Наверх
Порно рассказ - Таис Афиноградская
Не знаю, как сейчас (хотя подозреваю, что мало что изменилось в практическом плане), но в начале века ездить в командировки было сущим наказанием. В основном для кармана. Нет, организация исправно оплачивала билеты (не считая СВ в поездах) и чеки из гостиниц (не считая апартаментов люкс), но сами суточные были жалкими грошами. Прожить на них в незнакомом городе было совершенно невозможно. И чтоб хоть как-то выкрутиться, в нашем отделе было придумано такое ноу-хау. В конкретный город ехал тот человек, у которого там были хоть какие-то родственники или знакомые. Делая морду кирпичом, он оставался у них те несколько дней, пока решал служебные вопросы. А после возвращения из командировки печатали квитанцию якобы из гостиницы с максимально допустимой для нищих бюджетников суммой проживания, ставили откуда-то добытый штампик «Оплачено», бухгалтерии этого было достаточно, внакладе никто не оставался.

И когда после очередной планерки наверху, зав. отделом озвучил название города Афинограда, все ребята и девчата вежливо посмотрели на меня и невежливо ткнули пальцами — вот он и поедет. Коллектив наш был дружный и сплоченный, знали друг про друга всё и даже больше, и не было секретом, что в означенном полисе у меня есть и родственники со стороны жены, и армейский товарищ.

Еще я забыл сказать, что если пункт командирования был сравнительно недалеко, то имеющие машину предпочитали ехать своим ходом, а не на общественном транспорте. Бензин, конечно, никто не оплачивал, но если заявляли, что билеты утеряны, то при предъявлении справки от железнодорожного или автовокзала, по минимальному тарифу расходы проездные возмещались, тоже был некий плюс в этом, пусть не финансового характера, а просто для удобства.

Так что и я поехал на своей машине. Три дня пожил у друга, шикарный у него был особняк, принял меня по высшему разряду, но у него самого предстояла деловая поездка, было бы неприлично, если б в отсутствие мужа я продолжал бы жить под одной крышей с его молодой женой (как и положено нуворишу — второй) и годовалым ребенком, поэтому следующие три дня я, скрепя сердце и скрипя зубами, прожил у обезьяноподобной кузины моей супруги.

Секса с женой друга, а тем более с упомянутой кузиной не будет, даже не мечтайте...

А с кем же будет?

У моего друга была новомодная для тех лет новинка — Интернет. Соединение через модем по дозвону, раскрытия картинок по полминуты ждешь — но Интернет! Это было нечто! И он, в числе прочих «чудес света» показав и сайт знакомств, прикололся и завел на меня анкету. Я, честно говоря, сперва и не понял, для чего. Подумал, что это таким модным способом можно находить «ночных бабочек». Сказал ему, зачем такие сложности, если надо будет, куплю в киоске любую газету с объявлениями в разделе «Досуг», но как-то не хочется тратить на это деньги, а он мне в ответ «да ты ничего не понял, смотри». И показывает, что отключив фильтр «интим за деньги», но включив «секс на 1—2 раза», тоже можно найти женщин.

И в этот момент на сайте оказывается онлайн только одна женщина. Она. Героиня моего рассказа по имени... совершенно неважно, самое обычное имя, но с ником «Таис». Читали — знаем! Пытаюсь доказать (а принято во время вечернего ужина не менее 300 грамм на брата), что даже по нику понятно, это гетера-куртизанка, то есть проститутка, в переводе с древнегреческого.

Но друг не читал ни Ефремова, ни Бальзака. И доказывает отсутствие ее материальной заинтересованности элементарно и наглядно — вступает с ней в переписку. С моей анкеты. И она отвечает. И что-то спрашивает в свою очередь, а он, притворяясь мною, дает ответы от моего имени.

Беседа доходит до обмена номерами. Мой друг «Вергилий» достает свой мобильник, предполагаю, для того, чтоб занести ее номер в контакты и написать в ответ свой. И до меня слишком поздно доходит, что обычно человек свой номер сотового помнит наизусть. Я хватаю его руку с мышкой уже после того, как оказывается нажатой кнопка «Отправить» и на экране в окне диалога вижу не его, а мой номер.

— Ну удружил ты мне, молодец! — говорю я ему, давая понять, что недоволен палевом моего телефонного номера.
— Да брось, ерунда все это. Вот у нее дел больше нет, как тебе названивать. Ты сам запиши себе ее номер, будет время, позвони. А там уже как сумеешь.
— Мальчики, вы еще не устали по порно-сайтам лазить? — раздается с первого этажа капризный голос жены. — Мне маме надо позвонить.
— Всё-всё, отключаемся, можешь звонить! — друг разъединяет связь и говорит: — давай не тормози, записывай ее номер, пока жена сюда не поднялась.

