Наверх
Порно рассказ - Семь желаний. Желание первое
Меня зовут Марина мне 23 года, я довольно высокого роста 178 см. немного пухленькая, но мужчинам, похоже это нравиться, так как все время, где бы я ни была, ощущаю на себе оценивающие взгляды, грудь89 см., талия64 см., бедра95 см. и как я ни стараюсь, но диеты не помогают и эти ненавистные лишние сантиметры на талии и бедрах никак не хотят уходить.

В настоящее время я работаю личным секретарем Новикова Александра Романовича, директора одной из ведущих в Москве компьютерной фирмы. Не смотря на то, что он еще молод 29 лет, капитал его фирмы перевалил за полмиллиарда долларов. Возможно из-за его загруженности он никогда не улыбается его лицо практически всегда бесстрастно, а взгляд голубых глаз холоден как лед. Телосложением он походит на греческого бога, иногда когда была такая возможность, я тайком наблюдала как его мышцы перекатываются под тонкой белой рубашкой когда он был без пиджака, его рост немного превышал два метра и поэтому он всегда смотрел на собеседника с верху вниз.

Все сотрудницы в офисе от 20 до 40 были немножечко влюблены в своего босса. Мне очень повезло, что я смогла получить эту работу, так как я не имею высшего образования и закончила только полугодичные курсы секретарей.

Попала я сюда совершенно случайно, закончив курсы я оказалась в фирме, которая занималась подбором временного обслуживающего персонала и секретариата, для частных фирм, когда пришел запрос в нашу небольшую компанию, все свободные девушки стали отказываться от этой работы и тогда меня, как новенькую в агентстве, без моего ведома было решено отправить на эту должность и лишь после этого некоторые девчонки нашептали мне, что директор, с которым я буду работать просто монстр и большинство девушек не выдерживают его отношения и недели, и убегают от туда в слезах.

Но все оказалось не так уж плохо, да первые две недели пока я разбиралась, что да как, Александр Романович всячески унижал меня своими высказываниями, нет, он не кричал, не орал, но благодаря его едким комментариям, я чувствовала себя хуже половой тряпки, приходилось терпеть, так как зарплата для меня казалась просто огромной и приходилось засунуть гордость поглубже и продолжать работать. Постепенно я стала привыкать к директору, наше общение теперь было официальным без каких либо упреков с его стороны и через месяц я неожиданно получила от него предложение перейти к нему на постоянную основу, на что я с радостью согласилась.

И вот спустя полгода произошла история, которую я хочу вам рассказать. Я не говорила об этом раньше, но у меня есть отец, он игрок — постоянно спускает все заработанные деньги, на автоматы или проигрывает их в казино, моя мама умерла, когда я была еще маленькой и поэтому контролировать отца, было некому. Нет, он был очень хорошим папой и смог воспитать меня, поднять на ноги. Сначала я жила с ним и подрабатывала то продавщицей, то заправщицей, раздавала листовки и тому подобное. После того, как я стала работать в компьютерной фирме я ушла от отца и сняла небольшую уютную квартиру в двадцати минутах езды на автобусе до работы

Но отца я не бросила и помогала ему, как могла, не раз отдавая все свои сбережения чтобы вытащить его из очередной передряги, но вчера он пришел ко мне, весь избитый и плакал как ребенок, рассказывая что проиграл в долг три миллиона долларов и отдать их необходимо через четыре дня. Как оказалось, он каким-то образом умудрился попасть в элитное казино, где ставки просто запредельно высоки. Что же мне делать?

Пятница, на часах половина восьмого вечера, десятиэтажное здание нашей фирмы опустело, осталась я и Александр Романович. Я сидела на своем кресле в приемной и нервно жамкала юбку вспотевшими руками, из глаз непроизвольно стали капать слезы, они стекали по щекам и падали на пальцы рук. То что я задумала, отнимало у меня все душевные силы.

