Наверх
Порно рассказ - Ностальгия. Часть 2: Попытки
— Вставайте хозяин, скоро будем

Донесся голос Прохора сверху. Андрей до этого спокойно дремавший нервно вздрогнул. В карету уже проникали первые лучи пылающего солнца, бившие в глаза Андрею, от чего ему приходилось постоянно переворачиваться с одного бока на другой. Он немного приоткрыл заспанные глаза, за окном пылало красным сиянием — заря. Протерев глаза он стал всматриваться в картину за окном: изогнутые деревянные крестьянские избушки разбросанные то тут то там, со времен его уезда совсем не изменились, разве что появилось несколько новых, а так все осталось как было, так же с зарей деревенские мужики выходили на покос и их говор доносился до самой дороги.

Экипаж подъезжает ко двору. Взглянув на поместье, он увидел тени быстрого движение домашних. Значит, его уже ждут. Он попытался, как можно спокойнее и достойнее войдя в дом, показав всем, что эти пять лет пока он был в столице не прошли даром. Он взяв всю волю в кулак, как это было при сдачи экзамена, вошел в дом.

Дальше описание пойдут более сумбурнее и короче. Так как Андрей со времен своей учебы очень любил выпить во время разных праздников. Это была его черта, когда случалось какое-нибудь торжество, он постоянно напивался до беспамятства (кроме праздников он вообще не употреблял... п. а), о чем жалел в ближайшее несколько дней, когда к нему возвращалась отрывки банкета вместе с непрекращающейся головной болью. Так было и в день приезда, большие порции алкоголя, очень быстро развязали ему язык и он на пару с отцом начал рассказывать разные смешные анекдоты и самые невероятные сплетни столицы. Он помнит, что все радовались и смеялись, хотя Андрей никогда не умел красиво и точно преподнести пикантные подробности будуарных рассказов. Но, видимо, немного алкоголя и Андрей уже забыв о своих страхах и стеснениях. Чувство спокойствие и расслабленности присутствовал на этом празднике, веселый задор от алкоголя указывал ему путь к действиям. После полудня начались, танцы к празднику присоединились несколько соседних помещиков с их женами. Прислуга, перенеся столы к краям комнаты очистила центр зала для танцующих. Я веселый и радостный начал танцевать то с матушкой, то со старой нашей знакомой помещицей Хамовой, но больше и веселее всего, танцевал со своей сестрой Наташей. Маленькая озорная девочка, которой он её запомнил очень сильно повзрослела, теперь с ним танцевала, уже хорошо сложенная девушка. Её мягкие, черные волосы пахли абрикосами, проносились мимо его лица, когда они танцевали. Чуть — чуть приподнятый подбородок, и кокетство которому она научилась в его отсутствие, предавало её вид созревшие девушки. Я даже не сомневаюсь, что родители скоро будут думать о преданном, для моей сестры. Хотя я и пытался сфокусироваться на том насколько повзрослела моя сестра, но почему, то все время мой взгляд падал на безупречную Жоан, которая стоя в стороне и наблюдала за танцами. Она почти не изменилась, хотя возможна даже похорошела. Высокий белый лобик, опущенный вниз, она как будто не хотела наблюдать, за праздником, как будто чего — то стеснялась. Её тонкие изящные руки сплелись возле груди. Жоан, иногда украдкой смотрела на танцующих, но как только наши взгляды соприкасались, она тут, же опускала голову, и я замечал как на её щеках начинал играть румянец.

— Хорошо, что ты приехал Андрей — сказала Наташа, когда я снова взял её за меленькую ладошку и повел танцевать

— Не припомню, что бы родители были так счастливы.

Я взглянул на родителей, они разговаривали с соседскими помещика имена которых он забыл. Лицо матери, еще утром бывшее утомленным и старческим сейчас же изменилось. Она как будто помолодела, даже перед моим уездом из дома, она не было таким молодым, и красивым. Отец обнимающий мать, тоже преобразился теперь в нем нельзя было узнать угрюмого и старого помещика, который не любил гостей. Они были молоды, возможно даже моложе нас сейчас.

