшенный бюстгальтер упал прямо на монитор связи и забавно так повис на нём, закрывая половину экрана.

Сергей взмок от паха до макушки. Взгляд его был прикован к завораживающе-притягательным прелестям молодой женщины, увенчанными большими тёмно-коричневыми сосками. Но и всем остальным Лана, тоже могла похвастаться: великолепной попой, длинными крепкими, стройными ногами, широкими, сильными бёдрами. Когда же она стянула с себя трусики, Сергей мог в полной мере полюбоваться её начисто выбритыми лобком и половыми губками, отчётливо виднеющимися внизу живота.

— Ну как тебе? — проворковала Лана. В глазах её мелькали веселые, озорные искорки.

— Бесподобно! — воскликнул Ивашов. — У меня в штанах проснулся вулкан.

— Ах вулкан! Ах проснулся! — засмеялась она. — Давай-ка посмотрим на него.

Она приблизилась к любовнику и знаком велела ему встать с кресла. Пока Лана стаскивала с него штаны и трусы, он лихорадочно избавился от куртки, рубашки и майки.

Высвободив его член, молодая женщина издала вздох восхищения. Конечно, она уже неоднократно видела елдак Сергея, но всякий раз этот мощный, толстый пенис, увитый выпуклыми венами, приводил её в трепет. Снизу виднелись два крупных, тяжело отвисающих яйца.

— Дай-ка я займусь твоим вулканом, — пробормотала она. — Надо его, ещё разогреть.

Лана жадно втянула член Сергея в рот и звучно чмокая, принялась за дело. Крепкий ствол заскользил между её губ взад-вперёд. Пососав с минуту, она выпустила член, высунула язык и с удовольствием начала облизывать залупу стонущего мужчины. Постепенно её язык заскользил по всему стволу до самых яиц. Она облизала и их, причмокивая и постанывая от удовольствия. При этом, запустила руку себе между ног и поглаживала себя там.

Далее вновь последовал отсос, причём Лана старалась забрать член поглубже. Иногда, если головка пениса проникала слишком глубоко в горло, она закашливалась и тут же выпускала ствол Сергея изо рта, чтобы глотнуть воздуха. Ивашов положил обе свои ладони ей на голову, потом, войдя уже в раж, прихватил прядь черных волос, намотал их на свой кулак. Одновременно, он начал двигать задом и бедрами, делая точно такие же движения, как если бы загонял член Лане в вагину. Она вцепилась пальцами любовнику в ягодицы, мычала и приглушенно стонала.

Толстый елдак, сплошь мокрый от слюны молодой женщины двигался взад-вперёд у неё во рту всё быстрее и резче. С чмоканьем ходил между её мокрых губ, упругие мешки яиц мягко ударялись о её подбородок. Лана никогда не считала себя блядью, но вот так, совершенно по-блядски поразвлечься с мужским членом любила. Каждое заглатывание, скольжение члена по нёбу и горлу, по языку, захват губами яиц, их облизывание, отдавалось сладостными, возбуждающими импульсами ниже, в её взмокшей от желания писе. Её половые губы набрякли и слегка разошлись в стороны, клитор напрягся упругим бугорком, вагинальная дырка стала вся мокрая, тёмно-коричневые соски заострились.

— Я хочу тебя, — зашептала она. — Уже не могу... Давай начнём, уже.

Она торопливо поднялась, желая сейчас лишь одного: заполучить в себя крепкий, горячий член. Сергей подтянул кресло поближе и Лана устроилась в нем, откинувшись на спинку, а ноги подняла и широко раздвинув их, поместила на боковые подлокотники. Ивашов просто обалдел от бесстыжести и развратности этой позы. (Специально для — секситейлз.орг) Дрожа от возбуждения и нетерпения он приблизился. Его пенис вздымался, готовый к действию. Сергей пожирал глазами мокрую «киску» Ланы с разошедшимися в стороны коричневатыми срамными губками между которыми блестела от влаги соблазнительная дырочка. Издав короткий рык, он начал втискивать член в это отверстие в его липко-склизкую жаркую глубину. Лана приглушенно застонала, наслаждаясь желанным вторжением. Срамные губки разошлись в стороны ещё сильнее, пропуская гостя, влагалище жадно проглотило член едва ли не до самых яиц.

— О, о, о, о. Он у тебя такой большой! Крепкий! Но моя девочка заберёт его полностью.

— Да пожалуйста, — прошептал он, наклоняясь и целуя её в губы. — Мне там очень уютно.

Ладони его, тем временем легли на её груди, немного сжали их, преодолевая упругое сопротивление, пальцы начали играть с сосками.

Лана снова застонала и сама, страстно с некоторой агрессией впилась ртом в его губы. Сергей начал не спеша двигаться. Его член, плотно охваченный стенками влагалища легко проникал внутрь, а выходя назад, преодолевал некоторое сопротивление. Женская вагина, словно бы не хотела его отпускать.

Прошла минута, другая, третья... Лана стонала всё громче, иногда вскрикивала. Движения Сергея стали быстрее, она наслаждалась, чувствуя, как его сильный упруго-твердый елдак скользит в её лоне. Он входил в неё до конца, так что его яйца плотно вжимались в её половые губы.

Вперёд-назад, вперёд-назад. Восхитительный и не надоедающий человечеству ритм движения с начала времён. Иногда, Сергей замедлял темп, но проникал глубоко, иногда вгонял член быстро, резко, но лишь наполовину. Наслаждение у Ланы накатывало волнами, порой доходило до пика, потом немного снижалось, переходя в сладостное томление и снова шло горячей пульсацией. Молодую женщину переполняли эмоции. Это выражалось и в стонах и в криках, резких, коротких смешках, в судорожных движениях, когда она вцеплялась ему, то в плечи, то в зад. Иногда, поймав Ивашова за шею, Лана притягивала его к себе и впивалась в его губы ртом, издавая протяжный хрипловатый стон. За несколько секунд до оргазма, она начала отвешивать ему пощёчины и рычать.

— О да! Ещё! Глубже! Сильнее! Сильнее сукин сын!

