Наверх
Порно рассказ - Моя стажировка за границей
В жизни случаются моменты, когда хочется затаиться, спрятаться от всего мира или, по крайней мере, от определенных личностей. За неделю до своего двадцати четырехлетия я решила, что пора внести свежую струю воздуха в свое существование: я боялась задохнуться под обломками разбившихся иллюзий. Моя любовь, которая несла меня на гребне волны последние четыре года, оказалась миражом, а миражи исчезают рано или поздно, оставляя нам, обессиленным, вполне физические мучения. До окончания университета оставался год, как раз вовремя подвернулся шанс поучаствовать в международной студенческой программе, поработать за рубежом и... — моя жизнь взяла крутой поворот...

Все организационные моменты прошли на удивление гладко, и я уже приготовилась к новым приятным впечатлениям на побережье средиземноморской Ривьеры, но не тут-то было. Обилие работы меня только радовало, так как не оставалось времени на серые мысли, а вот с коллективом не очень повезло.

Генеральный менеджер оказался отличным специалистом и приятным человеком, зато его зам был пренеприятным субъектом, и так как Главный постоянно выезжал на объекты, то поневоле приходилось постоянно контактировать с Сусликом. Длинный, очень худощавый, весь какой-то угловатый, заместитель менеджера напоминал мне нескладного зверька. Кроме того в штате были две девочки — ассистентки, с которыми у нас сложились дружелюбные, но формальные отношения, и разбитной системный администратор, с которым эти барышни по очереди или одновременно флиртовали в отсутствие Главного.

В общем, я чувствовала себя довольно одиноко, скучала по своей семье и друзьям, но постепенно залечивала душевные раны, и жизнь сама собой налаживалась. Вот только незадача: Суслик, встретивший меня довольно приветливо, вскоре стал недвусмысленно намекать, что я ему очень симпатична, а я не знала, как лучше реагировать на неприятные мне намеки и комплименты. Неделя летела за неделей, и внимание Суслика стало уже совсем нестерпимым. «Ты прямо Снежная Королева, но я тебя растоплю. Люблю строптивых, я таких русских еще не встречал!», приговаривал он, водружая очередной букет цветов в вазу за моей спиной. Ненавижу лилии! От них исходит такой приторный аромат, а теперь они для меня еще и с этим типом ассоциироваться будут.

В июле наш веселый Компьютерщик попал в аварию, не особо пострадал, но с сотрясением мозга и переломом руки отправился на длительный больничный. Как назло случился аврал, и все мы, включая зама, трудились, как пчелки, от зари до заката, пока не полетела компьютерная система. Хоть вешайся, ну кто будет чинить ее в пятницу в конце рабочего дня! Я жадно пила ледяную минералку, когда ко мне подбежала одна из девочек и сообщила, что проблему скоро решат: Суслик договорился с одним своим знакомым программистом.

«Этот, наверное, на хомяка будет похож», — с досадой подумала я, выбрасывая пустую бутылку. «Но уж лучше пусть Хомяк восстановит нам данные, чем мы навечно поселимся в этом проклятом офисе, где — мало нам неприятностей — кондиционер умер одновременно с Windows.

«Хомяк» оказался стройным, довольно высоким мужчиной лет тридцати пяти, с мощными плечами и узкими бедрами, без грамма лишнего жира, и хотя я лично не люблю бритоголовых, очень привлекательным. «Добрый день. Макс. «, — коротко представился наш спаситель. «Макс любезно согласился быть временным администратором на время отсутствия нашего», довольно потирая ручки, объявил зам. Барышни многозначно переглянулись и поспешили припудрить носики, пока Суслик вводил его в курс дела.

Я пыталась сконцентрироваться на своем отчете, но меня то и дело отвлекал приятный, низкий с хрипотцой, голос нового администратора. Я никак не могла определить легкий акцент в его речи, но английский Макса был грамматически безупречен. Через некоторое время система была налажена, к полуночи мы завершили дела и полумертвые от усталости отправились по домам. Девчонки упорхнули первыми, я вышла из офиса с мужчинами.