— Когда, ты уехал, все в доме, как с ума сошли. Матушка заболела, и начала без причины, ругаться с отцом. Отец начал пить и хозяйство начала разваливаться, нам даже пришлось заложить имение, что бы отдать долги отца. Мне тоже серьезно доставалось. Пришлось на некоторое время уехать Лизе. Ты ведь помнишь её...

Конечно, он помнит её, хуже на свете нет человека. Мы всегда в детстве любили играть вдвоем с Наташей в саду. Иногда мы брали Жоан. Так как, по близости у нас не было родственников или друзей, то мы были отданы самим себе. С утра до самого вечера, прятки и прогулки в саду, пока нас ищут наставники. Мы были в своем маленьком мирке, пока не появилась она. Они сразу же нашли общие язык и интересы, так как Лиза была на полтора года старше моей сестры, она взяла над ней наставничество. С начало, мы вмести проводили время, но постепенно Наташа стала все больше и больше времени проводить с Лизой. Меня это сначала не пугало, но потом они замолкать при моем появлении, какую — то холодность я замечал в Лизе по отношении ко мне. Потом и Наташа перестала бывать со мною откровенной, она ведь во всем хотела её подрожать. Меня выбросили на обочину дороги. Пришлось слоняться по дому от скуки. От безделья начал устраивать проделки. Сначала безвинные потом хуже,. Однажды, после очередной проделки — я испортил ужин, добавил туда слишком много соли, отец меня привел к себе в комнату. Я всегда побаивался отца, и вот теперь стоять перед ним было ужасно страшно, что он сделает со мною. В голове проносились отговорки, но следующая хуже предыдущей.

— Думаю, пора заняться твоим образованием — лично — спокойно сказал отец.

Я не поднимая глаз, думал к чему это ведет, неужели меня закуют в кандалы (я был еще мальчишкой и всему верил).

— Я найду, тебе учителя, у которого не забалуешь. Но пока я его ищу, буду сам тебя учить.

Так и началось мое взросление. Я начал ходить к отцу на уроки. Сначала было страшно, но оказалось не все так плохо, хотя учиться было очень скучно, но я хотя бы нашел себе занятие на время. Постепенно, я пристрастился к чтению книг по истории и географии. Хотя остальные предметы шли плохо, но отец был рад, что сыну нравиться хоть что — то, и он не бегает весь день по дому с Наташей. Отец даже разрешил брать книги из его библиотеки. Андрей с каждым днем стал позже ложиться спать, брав по несколько книг за раз он уходил к себе в комнату и с упоением читал книгу за книгой, выходил только на обед и ужин. Однажды он взял французский роман, хотя он еще плохо говорил и читал на французском. Жуан и её мать только начали преподавать ему. Дочитав к вечеру роман, о не мог уснуть. До этого нечеткие, размытые мои представления о мужчине и женщине и любви, обрели четкие очертания. Я начал понимать, что моя детская дружба к Жоан, стала перерастать в нечто большее, в одержимость и любовь. Хотя я и раньше, всегда нервничал в присутствие Жоан, но это было только в неловких ситуация, то теперь я начал заметно волноваться при ней. Когда она сидела в моей комнате и непринужденно говорила и смотрела в окно, я наслаждался ею. Её изящные формы тела и бархатный голосок приводили меня в терепет. Я не слушал что она говорит, в мой голове витала только одно желание, крепко обнять её и целовать её в вожделенные губы.

Долго, так продолжаться не могло, и вскоре Жоан стала замечать мой странный взгляд на себе. Видимо сначала не придала этому значение, так как продолжала надолго засиживаться и не обращая внимания. Но мой взгляды с каждым днем становились все настойчивее, а мое бормотание настолько не связанным, что она стала понимать, что я взрослею, и её попытки вернуть меня на землю окончились неудачей. Мы стали все меньше общаться, а в конце она стала говорить только по делу. Так я повзрослев потерял и сестру и Жоан. И настало время одиночества, хотя Лиза уехала, но к Наташе я вернуться не мог, для её детских игр я слишком повзрослел, а в присутствие Жоан я не мог держать себя в раках. Что делать? От этой дилеммы меня спас отъезд на учебы в столицу.

