Наверх
Порно рассказ - Поздний вечер. Продолжение
Лежали и наслаждались этой близостью. Этим счастьем. ощущая себя как одно целое. И вот немного отдохнув я почувствовал как твоя рука вновь взяла мой член. Нежные руки были приятно теплы. Они плавно скользнули к яичкам. Стали перекатывать их в ладошках, играя с ними. Теплая влажная ладонь покрыла кончик, обнажив его головку. Вторая разминала яички. Плавными движениями ладони скользили от головки и яичек и встретились в середине ствола. Приподнимая член к верху, смыкаясь на возбуждающейся головке. Эти движения особенно волнительны для мужчины. А ладошки делали вое дело. Пока одна опускаясь охватывала яички слегка сжимая их и делая легкий массаж, другая охватив головку открывала и закрывала ее влажной ладонью. Они вновь встречались на самом конце и скользили обе вниз призывая член в боевую готовность.

Почувствовал как язычок плавно скользит по моему члену, ты вбираешь в ротик мои яички, облизывая их, и опять поднимаешься к моей головке. Мой член набух так словно это была булава. Твердость моего члена ты оценила словами: — да он у тебя тверд как стальной прут, я улыбнулся и погрузился в эйфорию. Твой язычок проделывал такие движения от которых я начал постанывать, то ты начинала теребить уздечку, то жадно вбирать мою плоть глубоко себе в рот, то круговыми движениями языка водить вокруг головки, а то и вовсе все проделывать это одновременно. Минут через пять этого превосходного миньета, я начал чувствовать, как вот-вот сперма, брызнет из меня огромным гейзером, который вырывается из земли, бешеным и сильным потоком.

Я находился в каком то оцепенении которое очень тяжело передать словами. Поднялся, поставил тебя на колени. Руками стал сжимать твои ягодицы. Ладошкой шлепал по ним до покраснения. С силой мял раздвигая их. Ты мелко подрагивала всем телом, едва не теряя от волнения сознание. Мне пришлось умиротворенно прошептать тебе на ушко несколько слов нежности и успокоения. Взамен ты трогательно обняла меня, прижавшись всем телом. Я крепко прижал тебя к себе. Во мне уже вовсю бушевала буря страсти. Член отчаянно рвался в бой. Он отчаянно просил меня запихнуть его в твое узенькое анальное отверстие. Так что, я почти насильно оторвал от себя твое хрупкое тело и старался прогнать все нежные мысли из своей головы. Я поставил и обозначил цель и должен овладеть тобой. Наконец то я должен войти в анал, стучало в моем мозгу. Подтолкнул к разложенному дивану. Во мне просыпалось что то животное.
Велел, почти приказал становиться на колени, а грудью ложиться на него (диван)

И ты безропотно повиновалась. Решительно двинулся к тебе, покорно ожидающей своей участи в заданной позе. Склонился над аппетитной попкой. Несколько мгновений я просто любовался. Любовался анусом темно-коричневого цвета. Плотно сжатым, очевидно девственным. Любовался широкой прорезью кисоньки, расположенной чуть пониже. Небольшие, вытянутые с краев, половые губки были того же цвета (хотя, пожалуй, даже темнее), что анальное пятнышко, и лоснились от выделяемой смазки. Ты была не на шутку возбуждена. Долго любоваться видами не стал. Бугристый ствол члена, был возбужден до такой степени, что выглядел крупнее и массивнее, чем обычно. Впервые я его таким видел. Тут же занял позицию для затяжной «осады», зависнув на полусогнутых ногах, над непристойно оттопыренной аппетитной попкой. Прицелился, вставил набухшую головку в «затопленную до краев пещерку», и степенно втиснул ствол члена в уютное, довольно тесное, влагалище.

При этом, едва не кончил от перевозбуждения, в первые же мгновения погружения. Но сумел вовремя отвлечься на нейтральную тему, замереть, и предотвратить наметившийся позор. Как только подступившая волна оргазма схлынула, продолжил начатое, и по самую «рукоять» вонзил свою «рапиру» в беззащитную плоть. Ты с облегчением выдохнула, и нетерпеливо заерзала подо мной, привыкая к новым ощущениям заполненности. Следующим движением подался назад, оставив внутри одну лишь головку. Взялся поудобнее руками за упругие ягодички, и растянул их пошире... И вот только теперь, уже значительно резче и жестче, вогнал важнейший мускул своего тела в сочную хлюпающую писичку. ТЫ вздрогнула, чуть слышно охнув. Уткнулась лицом в диван, раскинула руки в стороны. Было ясно, что тебе по душе положение жертвы. Меня порадовало подобное развитие событий, и я принялся от души вколачивать в твое обмякшее тело свою булаву. Упрямо, настойчиво, без послаблений.

