Наверх
Порно рассказ - Отдых на озере
— Магда, ну до-о-о-олго еще?

Мариса с тоской подняла взгляд на замершее в самом зените летнее солнце и снова поправила козырек бейсболки так, чтобы тень закрывала лицо. Только веснушек ей не хватало! И как только она дала уговорить себя подруге, и зачем согласилась на эту авантюру!"Всего пара дней в лесу, поживем без телеков и телефонов, вытряхнем книжную пыль из ушей! Будем купаться в озере и бездельничать!». Идея конечно замечательная. Только могла ли Мариса подумать, что неугомонная Магда потащит ее в непроходимую глубь дремучего леса!

Дачный поселок, на краю которого притулился дом Магды, остался далеко позади, а две упрямые девушки целеустремленно продирались сквозь кусты. Марисе казалось, что идут они уже томительные несколько часов, с непривычки у нее ныли ноги, натертые лямками плечи оттягивал тяжелый рюкзак, спина уже была влажной от пота, короткие шорты не защищали от колючих веток. Насколько сильно бы она удивилась, узнав, что путь их занял еще меньше часа! Магда же словно не чувствовала усталости, хотя тащила на себе рюкзак в три раза больше и раз в пять тяжелее, была по-прежнему бодра и полна сил, мурлыкала себе под нос модную песенку да успевала обрывать ягоды земляники и подкармливать ноющую подругу.

Они вообще были абсолютными противоположностями, потому, по всем законам физики, и стали подругами. Магда — высокая, спортивная, подтянутая, коротко стриженая брюнетка, всегда в первых рядах: на лекциях, семинарах, соревнованиях, приключениях, сомнительных начинаниях, романтических свиданиях. Мариса на ее фоне казалась изнеженным подснежником — миниатюрная сомневающаяся блондинка с льняными волосами, нежным голосом и склонностью к полноте. Первого сентября яркий «городской» рюкзачок Магды опустился на парту университетской аудитории по соседству с нежно-коралловой сумочкой Марисы, и с этого дня их всегда видели вместе.

— Магда, ну до-о-о-олго? Давай передохнем, я пить хочу! Магдочка, ну чуть помедленней, ну пожалуйста, не все такие длинноногие, как ты!

— О господи, ну что ты за нытик такой, Марис! Еще два часа, и будем на месте! Искупаешься в прохладной водичке, и почувствуешь себя заново родившейся!

— Еще два часа! Давай я лучше обратно вернусь! Два часа! И вообще я плохо плаваю! И есть я тоже хочу! Что мы будем есть два дня? Магда, тебе никто не говорил, что ты изверг, тиран и душегуб?!

— Марисочка, кушать мы будем комариков, плавать у берега, ловить бабочек, строить воздушные замки, только потерпи еще немножко, и ты не пожалеешь, поверь своей старой доброй Магде! — и девушка звонко хохотала, и лес смеялся вместе с ней, радовался молодости и жажде жизни.

Боги, судя по всему, были сегодня благосклонны к Марисе, и даже меньше чем через два часа кусты поредели, а деревья начали расступаться, выводя девушек к берегу озера, огромной каплей раскинувшегося вольготно среди деревьев. На противоположном берегу покой гладких вод сторожили высоченные ели, упирающиеся острыми макушками в чисто-голубое, словно разбавленные чернила, ясное небо.

— Дошли! — радостно возвестила Магда, сбрасывая рюкзак под стайкой березок. Как будто Мариса сама, без подсказок, никак не догадается!

— Так, ставим палатку, потом купаемся, потом готовим ужин! Ну хорошо, хорошо, купаемся, едим, потом все остальное! — Магда ободряюще потрепала по плечу нахмурившуюся было подругу, и помогла ей стянуть рюкзак. Распотрошить кладь оказалось делом двух минут, процесс переодевания в купальники занял не более пяти, при этом Мариса стеснительно спряталась в густом кустарнике, хотя вокруг не было ни одной живой души. Магда лишь посмеивалась над подругой.

Визг и смех купающихся нимф всколыхнул тишину, над водой метались стрекозы, брызги летели во все стороны. Мариса плескалась вблизи берега, а Магда сильными гребками вскоре уплыла на самую середину озера, и громко звала Марису, уверяя, что вода здесь прохладней и гораздо чище.

Через полчаса совместными усилиями была поставлена палатка, разожжен костер (Магда коварно сослалась на то, что забыла спички дома, и предлагала добывать огонь трением, но Мариса лукаво ухмыльнулась, и, протягивая подруге зажигалку, объяснила, что предусмотрела подобную забывчивость), по пластиковым стаканчикам разлито полусладкое красное, и день еще только клонится к вечеру, и нет прекрасней этих летних сумерек вдали от города и людей.

