Наверх
Порно рассказ - Размножение черных рабов. Глава 2
Утром, как обычно в спальню явилась Лусинья, чтобы расчесать и уложить в красивую причёску волосы госпожи. От внимательной служанки не укрылось, как внезапно Дорис за одну ночь ещё больше похорошела, какой у неё довольный и сытый вид. Лусинья усмехнулась. Она знала о ночном визите Сэма к хозяйке.

— Как спалось госпожа?

Расчёска зарылась в золотистый дождь волос Дорис.

— Хорошо, Лусинья. А почему ты спрашиваешь?

— Ну... Вы выглядите такой посвежевшей, такой счастливой. Словно, провели страстную ночь с мужчиной.

— Да? Это так заметно? — в глазах Дорис промелькнула тревога.

Интересно, догадывается о чем-нибудь Лусинья? Да, похоже догадывается, судя по её хитрому виду. А может и точно знает, что Сэм был у неё.

Чернокожая служанка между тем, непринуждённо продолжила:

— Жаль, что ваш муж, госпожа в отъезде. Скучаете наверное без него?

— Ну, да... Скучаю.

— Ну ничего, как только он приедет вы забудетесь в его объятиях. Хорошо, когда мужчина есть рядом. Вот, мой Адриан всегда со мной. Каждую ночь он меня радует.

— Да, хорошо тебе, — кивнула Дорис. — Мой Джон вернется, лишь через год.

— И любовники мои, тоже рядом, — засмеялась Лусинья. — Если Адрион куда-то уходит, любой из них удовлетворяет меня.

— У тебя есть любовники? — поразилась Дорис. Она искренне полагала, что Лусинья хранит своему мужу верность.

— Конечно, госпожа. Как же без любовников? Муж то он не всегда может. Уедет ли... Заболеет... Или лишнего выпьет, что даже ходит не может, не то что женщину удовлетворить. Вот тут то и выручают другие мужчины.

— Ты так просто об измене рассуждаешь! — воскликнула Дорис.

— Это не измена, госпожа. Я ведь не ухожу от мужа и не бросаю наших с ним детей.

— М-да? А как же это называется?

— Краски жизни, госпожа.

— И сколько же мужчин рисуют на тебе своими красками?

— Трое.

— Трое? — выдохнула Дорис.

— Иногда они это делаю вместе.

— Как вместе?

— Ну, трое сразу овладевают мною.

Дорис шумно вздохнула. От этих разговоров между ног стало горячо и влажно. Молодая женщина смущенно покраснела. Ничего себе! Трое за раз! Да как же это происходит?

— О да, наши мужчины такие затейники! — воскликнула Лусинья, видя удивление и замешательство госпожи. Один это делает спереди. Другой — сзади.

— Сзади? — изумилась Дорис.

— Ну да, в попу.

Молодая хозяйка услышав это на минуту онемела. Потом, пробормотала:

— То есть как?

— Ну, как... Также как спереди, только в попу.

— И не больно? Там ведь дырочка то маленькая! — вскричала Дорис.

— Ну, поначалу всегда больно. А потом привыкаешь.

— Но ведь там остаются испражнения, — Дорис передёрнуло от отвращения. — И ваши мужчины не брезгуют?

— Так ведь все наши женщины и я тоже постоянно клизмы себе делаем. Всё промываем.

— Клизмы? — Дорис не переставала удивляться.

— Да, госпожа. Могу и вам приготовить с ароматными травками.

— Мне, то зачем? — вскричала возмущенно Дорис.

— Ну, вам может и вправду не нужно, — улыбнулась Лусинья. — Я просто предложила.

— Я что, по-твоему, ненормальная? — Дорис пыталась сердиться, но получалось не очень хорошо. Что и говорить, ею овладело любопытство. И оно становилось всё сильнее и сильнее.

— Простите, госпожа, — Лусинья опустила глаза и продолжила своё дело.

С пару минут длилось молчание. Потом Дорис сказала:

— Слушай-ка... Принеси мне этой твоей настойки. И клизму.

Лусинья кивнула и улыбнулась. Увидев это в зеркале, Дорис вся зарделась от стыда, но вместе с тем нахмурилась.