— Жоан, тоже скучала, когда ты уехал — голос сестры вернул его из раздумий.

— О чем ты? При чем тут Жоан? — я начал оправдываться.

— А то я не вижу, как ты смотришь на нее. Хотя. ээ. да, хотя должен смотреть на меня, ведь это я с тобой танцую?

Да я просто. — я начал запинаться, но потом взглянул на Наташу на её лице была легкая улыбка, видимо, она понимала что я чувствую и не осуждала меня. В душе я подумал, она слишком быстро повзрослела и покрепче прижал к себе. Чувствуя на душе спокойствие.

На следующий день была какая то суматоха. Расстановка всех вещей привезенных из столице в основном книги, постоянные вопросы от родные, как будто я завтра снова уезжаю и каждый хочет как можно больше времени провести со мною. Под вечер я наконец избавился от всех забот, и даже не сняв пиджак повалился на диван.

К какому к черту отдыху после поездки они меня призывают? И каждого из них ко мне глупые вопросы. Как будто я получил наследство и каждый хочет лизнуть меня в руку, думая вдруг и им упадут крошки со стола. Сейчас главное переждать эту бурю, через неделю все привыкнуть к нему, и тогда все пойдет своим чередом.

В дверь постучали.

— Вот, черт даже вечером не дадут отдохнуть — тихо выругался Андрей.

Войдите

Дверь приоткрылась, и послышались легкие шаги. Жоан мелькнуло в голове, он приоткрыл глаза. Нет. К нему мягкой походной подходила Наташа.

— А ты — протянул Андрей

— А ты кого ждал? — спихивая его ноги с дивана, спрашивала Наташа

— Думал, снова просители.

— Ну. да!

Он приоткрыл глаза, Наташа точно знает что происходит в его душе, какая дикая стихия бушует в нем. Это видно по её глазам, как она смотрит на меня, точь в точь хочет что то выведать у меня. Бесцеремонно спихнув мои ноги с дивана она присела возле меня.

— Знаешь, я хотела это еще на танцах сказать, но ты не слушал меня.

— Я и сейчас не слушаю, мелькнула в голове. Разве она не видит что я хочу спать. — А это не подождет до завтра.

— Думаю, тебе нужно знать. Жоан замужем.

— Что? — я чувствовал что задыхаюсь, как можно так без подготовки сообщать такую новость.

— Нет, успокойся Андрей. Её мужа уехал. Уже как год его нет.

Андрей перевел дух, и начал внимательней вслушиваться в рассказ сестры. Наташа видя что я молчу, решила продолжить.

— Не думаю, что Жоан была счастлива, на свадьбе настаивала её мать и думаю отец тоже был не против. Про..

— А кем он был — перебил я Наташу

— Он был врачом, звали его Владимиром. Он приезжал сюда, чтоб наблюдать матушку, когда она заболела. И ему приходилось ночевать в поместье. Видимо, так он познакомился с Жоан, это был всего лишь легкий флирт, но мать взяла врача в оборот. Не думаю, что врач был рад такой быстрой помолвки, но так как он все равно уезжал практиковаться на войну, то не стал особо возражать.

Значит, я буду не первый кто возьмет Жоан. Её любил другой. Разочарование наполняла Андрея и ненависть жгло изнутри. Я буду у нее не первый, её выкрал какой — то доктор.

Видимо эти эмоции отразились на его лице, так как услышал, как Наташа тихо сказала

— Я думаю, она тебя любит.

Я открыл глаза, на лице сестры играла улыбка. У него появились странные сомнения насчет проницательности Наташи.

— Откуда ты это все знаешь?

Наташа усмехнулась и встала.

— Как ты уехал, я осталась одна, и мы с ней быстро, подружились. Она хорошенькая. — и после небольшой паузы прибавила — и думаю она не умеет хранить секреты.

По телу пробил холодок, неужели Жоан рассказала все Наташе. Про то что было перед моим отъездом.