— Алан, Алан, тут уже занято! Девушки, вы не против, если мы тут искупаемся? Честное слово, мы очень тихо и не помешаем! Алан, я говорил, что тут визжали, а ты все — «кажется, кажется»!

— Не может быть, Роб, еще полчаса назад тут никого не было!

— Девушки, а почему вы в одиночестве? Вы знаете, что по ночам сюда приходят на водопой волки и медведи, а вон под теми кустами...

— Роб, перестань пугать девушек, тут волков отродясь не водилось, а медведь прошлой ночью тебе приснился, девушки, не слушайте его, у моего друга чересчур богатое воображение.

— Алан, клянусь тебе, они лесные феи, может, мы выберем другое место для купания? Смотри, они пьют кровь невинных жертв, уходим отсюда, Алан!

— Они пьют цветочный нектар, причем фабричного производства, Роб. Из-за твоих фобий мы уже почти обошли это несчастное озеро кругом, то водяной пытался утянуть тебя за ноги под воду, то русалки запутывали твои ноги в водоросли...

Обе девушки поначалу опешили от столь мощной словесной атаки. Два молодых человека общались между собой словно хирурги, чьи жертвы уже под наркозом. Алан был на полголовы выше своего приятеля Роба, оба они были мускулистые и поджарые, словно два молодых легавых пса, в шортах и босиком, с разноцветными полотенцами на шеях, и абсолютно серьезные, что сбило с толку Марису и даже Магду смутило на некоторое время.

— Алан? — неожиданно Магда, успевшая подняться с одеяла, расстеленного на траве, начала улыбаться. Мариса лишь хлопала глазами от удивления, Роб скромно примолк. — Ах ты разбойник! Ты сейчас должен быть где-то на севере Англии, какими ветрами занесло сюда? А это твой оруженосец? — Она кивнула на Роба, деликатно отошедшего в сторонку, дабы дать возможность девушке пылко обхватить шею своего приятеля. Тот со смехом обнял за талию повисшую на нем девушку и звонко поцеловал в щеку.

— Мы с Робом приехали вчера поздно вечером, и я поклялся, что не уедем обратно, не искупавшись в нашем с тобой озере. Но он жуткий трусишка, я никак не могу заставить его зайти в воду хотя бы по пояс, он начинает визжать и вырываться...

Магда хохотала, Алан поглаживал ее по попке, Роб простодушно вздыхал, Мариса неуверенно улыбалась.

— Марис, прости... — Магда вывернулась из рук Алана и повернулась наконец к подруге. — Знакомься, Алан — мой друг детства, мы соседи, тот красивый дом за зеленым забором — его родителей.

— А Роб — мой друг из колледжа, мы измучены учебой и титулованными сокурсниками, потому при первой же возможности смотались восстанавливать душевные силы под родными березками... — ввернул Алан, увлекая подругу детства к девчоночьей палатке.

Мариса испытала ревнивое разочарование — прощай, покой и благословенная тишина. Здравствуйте, восторженные воспоминания детства, интересные только этим двоим, ну и может еще приятелю Алана. (специально для sexytales.ru— секситейлз.ру) Да и у нее никогда не было друзей, которые бы столь эмоционально и горячо радовались случайной встрече. Впрочем, Роб, заметив выражение ее лица, поспешил утешить чувствительную натуру.

— Попали мы с тобой, да? — молодой человек присел на край одеяла Марисы. Та отложила в сторону книжку и покачивала в руке стаканчиком пурпурной жидкости. — Пойдем купаться, а? — Попросил он по-детски жалобно, что моментально расположило к нему добросердечную Марису. — Этот изверг сначала завел меня в какое-то болото, которое он называл озером, потом мы заблудились и я чуть не получил солнечный удар, а место для палатки он выбрал там, где и в воду то не зайти. Пойдем! — Роб вскочил и протянул девушке раскрытую ладонь. — Понимаешь, я плохо плаваю и один вообще в воду не захожу... — Мариса как человек, неуверенно державшийся на воде, его прекрасно понимала, потому, мгновение помешкав, допила вино, аккуратно пристроила стаканчик на пенек и, ухватившись за руку парня, поднялась с места. Ростом она оказалась ему по плечо.

— Ты шортах купаться будешь?