— Никому не говори про это, — предостерегла Дорис. — Поняла меня?

— Да, госпожа.

— Смотри не болтай, иначе тебя ждёт суровое наказание.

— Я поняла, госпожа. И нема, как рыба.

Дорис немного успокоилась и с нетерпением стала ждать окончания утренних процедур.

Вечером Лусинья принесла клизму. Дорис долго колебалась, но потом, таки проделала всё что необходимо, чтобы почистить себя. Не сказать, что ощущения были приятными, но после Дорис почувствовала какую-то необычную легкость во всём организме. Возбужденная и взволнованная стала ждать Сэма. Вся эта ситуация всколыхнула что-то в Дорис. Ей захотелось быть особенно желанной, особенно соблазнительной. Раньше она такого за собой не замечала и не делала даже для супруга то, что делала сейчас для чернокожего раба Сэма. Начать с того, что волосы её были уложены в высокую красивую прическу, с какими обычно являются на приём к важным персонам или на балы. Свою «киску» она приготовила, тщательно выбрив её. Попка Дорис, тоже была готова, хотя молодая женщина и не была уверена, что решится на то, чтобы пустить туда Сэма. Одела она корсет с красивыми кружевами и черные ажурные чулочки. В таком виде и ждала появления Сэма.

Стемнело. Часы пробили десятый час. За окном послышался шорох. Дорис поднялась с постели и направилась в сторону окна. Она ещё не успела дойти, как показался Сэм. Он был абсолютно гол, чем сильно поразил молодую хозяйку. Чёрное, гибкое, мускулистое тело ловко заскочило в спальню. Член негра, уже стоял в предвкушении. При виде своей красивой хозяйки, Сэм издал возглас восхищения.

— Ты так? Без одежды... — рассмеялась Дорис.

— Да, госпожа. Я ваш и весь сразу!

Он решительно привлек женщину к себе и их губы слились в долгом знойном поцелуе. Одной рукой она обняла его за шею, другой ухватила за горячий упругий член. Поцелуй они прервали лишь затем, чтобы Дорис встала на колени и начала отсасывать елдак Сэма. Она делала это с огромным удовольствием. Вбирала черную твердую плоть губами и позволяла ненадолго проскользнуть головке пениса в горло. Огромный член негра распирал ей весь рот.

Дорис облизывала его и языком. Очень усердно, каждый дюйм черного глянценво блестящего ствола. Потом настала очередь и больших упругих яиц Сэма. Молодая госпожа потерлась о них лицом, жадно вбирая в себя запах мужчины, потом принялась лизать яйца, прихватывать их губами, обмусоливать и снова вылизывать. Негр стонал и охал от удовольствия, придерживая руками голову Дорис. Между ног её взмокло от возбуждения. Время от времени Сэм наклонялся и запускал Дорис во влагалище то два, то три пальца за раз. Там было горячо и липко, там всё ждало его. Ждало его в гости. Но прежде, чем овладеть сгорающей от желания хозяйкой, Сэм решил доставить ей изысканное удовольствие. Сначала он ухватил Дорис за ягодицы и приподнял. Затем отнёс на постель и уложил там на спину. Руками он развел ноги хозяйки в стороны и наклонив голову припал ртом к её «киске».

Дорис не ожидала такого. Вот, как значит ещё можно... Ну и скучная же у них с мужем была жизнь.

Язык негра проник между складочек половых губ. Он провёл им по влагалищной дырочке и возбужденно торчащей пипке клитора. Дорис громко и протяжно застонала.

— О да! Ещё. Так... хорошо. Ещё...

Негр ласкал её, вылизывал «киску» молодой госпожи сверху до низу. Так продолжались долгие и долгие минуты. «Киска» стала совершенно мокрой и раскрылась от желания и в предвкушении.

— Давай же, возьми меня, — горячо зашептала Дорис. — Я твоя... Твоя!