— Рина, я подвезу тебя, — предложил Суслик, по-хозяйски пытаясь обнять меня за спину.

— Нет, не стоит, долгий день был, завтра работаем, Вам тоже надо отдохнуть, — попыталась от него отделаться я.

— Ну что ты, пустяки. Не могу же я позволить тебе пешком идти домой посреди ночи.

— Мне недалеко, дойду.

— Нет, ни за что...

Тут раздалась пронзительная трель его мобильника. На мое счастье вмешалась жена зама. Суслик тут же заторопился домой, а я вздохнула с облегчением. Макс предложил вызвать мне такси.

— А Вы сами как же?

— Я на мотоцикле, — мужчина махнул рукой в сторону одиноко припаркованного на стоянке железного коня.

В ожидании такси мы беседовали у входа в бизнес-центр, где располагался наш офис. Вокруг царила летняя ночь и тишина приморского городка. Пахло морем, и я вдруг почувствовала очередной приступ тоски по родине.

— Значит, Вы русская, Рина? — негромко спросил Макс, закуривая сигарету.

— Да, а Вы откуда? Вы же тоже не местный.

— Наблюдательная девушка, — усмехнулся мужчина. Я не могла отвести взгляд от его губ. Какой чувственный у него рот.

— А я человек Мира. Куда меня только жизнь не забрасывала. Родился на военной базе на Среднем Востоке, где в то время служил отец. Прожили мы там несколько лет. Потом оказались с матерью во Франкфурте. Работал после университета везде, куда приглашали, у меня редкая специализация.

— А Ваш отец не вернулся с вами и мамой? — поинтересовалась я, рассматривая ночное небо. Звезды сегодня были необыкновенно близко над головой.

— Грустная это история. Отец погиб, когда базу бомбили. Мама растила меня одна.

— Ох, простите, я не знала, — пролепетала я растеряно.

— Все нормально, — мягко отозвался Макс. — Вы не могли знать. Расскажите мне лучше, Девушка из России, как Вам здесь живется?

— Нормально. Хорошо. Вот только... , — я замялась. Не жаловаться же ему на зама. Да и непонятно, в каких они отношениях. Я рискнула спросить:

— А Вы с шефом моим давно дружите?

— Дружите... Да как сказать, старые знакомые, по работе пересекались. Достает он Вас, да?

Вопрос застал меня врасплох. Я промолчала. Он все понял. Появилось, наконец, мое такси, и Макс открыл для меня дверцу.

— До завтра, Рина. Спокойной ночи.

Я видела из окна авто, как Макс пересек стояку и сел на мотоцикл.

Да, денек сегодня определенно выдался полный событий.

Вот так в нашей компании появился Макс. Незаметно пролетел еще месяц. Новый компьютерщик показал себя с лучшей стороны: всегда предупредителен, профессионален, к тому же с отличным чувством юмора. Я по-прежнему вздрагивала от звука его голоса, а когда Макс смеялся, раскатисто и от души, вдоль моего позвоночника пробегала странная дрожь. С Максом было интересно поговорить о жизни, когда выдавалась возможность, и несколько раз он провожал меня до дома. Я признавалась самой себе, что наслаждаюсь каждой минутой, проведенный рядом с ним. Суслик не мог не заметить нашего оживленного общения и становился день ото дня мрачнее и раздражительнее.

На начало августа был назначен корпоратив по поводу дня рождения зама. Меня это мало интересовало, но не пойти было нельзя, да и рядом с Максом я чувствовала себя в безопасности. На эту вечеринку я наряжалась как на свидание. Если бы я только знала, что произойдет со мной в этот вечер.

— Рина, ты в порядке? Как ты себя чувствуешь? Я отвезу тебя домой.

Голос Макса звучал раскатами в моих ушах. С трудом удалось открыть глаза. Макс практически нависал надо мной, а за его головой, прямо надо мной, почему-то был потолок.

— Макс? Что случилось?

— Ты потеряла сознание. Ты помнишь, что случилось?