Её реакция во время оргазма всегда была такой: бурной и неуправляемой, похожей на приступ сумасшествия. Шлепки по щекам, ругательства, порою грязные — всё это было характерно для Ланы, всегда такой сдержанной, спокойной, но во время секса, это рвалось из неё с неудержимой силой.

Сергей начал двигаться быстрее и одновременно проникать в вагину Ланы глубже. Да что там, просто драл её немилосердно. Но именно это и было ей нужно. Она любила кончать в таком вот бешеном темпе, и чтобы оргазм происходил, как взрыв. Ивашов трудился не жалея сил. Дыхание с шумом вырывалось из его груди, тело блестело от пота. Лана кричала и взвизгивала, задрав ноги вверх. Одна из её туфель слетела и довольно шумно ударилась об пол. Вокруг члена, вонзающегося в распертую дырку пузырился вагинальный сок, которым Лана сейчас просто текла и текла. Елдак блестел, сплошь покрытый липко-скользкими выделениями.

— Давай! Так... хорошо! Ещё! О бля, ещё! Крепче! — рвалось из неё. — Дааааа...

Влагалище молодой женщины начало бешено пульсировать, ноги задергались, крики стали резкими и бессвязными. Там, где соединялись две плоти звучно чавкало и хлюпало. Лана кончала, закатив глаза. Поймав его ладони, прижала к своим подпрыгивающим грудям. Ещё одна особенность Ланы. Ей непременно было нужно, чтобы во время кульминации руки мужчины сжимали её тугие «мячики». Продолжая вгонять ей, Сергей в упоении мял и тискал великолепные сиськи любовницы.

Сильный и столь бурный оргазм Ланы, едва не привел к тому, что было для Сергея пока не желательно. Он сам едва не кончил, видя, как кричит и извивается от наслаждения его подруга. С огромным трудом ему удалось удержать сперму в яйцах, что тут же отозвалось в них тянущей болью. Ну ничего, ради продолжения этого волнительного свидания можно и потерпеть.

— О боже, — простонала она. — Как хорошо то.

Взгляд молодой женщины стал снова осмысленным. На губах появилась улыбка, в глазах вспыхивали веселые искорки. Она притянула его к себе, подарила упоительно нежный поцелуй.

— Было очень здорово, — сообщила она. — Но почему ты не кончил? Я почувствовала, что ты готов. Почему сдержался? Я регулярно принимаю предохраняющие пилюли, так что опасаться последствий не нужно.

— Я хотел оставить немного патронов на повторную стрельбу, — шутливо ответил Сергей. — И потом, ты же любишь в ротик.

— Не только, — она рассмеялась и погладила свою мокрую «девочку», — сюда мне тоже нравится. А ты, значит, рассчитываешь ещё разок побаловаться? А кто тут говорил о риске?

— Давай рискнём ещё, — он ухватил её за руку и потянул к себе.

— Ну давай, — хихикнула она. — Как ты хочешь?

— Повернись.

Она снова хихикнула и сделала, как он просил. Оказалась теперь лицом к приборной доске. Сергей ухватил её за бедра, прижался низом живота к её горячим, влажным ягодицам.

— Да, давай так, — зашептала она.

Ивашов наклонился, откинул одну из прядок её волос в сторону и поцеловал Лану в нежную шейку, потом добрался губами до её ушка. Она застонала с оттенком страсти и восторга одновременно. Игра с мочками её ушей, Лану изрядно заводила. Тут ещё руки Сергея начали тискать её груди, пальцы крутить и оттягивать соски. Недолгое успокоение кончилось. Молодая женщина снова завелась и снова хотела секса.

— Наклонись.

Она повиновалась. Заодно раздвинула ноги пошире. Сергей тихо застонал при виде её выпуклых, выпяченных ягодиц. Не в силах сдержаться он ухватил эти гладкие, блестящие полушария ладонями, потом пару раз шлепнул по ним. Лана хихикнула и немного потрясла попой.

— Нравится?

— Ещё бы! Такой роскошный зад.

— Я рада, что тебе нравится. Ну а теперь может приступим? Я вся теку.

Что правда, то правда. Сергей заметил на ляжках подруги слегка извилистые следы потеков. На правой ноге, аж до самого колена. Дырочка влагалища была призывна раскрыта и блестела мокротой. Сергей вогнал туда член и вагина плотно, но мягко пленила его. Руками он сжал бедра подруги и начал совокупляться с нею. Лана застонала, откинула голову назад, встряхнув волосами. Отыскав на панели управления места не занятые кнопками, переключателями и индикаторами, она уперлась в эти промежутки ладонями.

Мощный елдак Сергея быстро ходил туда-сюда в мокром влагалище Ланы.

— Ещё! Ещё! — подвывала она. — Еби! Оооо! Ах! Еби!

Он пользовал её напористо, агрессивно. Член его быстро скользил между срамными губками, проникал глубоко, иногда под чуть разными углами, отчего Лана испытывала сильнейшее удовольствие. Сергей весь взмок, тело подруги тоже покрылось потом и красиво отливало золотистыми бликами. Елдак ныряющий в женское лоно покрылся белой пузырящейся пеной.

Чмок! Чаф! Чмок! Чаф!

Эти звуки доносились сквозь стоны и вскрикивания любовников. Две возбужденные, мокрые плоти наслаждались соитием.

Лана кончила минут через десять. Второй оргазм был не столь сильный, как первый, и не столь продолжительный, но всё равно приятный во всех отношениях, а главное породил и душевное и физическое ощущение полной завершенности действа.

— Я сейчас! — вскричал Сергей. — Сейчас кончу!

Он выдернул член из нежной мякоти женской вагины. Лана, всё ещё постанывая от удовольствия, что билось спазмами в её лоне, быстро повернулась и присела на корточки.

— Давай, мне в ротик. Ну же...

Член Сергея дернулся и выбросил первую струйку спермы. Попал Лане на правую бровь. Оттуда сперма потекла вниз по веку и по щеке. Лана засмеялась.

— Промазал?

Она схватила его член рукой и быстро втянула его в рот. Вторая струя полностью ушла туда. Третья заляпала высунутый язык Ланы. А всё остальное, стонущий на минуту потерявший над собой контроль Сергей, излил куда уже придётся: на губы, на подбородок, щеки и переносицу подруги.