— Она рассказала все — закончила Наташа.

Я поднялся с дивана, она стояла в нескольких шагах от меня в своем легком желтеньком платьице, сложив руки за спиной. Нет, она похоже не осуждала меня, а даже наоборот смотрела с любопытством.

— Так почему она не зашла ко мне?

— Разве не понятно она очень стеснительная. И думаю она боится вдруг кто — нибудь узнает.

Андрей сначала не понимал к чему это она ведет. Но теперь он сообразил, что Наташа видимо сама хотела помочь ему. Да, точно. В голове стали появляться очертания плана, и главное в нем место похоже будет у Наташи. Если подумать, она всегда с самого детства любила прикасаться ко всему запретному, и, по видимому, до сих пор не отвыкла. Да еще на несколько лет осталось в доме одна, без друзей, кроме наверное Жоан. Главное заинтересовать её и она станет тем мостиком между ним и Жоан.

— Наташа, раз ты все знаешь. Ты не могла бы помочь. Что бы все было как раньше. Мы дружили все вместе. — как можно искреннее сказал Андрей, хотя дружить с Жоан ему хотелось меньше всего.

— Думаю я могу это устроить — сказала она на последок, и ушла.

Последующие две недели прошли идеально, все шло по плану. Через несколько дней после разговора, Наташей вместе с Жоан пришли к нему. Жоан сначала нервничала при нем, опускала голову, когда мы встречались взглядами, отвечала односложно.

Как же хотелось снова поцеловать эти губки, но нельзя подавать виду. Следующие дни общение прошли спокойно, я пытался не давать никакого повода, что бы Жоан решила что я к ней неравнодушен. Сидя по вечерам я рассказывал им анекдоты и проделки которые я вытворял во время учебы, и мы все втроем смеялись над ними. Жоан успокоилась на мой счет, перестала бояться и стала даже иногда заходить ко мне одна без Наташи и уже сама начала рассказывать про свою жизнь.

Я сразу же вспомнил свое детство, как она так же сидела на диване и тихонько щебетала своим бархатным голосом, а он мечтательно смотрел на неё как на идеал. Все возвращается на круги своя. План работает и осталась только заключительная фаза. Ему осталось узнать где и как живет Жоан. Ответы не заставили долго ждать, Наташа не моргнув глазом рассказала все что знала.

Она живет в небольшом доме неподалеку от конюшен, кроме нее (Наташи) у Жоан никого не бывает.

Да осталось только, что бы она пригласила его.

И это случилось на следующий день она сама пригласило его прогуляться. Они долго ходили по лабиринту, она что — то рассказывала, но я её не слушал, пытаясь не привлекать её внимания, я наслаждался её прекрасными телом, белые тонкие пальчики которые она держала у груди, изящные ножки которыми она так плавно шагала. Попытка понять что она говорит, ничего не дала, в сознание засела только одна мысль через несколько часов Жоан будет моей. Мы гуляли вокруг, поместья и несколько раз проходили возле её дома. Наташа была права, дом стоял в отдалении от поместья и остальных домов, неподалеку была конюшня, но не думаю, что там что-то будет слышна, просто идеальное место, лучше не придумаешь. Но нужно еще попасть в дом, мелькнуло у Андрея, а просто проситься нельзя, Жоан может что-нибудь заподозрить. Андрей не стал придумывать колесо, и решил воспользоваться старым проверенным средством.

Подождав, когда они отойдут подальше от поместья, он облокотился на ближайшее дерево, и тяжело задышал. У него, видимо, хорошо это получилось так как Жоан, позабыв обо всем, начала крутиться возле него. Главное изобразить страдание крутилось в голове Андрея, не прошло и несколько минут как он облокотясь на Жоан зашел в дом.

Дом был маленький, сразу же можно было сказать, что здесь живет прислуга, так как обстановка была очень бедной, но зато весь дом был чист и дышалось здесь свежо. В общих чертах здесь был деревянный стол с несколькими стульями, несколько маленьких шкафов, один, видимо, для кухонных принадлежностей и потрепанный диван, куда и положила меня Жоан.