Морщась от головной боли и яркого света, я напрягла память. Вечеринка... Поздравления зама с днем рождения... Я пошла в один из пустых кабинетов, приспособленных под кухню, сделать еще сэндвичей для фуршета... Потом появился хорошо подвыпивший Суслик и начал приставать ко мне. «Хватит ломаться, русская сучка. О, как же я хочу тебя... Давай прямо здесь... « Вспомнилось, как я пыталась вырваться из его рук, как уворачивалась от его противных навязчивых губ, как грозилась закричать. Снова будто почувствовала его липкие ладони, одну на своем лице, чтобы не шумела, другую — под своей юбкой. Меня передернуло.

— Ты пришел спасти меня, — прошептала я и беззвучно заплакала. Перед глазами мелькнула картинка: Макс вошел в комнату и с силой оторвал от меня пьяного шефа, ударил его несколько раз, оглушил.

— Встать можешь? А идти? — мужчина помог мне подняться и, поддерживая, медленно повел вон из комнаты к лифту.

Я хотела убраться прочь как можно скорее, мечтала о горячем душе, чтобы водичка смыла все следы грязных прикосновений с моей кожи. Макс сомневался, смогу ли я ехать с ним на мотоцикле, но я уговорила его. Впрочем, я очень быстро пожалела о своем скоропалительном решении, мне было по — настоящему страшно. (специально для — секситейлз.орг) Макс вел довольно осторожно, но я никогда раньше не ездила на мотоцикле, и хотя Макс надел на меня свой шлем и повторял, что нечего бояться, я мертвой хваткой вцепилась в него и кричала ему в ухо все ругательства, которые только приходили мне в голову. Я и представить не могла, что у меня такой богатый словарный запас.

Я зажмурилась и не смотрела по сторонам, пока мы не остановились. Я осмотрелась только, когда затих мотор. Место было абсолютно мне незнакомым. Старый уютный двор, жилые дома вокруг, практически все окна были темными. Уже было очень поздно, за полночь.

— Где мы находимся?

— Мы возле моего дома. Пойдем? — Макс протянул мне руку. — Как ты? Уже лучше?

Я смогла только кивнуть. На ватных ногах я брела за Максом, стягивая на груди его пиджак, которым прикрыла разорванную блузку.

Мы поднялись на третий этаж и вошли в квартиру. Я чутко реагирую на запахи. Здесь так приятно пахло домом, уютом.

— Макс, мне хочется в душ, — устало прошептала я, приживаясь спиной к стене в прихожей.

— Справишься? Голова не кружится? — обеспокоенно спросил Макс, внимательно изучая мое лицо. У меня достало сил только кивнуть. Потом я долго-долго стояла под горячими струями воды, мне хотелось уничтожить и мерзкие воспоминания и отпечатки пальцев на моем теле, где уже проступили небольшие следы нападения.

— Рина, у тебя все в порядке? Зову, а ты не отвечаешь...

Я вздрогнула и обернулась, мыло звонко упало на пол. Макс заглянул в дверь, а ведь я даже не потрудилась задернуть до конца занавеску. Я смутилась, от растерянности не знала, за что ухватиться. Макс поднял мыло и спокойно подал его мне.

— Помочь тебе, милая? — его голос вдруг зазвучал глухо. Он заметил синяки на моем предплечье и бедре, едва ощутимо коснулся их.

— Макс, я же раздета, — я едва сама себя слышала. Макс одним движением снял уже расстегнутую ранее белую рубашку.

— Я тоже... Нет, не закрывайся от меня...

Он взял мыло и пушистую мочалку и начал осторожно меня мыть, не говоря ни слова.

Я не знала, что думать, как себя вести. Нет, это все сон, я сейчас проснусь.

— Повернись, пожалуйста.

Я едва узнала его голос, так звучно проступила в нем хрипотца. Меня била дрожь, но совсем не от холода.

Руки Макса от моей спины спустились к бедрам, к ягодицам, к ногам, потом развернули меня опять лицом к нему. Он опустился на корточки, взял мою стопу в свои теплые мыльные ладони, потом отпустил, затем повторил то же самое с другой стопой. Я смотрела на него, как зачарованная. Ни мыслей, ни слов, только непередаваемое ощущение его прикосновений...