Наконец решившись я встала с кресла, смахнула рукой слезы и подойдя к двери кабинета директора взялась за ручку и... Вдруг резко полетела вперед и уткнулась лицом в что-то твердое чтоб не упасть я подняла руки и за что-то обхватилась. Оказалось, что это Александр Романович открыл дверь кабинета и я, уткнувшись ему лицом в грудь, обнимаю его за шею. Поняв это, я отскочила на пару шагов и чувствуя, как багровеют щеки, начала лепетать извинения.

— Что с тобой? Ты сегодня сама не своя Марина, перепутала документы, плохо сделала кофе, не передала мне несколько телефонных сообщений, а теперь кидаешься мне в объятия. Объяснись что с тобой, — своим обычным приказным тоном произнес директор.

Я стояла, опустив глаза в пол и думала, — вот он мой момент, сейчас или никогда, завтра к вечеру необходимо отдать деньги за отца, в противном случае его убьют, я не могу этого допустить он единственный родной мне человек, я люблю его.

Шмыгнув носом, я подняла голову и почти нормальный голосом сказала:

— Мне нужно три миллиона долларов, они мне необходимы завтра, если вы мне их одолжите я подпишу любые документы и расписки я все вам верну в рассрочку, я буду работать на вас пока не выплачу все до последней копейки, — быстро произнеся это, я уже менее уверенным тоном пролепетала, — пожж... пожалуйста они мне очень нужны.

Александр Романович пристально смотрел на меня, не произнося ни слова, затем кивком головы велел мне следовать за ним и повернувшись вошел в свой кабинет, я помедлив пару секунд отправилась за ним. Он сел за свой стол и указал мне рукой занять одно из трех кресел напротив. Я робко присела на краешек и замерла, стараясь не смотреть на директора.

Он же тем временем пристально рассматривал меня, постукивая ручкой по столу.

— Я готов дать тебе эти деньги не спрашивая зачем они тебе, но взамен у меня есть условие, вернее семь условий, а если еще точнее семь моих любых желаний которые ты будешь выполнять беспрекословно, — с этими словами он встал, подошел к одному из двух сейфов в кабинете набрал комбинацию и вынул какие-то бумаги, затем подошел ко мне и положил на стол передо мной три листа и сказал, — это сертификаты на предъявителя каждый по одному миллиону долларов.

Я сидела и не верила, что можно вот так просто распоряжаться такими суммами денег.

— Итак если ты согласна пиши расписку о том что обязуешься вернуть мне долг в течении месяца, затем я положу эту бумагу в пустой сейф и закрою его. Как ты видишь на сейфе два замка с семизначным кодом, один введешь ты, другой я. в течении этого месяца ты выполнишь семь моих желаний, одно желание будет действовать один день, т. е в любой из дней месяца я что-то потребую от тебя и ты должна будешь это выполнить в точности, в случае неточного выполнения моего желания — штраф. Что это будет, я решу потом, в случае полного отказа подчиняться моим желаниям я передам эту бумагу в суд. За каждое исполненное желание я буду отдавать тебе листок с цифрой кода и после седьмого желания ты заберешь свою расписку и мы в расчете и твоя жизнь продолжится, как и раньше. Итак я жду твоего решения. — с этими словами он перевернул маленькие песочные часы стоящие на его столе, — у тебя пять минут.

Что? Какие еще желания? О чем это он? Что имел ввиду? — мысли как молнии сменяли одна другую, проносясь у меня в голове — о чем вообще я думаю, передо мной лежат три миллиона эта цена за жизнь папы а от меня требуется только выполнять желания богача привыкшего распоряжаться судьбами чужих людей как игрушками. Что он может потребовать? Да это же ясно как божий день — секс. Она должна будет переспать с ним семь раз за три миллиона долларов. Значит таков будет мой первый раз, секс с мужчиной за деньги, я как проститутка только цена повыше. Это жестоко, но такова реальность и ничего с этим не поделаешь.

Взяв ручку я быстро написала расписку, подписалась и поставила дату, после протянула его Александру Романовичу, мы вместе подошли к сейфу он показал мне, как ввести код и отошел в сторону дав мне время набрать код, а затем ввел свой. Закончив он сел за стол взял со стола документы и углубился в чтение, я схватила со стола сертфикаты и как можно скорее покинула здание фирмы.