— А, нет, конечно... — Роб смешно взъерошил волосы, а Мариса медленно направилась к воде. Вот уж здесь то спуск был идеальным — ровный чистый песок полого уходил в прозрачную воду. Девушка обернулась — и обомлела. Роб стащил шорты, а под шортами плавок и не оказалось. Он с мальчишеской улыбкой приближался к ней, и его внушительное мужское достоинство солидно покачивалось из стороны в сторону при каждом шаге.

А... — только и смогла пролепетать девушка.

Что? — Не понял ее замешательства Роб. — Ну, так мы же думали, что здесь никого нет! — Он совершенно искренне не понимал, что здесь неприличного — купаться голышом в лесном озере, и Мариса невольно устыдилась своего ханжества. Стараясь больше не смотреть в его сторону — хотя бы ниже пояса, девушка с разбегу влетела в воду. Роб последовал за ней — с некоторой опаской.

* * *

— Не волнуйся, он ее надолго отвлечет. — Внутри палатки было достаточно просторно, чтобы вдвоем можно было растянуться на покрывале. — Милая у тебя подружка... — Жадный поцелуй прервал его слова, женские пальчики потянули застежку молнии шорт, нырнули в проем, по-хозяйски ощупывали и тискали...

— Мать сказала, что мы на озере? Ого, а за год ты неслабо вырос, Аланчик... Возмужа-а-а-ал... Помнишь, как я люблю? Да, вот... еще... та-а-ак... — Мужская ладонь пробиралась под ткань купальника, гладила грудь, пальцы щипали твердеющий сосок, вызывая тихий стон удовольствия. Вторая ладонь стягивала невесомые плавки, пошлепывала по упругим ягодицам, уверенно накрывала гладкий живот, скользила по чисто выбритому лобку, два пальца смело пробивали дорогу меж игриво сомкнутых бедер к заветной щелочке, уже сочащейся нектаром богов...

— Ох... Алан, как же я... соску-у-у-училась... Да, еще поцелуй, глубже, ой-й-й...

— Девочка моя, ты с каждым годом все... слаще... Не шали, пусти меня...

— А ты возьми...

Сплетение двух тел, шутливая борьба, короткие вскрики, выдох победителя и вскрик побежденной — как всегда, восторжествовала сила...

* * *

— Марис, ты точно не русалка? У тебя глаза сейчас цвета штормового моря, так и кажется, что утянешь в пучину... А хвоста у тебя случаем нет? Сейчас проверим... — И Роб скрылся под водой с головой. Они стояли на мелководье, не торопясь выходить на берег. Марисе было по шею, Робу — по плечи. Девушке было с молодым человеком просто и весело, словно они знают друг друга уже много лет, а не двадцать минут.

— Роб, ты что делаешь?! А-а-а-а, щеко-о-о-отно!! — Визг Марисы разносился над лесом, взмывал над верхушками деревьев, дробился тысячами брызг — девушка била ладонями по воде, почувствовав, как сильные пальцы дерзко ощупывают ее икры, колени, скользят выше к бедрам и натыкаются на холмик лобка, слепо шарят между ее ног, жестко утыкаются в мягкие губки... Мариса едва не захлебнулась и испуганно замерла, боясь потерять равновесие... — Роб, Роб, ты что, перестань... — взвизгнула она, наконец опомнившись и шарахаясь в сторону. Песок под ногой вязко расплылся, Мариса неожиданно для себя хлебнула воды, перепугалась, в лицо плеснуло прозрачной водой, солнцем и снова водой, а потом ее подхватили и она, кашляя и задыхаясь, уцепилась за шею Роба.

— Испугалась, да? Прости, я был уверен, что поймал тебя за хвост... — Роб сидел рядом с ней на коленях на расстеленном одеяле и растирал ее плечи своим полотенцем. Или это было полотенце Алана? Какая разница... — Обещаю, что больше не буду тебя пугать, но и ты обещай не превращаться в русалку и околдовывать меня своими глазищами!

А потом он неожиданно обхватил ее лицо руками и поцеловал. С такой нежностью, что Марисе показалось — она плавится... Плавится, словно кусочек масла, лежащий на солнце... Его губы едва ощутимо, и в то же время словно обжигая касались щек, скул, переносицы, сомкнутых век, ласкали ее губы — словно пытались раскрыть лепестки тугого бутона. Неужели она сопротивляется? Нет, конечно нет, вот безропотная податливость ее губ, сладость ее языка, нетерпение ее сердца, желание ее души...

