Наверх
Порно рассказ - Размножение черных рабов. Глава 4
При нескольких последних встречах Дорис начала замечать нечто странное. Раньше член Сэма приходил в готовность в мгновение ока. Но теперь, чтобы расшевелить его требовались некоторые усилия. Да и сперма его стала какой-то жидковатой.

— Здоров ли ты? — как-то спросила его Дорис.

— Да, миссис. Со мной всё в порядке.

— Может, я тебе уже не так нравлюсь, как раньше?

— Что вы, госпожа! — вскричал Сэм. — Вы моя богиня! Я люблю вас! Каждую минуту, когда я не с вами рядом вспоминаю ваши волосы, ваше тело, ваши груди...

Дорис показалось, что негр говорит совершенно искренне. Может, она просто замучила его? Теперь его визиты были и утром и ночью. Неужели в своей ненасытности она довела его до эдакого истощения? Что ж, вполне возможно.

— Вот что, Сэм, — пораздумав, сказала Дорис. — Утром приходить не надо. Только ночью.

Слова госпожи несказанно обрадовали бедного негра. Ведь с утра ему приходилось ублажать и Эмми и ее мать, а ночью снова Дорис. Отлично! Теперь с утра будет только дочка. А перед встречей с хозяйкой за целый то день он успеет вполне отдохнуть и восстановиться.

И кое-что ещё пришло на ум Сэма...

Это была восхитительная лунная ночь. Дорис ждала Сэма, как обычно снедаемая нетерпением, с уже влажной от предвкушения «киской». Вот послышался шорох и появился Сэм.

— Наконец, то!

Она устремилась к любовнику, но тут же замерла, удивленная его взглядом и странным поведением.

— В чём дело? — взволнованно спросила Дорис, глядя на переминающегося в нерешительности Сэма.

— Госпожа, я тут подумал... Вы такая страстная женщина... Я взял на себя смелость. Для вас...

— Ну же, Сэм, что ты тянешь?

— Вам недостаточно одного мужчины! — выпалил негр.

Дорис от изумления открыла рот. Потом шумно вздохнула и коснувшись груди Сэма рассмеялась:

— Ты прекрасно справляешься. Я довольна.

— Ну вам нужно больше! Больше мужчин! Больше членов!

Он быстро обернулся в сторону открытого окна:

— Джим! Франсэ!

В следующую минуту Дорис с изумлением наблюдала, как в её спальню один за другим забираются два здоровенных негра примерно одного с Сэмом возраста. При свете лампы одного она даже узнала. Он работал в кузнице.

И вот она стоит в коротенькой ночнушке перед тремя чернокожими рабами. Они, прямо-таки пожирают ее горящими глазами, шумно дышат, вбирая воздух плоскими широкими носами. От них исходи какая-то дикая первобытная сила, сила пещерных самцов.

Дорис это все необычайно взволновало. Три мужика за раз! Она и представить себе такого не могла ещё неделю назад. Ни в одной даже самой дикой фантазии. Она — белая замужняя леди из богатой и благородной семьи и трое чернокожих! От низа живота начала подниматься горячая волна греховного желания. Она изменила мужу с негром, а теперь хочет сделать это сразу с тремя! Насколько низко она готова пасть? Дорис судорожно сглотнула и вздохнула всей грудью, отчего в движение пришла легкая ткань ночнушки и под ней отчетливо проступили её напрягшиеся от возбуждения соски. Да, она готова! Она хочет этого! И плевать на всё!

— Ты, значит, решил не советоваться со мной, — произнесла она приглушенным от страсти голосом.

Сэм, не правильно истолковав слова женщины, начал испуганно таращить глаза. Она поспешила успокоить его, как и его приятелей, уже было собравшихся ретироваться обратно через окно.

— Но я даже рада. Это так неожиданно. Неожиданно приятно.

Негры расслабились, заулыбались. Дорис игриво накручивая на палец один из своих золотистых локонов, сказала:

— Ну что ж, раздевайтесь. Хочу посмотреть на вас.

Это относилось по большей части к Джиму и Франсэ, поскольку, каков член Сэма, она уже прекрасно знала. Но он начал раздеваться тоже.