Внешне ты держалась, на удивление, спокойно. Без единого намека на эмоциональность. Зато физиологические признаки возбуждения были не просто ярко выражены. Они были как говорится на лицо! Из влагалища едва ли не ручейком струилась смазка. Я вообще впервые видел, чтобы её было так много, что она буквально стекала по ножкам вниз.

«Девичий сок» впитывался в изящные полненькие ножки и стекал к коленям. По инерции, передаваемой моим телом, Ты безучастно колыхалась в такт моимтолчкам, словно маятник. Вперед–назад, вперед–назад. Разве что, содрогалась периодически, словно кончать собиралась. И каждый раз обманывала мои ожидания, заставляя продолжать долбить её ещё интенсивнее. Тем временем, я уже с огромным трудом контролировал свой оргазм. Паузы, между усиленными толчками, становились дольше. С каждым разом мне требовалось все больше и больше времени на оттягивание финала. Дыхание участилось. Все чаще мелькали предательские мысли пустить в ход пальцы и язык. И вот тут ты меня удивила и разгневала, оторвала голову от дивана, взглянула на меня через плечико. Судя по выражению глаз — мои усилия были не напрасны. Ты была совершенно затрахана и страдальчески, но довольно проговорила

— Ну ты дал... Разве так можно? Кончай уже давай, пятый оргазм я не переживу. Пятый! То есть четыре ты уже пережила и молчала! Я убить был готов тебя за это. В общем, у меня появилось «официальное» разрешение на оргазм, и я незамедлительно им воспользовался... Уж очень в рот напоследок дать хотелось. В качестве наказания за длительное молчание. К тому же, подобной возможности могло никогда больше не предоставиться. Этот вечер во многом для нас был безумен, и выходил далеко за рамки общепринятых принципов. Но уже на следующий день все должно было вернуться на свои места. Поэтому я решительно намотал длинные твои волосы в кулак, и беспощадно потянул на себя, ставя тебя на колени. Ты моментально просекла, что я сделать собираюсь, и взмолилась:
— только не в рот, пожалуйста... Я этого не люблю.
Я не хотел обманывать, но и планы менять тоже не собирался.

Поэтому, продолжая удерживать за волосы, собранные в пучок. также молча, бескомпромиссно втиснул натруженную головку в ротик. Секундой позже, в нёбо ударила мощная струя густой спермы, давно просившейся наружу. За ней вторая, третья, четвертая. Все под звуки моего рычания, содрогания, и безудержных стонов. В воспаленном, почти освобожденном от жалости к тебе сознании пульсировал фантастический вывод:
«Полный рот! Полный рот накачал! Против её воли! Как дешевой, законченной шлюхе, с которой можно делать все, даже против ее воли, даже то, что ей не по душе!»

Пережив несколько потрясающих мгновений, вернулся с небес на землю. Опустил вниз взгляд, и увидел обезумевшие от возмущения глаза. Они метали гром и молнии, безмолвно покрывая меня в душе отборным матом. Но губы разомкнуть, и высказать претензии в голос не могла. Так и держала ими головку опадающего члена. Рот был полон студенистой спермы. Но вот сглотнув ее ты молча пошла в ванную.

. Вернувшись села абсолютно нагая в кресло напротив. Пригубила шампанское. С озорством глянула на меня и я понял что ты хочешь поиграть. Я вытянул тебя из кресла, и легко перекинув через плечо, словно подстреленную на охоте лань. Ты что-то весело шумела, выясняя, что я задумал. Мои намерения были неясны лишь до той поры до времени, пока я не продвинулся к дивану, и не уложил тебя на него спиной. Прихватил за запястья. Бесцеремонно подтянул за руки к краю так, чтобы голова свесила вниз. Проход в гортань, теперь, стал максимально облегчен. Не давая опомниться вставил набрякшую головку в рот, и беспощадно задвинул крепкий ствол внутрь по самое основание. Что ты обо всем этом думала — поинтересоваться не удосужился. Сказал лишь:
— Вот так то получше будет!

