Наверх
Порно рассказ - Безмолвная соната


... Мы сидим с тобой у камина. Я привалилась к тебе спиной, ты обнимаешь меня — руки сложены на моем животе, иногда я чувствую, как твои губы касаются моих волос.

«Ты помнишь, как мы познакомились?»

«Конечно помню. Этот дождливый вечер я никогда не забуду» — я поднимаю голову и улыбаюсь.

« Мне теперь даже страшно — что было бы, если бы я тогда не решила пройтись...» — ты улыбаешься в ответ одними глазами.

«Мы бы все равно встретились. Только чуточку (ты ведь так говоришь?) Чуточку позже...»

— Я тогда шла по темной улице домой... Небрежно размахивала сумочкой. После этого телефонного звонка — уже нет ни мыслей, ни чувств. Только мелкий дождь.

— А я шел за тобой. Уже не помню сколько кварталов прошел глядя на тебя. Что-то заставило меня бросить машину и просто идти следом.

— Я так задумалась, что не заметила, как забрела в незнакомый район. Не сразу обратила внимание на шаги сзади... Оглянулась — за спиной мужская фигура. А ведь шаги-то я давно слышу! Блин! Сворачиваю резко в какой-то темный переулок, в надежде затеряться — и невольно вырывается стон — это глухой тупик!!!

— Завернула в переулок. Хм, что ей там нужно? Дошел до него и... это тупик. И она, нервно озирающаяся в поисках прохода, которого нет. Хоть здесь и темновато, могу разглядеть ее получше. Невысокого роста, темно-русые волосы. Взгляд мечется, пока не останавливается на мне. Я оборачиваюсь, но за спиной никого нет. Она смотрит на меня.

Нервно сжимаю в руках сумочку... Денег там немного, но... Мелькает надежда — это просто грабитель! Судорожно роюсь в сумочке — протягиваю ему деньги, зажатые в кулаке:

— Вот, возьмите... У меня больше ничего нет, правда... Видите, вот... — открытая сумка падает, по асфальту рассыпаются разные мелочи. Я молча смотрю на них — такие мирные, чуть блестят на мокром асфальте. Поплыл нежный аромат — разбился флакон моих любимых духов. И именно это — а не молчание незнакомца является последней каплей — у меня льются слезы...

— Она протягивает мне купюры. Зачем? Неужели приняла за грабителя? Падает ее сумочка. Содержимое вываливается прямо на асфальт. Нагибаюсь и взяв ее сумку начинаю собирать все успевшие покинуть ее вещи. Кроме одной. Духи, которые находились в красивом, розовом с золотым, флаконе упав, не выдержали позора и разбились. А она плачет. Из-за меня?

Когда он, все так же молча присел и начал собирать в сумку мои вещи — от изумления слезы высохли... Я еще машинально продолжаю хлюпать носом, кажется боюсь уже чуточку меньше... И стараюсь рассмотреть моего преследователя — хоть он сидит на корточках и видно совсем немного. Только широкие плечи и длинные волосы, стянутые в хвост... И кажется — он носит очки. Но я не уверена даже в этом, от испуга да еще и в темноте — я плохо видела, кто передо мной. Маленький тюбик помады лежит прямо у моей туфельки. Он протягивает руку — я отступаю. Он поднимает голову — и улыбается!

— Вроде все собрал, но взгляд натыкается на блестящий тюбик помады, оказавшийся прямо возле ее ножки. Протягиваю руку и хочу поднять, а она пугливо отступает. Поднимаю голову (не упуская случая полюбоваться стройными ножками) и, глядя на нее, улыбаюсь. Закрываю сумочку, протягиваю ей.

Нервно поправляю очки, потом завожу непослушную прядь волос за ухо. Забираю протянутую сумочку...

— Спасибо... Я... Можно, я пойду? — звучит — глупее не придумаешь! От осознания собственной глупости нервно переступаю с ноги на ногу и вздыхаю...