Прибалдевшая Лана опустилась попой прямо на пол. Густая липкая сперма обильно заляпала ей почти все лицо.

И тут, внезапно, с пульта раздался короткий резкий сигнал. Сергей подскочил, как ужаленный. Лана быстренько поднялась и с удивлением посмотрела на обзорный экран. Ничего нового и необычного она там не увидела. Но тут пошла передача с кибер-штурмана и посреди помещения вспыхнула голограмма. Изображение чуть подергивалось, но картинка была чёткой. Сергей и Лана увидели цилиндрический объект, в котором тут же узнали стандартную спасательную капсулу, повсеместно используемую на кораблях флота. Сенсоры дальнего сканирования обнаружили капсулу, когда она проходила вдоль границы газо-пылевого облака.

— Что ещё за хрень?

Помощники капитана начали лихорадочно одеваться. Но полностью привести себя в порядок, они не успели. С пульта раздался сигнал вызова по внутрикорабельной связи. Чертыхнувшись, Сергей поспешно подключил видеоконтакт. На экране коммуникатора появилось озабоченное лицо капитана Павла Данченко. Лана, едва сдерживая смех, забилась в уголок, откуда ее не было бы видно. Схватить лифчик она не успела. Он так и остался висеть на мониторе: одна из бретелек тянулась по нахмуренному лбу Данченко, потом по его переносице и до верхней губы.

— Первый помощник Ивашов, что происходит? — вскричал капитан. — Что за сигнал?

— Обнаружена спасательная капсула, — выпалил Сергей, весь багровый до самых кончиков ушей. Физиономия капитана и этот лифчик на ней выглядели просто уморительно. — Подробности сейчас выясняем.

— Как выяснишь, немедленно доложить. Что за чёрт, Ивашов? Почему ты одет не по уставу? Почему в майке?

Хорошо ещё, что капитан мог видеть Сергея, лишь выше пояса. Даже представить страшно, что было бы, узнай Данченко, что майка — это единственное, что сейчас было на его первом помощнике.

— Капитан, в навигационной поднялась температура. Наверное, какое-то нарушение в системе климат-контроля.

— Странно, — хмыкнул Данченко. — По моим данным все показатели в норме. Ладно, давай выясняй, что там с этой капсулой.

Капитан прервал связь. Сергей облегченно вздохнул. Лана, наконец, забрала свой лифчик и начала одеваться. Лицо на котором всё ещё оставалась сперма, она вытерла влажной салфеткой.

— Помочь тебе? — спросила она, кивая в сторону видеоэкранов и панелей управления.

— Давай, — согласился он. — Нужно проверить с какого корабля эта капсула. А я пока разберусь с её курсом.

Перед тем, как Лана устроилась в соседнем кресле, Сергей привлёк её к себе и поцеловал.

— Было здорово, — тихо сказал он. — Не знаю, какими словами это выразить.

— Мне, тоже понравилось, — зашептала она, обвивая руками его шею. — Если бы не эта дурацкая капсула, мы могли бы устроить третий круг.

— Почему бы мне не навестить тебя во время твоего дежурства? — на губах Ивашова появилась коварная улыбка. — Вот и устроим этот третий круг.

— Что?! Вы, господин Ивашов собираетесь соблазнить офицера флота прямо на рабочем месте? Прямо на ответственном посту?! — с притворным гневом вскричала Лана.

— Ага, — он широко улыбнулся. — Собираюсь.

— И вам нисколько не стыдно? Ладно, ваша собственная репутация пострадает. Но репутация флота должна же вас хоть немного заботить.

— Не-а, — он мотнул головой. — Когда я вижу такую потрясающую женщину — к чёрту всё! Даже флот!

— Ну, хорошо, — она кокетливо ему подмигнула и самым легкомысленным образом вильнула бедрами. — Я подумаю над вашим непристойным предложением. И даже, наверное соглашусь.

И они расхохотались вместе довольные и счастливые, тем что их рискованная затея удалась, а впереди предстоит ещё одна авантюра подобного рода.

После этого принялись за работу. Сергей просмотрел данные о спасательной капсуле с начала её появления, точнее, когда радары её засекли и после ввел всю информацию, включая последнее местоположение капсулы в навигационный компьютер. Меньше чем через минуту у него были данные относительно курса космической странницы. Капсула должна была разминуться с «Лунным Старателем» более чем на двадцать пять миллионов километров. Об этом, Ивашов, тут же сообщил капитану.

— Более, того, — добавил он, — через двенадцать часов она войдёт в ионизированное облако на периферии системы в секторе 708—745 и с вероятностью 86% будет повреждена. Если внутри есть человек, он обречён.

— Какова вероятность того, что внутри капсулы есть человек? — спросил Данченко.

— Вероятность велика, — сообщила Лана и подключила ещё один экран видео-коммуникатора. Теперь капитан мог видеть её, также, как Сергея.

— Второй помощник? — удивился Данченко.

— Так точно, — отчеканила она.

— Но ваша смена в навигационной, если я не ошибаюсь через несколько часов.

— Так и есть, — кивнула Лана. — Сейчас я помогаю первому помощнику по его просьбе в сборе информации.

— Хорошо, — кивнул Данченко. — Что мы имеем?

Лана Санчес включила проектор и запустила вскрытые базы архивных данных. Над полом повисла голограмма с изображением кинжалообразного звездолёта и рядом побежала информация о технических характеристиках судна.

— Искатель А-9000, — сообщила Лана. — Наш разведчик. Экипаж — 65 человек. Год назад был направлен в обход веганских колоний с целью поиска пригодных для жизни и колонизации планет в районе пояса Хорста. Номер на борту капсулы указывает на её приписку именно к этому кораблю. Спустя пять месяцев после достижения цели «Искатель» бесследно пропал. Ввиду отдаленности района исчезновения и сложности поисково-спасательной операции от последней отказались. К тому же в поясе Хорста появились корабли веганцев, считающих что данный сектор находится под их юрисдикцией, хотя фактическая колонизация ими там не проводилась. Мы считаем пояс Хорста ничейной территорией. Но поскольку конфликт с колониями Веги правительству ОФЗ не нужен, про «Искатель» было решено забыть.