Позвонил я Таис вечером того дня, когда впервые остался ночевать у кузины. Просто от скуки и немного любопытно было, не соврал ли «Вергилий». Беседа была... какая-то скомканная. Я не знал, о чем с ней говорить, она в свою очередь, видимо, поняла, что у меня именно любопытство, а не нацеленность на встречу, тоже отвечала односложно. Наконец, набравшись решимости, выпаливаю:
— А что, если встретимся? Давай завтра?
— Если днем, то могу в обеденный перерыв. Кафе «такое-то», в час дня. Найдешь? На углу «пятой улицы» и «десятого авеню».
— Найду. А как мы узнаем друг друга?
Смеется:
— Не бойся, узнаем, не потеряемся.

Узнали, не потерялись. Симпатичная женщина около сорока лет, белокожая, голубоглазая, с мелированными волосами, среднего роста и комплекции, с золотыми часиками почему-то на правой руке (потом еще шутил, неужели Путин так нравится женщинам, давай еще под него прическу сделай). Разговор за обедом и потом за десертом был более оживленным, чем по телефону. Самой запомнившейся деталью для меня стала следующая: у Таис были три дочки: одна студентка, другая школьница, третья еще ходила в детский садик. Сама она работала в какой-то конторе неподалеку, и когда речь зашла о повторной встрече уже с целью уединиться, сказала, что после работы, в 6 вечера будет меня ждать у входа в кафе.

Было понятно, что надо искать место. Купил местную газету, стал искать. В общем, нашел. Конечно, старался по цене выгадать, потому что на пару часов никто не сдавал, только посуточно. Короче, попал на какую-то глухую бабку — хозяйку, которая согласилась несколько часов посидеть на лавочке, пока я буду ее временным квартирантом. Как она мне объясняла адрес — это комедия почище Камеди Клаб. Я слыхом не слышал о том переулке, где якобы находилось здание, а она почему-то не знала те центральные улицы и проспекты, по которым я каждый день ехал туда и обратно. Начала объяснять по приметам, примерно так: «Милок, ну как проедешь ты ту аптеку, где заведующего при Федорченке (их первый секретарь времен застоя) посадили, тама круглая клумба будет с цветочками, их еще нищие рвуть, да у могилы Неизвестного Солдата за три рублика продают, сверни налево, но не очень налево, а прямо налево, и езжай себе, пока гастроном не увидишь и очередь там большая за водкой стоит, во двор и заезжай. Ой, дура я старая, очередь то при Горбаче была, а сейчас там кооператив, запамятовала название. Да ты спроси у любого, где был гастроном, знамо дело, тебе всяк скажет».

Но Таис, сидя в машине, рассказала мне и про аптеку, и про гастроном, и показала круг с четырьмя развилками, которые именно так и можно было охарактеризовать — «сильно налево» и «прямо налево», и даже непонятки с названиями улиц стали ясны: старуха их помнила как Ленина, Кирова и Революции, тогда как уже 10 лет они были Столыпина, Распутина и Демократии.

Во двор заехать не удается, прямо у первого подъезда разгружается грузовик с мебелью. А нам нужен шестой или седьмой, здание большое Г-образное, как раз возле прямого угла буквы «Г». написано для Таис без всякого смущения поднимается со мной на третий этаж, невозмутимо здоровается со старой каргой, которая вылупив глаза изучает ее, надеясь, что это какая-то знакомая и как она будет сплетни рассказывать.

Получив свою плату и бурча под нос «а вот в наше время такого не было», карга уходит нести почетный караул на лавочке у подъезда, и мы с Таис остаемся одни. Я обнимаю и целую ее. Я глажу ее волосы и тело под тканью одежды. Я тискаю ее грудь и ягодицы. Я заваливаю ее на диван и раздеваю, целуя без разбору все части, попадающие мне под губы. Таис с удовольствием отвечает мне — такими же страстными поцелуями, такими же тисканиями моего тела, и обратным раздеванием. Когда я оказываюсь только в трусах, а она в трусиках и лифчике — не хочется, но надо прерваться — быстренько принимаем душ по очереди.