— Вижу шевеление губ, и странное поведение. Достаю блокнот и ручку. Пишу и протягиваю ей. На листке надпись:"Не слышу»

Листок... И — «Не слышу»... Боже мой! Я нерешительно покусываю губы. Потом беру у него ручку, чуть замялась... И — неожиданно даже для себя самой!

Вывожу: «Как вас зовут? Я — Аня»

Достаю ещё одну ручку и такой же блокнот. У людей редко оказывается подобный набор и теперь я всегда ношу с собой несколько пар.

— «Кирилл»,
— «Зачем вы сюда свернули?»

— Здесь темно и я снимаю очки — чтобы чуточку лучше видеть, что написано. Кирилл... Красивое имя. Капли дождя по стеклу — Ки-рилл... Но он ждет ответа.

— «Я не знала, что здесь тупик. Я впервые в этом районе.»

— «Куда же вы направлялись?»

— «Домой. Я хотела пройтись пешком»

Держа очки в руке я щурюсь и всматриваюсь в его лицо. Тоже носит очки. Блики фонарей не позволяют увидеть цвет его глаз... А так хотелось бы! Смущаюсь и опускаю глаза.

— «Видимо мне придется проводить вас, а то опять заблудитесь где-нибудь»
Дописал и подаю руку.

Улыбаюсь и беру его под руку. Эта беззвучная беседа как-то странно сделала ночь и улицу — безопасными, а шорохи и шаги за спиной перестали беспокоить. Я киваю и мы выходим из мрачного тупика.

— «Где находится ваш дом?»
Пишу ей на ходу... ещё одна выработанная привычка.

Я быстро читаю — и неопределенно машу рукой. Писать на ходу я не умею. Поэтому останавливаюсь под первым же фонарем, беру блокнот и пишу «Бульвар... , это окраина.» Поднимаю глаза и чуть пожимаю плечами — далеко...

Свет фонаря даёт разглядеть все, что было скрыто тьмой ночи. Очки и глаза. Темные, обворожительные глаза. Смотришь в них и медленно погружаешься в забытье. Но она ждет. Назвала адрес и ждет реакции.

— «Что ж, тогда не стоит терять времени»
Я беру ее за руку, мы идем к машине.

Он так спокойно взял меня за руку и повел, что я просто оцепенела сначала. Вот так — уверенно и властно меня еще не водили. Ну, разве что в детский сад!

Пройдя пару кварталов я вижу вывеску знакомого суши-бара. Сигнализация отозвалась двумя миганиями фар...

В темноте мигнули фары, он улыбается.

— «Нам везет»... Я не пишу ничего — только поднимаю глаза — «Мы поедем?» — Он молча открывает дверцу и делает приглашающий жест. Я сажусь, и он садится за руль. Он ведет машину быстро и уверенно, чувствуется, что хорошо знает город. Иногда в зеркале я вижу его взгляд — на доли секунды он отрывается от дороги и скользит по мне... А глаза у него серые, оказывается...

Мне с трудом удается смотреть на дорогу. Уж больно привлекательная девушка сидит сейчас в машине. Когда рядом поблизости нет машин, украдкой кошу глаза, чтобы посмотреть на неё. Уже через полчаса мы оказываемся на месте, благо в такое время уже нет пробок. Выхожу из машины и открыв дверцу протягиваю ей руку.

Я выхожу из машины... Вот сейчас, сейчас — он уедет... Снова кусаю губы... сую руку в карман — блокнот?! Да!!!

Быстро царапаю* «Может, кофе?»

— «Я больше люблю чай, но для разнообразия можно и кофе» — Закрываю машину и следую за ней. Кофе значит... Ну-ну.

— Будет и чай... И кофе... Я просто тяну его за руку — мы вбегаем в лифт, только тут я слегка перевожу дух... Прислоняюсь спиной к стене, опускаю глаза и улыбаюсь — неизвестно чему..