Через полминуты, Дорис, прохаживаясь мимо выстроившихся в линию негров, изучала их мужские достоинства. Члены Джима и Франсэ прибывали уже в боевой готовности и по размерам своим не уступали елдаку Сэма. А у Франсэ, вроде бы даже был немного подлине и потолще. Она с удовольствием ощупала и их большие тугие яйца, представляя, как много в них горячей спермы.

Наконец, остановившись напротив Джима, стоявшем посередине, Дорис опустилась на колени. Открыв рот и придерживая черный елдак рукой, она вобрала головку негритянского члена в рот. Джим застонал от удовольствия, руки он запустил в золото её волос. Дорис, перестав придерживать его член но, продолжая сосать, освободившимися руками ухватила члены Сэма и Франсэ. Начала дрочить их, с удовольствием ощущая под пальцами твердо-упругие, горячие, пульсирующие стволы.

Как следует отсосав у Джима, она втянула в рот член Франсэ, а руками энергично дрочила у двух других негров.

— О, госпожа. О, моя госпожа... — стонал Франсэ, преисполненный сильнейшим волнением. Его елдак отсасывала белая женщина. Его собственная хозяйка. Сейчас это было равносильно тому, как если бы до него сошла небесная богиня.

Черный елдак скользил между влажными губами Дорис. Она постанывала от удовольствия. Сосание чередовала с облизыванием. Потом, язык её заскользил по упругим яйцам Франсэ. Она всласть наигралась с ними, вылизывая, втягивая губами, терясь о них лицом. Франсэ, ей вообще особенно понравился. Может потому, что всё у него и вправду был побольше?

— Ты очень хорош, — прошептала Дорис, прежде чем взяться за изнывающего Сэма и глядя на негра снизу вверх.

— Спасибо госпожа, — Франсэ поклонился.

Дорис втянула в рот член Сэма. Такой уже знакомый. Можно, даже сказать — родной. Но от этого не менее желанный. С тем же тщанием она отсосала и облизала елдак Сэма полностью, наигралась с его яйцами. Между ног молодой женщины было давно уже мокро и жарко. Её «киска» жаждала проникновения. Да нет, что там — вторжения! Не проникали члены таких размеров, а именно вторгались! Так и никак иначе.

Поднявшись с колен, Дорис стянула через голову ночнушку и встряхнула волосами. Из груди негров разом вышел вздох восхищения. Женщина! Нагая и беззащитная, готовая на всё. И желавшая всё.

— Давай, ты первый, — предложил Сэм Джиму, но тут же спохватившись обернулся к Дорис. — Простите, госпожа, как вы скажите, так и будет.

— Да пусть, Джим первый, — проворковала Дорис. Она сидела на краю ложа, чуть откинувшись назад со слегка раздвинутыми ногами. То, что её половые губы приоткрыты и обильно влажны было отчетливо видно. Негр приблизился. Он встал на коленки и положил свои руки на колени хозяйке.

— Я хочу поласкать вас там, — пробормотал он. — Можно, госпожа?

— Конечно, — она улыбнулась и раздвинула ноги в стороны.

Негр с восхищением уставился на «киску» Дорис — такую розовую, абсолютно голенькую, источающую сок желания. И вот, он припал ртом к этому сладкому «персику». Дорис застонала от удовольствия. Толстый, шершавый, горячий язык негра раздвинул её срамные губки, проник во влагалище. В это же время по знаку Сэма, Франсэ забрался на ложе. Туда же последовал и Сэм. Они встали по сторонам от молодой женщины. Их здоровенные члены коснулись её щёк. Дорис, тут же обняла обоих негров руками и принялась, поворачивая голову, то в одну сторону, то в другую ловить ртом их члены. Втянет губами головку пениса Франсэ, пососёт — отпустит. Затем заберёт ртом член Сэма — отсосёт — отпустит. Так, с упоением она чередовала члены негров и время от времени поигрывала языком с их здоровенными, болтающимися из стороны в сторону яйцами. Сэм и Франсэ стонали от удовольствия.