И вот уже после душа я голый подхожу к дивану, где сидит голая Таис. Женщина-мать, женщина-жена, женщина-самка. Тяжелые груди немного свисают, но они выкормили троих младенцев; на животе есть растяжки, но она выносила троих детей; массивные бедра и сочная задница не являются эталоном гламурных журналов, но они оберегали дочек в утробе. Таис красива. Как женщина, как мать и как самка!

Мой член утыкается ей в губы, и Таис охотно начинает сосать. Причем с таким азартом и желанием, будто я самый лучший мужчина на Земле, красотой равный Аполлону и силой Гераклу, будто всю жизнь она только и мечтала обо мне и моем члене в своем рту. Гладя ее волосы и плечи, постанывая и поохивая, даю ей понять, как мне хорошо, и как мне нравится она и ее действия.

Через несколько минут, ласковым нажатием на плечи намекаю, что уже хватит прелюдий, надо переходить к акту. Таис ложится навзничь, раскинув руки и раздвинув ноги, и несколько секунд, пока я разрываю упаковку и надеваю презик на член, тяжело дышит и вожделенно смотрит на меня и мой член.

Пиzда у нее мокрая-мокрая, и с первых же фрикций хлюпает будь здоров. Но мы не эстетствующие сибариты, мы трахающиеся мужчина и женщина, и неприличные звуки только добавляют нам страсти и экстаза. В какой-то момент я даже теряю контроль и целую-кусаю ее губы слишком больно, подсознанием улавливаю, что тональность ее писка — это уже от боли, а не от кайфа. От греха подальше убираю лицо в сторону и вниз, целую ее плечи, и иногда чуть меняя позу, сосу поочередно соски, а иногда она сжимает обе груди вместе и я захватываю тогда в рот оба соска.

Финал уж близок. Задрав на плечи ее ноги, стоя на коленях перед ее лоном, яростно трахаю ее во влагалище. Я не ослышался, она что-то сказала? Первые слова после того, как член был взят в рот.
— Что, что?
— В рот. Дай мне в рот.

Чёртов гандон, да слезай ты побыстрей, пока я не кончил! Но, хвала Зевсу, успеваю. И резинку снять, и ближе к ее голове переместиться, и в рот ей засунуть. Закрыв глаза, она в упоенье выдерживает несколько последних тычков, и начинает глотать выплескивающуюся лавой сперму. Выражение лица — блаженно-довольное, будто я нектаром кончаю.

Высасывает все. Держит еще во рту, крутит языком вокруг головки, гладит руками мои бедра. Потом наверное вспоминает, как я ненароком укусил ее губы, тоже легонько прикусывает член, выпускает изо рта, открывает глаза и улыбается мне.

Сидим плечом к плечу, укутавшись одним одеялом. Так спокойно и уютно, без всяких слов. Потом я приношу ей кофе в постель. Звучит, да? Поставил чайник, залил кипятком кофе из пакетиков, принес из кухни табуретку и поставил на нее чашки и пепельницу (старая мегера, говорящая курить только на балконе, пусть станет добычей Сциллы или Харибды). Ничего сложного, но ведь — звучит! Он мне принес кофе в постель, может похвастается подружкам. Может и нет. Но приятно делать приятное такой приятной женщине!

Курим и пьем кофе, тоже большей частью молча. Ну конечно не совсем онемели, что-то про дочку младшую она рассказала забавное из садика, чем-то таким и я поделился о своих детях. Еще помню, она вроде говорила, что два мужа у нее было, но то ли первый умер, а со вторым развелась, или наоборот, — уже не помню, да и какое имеет значение?

Секс на 1—2 раза — какая хорошая придумка. Но если 1 раз у нас был, то где же 2? Словно услышав мои мысли (честное слово, я ее ни к чему не сподвигал, и был даже готов, если она скажет, что ей пора — одеваться и уходить), она вначале просто приникла головой к моему плечу, потом к груди, потом к животу, ну а потом, ясное дело — ртом к члену.

Сейчас он не такой «звенящий кедр», когда я выходил из ванной, надо над ним поработать, чтоб стал годен для эксплуатации. Таис добросовестно работает, вначале склоняясь боком, потом встав на коленки. И когда после поглаживания волос, почувствовав крепость, я слегка оттягиваю ее за волосы, она понимает, что опять-таки прелюдия окончена, пора трахаться.

Удерживаю ее при попытке лечь, то есть фиксирую позу «на четвереньках»: она на диване, я стою возле. Расправив презик на члене, до вставления щупаю рукой ее клитор и пиzду. Мой прелюдия стала и ее тоже — мокро, горячо, зовуще.