Она буквально влетела в лифт и кажется вздохнула с облегчением. Легкая улыбка появилась на лице. О чём она думает? Не очень вежливо с моей стороны было так сразу соглашаться идти домой к девушке, которую я почти не знаю. Как бы чего дурного обо мне не подумали...

Двери лифта открылись — блин, на площадке темно, как всегда! Держу его за руку (отпустить эту теплую большую ладонь — выше моих сил!) и начинаю тыкать ключом в замок... Наконец-то! Мы заходим в темноту квартиры, я закрываю за нами дверь... Тянусь включить свет — но он стоит прямо передо мной и моя рука нечаянно касается его волос... Я судорожно вздыхаю (хорошо, что он не слышит! иначе подумает обо мне невесть что!) и осторожно глажу его волосы... Вдыхаю запах...

Темнота. Она просто преследует нас. Сначала на лестничной площадке, которую осветила только лампа из лифта. И с закрытием дверей, все снова померкло. Я держусь за ее ладонь, которая крепко (слишком?) сжимает мою. Вхожу сразу за ней и отхожу к стене, чтобы она могла закрыть дверь. Видимо за мной находился выключатель, потому что она протянула руку, начала шарить по стене и её рука оказалась в моих волосах. Я чувствовал её горячее дыхание у самого уха..

Я справилась с собой и наконец-то нащупала выключатель... Щелк! Безжалостный свет залил нас — и я густо покраснела. Я прижимаюсь к незнакомому парню, моя рука у него в волосах... Отдернула руку, выпрямилась и сделала приглашающий жест... Быстренько скидываю плащ и туфельки и бегу на кухню — ставить чайник. Мне нужна хотя бы минута, чтобы прийти в себя после этих нечаянных обьятий...

Острый как нож, свет резанул по глазам, и их пришлось зажмурить, но той доли секунды, что они были открыты хватило, чтобы заметить прижавшуюся ко мне хозяйку квартиры. Видимо она быстро отскочила, потому что я перестал ощущать вес ее тела на себе. Когда глаза уже можно было открыть я увидел самую обычную прихожую, с полкой для обуви и крючками для одежды. Ее не было рядом из чего я сделал вывод, что она направилась переодеваться. Я разулся и сняв верхнюю одежду, повесил на крючок и прошел в комнату..

Чайник вскипел быстро. Я зашла в комнату и увидела, что гость нерешительно стоит посередине. Коснулась его рукой и указала на диван, возле которого стоит маленький журнальный столик. Сейчас на нем компьютер и несколько журналов, но я быстро убираю все это. Улыбаюсь ему и еще раз вглядываюсь в серые глаза... Чтобы не растаять окончательно — убегаю на кухню. Уже через несколько минут я вхожу опять и везу за собой столик, на котором горячий чайник, кофе, чай, чашки. Даже какое-то печенье. Поглядываю поверх очков и улыбаюсь.

— «Чай, кофе?» — снова начинается беззвучная беседа... Он молча показывает — чай...

Оказывается, она убегала на кухню, чтобы сделать обещанный чай... и кофе. Рука, коснувшаяся плеча застала меня врасплох. Обернувшись опять начал утопать в ее глазах, она куда-то указала рукой, а-а-а, пригласила присесть. Диван и столик рядом, с ноутбуком и какими-то женскими на мой взгляд журналами. Убрав их, она улыбнулась и как девчонка понеслась на кухню. Вернулась с подносом на колесиках, которые обычно используют в гостиницах. На нем был полный набор для гостя. Чай, кофе и немного сладкого и сдобы. Я указал на чай. Он был не из дешёвых, судя по пиктограммам — индийский. Я отпил и расцвел в улыбке. Букет вкуса и аромата наполнили меня свежестью и бодростью. А моя новая знакомая просто смотрела на меня и не могла отвести глаз. Я уже начал думать, что со мной что-то не так, но очередной глоток откинул эти сомнения и я наслаждался ее взглядом.