Сэм приподнялся и придерживая свой здоровенный член вогнал его почти наполовину во влагалище Дорис. Затем, удерживая руками под коленями её вздернутые вверх ноги, начал ритмично совокупляться с молодой белой хозяйкой. Черный елдак тут же стал мокрым, липко-скользким от выделяющегося вагинального сока. С каждой минутой член негра проникал все глубже и сильнее. Сэм овладевал хозяйкой грубо и напористо. Но ей навилось это. Она громко стонала и вскрикивала.

— Ну, давай! Оооо... Ещё... Какой ты огромный! Какой сильный!

В «киске» нарастало сладостное напряжение. С громким чавканьем черный елдак вонзался в мокрую дырку Дорис, яйца ударялись о её ягодицы. Так продолжалось пять минут... Десять... В предчувствии скорого оргазма Дорис начала громко учащенно дышать, с губ её срывались невнятные возгласы.

И вот, наконец, это случилось. Дорис, сначала захрипела под напором Сэма, а потом разразилась стонами и криками. Тело её изгибалось, ноги и бедра дергались в сладких спазмах. Она кончала, а негр продолжал всаживать ей едва ли не по самые яйца.

— Оооо! Ааааа! Ещё! Да!

— Госпожа... моя госпожа, — бормотал Сэм, охваченный волнением, сильными чувствами к своей молодой хозяйке. Он осыпал ею лицо и шейку жаркими поцелуями. И едва не кончил, сдержавшись, лишь с огромным трудом.

Затем, лежа рядом с друг другом они отдыхали.

— Хочешь вина? — спросила вдруг Дорис.

— Я бы не посмел, госпожа. Только с вашего дозволения, — ответил Сэм, приподнимаясь на одном локте.

— Я сама налью.

Дорис встала, принесла из соседней комнаты, где располагался личный бар мужа бутылку редкого французского вина — сладкого и ароматного, вобравшего в себя солнце и ветер Прованса. Сэм выпил и обалдел. Ничего подобного ему никогда не приходилось пробовать. Они снова упали на постель и начали целоваться, ощущая на губах друг у друга терпкий, сладостный вкус вина.

— Послушай-ка, Сэм, — начала Дорис смущенно краснея при этом, — ты смог бы меня... в зад?

— В зад, госпожа? — негр вытаращил глаза, совершенно не ожидая такого от хозяйки.

— Ну да, в попу. — Дорис не знала, куда ей спрятать глаза, уши её горели со стыда. — Я слышала, вы черные хорошо это умеете делать.

— Да, часто делаем нашим женщинам, — кивнул раб.

— Ну так, как Сэм, ты сделаешь это для меня. Мне очень любопытно.

— Будет больно, госпожа.

Дорис решилась встретиться с ним взглядом и даже улыбнулась.

— Я потерплю. Думаю, не больнее чем рожать.

— Я буду очень аккуратен, — пообещал Сэм.

Его, внутренне трясло от волнения. Овладеть попой хозяйки! Да ещё, она предложила сама.

Сэм посоветовал Дорис встать на четвереньки и посильнее выпятить зад вверх. При этом, она пошире раздвинула ноги, чтобы посильнее распахнуть ягодицы. По совету чернокожего любовника, Дорис ещё и раздвинула собственные ягодицы руками. Теперь, он отчетливо видел её маленький розовый анус. Сэм набрал побольше слюны и наклонившись сплюнул, целясь в отверстие. Потом размазал всё пальцами и даже просунул мокрый указательный палец внутрь. Дорис издала тихий стон. Пока было приятно. Но она здорово боялась при этом. Может не стоило всего этого затевать? Но отступать, уже было поздно. Негр принялся за дело. Прижав головку пениса к анусу, он начал давить. Дорис застонала громче. Стало больно. В неё, словно медленно всаживали здоровенный горячий кол. Дюйм за дюймом член негра проникал внутрь. Новизна необычных ощущений затопила Дорис с головой. Боль была умеренная и в то же время в эти ощущения вклинились и другие — особое, необычное удовольствие.

Сэм загнал член в попу хозяйки где-то наполовину. Растянутое до предела колечко ануса плотно обхватывало елдак. Негр начал обратное движение. Дорис охнула:

— Чёрт возьми! А это неплохо. Продолжай.