На следующий день проблемы отца были решены и на душе немного полегчало, но только немного, так как расплата еще впереди.

ЖЕЛАНИЕ ПЕРВОЕ — Утром придя на третий день в офис я обнаружила пакет с этой надписью, дрожащими руками я разорвала бумагу и вынула сложенный вдвое листок, развернув его я стала читать:

Марина

Завтра, вы не оденете на работу нижнее белье и проработаете так целый день, когда я буду вызывать вас к себе, то войдя ко мне, вы должны будете поднимать юбку и расстегивать блузку и находится в таком положении пока не выйдете из моего кабинета.

Александр.

Я несколько раз перечитывала эти строки и не верила свои глазам с одной стороны это конечно лучше чем спать с ним, но в то же время это и непонятней. Что он задумал? Но ничего не поделаешь денег уже нет и заработать их за месяц нет никакой возможности, так что придется выполнять его желания.

На следующий день я все же одела трусики и лифчик решив, что сниму их в туалете на работе, так как я ощущала себя раздетой, без белья под одеждой

Войдя в здание, я присоединилась к группке знакомых ждущих лифт и по обычаю обсуждающих различные сплетни. Вдруг я почувствовала как меня за локоть взяла сильная рука, а над ухом прозвучал строгий грубоватый голос директора.

— Марина я вынужден оторвать вас от этих любительниц перемывания костей. Мне необходимо обсудить с вами срочный организационный вопрос, пройдемте мы поднимемся на моем лифте, — с этими словами он еще сильнее сжал мой локоть и буквально потащил в противоположную сторону, оглянувшись на притихшую группку девушек, я увидела сочувственные взгляды.

От неожиданности и испуга я не заметила, как оказалась в лифте. Мы стали подниматься и вдруг я увидела, что Александр Романович протянул руку и нажал кнопку «СТОП» на уровне шестого этажа и легонько дернувшись, лифт остановился. Директор медленно прислонился к стене, скрестил руки на груди и впился в меня своим жестким взглядом. Я лихорадочно соображала, что он задумал, неужели он будет проверять меня, иначе зачем же он приволок меня в лифт, которым раньше кроме него никто не пользовался.

Я стояла опусти взгляд и прижавшись к стене напротив директора, я буквально ощущала как атмосфера в кабине лифта накаляется, что неизбежно приведет к взрыву. Взрыва, конечно не последовало, но то что произошло, повергло меня в шок, Александр Романович шагнул ко мне поднял мне руки над головой и крепко прижал их к стене левой рукой, свое колено он просунул мне между ног раздвинув их. Он смотрел на меня сверху вниз, как удав на мышку, по моей спине пробежали капельки холодного пота, все мое тело дрожало и не могло пошевелиться.

Я почувствовала, как его правая рука легла мне на талию и стала неторопливо скользить вниз, вот она уже достигла края юбки и коснулась внешней стороны бедра, я вздрогнула так как рука оказалась холодной в то время как моя кожа просто горела. Немного задержавшись на месте, его ладонь стала подниматься под юбкой вверх по бедру, странно, но мне вдруг понравилось это беспомощное состояние и прикосновение мужских рук к моему телу в тех местах, где никто и никогда меня не касался.

Тем временем его рука достигла трусиков, я почувствовала, что его рука медленно переместилась в сторону моего лобка и... ОООООУУУУУ... его указательный палец залез за резинку моих трусиков и коснулся волос на лобке, затем директор натянул резинку трусиков и тихо, но с угрозой в голосе спросил:

— Что это такое? Твое первое задание было таким легким и ты его провалила.

— Н... но в письме было написано чтобы я была на работе без нижнего белья. Я бы сняла его, когда поднялась в приемную, — почти шепотом пролепетала я.

— Там было написано, чтобы вы не одевали нижнего белья на работу, что подразумевало полное отсутствие его на вас с момента выхода из дома и до вашего возвращения, — ЩЕЛК. Закончив свою речь, он отпустил край трусиков и они немного прижгли мне кожу.