Он так улыбается! Как я завидую тем, кто видит эту улыбку каждый день! Я опять смущаюсь, наливаю себе кофе. Даже почти не расплескала — я герой! А потом снимаю очки. Я буду видеть его чуть хуже — зато будет повод сесть поближе... Вот так. Чтобы видеть эти глаза...

Сняла очки, ох, и подсела поближе... Что она задумала... Чай действует все благотворнее. Я почти не ощущаю усталости, которая обычно наваливается за день. Даже как-то теплее становится по всему телу. Особенно между ног. Интересный чаёк.

Улыбаюсь и смотрю на него, вижу, как он косится на коробку с чаем. Это обычный чай, без добавок... А вот чашку я заговорила — не удержалась. Потому что если он сейчас встанет и уйдет... Я этого не переживу.

Киваю, и ставлю чашку на стол. И замечаю, на ней какой-то значок, то ли иероглиф, то ли символ. Поднимаю глаза и вижу что она пристально наблюдает за моим взглядом. Улыбаюсь и беру чашку... Что-то в ней не так... но что?

Я заметила интерес — чашка и правда старинная, и значок все заметнее и заметнее. С ней-то все в порядке — это просто знак мастера. А вот с моим гостем — уже нет. И чай самый обычный. Я вижу его колебания и наливаю еще чая. Только глоток... еще только глоток сделай...

Отпиваю примерно половину чашки. В глазах немного темнеет, свет кажется расплывчатым, я как будто теряю контроль над собой. Как тогда, когда пошел за ней.

Его взгляд чуть плывет. Кажется, я добилась своего! Прабабкин заговор не дает промаха! Нежно забираю чашку из рук, и провожу ладонью по волосам. Я так хотела этого!!

Ощущения все скуднее и скуднее, что-то коснулось волос. Рука?

Он падает... Ой, я перестаралась!!! Что ж теперь делать-то? Устраиваю его поудобнее. Ммм... А если? Иногда это кончается долгим сном. Вздохнула, и начала его раздевать — пусть уж спит с комфортом! Меня хватило только на свитер и брюки. Уже когда их стягивала (а он однако, немаленький!!) руки тряслись. Больше ни на что не решилась — только чуть расстегнуть ворот рубашки. Укрыла его пледом и плюхнулась в кресло рядом. Чай будет в самый раз! Остыл. Пошла греть на кухню.

Медленно открываю глаза, моргаю. Пытаюсь вспомнить, где я? Так, с начала. Дом, работа... а дальше? Машина, незнакомый район и... Девушка. Нет, не девушка. Ангел. Точно вылитый из света. Но где же я? Плед... Хм, у меня дома нет пледов. Значит я не у себя. А у кого? Рядом стол и чашки на подносе. Я пил у кого-то чай? Я в гостях? И... уснул. Стягиваю плед и вижу, что меня раздели до трусов и рубашки, как странно... Пытаюсь встать и легко это делаю, будто проспал не меньше 12 часов кряду. А где же хозяева? Пойти посмотреть что ли..

— Я сижу на кухне, тихонько пью чай и читаю... Чтобы не потревожить гостя. Иногда прислушиваюсь — но в комнате (а она единственная, и диван, где спит гость — тоже...) Тишина. Спит. Ничего. Я читаю — приключения Волкодава так захватили меня, что я не услышала шаги за спиной... Только от покашливания я подскакиваю и роняю книгу.

Войдя на кухню я увидел сидящую спиной девушку, которая склонилась на чем-то, возможно над журналом или книгой. В горле запершило, я кашлянул — и к моему удивлению она подскочила и уронила книгу. Поворачивается и... Это она, девушка за которой я шел. Я все вспомнил. И переулок, и ее страх, и облегчение. Вспомнил все до момента погружения в сон. И мне так захотелось обнять ее и расцеловать. Губы, шею, грудь. Все ее тело.