— Но он напомнил о себе, — нахмурившись, произнёс Данченко. — И мы не можем проигнорировать директиву № 305 — п-19.

Что это за директива знал каждый флотский. При обнаружении спасательных капсул, пусть даже пустых и уж тем более с человеком внутри — производить обязательный подбор аппаратов.

— Были ли какие-то сообщения от Искателя перед его исчезновением? — спросил Данченко.

— Последним пришёл доклад от главного штурмана Петра Романенко, — кивнула Лана. — Суть его в следующем: была обнаружена небольшая планета пригодная для колонизации. Животный и растительный мир крайне скуден, признаки разумных существ отсутствуют. Однако, в ближайших горах поисковая партия обнаружила множество глубоких пустот, соединенных между собой сетью геометрически правильно расположенных туннелей. Решено было провести более детальное и тщательное исследование. На этом всё. Последняя передача датирована 18 мая 2349 года земного летоисчисления.

— Хорошо, — кивнул капитан. — Меняем курс, идём на сближение с капсулой.

* * *

Айрин Лоуренс выпустила член изо рта, чтобы отдышаться и вытерев с подбородка слюну, звонко рассмеялась.

— Мэтт, он у тебя такой огромный! С ума сойти!

— Что выросло, то выросло, — рассмеялся здоровенный, мускулистый афроамериканец, с удовольствием тискавший выпуклую попку Айрин, пока она отсасывала у него.

Айрин Лоуренс рыжеволосая уроженка Новых Британских колоний в системе Сириуса, работала на «Лунном Старателе» в должности инженера-техника. Она была очень страстной и в такой же мере развратной. Счёт своим мужикам потеряла давно. Ей было сейчас двадцать шесть лет и секс занимал в её жизни едва ли не самое важное место. Отправляясь всякий раз в экспедицию, причём вербовалась она на один и тот же корабль не более двух раз, красотка ставила своей задачей соблазнить на борту всех мужиков. При её внешности, жизнерадостном характере это было не сложно. В составе нынешней команды она была впервые и первым, её чарам поддался один из офицеров службы безопасности Мэтт Броуди.

Неплохой экземплярчик. Здоровенный, брутальный черный самец с членом-дубинкой. Умом не блещет, но этого от него и не требуется. Умников Айрин старалась обходить стороной. По ней лучше простые и понятные парни: рабочие, грузчики, охранники и тому подобные. Трахают отлично, в душу не лезут, всякой там высокой любовью мозги не напрягают, ни ей, ни себе. Айрин понимала, что когда-то надо остепениться, найти себе мужа, завести детей. Что ж, придёт и для этого время. Ну а пока, пару лет она собиралась ещё покувыркаться и увеличить коллекцию своих приятных воспоминаний.

Мэтту Броуди британка понравилась сразу. А кому бы не понравилась яркая, живая, рыжеволосая хохотушка? Жизнь била в Айрин прямо ключом. Нежно-белая кожа, зеленые глаза, обрамленные длиннющими ресницами, полные сексапильные губки! Да кто бы устоял? А ещё задорный смех от всей души, никого ханжества и жеманности. Айрин простая и понятная баба с понятными запросами и потребностями. Упругие сиськи третьего размера, бедра с крутыми изгибами, округлый такой симпатичный животик, стройные длинные ножки с изящными ступнями — всё это заставило Мэтта кипеть. Он даже перестал думать о Келли Милтон — ассистентке судового врача. А перестать думать о Келли дорогого стоило. Это надо постараться, как следует. Таких девиц из головы выбросить не просто. Да он и не выбросил, просто увлекся сейчас Айрин.

Келли же не смотря на свою красоту, дикую, просто охриненно волнующую сексуальность была натурой холодной и недоступной. Во всяком случае, на таких парней, как Мэтт смотрела свысока. Понятное дело, о Келли можно было только мечтать. Сама она, похоже была не равнодушна к своему шефу Джону Дэннингсу. И что только нашла такая девушка в этом высокомерном хлыще? Ну понятно, он доктор, ученый и всё такое. Но к сексу то это какое имеет отношение? Какая там может быть страсть? К чему? К унылой, занудной скучной ходячей энциклопедии?

Может, выкинуть эту Келли из головы вообще? Ну её к черту! Вот Айрин — вот это баба что надо!

Они были полностью голыми и насладившись взаимными оральными ласками, наконец, приступили к траху. Айрин, одной ногой упиралась в спинку койки, другую задрала вверх. Мэтт придерживал рукой её под коленкой и совокуплялся с молодой женщиной, придвинувшись к ней сзади.

Мощный, горячий пенис негра, двигался в ее писе с громким мокрым чавканьем. Ебя Айрин, негр задавал отличный темп. Рыжая сучка текла, громко стонала и восторженно взвизгивала от наслаждения. Черная, лоснящаяся колбасина негритянского члена скользила туда-сюда между её вывернутых, растянутых срамных губок, ныряла в чавкающую дырку возбужденной девки.

Так, не вынимая пениса, негр постепенно повернул Айрин, заставив её лечь на живот, а сам, навалившись сверху, прижимаясь грудью к её спине, а низом живота к ягодицам, продолжил еблю.

Чмок! Чаф! Чмок! Чаф!

Пенис Мэтта ритмично ходит туда-сюда. Смазка течёт горячими липкими струями, щекотно бежит по ляжкам и ягодицам, Айрин в диком восторге.

— О, о, о, о. Огромный! Большой негр! Ещё! Поддай ещё!

И он поддал. Да так, что брызги полетели. Айрин громко восторженно закричала. Черный елдак пер её, вонзаясь едва ли не по самые яйца. Низ его живота громко шлепал по ягодицам шлюшки.

Она кончила минут через десять. Оргазм Айрин сопровождался пронзительным визгом, восторженным хохотом, долгими, хриплыми стонами. Всё её тело билось и сотрясалось в невыносимо сладостных конвульсиях.

Но Мэтт не собирался давать этой девке передышки. Подхватив Айрин под зад, он улёгся спиной на диван. Её круглые, аппетитные ягодицы чуть разошлись в стороны.