Мужчина встал, быстро стянул брюки и белье и шагнул под душ ко мне.

— Макс...

— Ш-ш, не бойся меня, милая. Я — не он, — шепнул Макс, обнимая меня. Мое сердце билось как безумное. Я затихла, замерла на его сильной гладкой груди, полностью растворившись в этом интимном объятии.

— С девочкой надо быть очень нежным, чтобы она не боялась секса. Девочку нужно приручить постепенно, лаской, поцелуями...

Губы Макса нашли мои губы, и весь мир исчез для меня. Именно о таких поцелуях я грезила в девичестве. Именно так должен целовать любимый. Затем эти волшебные губы скользнули к моей шее, к плечу, к груди... Я таяла в его руках, забыв обо всем на свете. Я уже принадлежала ему...

— Помой меня, пожалуйста, — выдохнул Макс. — Помой меня.

Я послушно потянулась за мылом. Сантиметр за сантиметром я познавала его тело. Вдоль левого бока тянулся длинный старый шрам.

— Что случилось с тобой? Что это за шрам?

— Это не интересная история, малышка. Пожалуйста, Рина, прикоснись ко мне, — взмолился он, увлекая мою ладонь к своему животу. Я коснулась его плоти, сначала легонечко, поглаживая кончиками пальцев, потом осмеливаясь на большее. Макс застонал негромко, нехотя отодвинулся немного и потянулся за полотенцем.

Нет. Нет. Я не могу. Я не должна.

Мысли путались в моей голове. Я хотела Макса, хотела до безумия, что уж тут врать самой себе. Но мое отношение к сексу было смешанным. После того, как мой бывший возлюбленный предал меня, я словно с ума сошла. Отдала свою невинность первому, кто попросил, хотя всю жизнь была хорошей, правильной девочкой и хотела, чтобы первый раз произошел с мужем. Когда наступило прозрение, было уже поздно, я ничего не могла сделать, не могла остановить человека, которого едва знала, но которому отдала свое тело.

Он был достаточно внимателен, чтобы у меня не возникло отвращение к сексуальному акту, понял, что ему досталась девственница. Но что-то случилось со мной в тот миг. Я словно наблюдала за нами со стороны, так как если это все происходило не со мной. Моему телу не было больно, но моя душа онемела. Я больше никогда не виделась с тем мужчиной, даже сменила номер телефона из страха, что он позвонит, кроме того мне было очень стыдно, что я отдалась ему после трех часов знакомства.

Конечно, я живая, я женщина, я испытываю желание и довольно часто ласкаю себя, снимая напряжение, но вот только с мужчиной мне больше нравятся объятия и поцелуи, чем секс. Мне приятно, но не более. И я не хочу разочарования ни для себя, ни для Макса, который мне нравится до безумия, от которого я просто с ума схожу.

Макс принес два красивых тонких бокала с красным вином и поставил их на столик возле большой двуспальной кровати, на которой уже сидела я, закутанная в большое полотенце, замученная своими сомнениями. Он был совершенно обнажен — все сильное тело напоказ.

— Десертное вино, как ты любишь, милая.

— Макс, нам надо поговорить.

— Хорошо, говори, — он присел на край кровати и попытался мягко снять с меня полотенце. Я ухватилась за мягкую ткань. — Подожди, пожалуйста.

Он вскинул на меня свои темно-карие глаза.

— Презервативы в ящике, если ты об этом.

Пальцы мужчины коснулись моих ног по нижнему краю полотенца, затем принялись нежно массировать мои икры. По моему телу пробежали мурашки, когда Макс взял мою стопу, нежно поцеловал ее свод, пальчики... Я дернулась от неожиданности в тот момент, когда он взял в рот один из них и начал посасывать его, потом он принялся за соседний...

Я чувствовала сумасшедшее возбуждение, но вместе с тем почти паниковала, что не контролирую ни себя, ни происходящее.