Я увидела его и невольно начинаю хихикать — он стоит в рубашке, носках и... трусах. Волосы всклокочены, но взгляд — совсем не сонный. Я чуть отступаю, наклоняюсь за книгой — я уже одела халатик, который распахивается и задирается... Оойй... Черт! Выпрямляюсь, одергиваю халатик и запахиваю его на груди.

— Вы... Если хотите — можете спать там... — Ой, он же не слышит! Где блокнотик, который он мне дал еще на улице? Я не помню. Стою, как дурочка, только пальцами босой ноги трогаю упавшую книгу.

Вижу ее шикарное тело, завернутое в халат. Она наклоняется, чтобы поднять упавшую книгу и верхняя часть этой красоты становится открытой. Все. Это было последней каплей. Барьеры, что ещё сдерживали меня рухнули, обратились в пепел. Я подскакиваю к ней и перехватив за талию, кладу на плечо. Отнес в комнату и уложил на диван. Снимаю рубашку и все, что может помешать почувствовать ее тепло. Халатик, зная о своей участи, не сопротивляется и улетает за диван. И вот, мы оба голые. Я чувствую желание овладеть ею, но не в силах сказать об этом.

От бешеного натиска я просто оцепенела. Он так схватил меня!!! Через доли секунды я оказалась на диване — и он надо мной. Он молчит. За него все скажу я! Я еще раз заглядываю в эти серые глаза и обнимаю его. Целую в губы — так отчаянно, как будто это последний поцелуй в моей жизни. Я знаю, что он не услышит — но знаю, поймет! Раздвигаю ножки и рукой касаюсь его члена.

... Ее губы, такие сладкие, такие ненасытные, они не за что не хотят меня отпускать. Мне этого недостаточно. Проникаю языком в рот и ищу, ищу её язычок, хоть его и не знаю, но подозреваю, что он юркий, быстрый и так желает сплестись с моим. Но вот и ручка пришла в движение и касается моего орудия. И она даже раздвинула немного ножки. Хоть я и не могу слышать, намеки я понимаю прекрасно!

Я еще шире развожу ноги. Мой язычок скользит у него во рту, а рука... Рука ласкает его член. Знаю — не услышит, но шепчу:

— Как ты хочешь меня? — Не прекращая сжимать ладошку на торчащем стволе. Чтобы он понял и без слов — чуть направляю его к своей киске. И облизываю губы — глядя ему в глаза.

— Она что-то шепчет, но что? Желание дамы — закон. Сам сажусь на диван и показываю, чего я хочу... Помогаю сесть и направив член ей в киску, насаживаю на всю длину. Беру её руки в свои и скрещиваю кисти, чтобы мы могли держаться и девушке легче было прыгать на мне.

Он все понял, усадил меня верхом и я начала свою скачку... Но не сразу — когда я садилась на его член, меня пронзило такое удовольствие. Я запрокинула голову и застонала. И только чуть позже начала двигаться на этом замечательном стволе. Я так возбуждена, что двинулась всего несколько раз и снова замерла.

— Оооооохх... Дааа... — И я начинаю двигаться на его органе...

Ее губы шевелятся, а я не могу слышать, что она произносит. Урггг. Чертова глухота. Будь она проклята. Я ХОЧУ слышать, что произносит ее милый ротик. Меня переполняют эмоции, и уже трудно сообразить где кончаюсь я и начинается она. Наши движения все быстрее... Она будто куда-то опаздывает и все скачет, и скачет, и скачет. Уже не держу ее руки, я перехватываю ее за талию и с силой нанизываю на себя, пытаясь проникнуть глубже. Чуть наклоняю грудью ко мне и целую сосок, лижу его и посасываю. Как она прекрасна!