— Давай-ка, залазь на моё копьё! — прорычал он.

Айрин не нужно было упрашивать. Она всегда проделывала это с большим удовольствием. Вот и сейчас, дрожа от нетерпения, блядского вожделения, молодая шлюшка начала насаживаться писей на черный, колом торчащий член. Мэтт, начал трахать Айрин, мощно поддавая снизу. Его елдак с чавканьем, до самых яиц покрытый белой пеной, заходил взад-вперёд в распёртой до основания пиздёнке шлюхи.

— Ещё! Ещё! — подвывала она. — Еби! Еби меня! А, а, а! Еби!

Айрин прыгала на члене негра, широко раскинув ноги в стороны, с непристойно болтающимися сиськами, распертой, течной пиздой.

Всего несколько минут и Айрин кончила опять. Взвыла, задрыгала ногами. Из груди молодой женщины начали вырываться хриплые протяжные стоны.

Щеки молодой женщины горели румянцем, глаза сверкали от восторга, не смотря на то, что она изрядно устала, а дыхание её было учащённым и сбивчивым.

— Ну, ты ебёшся. С ума сойти! — воскликнула она.

— Еще, — зарычал он. — Еще хочу!

Он уложил ее на пол, так что Айрин ягодицами упиралась в койку. Ноги ее бесстыже были раскинутые в стороны и задраны вверх, колени прижаты к ее же собственным подмышкам. Негр повернулся к ее лицу задом, навис сверху, руками упёрся в матрас. В такой вот развратной позе Мэт продолжил пользовать Айрин.

Сначала было немного неудобно и странно. Член Мэтта двигался под непривычным углом. Но очень быстро всё пришло в норму и Айрин в полной мере насладилась таким необычным совокуплением. Она даже опять начала подначивать чернокожего любовника.

— О да! Ещё! Глубже! Втыкай до яиц!

Негр грубо и яростно пёр вагинальную дырку шлюхи. Аж, весь вспотел. Его блестящий зад немало повеселил Айрин. Она, даже отпустила по этому поводу парочку непристойных шуток и отвесила по его заднице звонкий шлепок.

Очередной оргазм приближался с каждой минутой. Айрин стонала, хрипела и кряхтела под напором огромного негра. Дикая развратная ебля приближалась к финалу. Из распертой дырки Айрин неудержимо текло.

— О да! Давай! Хорошо! О блять, твою мать! Крепче! Еби крепче!

И вот, острое, немыслимое по силе наслаждение пронзило её лоно. Айрин, зажмурив глаза завизжала. И потом, пока две или три минуты сотрясалась от оргазма не прекращала вопить, как ополоумевшая кошка.

Негр, пока его подружка кончала, продолжал вгонять и вгонять член в ее чавкающую горячую плоть. Но вот, зарычав, он выдернул елдак и полуприсев, нависнув над шлюшкой начал кончать сам. Из освобожденной вагинальной дырки Айрин сначала выплеснулась струйка сока, потом потянулась длинная тягучая липкая нить взбитой, загустевшей смазки. А из члена негра раз за разом началась выплескиваться сперма.

Горячие, липкие струи, мгновенно залили все лицо Айрин. Семя растеклось густым, пряным, разливом. Молодая женщина хохоча, начала облизывать языком свои, сплошь заляпанные губы. Пальцами она размазывала жирную пахучую сперму по щекам, лбу, подбородку и шее.

— О да! Такое я люблю. А у тебя классная сперма. Да много как!

— Ох, детка, всё это твоё, — простонал Мэтт, стряхивая с члена ей на лицо последние капли.

* * *

В корабельном баре, как обычно перед началом работы царило оживление. Здесь, собрались шесть человек из двенадцати, составлявшим экипаж «Лунного Старателя». До того, как станция выйдет на заданную орбиту и зависнет над Аргонисом, до того, как начнется работа, каждый час которой имел стоимость в несколько миллиардов кредитов, мужчины и женщины могли пропустить пару-тройку стаканчиков, поболтать и посмеяться. Функции бармена обычно выполнял судовой врач Джон Дэннингс, очень уж ловко у него получалось управляться с бутылками и стаканами, да и в хороших коктейлях он знал толк и ни за что не доверил бы их приготовление аппарату.

В небольшом зальчике перед барной стойкой расположились Антонио Скоррди и Альберто Альварри. Первый был итальянцем весьма привлекательной внешности, даже небритость ему шла, идеально сочетаясь с аристократическими чертами его лица и благородным профилем. Но он, вовсе не был аристократом, скорее даже принадлежал к низшим классам и работал на «Лунном Старателе» обычным палубным охранником. К 29 годам он ничего особенного не достиг и ни к чему особенному не стремился. Антонио вполне устраивало то, чем он занимался. То есть, фактически ничем. Обходы палуб, едва ли можно было назвать серьёзным занятием. Но по уставу, каждый звездолёт численность экипажа которого превышала десять человек, должен был иметь в своём составе безопасников и на «Лунном Старатиле-6» их было аж трое. Но в отличии от Антонио, когда-то начинавшим вышибалой в барах, его коллега Мэтт Броуди был настоящим кадровым военным. К 30-ти годам он дослужился до лейтенанта и кроме патрулирования палуб, ещё и являлся военным космолётчиком. Впрочем, Мэтта сейчас в баре не было. Рядом с Антонио сидел пуэрториканец Альберто Альварри — 37-летний горный инженер, специалист по всяким рудам и природным газам. Именно от его квалификации и профессионализма зависело насколько качественную добычу повезёт «Лунный Старатель» домой, а это в свою очередь сказывалось и на премиальных всего экипажа. Так что к инженеру отношение было уважительное, а он, в свою очередь работу выполнял на совесть. Всегда безупречно побритый, аккуратный во всем, пуэрториканец был спокоен, вежлив, обходителен, для всех приятный собеседник. Но вместе с тем, у женщин он успеха не имел и большим числом побед на любовном фронте похвастать не мог. И это не смотря на то, что под его непосредственным руководством работали две очень привлекательные во всех отношениях девушки, ни с кем не связанные обязательствами и в плане секса не стесненные излишними предрассудками.