Второй акт длился довольно долго, думаю, что Таис пару раз кончила, когда после активного подмахивания вдруг расслаблялась и пыталась соскользнуть с члена и улечься. Я тогда удерживал ее за бедра, некоторое время фрикций не делал, но держа член внутри нее, огибал рукой ее тело и ласканием груди и клитора снова побуждал проявить активность. Но даже «долго» — это не вечно, и теперь уже я нарушил молчание, почувствовав накатывание оргазма:
— В рот?
— Да, да, да.

Уже без помех с моей стороны соскальзывает с члена, усаживается на диван передо мной, пока я снимаю резинку и бросаю в сторону (привет старухам мойрам от Персея и Андромеды), и финал нашего интима визуально такой же, как и начало: голая женщина сидя отсасывает стоящему перед ним мужчине.

Мой стон от наслаждения вполне понятен. Но вроде я слышал и ее постанывание. Неужели она такой кайф ловит от кончания в рот? Или мне подыгрывает? Ну и ладно!

Перекур уже без кофе и в одежде. Таис все-таки прибирает валяющиеся тут и там гандоны и вместе с окурками выбрасывает в мусорное ведро. Ключа у меня нет, старая карга должна согласно договоренности сидеть на лавочке у подъезда. Но если ее нет, ждать ее никто не будет, замок защелкнулся, деньги уплачены, все чики-чики.

Но она там и даже одна, без всяких соседок-сударушек. Я ей кратко говорю «Спасибо, до свидания», Таис царственно наклоняет голову, старуха желает нам удачи таким тоном, каким желают провалиться в царство Аида.

Почему-то мне кажется, что если обогнуть букву «Г» по короткой перекладине, мы к машине выйдем быстрее, и мы идем именно в том направлении, а не откуда пришли.

С каждым шагом мной овладевает какое то «дежавю». Я тут уже был, вот качели детские, вот скамейка с нацарапанным гвоздем народным афиноградским трехбуквенным словом penis. Смотрю вбок — нет, это не сон. В шаге от меня идет Таис — красивая, с блеском в глазах, только что оттраханная женщина. Смотрю в другую сторону — щелк в мозгу — и паззл встает на свое место. Это то самое здание, в котором обитает родственница моей жены, у которой я живу уже второй день. Надо ж было так опростоволоситься — объехать весь город, и подъехать к своему же зданию с другой стороны.

Лучше бы это было сном. Я бы проснулся — и избавился от кошмара. Навстречу нам с непонятной улыбкой идет обезьяноподобная кузина, то ли злорадно, то ли приветственно, не пойму пока.

— Ой, Таис Геростратовна, Вы ко мне заходили, да? А я на минутку в магазин пошла, свежие булочки купила, пойдем почаевничаем. Зятек, ты не мог разве гостью занять пару минут без меня, куда ж выпроводил, некрасиво-то как.
— Не беспокойтесь, Кузина Кузьминична, я тут у подруги была, и решила к Вам зайти, сказать, что нужна еще справка об отсутствии задолженности, и на этом все, начнем оформление. А дозвониться не смогла. Молодой человек, это ваш зять да, не знал, когда Вы будете, я на словах попросила передать.
— Теть Кузя, я на минуточку зашел, Вас не было, я ж не знал, когда Вы придете. Видите, даже во двор не заехал, там под окнами машину оставил. Таис Геростратовна, я на улицу Аристотеля еду, могу подвезти.
— Да, да, он Вас подвезет, — суетится кузина, делая мне страшные глаза, мол, даже если ей ехать на самую окраину, в квартал «Черных полковников», все равно довези.
— Хорошо, спасибо, мне там рядом. Запомнили — справка об отсутствии задолженности?
— Да, да, спасибо Вам огромное, я обязательно принесу. До свидания! А ты скоро будешь, жена если позвонит, что ей сказать?
— Пусть мне на мобильный звонит, если срочное что-то. А так, скоро буду.

Еле-еле сдерживая себя, садимся в машину и начинаем истерично хохотать. А ведь могло быть и хуже. Зная болтливый нрав Кузьминичны, не исключается, что она бы встретила нас у другого подъезда, точа лясы с Медузой Горгоновной. Впрочем, если она там так и сидит на лавочке, то увидев, как ее подруга Кузьминична беседует с недавними квартирантами, то как пить дать, приковыляет и поинтересуется, а кто ж это такие?

Что же еще будет, ой-ой-ой?..

Категории: Минет Традиционно