А я мечтаю услышать — хорошо ли ему со мной. Но он молчит. Ну неет, ты не будешь молчать! — И я спрыгиваю с его члена и стремительно наклоняюсь к этому прекрасному орудию. И тихонько шепчу — «если застонет — то и меня услышит. Если застонет. Услышит.!» — нежно обхватываю его губами, он пахнет мной — это так прекрасно. Губы сильно сжимают ствол — и я начинаю свой самый старательный и лучший в жизни минет.

— «Я все сделаю, чтобы ты застонал... Ты услышишь меня, или я высосу твои мозги через член...»

— Вот это стремительный поворот событий. Она слетела с члена и устремила к нему голову. И опять какие-то слова, которых я не могу узнать. А дальше началось что-то невообразимое, что-то, что я буду вспоминать до конца жизни. Эти губки, нежные, сладкие губки обхватили меня и плотно сжали. Она начала медленно сосать мой ствол, даруя ни с чем не сравнимое наслаждение.

— В полной тишине я сосу этот прекрасный член. Еще сильнее, еще глубже.

— Ммм, он невероятный! Ну, давай же — трахни меня в рот, засунь его мне в горло! — он не слышит меня, а я отрываюсь от его члена и шепчу непристойности..

Она опять шевелит губами — нет, я больше так не могу. (Специально для — секситейлз.орг) Она больше не скажет ничего без моего ведома. Встаю и резко вставляю в рот свой ствол. Теперь её рот будет занят только тем, чтобы ублажать меня. Вот, вот, вот тебе и ещё раз. Я не могу себя контролировать, только наблюдать как руки сильнее насаживают растрепанную голову и как ходит взад — вперед мое продолжение. Она не сопротивляется, будто ей может доставлять удовольствие подобное обращение. Я испытываю неподдельный кайф от того, что использую этот рот как хочу. Как же хорошо! Хочется стонать от удовольствия, но не знаю, произвожу ли я хоть какие-то звуки...

— Он просто трахает меня в рот, сильно и глубоко, но — и не издавая ни звука. Да что же это? Неужели я не смогу? Я сжимаю губы поплотнее...

Она ещё умудряется губки сжимать, значит нравится, да? Тогда получай. Толчок, толчок, толчок и... Взрыв, отдающийся в голове звоном и что-то срывается с моих губ, как легкое дуновение ветерка.

— Он снова и снова толкает член мне в ротик, и вдруг... Глотая сперму я еле-еле слышу тихий стон...

— Обессиленный, я отключаюсь, падая на диван. До утра.

— Я проснулась от его поцелуев.

— Оххх... — Я чуточку стесняюсь его. — Ты меня поцелуй еще...

— Прильнув к губам обнимаю её, покрываю поцелуями плечи, руки, вернувшись посасываю мочку уха...
Спускаюсь чуть ниже и моему взору открывается два остроконечных холмика, дотрагиваюсь до них, поглаживаю, накрываю ладонью.

От прикосновения его горячих пальцев я начинаю дрожать... Чуть выгибаю спину, как бы подавая свою грудь ему в ладонь. А мои руки скользят по его спине все ниже, потом я нахально сжимаю его ягодицы.

— Я вздрагиваю от активных действий нежных шаловливых ручек, продолжаю мять аппетитные полушария с остроконечностью сосков, опускаюсь и беру один в рот, слегка прикусываю зубами, второй зажимаю между пальцев и начинаю крутить в разные стороны.

— Оооййй... — Я даже всхлипываю от удовольствия — Мммммм, дааа... Еще... — не осознавая. что меня не слышат...

Стараюсь не обращать внимание, на то что творится внизу моего живота. Опускаясь ниже груди, касаясь губами животика, маленькой ямки пупка, дохожу до самой жаркой точки девичьего тела. Аккуратно, пальчиком, надавливаю на горошину, что торчит сквозь трусики.

— Аааааааххххх!!! — Я вздрагиваю и чуть раздвигаю ножки... Между ними уже так влажно! Чуть двигаю бедрами навстречу ласке и снова охаю.