Первую 25-летнюю блондинку, шумную, весёлую с живым блеском в синих глазах звали Сэнди Лангтон. Её подруга 22-летняя Асами Яно была чуть более сдержанной в проявлении эмоций, но иногда так случалось, что японка прихватывала «лишку» и алкоголь так растормаживал её, что уже Сэнди, казалась воплощением самой скромности и сдержанности. Как бы там ни было, обе молодые женщины любили мужчин и секс и сегодня объектом их пристального внимания стал новый начальник службы безопасности старший лейтенант Игорь Кравцов. Но привлекал он к себе не только тем, что был в команде новым лицом. Являясь уроженцем Вологды-3, он, прямо-таки воплощал в себе яркий, харизматичный образ славянина-арийца, эдакого былинного богатыря.

Рост почти два метра, широченные плечи, вся фигура крепко сбитая — соединение огромной силы и энергии. Черты лица правильные, приятные и в то же время по мужски жесткие. Глаза пронзительно синие. Взгляд цепкий, но спокойный, источающий уверенность. Стрижка по военному короткая, но хорошо было видно, что цвет волос русый, ближе к светлому оттенку.

Игорю было 34 года. Родился он, как уже было сказано выше не на Земле, а на Вологде — 3, где землянами родом из той части материнской планеты, которую называли Россия, была основана независимая колония, вошедшая в состав ОФЗН на правах стратегического союзника.

Ко всему прочему Игорь оказался ещё и удивительно приятным в общении человеком. Не прошло и пятнадцати минут, как все собрались в баре и он явившись туда для знакомства, успел завоевать симпатии исключительно всех. У Сэнди же и Асами этот породистый самец вызвал не только симпатию, но весьма конкретное желание.

Сидя в креслах несколько дальше от барной стойки, чем остальные, они тихо обсуждали Игоря, которой что-то рассказывал другим мужчинам, а те, разинув рты удивленно и увлеченно его слушали.

— Охриненно роскошный мужик, — произнесла Сэнди, скользя взглядом по фигуре Кравцова. Тот был одет в черную безрукавку, открывавшую до плеч его мускулистые руки и штаны фиолетово-бело-черной камуфляжной расцветки. Ноги его были обуты в высокие армейские ботинки, начищенные до зеркального блеска. — Клянусь, у меня уже мокро между ног.

— Согласна, с тобой, — Асами наблюдала за Игорем столь же пристально и разве что не облизывалась. — Интересно, а у него какой? Здоровенный или...

— У него нормальный, я думаю, как у реальных мужиков, — бросила Сэнди. — а не как у тех монстров, которых ты любишь смотреть по голограмм-видео.

— А что ты имеешь против моего любимого видео? — возмутилась японка.

— Да ты, так увлечена всеми этими чудовищами с гигантскими херами, которые насилуют красоток, что я, уже начинаю беспокоиться за твою психику.

— Да ладно тебе! Между прочим, очень возбуждает!

— Что возбуждает? Как какой-нибудь склизкий осьминог запихивает во все отверстия вопящих сучек свои щупальца? Или, как несовершеннолетних дурочек прёт волосатая гориллообразная тварь?

— Ты ничего не смыслишь в порно-анимэ! Это искусство!

— Да уж конечно! — фыркнула Сэнди. — Искусство это когда тебе засадит классный мужик реальный горячий и живой хер между ног и отделает тебя им так, что ты потечёшь и закричишь, как полоумная. А эти твои осьминоги, личинки и прочая гадость лично у меня только рвоту вызывают.

— Ну, я же не ищу себе монстров, а трахаюсь с нормальными мужиками, — возразила Асами. — И люблю это делать не меньше, чем смотреть порно-анимэ.

— Но ты так вдохновенно рассказываешь про чудищ и их... Хм... достоинства, что мне начинает казаться, что ты мечтаешь о чём-то подобном.

— Может и мечтаю! — с вызовом бросила японка.

— А когда с мужиком трахаешься, представляешь наверное, что тебя прёт какая-нибудь двухметровая пучеглазая креветка?

— Иногда, я представляю кого-то и пострашнее, — рассмеялась Асами.

— Ты больная, — заключила Сэнди. — Больная на всю голову сучка.

— А ты всё время озабоченная сучка, — в тон ей ответила японка.

— Да, гормоны играют, мать их так, — кивнула Сэнди. — Скорее бы, уже за работу приняться.

Игорь вдруг направился в их сторону. Сердца девушек сначала остановились, потом подпрыгнули на невообразимую высоту. Он навис над их столиком, упёр руки в края.

— О чём спорим, девчонки? — добродушно и обворожительно улыбаясь спросил он.

— Мы, обсуждаем тут одну темку, — отозвалась более решительная и бойкая Сэнди. — Спорим о достоинствах анимэ.

— Серьёзно? — Игорь уселся на свободное место за столиком. Всем своим видом он выражал заинтересованность. — Слушайте, а вы смотрели последний выпуск «Рассвет демонов»?

— Я смотрела! — воскликнула Асами, пораженная и обрадованная тем, что кроме неё анимэ интересуется кто-то ещё. Правда «Рассвет демонов» не относился к жанру порно, но для японки это было не важно.

— Слушай-ка, а я не понял, вот там главный герой... Э. э. э... Как его?

— Меридакс?

— Да, Меридакс! Он...

— Он уничтожил Мидору с помощью заклинания «паэ»!

— Серьёзно? А я думал это был заклинание... как его...

— Син-до? Нет! Им он только психо-щит демона пробил.

— А ну, теперь понятно, — с важным видом закивал Кравцов.

Сэнди смотрела на них, как на чокнутых. Мало ей тут одной анимэшницы, так теперь ещё второй объявился. Боже, неужели этот мужик, так её поразивший и привлекший любит всю эту анимэшную чушь?

На минутку Асами отлучилась в сторону барной стойки, чтобы прихватить там три коктейля для себя, подруги и Игоря. После, она рассчитывала на долгое и интересное обсуждение с Кравцовым последних серий «Гонимых», «Стреляющих звёзд» и конечно же «Рассвета демонов». А там, глядишь, можно будет обсудить, в качестве начала к прелюдии такие вещи, как «Юные развратные принцессы», «Чужое вторжение в вагину» и «Развратный человек-слизняк».