Сэм вытащил член почти весь, позволив остаться внутри только головке и снова принялся вводить свою кувалду внутрь. При этом, просунув руку между ног Дорис принялся дрочить её клитор. Молодая женщина, закрыв глаза, застонала от удовольствия.

— Да... Ещё... Ах!

Сэм усилил ритм. Член заскользил быстрее. Дорис терпела обжигающую боль, смешанную с сильнейшим удовольствием.

— О да, хорошо! Да так. Как тебе мой зад, Сэм?

— Он чудесный, госпожа. Ваша дырочка такая...

Негр не нашёл слов, чтобы описать достоинства анального отверстия Дорис. Он просто продолжил пользовать её в зад, придерживая руками за ягодицы. А молодая хозяйка сгорала от стыда и похоти, терзавшими её в равной мере. До какого же унижения она дошла! Негр, раб дерёт ее в зад. Она, словно дешевая уличная шлюха стонет и извивается под напором чернокожего. Он нависает над ней. Доминирует! Овладевает ею. Но именно это и приводило Дорис в неистовое возбуждение. Лежать по негром, отдавать ему всю себя. Позволять ему делать с её дырками все, что ему хочется.

Через несколько минут, не вынимая члена и продолжая с умеренной скоростью скользить им в распёртом анусе госпожи, Сэм перевернул Дорис на бок и тоже перевернулся, устроившись у нее за спиной. Одну ногу она задрала вверх. Сэм, то придерживал её под коленку, то свободной рукой дрочил возбуждённый, сладко ноющий клитор хозяйки.

Анус молодой женщины был объят жгучим жаром. Но она привыкала к такому сношению, её задняя дырочка привыкала к вторжению елдака такого размера.

Ещё через несколько минут Сэм сменил позу. Теперь, он лег на спину, а Дорис оказалась сидящей на нём сверху. Член он так и не вынимал. Всё также, черный поршень, весь глянцево блестящий и мокрый нырял в заднюю дырку, вызывая стоны и вскрики молодой женщины. Она откинулась немного назад, ноги раскинула широко в стороны. Ягодицы её шлепали по его животу. Такое проникновение более всего походило на сажание на кол. Член негра стал проникать глубже, почти по самые яйца. Дорис кряхтела и стонала от натуги. Вспышки боли сменялись всплесками удовольствия. Так продолжалось ещё минут пять, пока Дорис не устала. Сэм извлек из её натруженной попки свой член.

— Ох... Ооооо! — вырвалось у Дорис. — Это было не так плохо, как я думала. Даже, хорошо.

— Вам, понравилось, госпожа?

— Весьма. В следующий раз мы опять такое проделаем. Но теперь, я хочу, чтобы ты взял меня, как обычно. Давай ты сверху.

Сэм хотел, было уже приступить, но тут молодая хозяйка жестом остановила его. Она велела Сэму лечь на спину, затем обхватила его член рукой. Он был мокрый и липко-скользкий, но при этом чистый. Никаких остатков фекалий. Внутренне напрягшись, боясь ощутить нечто неприятное, Дорис решилась вобрать член в рот. Заглотила головку, часть члена. Пососала, помусолила. Ничего не обычного. Вполне стандартный солоноватый привкус члена — и все. Ну с легким ощущением и запахом того травяного настоя, что дала её Лусинья для клизмы. Обрадовавшись этому открытию, Дорис активнее взялась за дело. Она облизала весь член снизу до верху, поигралась языком с яйцами негра, потерлась о них лицом, а членом, радостно смеясь, пошлепала по своим губам.

После этого молодая хозяйка избавилась от корсета и раскинув в стороны ноги легла спиной на постель. На ней остались, лишь чулочки. Сэм пристроился сверху. Член его, раздвинув упругие валики половых губок, вошёл во влагалище. Там было горячо и мокро. Вагина плотно охватила желанного гостя. Губы любовников слились в страстном поцелуе.