А губы Макса начали движения от лодыжки к колену, а затем выше... Я сжалась, Макс не мог не заметить этого.

— Пожалуйста, я хочу увидеть тебя.

Мое лицо пылало, когда мужчина снял с меня полотенце. Его лицо было над самыми моими бедрами, и я была до предела смущена, ведь он мог видеть меня всю.

— Красавица моя, — прошептал он, касаясь моей груди, погладил ее подушечками пальцев, спустился к бедру, и вот его пальцы достигли моей уже ничем не защищенной женской плоти. — Ты совершенна...

Макс лег со мной рядом на постель, прижал к себе, спрятав мое лицо на своем плече.

— Как это было впервые? Тебе понравилось? — Я совершенно не ожидала такого вопроса.

— Как можно спрашивать такое, — пробормотала я протестуя.

— Он доставил тебе удовольствие?

— Макс, не надо...

— Откройся мне. Не отвечай словами, твое тело подскажет мне, что тебе нравится. Когда-то меня учили, что молоденькой женщине нужно время и заботливый любовник, чтобы она начала испытывать оргазм с мужчиной.

— Макс, я не... я никогда...

— Девочка моя, все будет хорошо у нас, доверься мне, дай мне только узнать, как ты реагируешь на это, — тут он коснулся моей груди губами, взял в рот сосок, который тут же отреагировал на этот нежную, но властную атаку. Тут же я почувствовала ответ на эту сладкую ласку между своими бедрами. Руки Макса ласкали мое тело, но пока не прикасались ко мне там. Он нагнетал напряжение до тех пор, пока я сама не выдержала и не приподнялась навстречу его пальцам. И вот теперь уже он трогал меня, как хотелось ему, но прислушиваясь ко мне.

— Ты такая влажная... тебе хорошо, Рина?... — шептал он.

Какое счастье, что в спальне полумрак! Я расслабилась под его ласками, постанывая, млела от удовольствия. Мне хотелось, чтобы эта ночь не заканчивалась. Я потянулась к его мужской плоти, сжала, погладила, еще раз сжала. Макс резко вздохнул и сдавленно простонал.

— Спокойнее, милая, я не хочу кончить сейчас.

Меня била дрожь, голова кружилась, я чувствовала себя хмельной и всесильной одновременно. Я прижалась губами к его губам, почувствовала нежнейшее прикосновение его языка и совершенно потерялась во времени и пространстве.

Балдея от собственной смелости, я скользнула щекой по его груди вниз, на плоский живот с сильными мышцами, и взяла в рот его напряженный член. Я наслаждалась с ним вместе. Мне безумно нравилось, как Макс отзывался на мои прикосновения. Повинуясь инстинктам, я ласкала его губами, языком, посасывала, ласкала мошонку, пока Макс не заставил меня оторваться от него, притянул наверх, жадно и властно поцеловал мой рот.

— Ляг на спину, — он мягко бросил меня на постель, встал на колени рядом и приподнял мои ноги, слегка раздвинув их. Вот тут я и почувствовала неуверенность, запаниковала, попыталась сесть.

— Рина, доверься мне. Я просто хочу поласкать тебя, как ты делала это для меня.

Я не понимаю оральный секс! То есть я люблю ласкать мужчину, но когда он делает это для меня, я чувствую себя неловко и глупо, так что флер романтики рассеивается для меня, и это равносильно пробуждению на самом интересном моменте сна. Но глядя в глаза Макса, горящие от страсти ко мне, разве могла я не позволить ему?

Чудо не произошло. Мне было приятно, но меня больше возбуждало осознание, что этот роскошный мужчина делит со мной самое интимное действо между людьми.

— Тебе не нравится? — тихо спросил Макс, оторвавшись от моей плоти.

— Нравится, — я осторожно подбирала слова. — Просто это никогда не работало со мной, прости.

— Значит, есть что-то другое, от чего ты заводишься, и мы это скоро узнаем, — тактичность Макса и это предвкушение чего-то другого вернули меня на небо. — Только знай, мне очень нравится пробовать тебя на вкус, милая.