— Ты правда фея... — Роб оторвался от нее, перевел дыхание, потер лицо ладонями, словно совершая молитву... — Ты пьешь нектар, а твои поцелуи опьяняют слаще меда... Я тебя хочу так, что сейчас взорвусь, но... если ты против, я уйду... — и он поднял на нее взгляд больной собаки. Мариса сама чувствовала себя разгоряченной его лаской... Чувствовала себя царицей природы, принцессой леса, владычицей водных стихий... Она карает и награждает, убивает и исцеляет...

— Поцелуй меня еще раз...

— Да, Мариса...

* * *

Вывалившийся из палатки взъерошенный и голый Алан замер и, обернувшись, приложил палец к губам, поманив к себе Магду. Та, с беззвучным стоном и раскрасневшимися щеками подползла к выходу и обменялась со своим мужчиной задорным взглядом. «Ну, что я тебе говорил?» — читалось во взгляде Алана. «Ай да подруга, ай да безобразница... « — бессловесно отвечала ему Магда, признавая его правоту в не озвученном споре.

Всего в паре метров от них Роб, подмяв под себя стонущую в полный голос Марису, хрипло и тяжело дыша, вбивал член меж широко разведенных бедер девушки... Рывок за рывком он натягивал ее на свой мощный, увитый вздувшимися венами кол, а в мокрой розовой щели, едва не выворачиваемой наизнанку, хлюпало так, словно все жизненные соки сосредоточились сейчас в створках этой раковины... Девичьи пятки елозили по его пояснице, когда он замирал, подрагивая бедрами, с рычанием кусая белую пышную грудь, поочередно терзая кремово-розовые бутончики сосков — Мариса начинала гортанно мурлыкать, лизал напряженное криком горло девушки, мял пальцами тугие ягодицы, оставляя красные отметины, и снова неутомимо вбивал свой поршень в алеющую щелку...

Мягко повисший член Алана дрогнул, наливаясь новой силой... Магда жадно улыбнулась, чувствуя, как и у нее от увиденного начинает свербеть между ног, хотя ее натруженная щелочка еще оставалась припухшей и покрасневшей. Делом одной минуты было устроиться перед ним на корточках, так, что в угол ее обзора попадала и предающаяся страстному совокуплению парочка... Ладонь Алана благодарно легла на ее затылок, когда девушка многообещающе коснулась губами скрытой плотью головки члена и аккуратно сжала в горсти яички, легонько потянув их вниз... Вторая рука сдвинула плоть, освобождая набухающую головку... Язык кошачьими движениями начал вылизывать ее по окружности, то и дело возвращаясь к дырочке на самой вершине, уделяя ей особое внимание, дразня кончиком язычка. Обхватив уже набухшую, массивную, горячую головку губами, Магда начала ее обсасывать, поочередно массируя тяжелые яички. М-м-м, я чувствую, что тебе это нравится... А давай... Так бы и съела твои яички, но нет, я буду нежно втягивать их в рот и ласкать язычком, посасывая, по очереди, не обделяя вниманием... А если я сейчас сделаю вот так — девушка начала мягко заглатывать твердый, в полной боевой готовности член своего любовника, все глубже, стараясь сильно не сжимать ствол губами, легонько поводя головой из стороны в сторону — пусть он почувствует тепло ее рта, нежность ее языка... Ого, кто бы мог подумать, что ты станешь еще больше... А сейчас я поглажу тебя здесь — кончики пальцев пощекотали промежность мужчины между анусом и мошонкой и девушка удовлетворенно зажмурилась, почувствовав, как дернулись бедра Алана ей навстречу... Осторожней, ты меня проткнешь, мое горлышко не резиновое... А теперь начнем работать по настоящему... Алан глухо застонал, сжав ее волосы на затылке в кулак, жестко задавая ритм плавных покачиваний головой. Мокрый от слюны член упруго скользил меж сложенных в колечко, растянутых губ, Магда едва успевала вдохнуть перед тем, как уткнуться носом в его поросший жесткими волосами живот, но ему, конечно, до этого не было дела, он трахал ее в рот, раз за разом упираясь скользкой головкой в самое горло, в гортань, а она истекала слюной и чмокала, как младенец, сосущий грудь матери, потеряв счет времени, лишь чувствуя, как немеют губы и начинает пульсировать его ствол и как горячо и щекотно стекает из влагалища по бедру ниточка липкой влаги...

Чей-то финальный крик — Роб, Мариса? Удар горячей струи в горло — Магда едва не закашлялась, начиная глотать новые и новые выстрелы терпкой спермы Алана.

А вечер еще только вступал в свои права...