— А теперь моя милая Мариночка вы заработали штраф, хотя это и к лучшему, что вы ошиблись в первом же моем желании, теперь на будущее я уверен вы будете в точности выполнять мои пожелания, а теперь немедленно снимайте трусы и лифчик иначе, количество штрафов придется увеличить, — произнес Александр Романович.

Он отпустил меня и вновь прислонился к противоположной стене лифта, скрестив руки на груди и стал наблюдать за мной. Я чувствовала, что все мое лицо стало пунцовым от стыда, пока расстегивала блузку, чтобы снять лифчик. Чтоб избавиться от него я сначала сняла блузку с одной руки и спустила правую лямку лифчика, затем неловко возясь, пытаясь прикрыть оголенную грудь продела те же действия и с левой лямкой, я вся вспотела, на лбу выступили бисеринки пота.

Александр Романович стоял не шевелясь, но я знала, что его взгляд неотрывно наблюдает за мной, не пропуская ни одной детали. Наконец закончив с лифчиком я застегнула блузку и взглянула на директора его взгляд был устремлен на мою грудь, опустив глаза я увидела что мои возбужденные соски отчетливо проступают сквозь ткань натягивая ее. Боже какой стыд — подумала я и мне придется так ходить весь день, все же сразу поймут что я без белья, какой стыд — я закрыла рукой лицо.

Вдруг я почувствовала что лифчик который я держала в правой руке исчез, я подняла голову и увидела что Александр Романович скомкав его, засунул в карман пальто, и вновь пристально посмотрел на меня.

Трусики, я должна снять и отдать ему свои трусики, засунув дрожащие руки под юбку я взялась за края и стала спускать их вниз, дойдя до щиколоток, я не снимая туфель сначала сняла трусики с одной ноги, а затем с другой, выпрямившись я протянула их директору.

Он тут же взял их, но не засунул сразу же в карман, а провел рукой по тому месту на ткани, где та соприкасалась с моей щелочкой.

О НЕТ, я увидела, что на ткани виднелась тоненькая полоска влаги. Что это? Я же не описалась? Почему они влажные? Меня так и подмыло засунуть руку под юбку и потрогать свою щелку и удостовериться что там все в порядке, но не могла же я сделать это сейчас, поэтому я просто стояла и смотрела как Александр Романович гладит трусики своей рукой.

— Как приятно они еще хранят твое тепло и влагу, а ты оказывается очень чувственная девушка. Не так ли? — произнес директор, но я не обратила на его реплику никакого внимания я как завороженная смотрела, как он словно лаская прикасается к моим трусикам. Мне казалось, что его пальцы касаются меня «там» я непроизвольно крепко сжала ноги, низ живота заныл и к нему стали накатывать теплые волны. Что со мной?

Наконец мои трусики оказались в кармане Александра Романовича и он, отжав кнопку «СТОП» запустил лифт дальше. Когда дверь открылась, я быстро выскочила из лифта и тут же забежала в туалет для персонала, благо дверь была недалеко от лифта. Отдышавшись, я взглянула в зеркало и обомлела, мои глаза ярко блестели, щеки были красно-алого цвета, возбужденные соски отчетливо проступали сквозь ткань.

Неужели это я? — мелькнуло у меня в голове, что он со мной сделал, ведь он практически не касался меня, а я возбуждена как мартовская кошка. Юркнув в кабинку туалета, я опустила крышку и села на нее. Семь желаний, если от первого у меня возникли такие эмоции, то что же будет дальше, непроизвольно я развела ноги и коснулась пальчиками своих губок они все были покрыты моими выделениями, я не остановилась и продолжила ласкать себя рукой, в мозгу вспыхивали картины как директор прижал меня к стенке лифта своим мощным телом, как его рука скользила по моему бедру. Я все увеличивала тем своих ласк, обычно мастурбацией я занималась только дома, лежа в ванне представляя себя как мной нежно и неторопливо, овладевает красивый мужчина, мой муж, почему для меня было важно, чтобы я была замужем за этим человеком.