Макс потянул меня за руку, я послушно стала на колени рядом с ним. Он повернул меня к себе спиной, прижался ко мне сзади, целуя мою шею и лаская мои груди. Через пару минут одна ладонь скользнула между моих ног, поглаживая клитор. Меня пронзила очередная волна возбуждения.

— Обопрись на руки, — шепнул мужчина. Я повиновалась, робко посмотрела на него через плечо. — Не двигайся, Рина.



Макс оставил меня на минуту, достал из ящика стола блестящие пакетики, вернулся ко мне и бросил их на постель.

— Я сначала хочу узнать, как ты устроена изнутри.

Руки Макса снова гладили мое тело, играли с сосками, заставляли меня изгибаться под его ласками. Когда его пальцы вновь оказались между моих ног, я уже была готова умолять его взять меня. Но он не спешил. Я почувствовала, как один из его пальцев проник внутрь меня. На лбу Макса выступила испарина. Я слушала его и свое учащенное, тяжелое дыхание. Палец оставил меня, но тут же вернулся — о нет, теперь Макс ввел в меня два пальца... Я простонала, не пытаясь даже приглушить этот звук.

— Хорошо, девочка моя, очень хорошо.

И тут я почувствовала, как в меня осторожно входит что-то внушительное.

— Макс... — я обернулась и поняла, что он пытается овладеть мной, — Макс, я не предохраняюсь!

Мой отчаянный возглас заставил его открыть глаза.

— Я все контролирую... мне только нужно почувствовать тебя кожей... ненадолго... пожалуйста, позволь мне, милая...

Желание терзало меня, но страх последствий не позволял моим мышцам расслабиться, впустить член мужчины глубже.

Макс со вздохом вышел из меня, потянулся за презервативом.

— У тебя так тесно внутри, я боялся, что с резинкой сделаю тебе больно.

Он аккуратно надел защиту, но вместо его члена я почувствовала его рот.

На этот раз, может, из-за позы в которой я все еще была, стоя перед Максом на коленях и локтях, или возбужденная до предела этой бесстыдной лаской, я закричала. Животная страсть захлестнула меня с головой. Я сама чувствовала, что неудержимо теку.

С возгласом удовлетворения Макс вошел в меня сзади, одним длинным движением, осторожно, на всю длину — и замер. У меня перехватило дыхание, чувство наполненности граничило с болью.

— Привыкай ко мне, — Макс продолжал ласкать меня, но не двигал бедрами. — Сейчас будет легче.

Он наклонился вперед, прижался животом к моей спине, нежно сжал в своих ладонях мои груди — ох, как же мне хорошо так! — и сделал первый мягкий толчок. Мое тело тут же отозвалась на это движение. Я опять застонала, громко, не скрывая удовольствия.

И тут Макс начал размашисто трахать меня. Это слово вспыхнуло в моем мозгу, но впервые не было окрашено гадкой пошлостью, наоборот. Мне нравилось, что меня трахают. Мне нравилось, что Макс трахает меня в этой возбуждающей позе сзади, и я двигаюсь ему навстречу, сама нанизываясь на его член. Я полностью отдалась на волю мужчины, зная, что он не сделает мне больно.

В какой-то момент мы сменили положение, я оказалась на боку перед ним, полностью повторяя свои телом изгиб его тела. Макс приподнял мою ногу и теперь входил в меня под другим углом, не так глубоко, как раньше, но это тоже было здорово. Я бессознательно потянулась к своему клитору, чувствовала, что теряю рассудок. Я вот — вот испытаю это волшебное ощущение. Удивлению моему не было предела.

— Кончай, милая, кончай... — , шептал Макс. И тут я почувствовала это! Это было уже знакомое наслаждение, которое я доставляла раньше себе сама, но оно было иным, с ощущением члена мужчины, буравившего меня изнутри, и конечно, удовольствие от всего происходящего подпитывалось счастьем близости с Максом. Мужчина сжал меня в своих объятиях, и я почувствовала, что он тоже кончает. Восторг охватил меня, я не могла больше ни о чем думать...

Продолжение следует.