Воспользовавшись тем, что подруга отошла, Сэнди спросила:

— Так ты и вправду смотришь «Рассвет демонов»?

— Даже не представляю, про что это, — усмехнулся он.

— Как?

— Ну, слышал название. Рекламный ролик видел. Мельком.

— Так что же тыженно произнесла Сэнди и осеклась.

— Да на девчонку хотел впечатление произвести, — он кивнул в сторону Асами, которая как раз ставила стаканы с коктейлем на поднос.

Сэнди пару секунд смотрела на него вытаращенными глазами, потом захохотала.

— И тебе удалось. Она, почти готова забраться с тобой в койку.

Тут Сэнди, вдруг резко прекратила смеяться и пристально взглянув на него, тихо произнесла.

— И я, тоже не против.

— Интересный поворот, — он накрыл её руку своей широкой ладонью. — Когда и где продолжим наше знакомство?

Она хотела ответить, но тут на запястье Игоря ожил портативный коммуникатор. Он тут же посерьезнел, расслабленность, как рукой сняло. После включения двусторонней связи над столом появилась голограмма с изображением командира станции Павла Данченко. Командир был явно чем-то озабочен.

— Старший лейтенант Кравцов, готовьтесь к срочному вылету. В секторе 708—745 обнаружена спасательная капсула. Её необходимо перехватить и доставить на борт. Более полная информация уже загружена в центральный процессор вашего космокатера.

— Слушаюсь! — Игорь вскочил.

Все головы в баре сейчас были обращены в его сторону. На прехорошеньком личике Асами явственно отражалось огорчение.

— Что делать — служба, — бросил Кравцов и выбежал из бара.



* * *

В корабельном баре, как обычно перед началом работы царило оживление. Здесь, собрались шесть человек из двенадцати, составлявшим экипаж «Лунного Старателя». До того, как станция выйдет на заданную орбиту и зависнет над Аргонисом, до того, как начнется работа, каждый час которой имел стоимость в несколько миллиардов кредитов, мужчины и женщины могли пропустить пару-тройку стаканчиков, поболтать и посмеяться. Функции бармена обычно выполнял судовой врач Джон Дэннингс, очень уж ловко у него получалось управляться с бутылками и стаканами, да и в хороших коктейлях он знал толк и ни за что не доверил бы их приготовление аппарату.

В небольшом зальчике перед барной стойкой расположились Антонио Скоррди и Альберто Альварри. Первый был итальянцем весьма привлекательной внешности, даже небритость ему шла, идеально сочетаясь с аристократическими чертами его лица и благородным профилем. Но он, вовсе не был аристократом, скорее даже принадлежал к низшим классам и работал на «Лунном Старателе» обычным палубным охранником. К 29 годам он ничего особенного не достиг и ни к чему особенному не стремился. Антонио вполне устраивало то, чем он занимался. То есть, фактически ничем. Обходы палуб, едва ли можно было назвать серьёзным занятием. Но по уставу, каждый звездолёт численность экипажа которого превышала десять человек, должен был иметь в своём составе безопасников и на «Лунном Старатиле-6» их было аж трое. Но в отличии от Антонио, когда-то начинавшим вышибалой в барах, его коллега Мэтт Броуди был настоящим кадровым военным. К 30-ти годам он дослужился до лейтенанта и кроме патрулирования палуб, ещё и являлся военным космолётчиком. Впрочем, Мэтта сейчас в баре не было. Рядом с Антонио сидел пуэрториканец Альберто Альварри — 37-летний горный инженер, специалист по всяким рудам и природным газам. Именно от его квалификации и профессионализма зависело насколько качественную добычу повезёт «Лунный Старатель» домой, а это в свою очередь сказывалось и на премиальных всего экипажа. Так что к инженеру отношение было уважительное, а он, в свою очередь работу выполнял на совесть. Всегда безупречно побритый, аккуратный во всем, пуэрториканец был спокоен, вежлив, обходителен, для всех приятный собеседник. Но вместе с тем, у женщин он успеха не имел и большим числом побед на любовном фронте похвастать не мог. И это не смотря на то, что под его непосредственным руководством работали две очень привлекательные во всех отношениях девушки, ни с кем не связанные обязательствами и в плане секса не стесненные излишними предрассудками.

Первую 25-летнюю блондинку, шумную, весёлую с живым блеском в синих глазах звали Сэнди Лангтон. Её подруга 22-летняя Асами Яно была чуть более сдержанной в проявлении эмоций, но иногда так случалось, что японка прихватывала «лишку» и алкоголь так растормаживал её, что уже Сэнди, казалась воплощением самой скромности и сдержанности. Как бы там ни было, обе молодые женщины любили мужчин и секс и сегодня объектом их пристального внимания стал новый начальник службы безопасности старший лейтенант Игорь Кравцов. Но привлекал он к себе не только тем, что был в команде новым лицом. Являясь уроженцем Вологды-3, он, прямо-таки воплощал в себе яркий, харизматичный образ славянина-арийца, эдакого былинного богатыря.

Рост почти два метра, широченные плечи, вся фигура крепко сбитая — соединение огромной силы и энергии. Черты лица правильные, приятные и в то же время по мужски жесткие. Глаза пронзительно синие. Взгляд цепкий, но спокойный, источающий уверенность. Стрижка по военному короткая, но хорошо было видно, что цвет волос русый, ближе к светлому оттенку.

Игорю было 34 года. Родился он, как уже было сказано выше не на Земле, а на Вологде — 3, где землянами родом из той части материнской планеты, которую называли Россия, была основана независимая колония, вошедшая в состав ОФЗН на правах стратегического союзника.

Ко всему прочему Игорь оказался ещё и удивительно приятным в общении человеком. Не прошло и пятнадцати минут, как все собрались в баре и он явившись туда для знакомства, успел завоевать симпатии исключительно всех. У Сэнди же и Асами этот породистый самец вызвал не только симпатию, но весьма конкретное желание.