— Я сейчас принесу тебе воды, подожди минутку.

Я приоткрыл глаза, и начал наблюдать как она торопливо побежала к кувшину наливать воду. Какая она добрая мелькнула у меня в голове, она верит тебе, видимо, даже не подумала что ты её можешь обмануть.

А ты чем хочешь ей ответить. Нехорошо.

Но это моралина длилась недолго, он глядя на Жоан, тут же вспомнил чем закончилось их последние свидание в подобной ситуации.

Хер потихоньку начал наливаться тяжестью, и голова уже не могла оспаривать желание инстинктов.

— Выпей Андрей, тебе полегчает.

Я открыл глаза и наши взгляды встретились.

Какая же она все таки красивая — мелькнуло в голове. Я смотрел ей пряма в глаза, сначала она не понимала, и в её красивых глазах читалось недоумение, но постепенно она стала сознавать. Жоан взглянула вниз, и видимо заметила оттопыренные брюки. Она снова подняла взгляд, теперь в её глаза читался испуг. Видимо поняла что Андрей её обманул, и хочет взять её, от этого ей стало страшно.

Андрею и самому было страшно, он представлял это немного по другому, но реальность всегда далека от идеала. Надо было действовать, а то Жоан может прийти в себя и убежать.

— Пожалуйста, Андрей. Мне нельзя — услышал он дрожащий голос Жоан.

Он не знал почему, но её умоляющий голос, подействовал на него совсем по другому чем она хотела. Даже не задумывая, он повалил Жоан на диван, и начал облизывать её лицо. Как долго он мечтал об этой девушки, и вот она лежит под ним и тяжело дышит. Его манили её нежные приоткрытые губки, он неудержима впивался в них, отчего Жоан начала дергаться. На каждое его прикосновение она отвечала нервной дрожью которая проносилась по её телу, и это все больше заводило Андрея. Он схватил её за талию и прижал к себе, член доселе стоящий в штанах уперся в молодое тело, от чего он чуть не кончил от наслаждение. Покусывая Жоан в её бархатную шею, он начал поднимать руки вверх, от чего её щечки становились все пунцовее. Девушка тяжело дышала и её грудь стала выглядывать из под платье. Андрей уже не мог сдерживать себя, опуская бретельки он начал снимать её платье. Грудь еще недавно закрытая платьем, выскочила на обозрение Андрея.

Нет. Остан... я не могу. — Жоан попыталась прикрыть руками свой позор, но Андрею не составляло труда их убрать, возле его лица, торчали две небольшие острые груди с черными сосочками. Андрей машинально, даже не зная что делает, начал целовать одну из них, другую же начал мять рукой. Член, до этого бившийся в конвульсия, резко встал как каменные упершись в брюки, стало больно, но мычащая через зубы Жоан, вернула его в себя. Когда он начал целовать сосочки девочки, она дернулась и громко застонала.

Господи, да что она делает, его хер сейчас порвет брюки.

При каждом показывании сосочков, девушка начинала дергаться от чего её грудь все выше вздымалась, и все больше совращала его.

Пора идти дальше мелькнула в помутненном сознании. Андрей одной рукой схватил обе руки Жоан, другой начал приподнимать её платье. Главное что бы ни кто не помешал, вертелось в голове. Он начал нежно гладить мягкие ноги девушки. Красивая бархатная кожа, которая теперь принадлежит только ему, все больше туманила его рассудок. Потихоньку поднимая руку все выше, добираясь до заветной цели. Через белые панталоны он начал гладить её между ног. Жоан начала сильно дергаться, значит я на верном пути мелькнуло в голове у Андрея. Стоны перемешанные с мольбами Жоан и то что она не может вырваться из его рук доставляли ему неописуемое наслаждение. Надо была продолжать, прижав её руки посильнее он начал одной рукой срывать с нее нижнее белье. Как Андрей и ожидал Жоан. Видимо, еще не до конца смирившись со своим положением попыталась вырваться из его рук, но силы были не равны.