А Дорис стонала от наслаждения или мычала, если в тот момент рот её был занят чьи-то членом. Язык Джима также активно орудовал во всех складочках её «киски», несколько раз прошёлся по срамным губкам, проник в крохотное отверстице мочеиспускательной дырочки. Пальцы Джима тоже не бездействовали: он, то двумя, то тремя в раз дрочил ими влагалище, ощущая, какое оно горячее и мокро-липкое.

— Ммм... как хорошо, — стонала молодая женщина. — Ещё... Дайте, дайте мне ваши члены...

И черные члены попеременно сновали во рту Дорис. Негры похлопывали и пошлепывали ими госпожу по щекам, с удовольствием тёрлись о её губы яйцами.

Когда из вагины молодой женщины буквально уже потекло, Джим решил овладеть хозяйкой. Ему уже самому не терпелось. Негр приподнялся, а Дорис, угадав его намерение, откинулась назад ещё сильнее, так что теперь упиралась в ложе локтями. Ноги и бедра она приподняла. Джим приблизился вплотную и его черный елдак начал своё вторжение. Ноги молодой хозяйки он закинул себе на плечи. Она стонала и охала, ощущая, как здоровенный член негра, раздвигая упругие валики её половых губок проникает в горячую мокроту её лона.

— О да! — выдохнула она. — Глубже... Можно сильнее... Возьми меня!

Джим загнал госпоже до половины. Чуть надавив, втиснул ещё дальше. Дорис ощутила, как раб достал до её матки. Затем, член пошёл обратно. Джим сношался с молодой хозяйкой не спеша, опасаясь причинить боль. Но через пару минут Дорис нетерпеливо завозилась, задергала бедрами.

— Давай быстрее! Сильнее! Я хочу сильнее!

И Джим, повинуясь желанию хозяйки увеличил темп. Черная дубинка заходила туда-сюда с громким чавканьем. Дорис издала восторженный возглас. Сэм и Франсэ по-прежнему находились рядом. Они лишь чуть присели. При этом, Сэм тискал и мял груди Дорис, крутил пальцами и оттягивал её заострившиеся, отвердевшие соски. Франсэ всовывал член в рот госпоже.

Джим мощно и напористо совокуплялся с молодой хозяйкой. Черный елдак суетящийся между растянутых срамных губок блестел от обильно покрывающего его вагинального сока.

— О да! Ещё! — вскрикивала Дорис, бросая бедра навстречу желанному вторжению. — Давай! Сильнее! Оооо!

Минута бежала за минутой. Вагина Дорис сладко ныла. Горячие волны плотского удовольствия, рождаясь между её ног, растекались дальше по всему телу. Джим загонял её мощно и напористо, войдя в раж. Его мышцы красиво бугрились и перекатывались под черной кожей. У Дорис замирало сердце от восхищения при виде этого черного красавца, овладевающего ею.

Оргазм случился такой сильный и насыщенный, что Дорис не удержалась от крика. Бедра молодой женщины судорожно задергались, глаза закатились. Она кричала и кричала громко и безудержно. Джим продолжал совокупляться с госпожой. Черный елдак со смачным хлюпанье-чавканьем нырял в распертую до предела вагинальную дырку молодой женщины. Но вот, он постепенно начал сбавлять ритм и наконец, едва сам не кончив, но сумев все же сдержаться, вытащил член из «киски» госпожи. Следом, прилипнув к головке его пениса, из влагалища потянулась белая полупрозрачная нить вагинальной смазки. Сам член, сплошь до яиц был мокрым и липко-скользким.

— О Джим! — Дорис поднялась и обняла негра за шею. — Ты был великолепен.

— Я так счастлив, что вам понравилось, госпожа, — заулыбался негр.

Дорис, встав перед ним на колени и обняв раба за бедра с удовольствием облизала его член, чувствуя на нём и привкус собственной вагины и выделений пениса.

— Можно, теперь я, госпожа! — воскликнул Франсэ.

— Конечно, — прошептала Дорис, забираясь на ложе. — Как ты хочешь?

— Я? — негр растерялся. — Как будет угодно вам...

— Хорошо. Но вам троим сегодня многое позволено, — мягко, томно, облизнув губы языком произнесла Дорис. — Пользуйте меня куда хотите и как угодно. Сегодня я хочу быть вашей рабыней.