Сидя в креслах несколько дальше от барной стойки, чем остальные, они тихо обсуждали Игоря, которой что-то рассказывал другим мужчинам, а те, разинув рты удивленно и увлеченно его слушали.

— Охриненно роскошный мужик, — произнесла Сэнди, скользя взглядом по фигуре Кравцова. Тот был одет в черную безрукавку, открывавшую до плеч его мускулистые руки и штаны фиолетово-бело-черной камуфляжной расцветки. Ноги его были обуты в высокие армейские ботинки, начищенные до зеркального блеска. — Клянусь, у меня уже мокро между ног.

— Согласна, с тобой, — Асами наблюдала за Игорем столь же пристально и разве что не облизывалась. — Интересно, а у него какой? Здоровенный или...

— У него нормальный, я думаю, как у реальных мужиков, — бросила Сэнди. — а не как у тех монстров, которых ты любишь смотреть по голограмм-видео.

— А что ты имеешь против моего любимого видео? — возмутилась японка.

— Да ты, так увлечена всеми этими чудовищами с гигантскими херами, которые насилуют красоток, что я, уже начинаю беспокоиться за твою психику.

— Да ладно тебе! Между прочим, очень возбуждает!

— Что возбуждает? Как какой-нибудь склизкий осьминог запихивает во все отверстия вопящих сучек свои щупальца? Или, как несовершеннолетних дурочек прёт волосатая гориллообразная тварь?

— Ты ничего не смыслишь в порно-анимэ! Это искусство!

— Да уж конечно! — фыркнула Сэнди. — Искусство это когда тебе засадит классный мужик реальный горячий и живой хер между ног и отделает тебя им так, что ты потечёшь и закричишь, как полоумная. А эти твои осьминоги, личинки и прочая гадость лично у меня только рвоту вызывают.

— Ну, я же не ищу себе монстров, а трахаюсь с нормальными мужиками, — возразила Асами. — И люблю это делать не меньше, чем смотреть порно-анимэ.

— Но ты так вдохновенно рассказываешь про чудищ и их... Хм... достоинства, что мне начинает казаться, что ты мечтаешь о чём-то подобном.

— Может и мечтаю! — с вызовом бросила японка.

— А когда с мужиком трахаешься, представляешь наверное, что тебя прёт какая-нибудь двухметровая пучеглазая креветка?

— Иногда, я представляю кого-то и пострашнее, — рассмеялась Асами.

— Ты больная, — заключила Сэнди. — Больная на всю голову сучка.

— А ты всё время озабоченная сучка, — в тон ей ответила японка.

— Да, гормоны играют, мать их так, — кивнула Сэнди. — Скорее бы, уже за работу приняться.

Игорь вдруг направился в их сторону. Сердца девушек сначала остановились, потом подпрыгнули на невообразимую высоту. Он навис над их столиком, упёр руки в края.

— О чём спорим, девчонки? — добродушно и обворожительно улыбаясь спросил он.

— Мы, обсуждаем тут одну темку, — отозвалась более решительная и бойкая Сэнди. — Спорим о достоинствах анимэ.

— Серьёзно? — Игорь уселся на свободное место за столиком. Всем своим видом он выражал заинтересованность. — Слушайте, а вы смотрели последний выпуск «Рассвет демонов»?

— Я смотрела! — воскликнула Асами, пораженная и обрадованная тем, что кроме неё анимэ интересуется кто-то ещё. Правда «Рассвет демонов» не относился к жанру порно, но для японки это было не важно.

— Слушай-ка, а я не понял, вот там главный герой... Э. э. э... Как его?

— Меридакс?

— Да, Меридакс! Он...

— Он уничтожил Мидору с помощью заклинания «паэ»!

— Серьёзно? А я думал это был заклинание... как его...

— Син-до? Нет! Им он только психо-щит демона пробил.

— А ну, теперь понятно, — с важным видом закивал Кравцов.

Сэнди смотрела на них, как на чокнутых. Мало ей тут одной анимэшницы, так теперь ещё второй объявился. Боже, неужели этот мужик, так её поразивший и привлекший любит всю эту анимэшную чушь?

На минутку Асами отлучилась в сторону барной стойки, чтобы прихватить там три коктейля для себя, подруги и Игоря. После, она рассчитывала на долгое и интересное обсуждение с Кравцовым последних серий «Гонимых», «Стреляющих звёзд» и конечно же «Рассвета демонов». А там, глядишь, можно будет обсудить, в качестве начала к прелюдии такие вещи, как «Юные развратные принцессы», «Чужое вторжение в вагину» и «Развратный человек-слизняк».

Воспользовавшись тем, что подруга отошла, Сэнди спросила:

— Так ты и вправду смотришь «Рассвет демонов»?

— Даже не представляю, про что это, — усмехнулся он.

— Как?

— Ну, слышал название. Рекламный ролик видел. Мельком.

— Так что же ты... — пораженно произнесла Сэнди и осеклась.

— Да на девчонку хотел впечатление произвести, — он кивнул в сторону Асами, которая как раз ставила стаканы с коктейлем на поднос.

Сэнди пару секунд смотрела на него вытаращенными глазами, потом захохотала.

— И тебе удалось. Она, почти готова забраться с тобой в койку.

Тут Сэнди, вдруг резко прекратила смеяться и пристально взглянув на него, тихо произнесла.

— И я, тоже не против.

— Интересный поворот, — он накрыл её руку своей широкой ладонью. — Когда и где продолжим наше знакомство?

Она хотела ответить, но тут на запястье Игоря ожил портативный коммуникатор. Он тут же посерьезнел, расслабленность, как рукой сняло. После включения двусторонней связи над столом появилась голограмма с изображением командира станции Павла Данченко. Командир был явно чем-то озабочен.

— Старший лейтенант Кравцов, готовьтесь к срочному вылету. В секторе 708—745 обнаружена спасательная капсула. Её необходимо перехватить и доставить на борт. Более полная информация уже загружена в центральный процессор вашего космокатера.

— Слушаюсь! — Игорь вскочил.

Все головы в баре сейчас были обращены в его сторону. На прехорошеньком личике Асами явственно отражалось огорчение.

— Что делать — служба, — бросил Кравцов и выбежал из бара.