Я с легкостью представляла себе красивое мускулистое тело, но лицо всегда было размытым, но сейчас, когда я позабыв все свои моральные принципы занималась таким грязным делом в кабинке туалета, на работе, у меня вдруг в голове вновь появилась моя фантазия, но теперь лицо мужчины не было размыто — это был мой директор Александр Романович, я как наяву видела как он накрывает меня своим крупным телом и медленно входит в меня, — в это же время, погрузив в себя два пальца, я испытала сильнейший оргазм в своей жизни.

Вокруг меня вспыхивали мириады крошечных огоньков, а тело словно парило в воздухе, ничего более прекрасного, мне не приходилось испытывать. Постепенно очертания стали проясняться и я как бы увидела себя со стороны — сидящей с широко разведенными ногами упертыми в стенки туалетной кабинки, в ложбинке между грудями выступила испарина, по лбу скатываются капельки пота, а пальцы так и не вынуты из влагалища, но что странно лицо Романа Александровича не исчезло и по прежнему стояло передо мной.

Крепко зажмурившись, я помотала головой и открыла глаза, лучше бы я этого не делала, директор никуда не исчез он стоял в дверях кабинки и смотрел на меня. Если раньше я краснела как рак, то теперь почувствовала, что кровь уходит из лица и я белею, толи от страха, толи сама не знаю от чего.

— Марина, я конечно понимаю что это женский туалет, но вы так громко звали меня, что я подумал, что с вами что-то случилось и бросился к вам на помощь, но похоже опоздал вы и сами, как я вижу превосходно справились, но впредь не забывайте запирать дверь кабинки, когда вам понадобится «уединиться». Через двадцать минут подайте кофе и не забудьте про ПРАВИЛА, — после этих слов он еще раз окинул взглядом чудесную картину, открывшуюся перед ним и произнес, — похоже, что только что увиденное я могу оценивать как бонус к моему желанию. Что ж, очень похвально, что вы так стараетесь загладить свою ошибку, я буду только рад таким милым бонусам, — после этого он развернулся и вышел.

Я тихо сползла с унитаза, прижалась к стене и заплакала...

Минут через пять, прекратив плакать я встала и стала приводить себя в порядок, это заняло тоже порядка пяти минут и вот, я наконец вышла из туалета с поправленным макияжем приведенной в порядок одеждой и более-менее нормальным настроением. Так надо быстро приготовить кофе и отнести шефу, я успела практически вовремя и взяв поднос направилась к двери.

ПРАВИЛА чуть не забыла ведь как только я войду в кабинет, мне нужно будет задрать юбку и расстегнуть блузку. Моментально растеряв всю уверенность я робко постучала в дверь и услышав грубый окрик — Войдите — зашла в кабинет.

Александр Романович сидел за столом, когда я вошла и смотрел в компьютер, но увидев меня, тут же оторвался от монитора и теперь все его внимание было уделено мне. Поставив поднос с кофе на край дивана я взялась за края юбки и стала закатывать их подняв юбку так, что она только-только прикрывала мои половые губы, я взглянула на директора умоляющим взглядом, надеясь что его это удовлетворит, но он небрежно покрутил головой и знаком руки велел мне поднять юбку выше.

Блин — вот опять я вся покраснела от стыда. Я и дома то не хожу голая, а тут придется обнажиться перед чужим мне мужчиной. Да, он уже видел меня и не в такой позе, но это совершенно другое, тогда я была не в себе, а сейчас я должна сознательно раздеться и ходить по его кабинету практически голая. Я постаралась унять выступившие слезы, все равно уже ничего не изменишь, тряхнув головой, я так закрутила юбку, что теперь она походила на пояс и полностью обнажала мои бедра и светлый треугольник волос на лобке, затем я расстегнула пуговицы на блузке и распахнула ее. Мои упругие груди не стесненные ничем задорно торчали вверх, их пики были увенчаны розовыми сосками, которые были очень напряжены и стали твердыми как камушки.