Стягиваю влажные от смазки трусики. Картина заставляет вздрогнуть и моя голова устремляется к нежному лону. Язычком, облизываю половые губки, рукой же продолжаю теребить клитор. Проникаю языком вглубь жаркой, но влажной пустыни, стараюсь вылизать каждый уголок, каждую точку, докуда может дотянутся мой ненасытный язык.

— Руки сжимаются в кулачки, я дрожу и вскрикиваю, извиваюсь от жарких ласк, то вцепляюсь в простыню, то запускаю пальцы ему в волосы. Стоны все громче, я изнемогаю.

— Аааааааааааахххх... Ммммммм, еще! Ой, дааа...

— Пока язык танцует между раскинутых ножек, руками я нашариваю пышную грудь и выкручиваю соски. Выделений все больше, я не даю ни капле пропасть зря.

— «Я не могу так больше!!! Войди в меня!!!» — Извиваясь, кричу от бешеного желания, я вся раскрылась и так жду его.

Я приподнимаюсь над ней... Член уже давно стоит колом и ждет только команды броситься в бой. Кладу её ноги себе на плечи и одним движением вхожу на всю длину, натягиваю девушку на себя как можно сильнее.

— АААААААААААААА!!! — От резкого толчка я закричала, уже накатил первый оргазм, внутри все пульсирует и разливается горячей волной по всему телу.

Вдогонку первому толчку отправляю ещё один, затем ещё и ещё и ещё. Вхожу в ритм и вот уже наше ложе начинает двигаться в такт моим движениям.

— Я больше не кричу, а только постанываю от сильных толчков, хоть и не могу двигаться, когда ноги у него на плечах. Я только крепко сжимаю его сильные руки и охаю от каждого толчка.

— Немного замедляясь, отпускаю её ножки на кровать и припадаю губами полураскрытым губам, свободной рукой сжимаю грудь, максимально вынимаю ствол и вновь загоняю, стараясь протолкнуть его как можно глубже...

— Аааахх, дааа... Вот так, еще! — Я широко раздвигаю ноги и начинаю двигать бедрами навстречу, сжимая и расслабляя внутренние мышцы. Нежно целую его лицо, измазанное моими соками, обнимаю и даже чуть царапаю спину от наслаждения.

Я не снижаю темпа, её ноги обхватывают меня за спиной, я отстраняюсь чуть назад и впиваюсь губами в нагло торчащий сосок. То прикусываю его, то нежно посасываю.

Вцепилась в его плечи и выгибаю спину, выставляя грудь к губам, требовательным и нежным...

— Чувствую как нежное лоно обнимает мой ствол, как обхватывают меня стенки влагалища, чувствуя приближение сладкой и томной волны наслаждения, чуть ускоряюсь...

Я сильно обвиваю его ногами, прижимаю руками к себе, чтобы лучше и глубже чувствовать внутри этот мощный поршень... Я уже не вскрикиваю — шепчу только:

— Да, да... Как мне хорошо...

Я не в силах больше сдерживаться с губ срываются стоны, широкими и мощными толчками я вгоняю член все глубже в это хрупкое нежное тело... Она раскраснелась, глаза зажмурены, а ротик полуоткрыт в неслышном стоне...
Ускоряюсь насколько это позволяет положение, и на одном из шлепков останавливаюсь и изливаю свое горячее семя внутрь сжимающегося лона, сам же ловлю губами её губы и растворяюсь в них, чтобы наши тела окончательно слились вместе.

— Мммммммммммм!!! — Я почти потеряла сознание от наслаждения... Мои мышцы сжались, я не хочу отпускать его... И не хочу прерывать этот поцелуй.

... Серые и карие глаза встретились, губы сплелись в нежном поцелуе, но беззвучная беседа не прервалась...

— «И все-таки, ты ведьма!» — в его мыслях смешливые искорки.

— «Нет... Совсем нет... Просто я очень хотела, чтобы ты меня услышал.»

— «Я и слышу. Тебя слышу. И к черту весь остальной мир!»