— Тогда, я хотел бы вас сзади, — сказал Франсэ.

Дорис встала на четвереньки и выгнув спину выпятила свой круглый упругий зад. Негр пожирал её белые ягодицы горящими глазами. Молодая женщина раздвинула ноги пошире и приглашающее вильнула попой.

— Ну, давай. Моя «киска» опять хочет.

Франсэ приблизился, наклонился, полусогнув ноги и умело, привычным движением загнал свой здоровенный черный елдак госпоже под ягодицы. Он проник в горячую мокрую глубину её лона, уже хорошо проработанного Джимом.

— Давай, — прошептала Дорис. — Я твоя... Вся твоя...

Член Франсэ был ей как-то по особому приятен. Это она заметила, когда ещё только отсасывала. Почему так — она не знала. Да и размышлять об этом ей не хотелось. Этот член вошел наконец в неё и это самое главное.

Негр, обхватив молодую хозяйку за ягодицы страстно совокуплялся с ней, двигаясь, то быстро и сильно, но проникая не глубоко, то медленно, но при этом вгоняя Дорис на всю глубину до самой пульсирующей от удовольствия матки. Что и говорить, Франсэ был опытен и даже, пожалуй немного превосходил Сэма.

Рот Дорис не остался без работы. Члены Сэма и Джима поочередно проникали туда, где встречались с ласковыми губами и горячим страстным языком.

А Франсэ двигался все быстрее и быстрее, чередований с медленным и глубоким проникновением становилось все меньше, зато теперь член негра вонзался в вагину Дорис и быстро и глубоко.

— Оооох! Аааах! — вырывалось из груди молодой женщины.

Черный елдак мощно, с чавканьем нырял в дырочку Дорис, всякий раз вызывая непроизвольное подергивание бедер молодой женщины. Она и сама поддавала задом, жадно заглатывая пенис африканца распертым до предела влагалищем. По её ляжкам текло, лобок Франсэ громко шлепал по ягодицам Дорис. Войдя в раж, негр своими ладонями начал звонко хлопать по ним, выбивая некий танцевальный ритм.

— Ух! Ух! Ауа! Угх! — загорланили двое других негров, весело скалясь и совершая гибкими телами танцевальные движения, преисполненные дикой первобытной силы. При этом, Сэм член которого, как раз был в тот момент во рту Дорис, его не вынул.

Это всё здорово развеселило Дорис. Не в силах сдержать смех, она выпустила член и принялась хохотать. Ну надо же, какие все-таки эти негры затейники! Интересно, что ещё они выдумают?

Отсмеявшись, Дорис втянула в рот член Джима. Но через минуту выпустила его и разразилась криками. Франсэ довёл молодую госпожу до сильнейшего оргазма. Сотрясаясь всем телом, она уткнулась лицом в одеяло, а Франсэ не выдержав начал тоже кончать прямо молодой женщине во влагалище. Она ощутила биение горячих и мощных струй его африканской спермы, стремительно орошавших её вагину.

«Хорошо ещё, что муж меня осеменил», — мелькнула та же мысль, когда она в первый раз позволила Сэму кончить в себя. В противном случае, она бы не позволила себе такие вольности с чернокожими. Родить черного ребенка?! Такое не укладывалось в её голове.

Франсэ охая и постанывая, извлек из влагалища Дорис свой сплошь мокрый, липкий полуобвисший член. Дорис шустро повернулась и, поймав пенис негра ртом, с удовольствием облизала его, ощущая приятный солоноватый вкус семени.

— Ты, тоже молодец, — довольно произнесла она. — Я довольна.

Дорис схватила Сэма за член и издав страстное фырчание подтянула негра к себе.

— Теперь твоя очередь, жеребец. Как тебе хочется?

— Садитесь на меня сверху, госпожа, — предложил негр.

— А... Хочешь покатать меня на своем жеребчике, — игриво произнесла Дорис и весело рассмеялась.

Сэм, ложась спиной на ложе, также засмеялся.

— Вы, госпожа, прекрасно ездите верхом.

— Особенно, если жеребец хороший, — Дорис, раздвинув ноги начала было опускаться на торчащий член, но Сэм поспешно воскликнул:

— Ко мне спиной, госпожа.