Оголившись, я отнесла поднос к столу директора и подала ему кофе, я видела, что он без всякого стеснения разглядывает мое тело и я впервые увидела что его глаза не безжизненные как обычно, в них затаилось что-то непонятное. Интерес, похоть? Я не знала о чем он думал, но точно не о чем-то праведном.

Александр Романович отпил кофе, поморщился, поставил чашку на стол и произнес,

— Он остыл, принесите мне другой и сделайте это побыстрее.

Я, чертыхнувшись про себя, забрала блюдце с чашкой и пошла к выходу, я знала что в этот момент его взгляд прилип к моей большой заднице и оценивает ее. Как бы я хотела в данный момент иметь маленькую аккуратную попку, но нет же, мои бедра и задница были толстыми, сейчас он наверно сидит и посмеивается про себя.

Задумавшись, я не поняла, что начала выходить из кабинета так и не поправив одежду, заметив это, я вскрикнула, уронила поднос и стала судорожно расправлять юбку, за спиной я услышала странный звук похожий на кашель, резко обернувшись я увидела, что директор сидел, уткнувшись в компьютер, на лице было обычное отсутствующее выражение лица.

Справившись с одеждой, я быстро приготовила вторую чашку кофе, и отнесла ее шефу.
На этот раз, я обнажилась очень быстро и кофе не успел остыть, но когда я направлялась обратно директор выдал такую речь, что когда выскочила из кабинета, кое-как поправив одежду, мои уши и щеки были красные как маковые цветы.

Успокоившись, я села за свой стол и стала пытаться делать свою обычную работу, но его слова не выходили у меня из головы — «Марина, то что я сегодня случайно увидел в туалете, мне очень понравилось, ваше личико в момент экстаза было таким милым. А то, как вы, с придыханием шептали мое имя, я запомню это надолго, и кстати, если вам так приспичит, в следующий раз можете располагаться у меня в кабинете, на этом чудесном мягком диване, думаю он намного удобнее сиденья унитаза и объект ваших фантазий будет перед вами, вы расслабитесь, а я наслажусь чудесным зрелищем, подумайте — это може... « на этих словах я вылетела из кабинета и не слышала продолжения.

Как я прожила это день я не представляю, директор вызывал меня к себе больше десяти раз, хотя обычно, я появляюсь в его кабинете, только три раза в день, он просил принести какие-то ненужные бумаги, или же, когда я уже была в его кабине с задранной юбкой и обнаженной грудью, он просил передвинуть какую-нибудь вазу, или принести папку со стеллажа.

Когда я была в его кабинете, он бросал все дела и развалившись в кресле, внимательно смотрел на меня. Я буквально физически ощущала его пронзительный взгляд на своей коже, я чувствовала как он касается моей груди, задерживаясь на сосочках, после неторопливо опускается к лобку, покрытому светлыми волосами, когда я поворачивалась то его взгляд обжигал мою пышную попу, он буквально проскальзывал в бороздку между ягодицами и останавливался возле розовенькой, сморщенной дырочки.

Один раз, когда я в очередной раз подавала ему кофе, он внимательно посмотрел на мою промежность, на мои светлые волосики покрывающие лобок и подняв на меня глаза произнес без каких либо эмоций,

— А ты оказывается натуральная блондинка, не знал, — и снова переключился на работу.

Когда я в шесть часов, зашла к нему измученная, вымотанная и стала вновь закатывать юбку, то услышала его голос, на это раз в нем не было грубости или холодности,

— Не надо, на сегодня ты выполнила мое желание, мне нужно срочно уехать по важному делу, конверт с цифрой кода на столе, заберешь. Когда будешь уходить закрой здесь все. До завтра. — он, вышел из кабинета и пошел к своему лифту. Я подошла к столу и взяла конверт с номером один, лежащий у него на столе, первая цифра кода была ВОСЕМЬ. Сжав листок бумаги в комок, я упала на колени возле стола и разревелась во весь голос. Мне осталось выполнить еще целых шесть желаний, я не смогу...