Наверняка ты хотела бы высказаться на этот счет, но такой возможности для этого у тебя не было. Гортань до отказа была наполнена мужской плотью... Ты была шокирована стремительно развивавшимися событиями и не успевала реагировать. А я, в полной мере, пользовался твоим замешательством. Легко и непринужденно трахал в рот, постепенно наращивая амплитуду движений. Сжимая левой рукой горло, ощущал, как оно раздувается и твердеет изнутри, каждый раз, как мой «таран» проникает глубоко внутрь. Массивными яйцами то и дело упирался в очаровательный дамский носик, и распалялся от этого еще сильнее. Вскоре слюна стала стекать по лицу, волосам вниз. Ты периодически сбивалась с темпа, теряла ритм дыхания, и давилась. Каждый раз начинала дергаться и извиваться, инстинктивно пытаясь соскользнуть с моего тарана. Мычала. Стонала. Кашляла, сопела, и тяжело дышала. Вопреки твоим ожиданиям, на меня это действовало еще более возбуждающе.

А если прибавить, ко всему прочему, еще и трогательный вид твоих ухоженных пальчиков на стройных ножках, то от нахлынувших чувств и эмоций можно было с ума сойти. Они мучительно сгибались и растопыривались в такт моим движениям. Вне всяких сомнений, это происходило непроизвольно. Отдельно от помыслов, страдавшей на моем члене. Невзирая на все это, я не стал милосерднее. Напротив, действовал напористей. Посильнее зажал горло чтобы ты никуда не делась, и продолжал яростно засаживать одеревеневший член в горло на всю длину. Бедрами двигал размашисто, резко и бескомпромиссно. Яйца, теперь уже со всего размаха, влажно молотили в личико. Комната была буквально переполнена симфонией под названием «Казнь в рот». А я наслаждался этими звуками, будто изысканной мелодией.

По природе своей, я — доминирующий самец. Возможно, чуточку садист. Но не убийца. Когда почувствовал, что от нехватки воздуха ты можешь сознание потерять, проявил, наконец, каплю сострадания. Вынул наружу утопающий в слюне член, и дал возможность, немного, отдышаться. Исключительно отдышаться. Передохнуть тебе не пришлось. Почти сразу же я взял тебя под затылок, и притянул голову вверх. Сам подался чуть вперед. Ты уперлась личиком в мою задницу, и сразу поняла, чего я добиваюсь. Пояснять, по крайней мере, не пришлось. Ты тут же принялась вылизывать предоставленное «очко». Старательно, тщательно и самозабвенно. На этом оральную пытку я решил приостановить. Отошел в сторонку, осмотрел полученный результат. Выглядела ты ужасно и в то же время восхитительно. Обессиленная и уничтоженная. Личико запачкано подтеками слюны, самопроизвольных слез, и потекшего макияжа.

Раскинутые в стороны руки, часто вздымающаяся грудь, и жадное втягивание воздуха, все признаки рыбки, выброшенной на берег. Я сел на кресло пригубил шампанское. посмотрел на тебя. Ты смиренно лежала почти в том же положении, в котором я тебя оставил. Единственное изменение — голова теперь не свешена была, а на подушечку перемещена. Получилась шелковая девочка, переставшая «тянуть на себя одеяло». Однако, злобы, ненависти, или элементарного недовольства на твоем личике не просматривалось. Скорее наоборот, мою красавицу полностью устраивало текущее положение дел. Это читалось по выражению заплаканных глаз. Ты покорно ожидала своей участи, отлично понимая, что это еще не конец. Я уже знал, что именно буду делать. Но действовать не спешил. Деловито прихватил за бедра, и стащил нижнюю часть тела с дивана на пол. Хозяйской рукой погладил предмет предстоящей экзекуции. Ты осталась, совершенно, безучастна к процессу.

Даже через плечико не оглядывалась. Ты уже поняла, ты смерилась с ролью жертвы и понимала что все, чего я хочу — я в состоянии сделать сам. И это действительно было так. Я чувствовал себя голодным волком, рвущим острыми зубами свою добычу, почуяв запах крови.
Мой член, перешедший было в «режим ожидания», и слегка расслабившийся, моментально отреагировал на новую цель. Твою аппетитную попку, а точнее ее дырочку. Любоваться, или лапать роскошный зад не стал. Сразу же взялся за упругие половинки, и растянул их в стороны.