— Спиной? — удивилась Дорис.

Тем не менее она спорить и что-то выяснять не стала. Повернулась и также раздвинув ноги начала опускаться. Сэм ухватил женщину за бедра, помогая ей. Она теперь поняла, как хочет чернокожий раб. Эта новая поза была ей весьма интересна.

— А Франсэ и Джим значит будут смотреть, как мы... — тихо произнесла она возбуждаясь от этой мысли. — Прямо в глаза смотреть в момент... Ох!

Член вошёл в её влагалище обильно мокрое от спермы и вагинального сока достаточно легко. Дорис откинулась немного назад, прижимаясь ягодицами и нижней частью спины к животу Сэма. Ноги молодой женщины при этом оказались самым бесстыжим образом вздернуты вверх и широко раздвинуты. Вся прелесть молодой хозяйки была беззастенчиво выставлена на обозрение. И ей нравилось, как смотрят негры. Какими глазами! И дрочат при этом свои елдаки.

Ухватив Дорис за груди руками, Сэм поддавая снизу, принялся вгонять член во влагалище молодой госпожи. Черный, глянцево блестящий ствол африканского пениса быстро скользил вверх-вниз, вверх-вниз. Дорис издавала то стоны, то вскрики. Её срамные губки, пульсируя, вбирали черный подарок и проглатывали его, жадно вбирали в горячую податливую мокроту лона.

Так они совокуплялись пару минут, а потом, Сэм просунул руку и вытащив член из влагалища втиснул его в анус молодой хозяйки. Она взвизгнула от неожиданности.

— Ах ты шалун! — притворно сердито воскликнула она. — И не предупредил ведь... Оооох!

Член Сэма весьма неплохо проник в анус, тем более натекшей туда смазки для приятного скольжения хватало с избытком.

— О да! Да, — стонала Дорис. — Мой задик ты тоже любишь.

— Люблю, госпожа, — шумно дыша и работая членом выдохнул Сэм. — Втыкать вам туда так приятно...

— Втыкай. Можно и поглубже. О да! Так! Ещё!

Здоровенный член Сэма, туго обтянутый красным колечком плоти теперь вонзался в анальную дырку Дорис больше чем наполовину. Она, задрав ноги вверх кряхтела, стонала и взвизгивала, ощущая как её пронзает могучая дубинка негра.

— Джим, — вдруг позвал Сэм, — давай. Сделаем госпоже, как мы делали Розе и Клэйтис.

Дорис, захваченная ощущениями и совокуплением в новой позе не поняла чего Джим должен «давать». Но зато приятель Сэма всё прекрасно понял. Он вдруг забрался на ложе, немного присел и...

Его член вонзился Дорис во влагалище. В первое мгновение молодая женщина была в шоке. Её пользовали одновременно два негра! Два здоровенных черных члена с чавканьем двигались в её распертых дырках! Наверно, самых распоследних проституток так не имеют! От столь позорного действа в отношении себя, возбуждение Дорис начало нарастать в геометрической прогрессии. Она орала и визжала, стиснутая мокрыми от пота горячим телами чернокожих мужчин, их члены буравили её дырки так, что летели брызги. Сквозь тонкую перегородку плоти, отделяющую вагину от прямой кишки молодая женщина отчетливо ощущала быстрые и мощные движения членов. Это было непередаваемо! Оргазм произошёл, как серия взрывов. На мгновение Дорис потеряла сознание. А её продолжали и продолжали пользовать и закончили лишь, когда обессиленная женщина совсем упала спиной на грудь Сэма.

— Вы с ума сошли, — пролепетала она, немного придя в себя. — Вы...

— Вам понравилось, госпожа? — спросил Сэм.

— А ты как думаешь? — Дорис нашла в себе силы коротко и счастливо рассмеется. — Так хорошо мне никогда ещё не было. Как вы додумались до такого?

— Мы так всегда делаем, если женщина одна, а мужчин много, — ответил Сэм немного удивленный.

— И все мужчины, вот так вот по-двое одновременно?

— Да, госпожа.

Дорис немного поелозила, чтобы снова получше насадиться аналом на член Сэма и поманила пальцем Франсэ, член которого снова принял боевую форму.

— Иди-ка сюда.

Он с готовностью вскочил на ложе, присел и не теряя времени воткнул член во влагалище молодой хозяйки. Её ноги он закинул себе на плечи.

И снова началось это дикое неистовое совокупление белой госпожи и двух её черных рабов. Дорис вскрикивала от наслаждения, ощущая внутри себя два горячих, пульсирующих кола. Три мокрых от пота тела бились друг о друга с громкими шлепками, а в растянутых дырках молодой хозяйки громко смачно чавкало под напором черных елдаков.

Через пару минут Дорис пронзительно завопила. Очередной оргазм затопил её горячей сладостной волной. Она, ещё била ногами, её бедра ещё судорожно подергивались, когда Франсэ извлек из нее свой член, а Сэм перевернув молодую госпожу на бок поменял отверстие, вогнав свой елдак Дорис во влагалище. Задрав её правую ногу вверх негр принялся наяривать членом что есть мочи. Руками он мял и тискал её груди, что-то шептал в самое ухо. Дорис кричала и извивалась, испытывая новый оргазм. Тут и Сэм не выдержал. Издав короткий рык, переходящий в частые стоны он начал выплескивать сперму во влагалище хозяйки. Она ощущала бешеную пульсацию африканского пениса, чувствовала каждый выброс горячего семени.

— О да! Так... Ещё! Ооооо!

Сэм отполз в сторону а его место тут же занял возбужденный уже до крайности Джим. Он заставил Дорис лечь на спину и улегся на молодую госпожу сверху. Она широко раздвинула ноги и приняла в себя черный елдак, вошедший в нее едва ли не до самых яиц. Оргазм у Дорис всё продолжался. Она хрипела и кричала, охваченная страстью. Джим добавил ей наслаждения, начав совокупляться с молодой женщиной, так что вагинальный сок начал выбрасываться толчками, пенясь и пузырясь вокруг снующего в дырке члена.

Джим кончил несколькими мощными струями, затопившими и без того заполненное до предела мужским семенем лоно Дорис. И тут же оргазм случился и у Франсэ. Он присел над лицом госпожи и рыча, направляя и надрачивая свой член принялся спускать Дорис на лицо. Густая липкая сперма залила молодой женщине левую щеку, залепила один глаз, потекла по носу, губам и подбородку. Дорис поймала головку пениса ртом и пару струек заполучила прямо в рот. Удивительное это дело и приятное для женщины ощущать живую, пульсирующую плоть во рту. Мужскую плоть, исторгающую вязкое липкое семя. Приятное, кстати с привкусом ананаса, как отметила Дорис.

Только, как следует облизав и отсосав полуобвисший член Франсэ, вылизав его опустошенные яйца молодая госпожа отпустила раба. Он упал рядом на ложе совершенно обессиленный.

Дорис приподнялась на локтях и весело посмотрев на валяющихся вокруг в изнеможении негров сказала:

— Молодцы. Я очень довольна. Такого у меня ещё не было...

— Я говорил, вам нужно несколько мужчин, — пробормотал Сэм. — Вы очень страстная женщина госпожа. Может и трёх то вам теперь недостаточно.

— На сегодня, думаю достаточно, — рассмеялась Дорис, не спеша размазывая сперму Франсэ по всему лицу и облизывая испачканные пальцы. — Ну, а потом поглядим...

Она запустила руку между раздвинутых ног. Влагалище её было переполнено спермой. Излишек её, уже начал вытекать, вытягиваясь из вагинальной дырки белой густой жирной нитью. Ляжки до самых коленок, тоже были в липких потеках. Собрав всё лишнее пальцами, Дорис отправила коктейль Сэма и Джима в рот. Внутри своего лона молодя женщина ощущала необыкновенно приятное тепло. Её матка жадно впитывала мужской живительный нектар.

— Госпожа, мы наверное пойдём? — спросил Сэм поднимаясь с ложа.

— Да, да, ступайте, — закивала она. — Но завтра, я снова вас жду.

— Нам придти втроём?

— Пока да, — Дорис улыбнулась. — Но я подумаю и может чуть позже прихватите ещё пару друзей.