Края розовато-коричневого анального колечка были усеяны вьющимися, реденькими волосками. К моему удивлению, этот эротический аксессуар не вызывал неприязни, или отвращения. Напротив, вся композиция смотрелась эстетично, элегантно и очень сексуально. Я не видел твоего лица, ты смотрела в спинку дивана, прямо перед собой. Но я точно знал, что всё твое существо ликует и пляшет «Ламбаду"Продолжая удерживать половинки попочки раздвинутыми, я пересел с пола на диван. мой язычок теперь вовсю порхал по, ритмично сокращающемуся, анальному отверстию, тебе несомненно, нравилось происходящее. Твоя «киска» и до этого была порядком увлажнена, и возбуждена. Сейчас же, стала попросту утопать в «собственном соку Неустанно я раздвигал язычком миниатюрные лепесточки, и нырял в сочное влагалище за, вновь открытым для себя, «лакомством».

Кроме того, отыскал крохотный клиторочек, и старательно массировал его кончиком языка. В общем, вел себя очень «правильно», если говорить о мастерстве оральных ласок... Я просунул руку на ощупь между ножек, и обнаружил, что опять «течет», словно «аварийная плотина». Решил использовать это обстоятельство для придания еще большей пикантности момента. Для увлажнения, погрузил указательный палец в «киску» по самое основание. (Специально для — секситейлз.орг) А затем, незамедлительно, переместил его в открытый задний проход. Подвигал им внутри, изучая рифленую поверхность скользких стенок, с азартом спелеолога. Затем вынул палец наружу, и безапелляционно сунул тебе в ротик. С неподдельным удовольствием ты стала его посасывать. Потеряв всяческое чувство меры и стыда, я раздвинул ягодицы еще шире и погрузил вглубь проворный язычок, на максимально возможную глубину.

Работал им так быстро, так юрко, что и сам страстно возбудился. По всей видимости, эта непристойность стала последней каплей, переполнившей «чашу Любви». Поскольку в этот самый момент, ты, и разразилась сумасшедшим оргазмом. Как ты кончала! Это нужно было видеть, или хотя бы слышать! Бурно, безудержно, неистово! Ты металась по дивану, извиваясь словно «уж на сковородке». Причитала и молилась, звала маму и материлась. Весь спектр эмоций выдала, опустошая сознание. Я был очень доволен тем, как все завершалось, но мой внутренний «курок» был до сих пор взведен, и жаждал быть спущенным. К тому же, одно из запланированных мероприятий, оставалось не осуществленным. Поэтому, я подвинул тебя за талию, поставив на колени высоко подняв вверх очаровательную попку. Занял позицию сверху возвышаясь над тобой.

Вставил, онемевшую от возбуждения, головку члена в гостеприимную попку. И молодецки двинул бедрами, вклинивая изогнутый член в раздавшийся анус, любезно подготовленный моим языком... Будто турецкий «ятаган» в ножны вложил. Ты надсадно вскрикнула, и передернулась. Но я придержал за бедра, и продолжил наращивать обороты. Через пару минут я уже лихо, и от всей души, входил в задницу. Это определенно пришлось тебе по душе. На пятом или шестом «заходе», даже подмахивать начала. Приятно удивила проявленной инициативой (в который уже раз за ночь)

И вновь ты кричишь, бьешься попкой о мои яички. Мы падаем на бочек и я высоко подняв твою красивую ножку, согнутую в коленях продолжаю с неистовой силой входить и входить сзади. С силой сжимаю упругую грудь. Щиплю сосочек. Ты поглаживаешь и прихлопываешь свою мокрую киску. Мои громкие стоны и твои отчаянные крики заполняют все пространство нашей комнаты. Волны экстаза накрывают нас с головой и мы издавая громкие крики кончаем одновременно получив ярчайшие эмоции. Жидкость обильно истекает из анального отверстия и твоей кисоньки. Собирая ее ладонью обильно втираю в попку, животик. В порыве страстной нежности поворачиваешься ко мне раскрасневшимся лицом, страстно целуешь, а счастливые горящие глаза говорят. Зря боялась я этого, милый!