Чернокожий раб неистово овладевал своей стонущей, кричащей от острого наслаждения хозяйкой. Огромный черный елдак со смачным чавканьем, скользил между растянутых срамных губок, вокруг которых пузырилось белое молозиво текущего влагалищного сока. Время от времени негр наклонял голову и тогда его толстые большие губы начинали захватывать и мусолить, покусывать возбужденно напрягшиеся соски Дорис.

— О да! Хорошо. Как хорошо... Сэм... Мой негр! Негр!

Молодая хозяйка, была уже недалека от оргазма. Тело её блестело от выступившего пота. Низ её живота напрягся, она сама с силой бросала бёдра навстречу телу чернокожего раба. Вагина её жадно заглатывала черный, мокрый блестящий елдак, потом неохотно выпускала и тут же снова вбирала в себя, сладко зудя и пульсируя. Негр, тоже весь взмок, неустанно работая над телом госпожи. Его черная кожа красиво и глянцево переливалась, подчеркивая все линии мышц. Дорис любовалась своим красавцем-рабом. Голова кружилась, мысли скакали и путались. Из груди молодой женщины вырвалось рычание, потом долгий крик. Оргазм начал сотрясать всё её тело, заставлял изгибаться, бить пятками по постели и дергать ногами. Сэм, тоже не мог больше сдерживаться.

— О! Ооох! я сейчас...

Он хотел соскочить, но Дорис неожиданно сильно обхватила его руками за ягодицы, а своими ляжками стиснула его бедра.

— Нет! Нет, Сэм! В меня... Кончи в меня...

И он начал, рыча выплескивать сперму во влагалище госпожи. Она ощутила сильные, горячие толчки и пульсацию его члена. Мужское семя стремительно заполняло её возбужденное лоно. Он сделал четыре мощных выстрела-выплеска и еще три послабее. Его, минуту назад тугие, вздутые яйца, теперь опорожненные расслабились, помягчели.

— О моя госпожа.

Сэм поцеловал Дорис в губы. Мягко и нежно. Ответом ему был её блаженный стон и её ладони, которыми она ласково шлепнула негра по мокрым ягодицам. Так, они полежали с минуту, приходя в себя. Потом Сэм вытащил свой полуобвисший член. С головки потянулась вниз липкая густая нить. Дорис подхватила сперму пальцем и улыбаясь размазала её по своим губам. Потом облизала пальцы.

— Ты был снова хорош, — прошептала молодая женщина, приподнимаясь и откидываясь спиной на подушки. Теперь она полулежала, раскинувшись в блаженной неге. В свете лампы её влажное тело отливало золотом. Ноги женщины были раздвинуты и Сэм обратил внимание, как излишек его спермы медленно, тягуче-вязкой струйкой вытекает наружу. На ляжках молодой хозяйки, тоже были влажные потеки.

— Я готов для вас на всё, госпожа. Но я очень волнуюсь...

— Что тебя беспокоит, Сэм?

— Моё семя попало в вас. И я боюсь...

— Не думай об этом, — рассмеялась Дорис. — Сегодня для меня безопасный день.

— Вы уверены, госпожа?

— Конечно, Сэм. Если бы не была уверена, велела бы кончить мне в рот, как в прошлый раз. Но сегодня мне захотелось получить твоё семя туда, — она указала себе между ног. — Ну всё, теперь ступай. И помни — никому ни слова.

— Да, госпожа. Я не подведу вас.

После его ухода снова вернулось смятение чувств. Ну вот, теперь ещё позволила негру кончить во влагалище. А вдруг и вправду это опасно? А вдруг она ошиблась, и сегодня было нельзя. Нет, не может этого быть. Всё должно быть правильно.

Дорис успокоилась довольно быстро. Всё её тело купалось в удовольствии, в удовлетворении. Вот только попа ныла немного и там было какое-то легкое жжение. Молодая женщина смазала анус кремом и стало сразу легче. После, она улеглась в постель и погрузилась в приятный сон. Лишь, одна мысль ещё блуждала в её голове, пробиваясь через дрёму.

Несколько мужчин овладевающих Лусинией одновременно.

Как это бывает? А смогла бы и она также? О нет! Ни за что! Есть ведь предел всему. Она поддалась постыдной страсти — ладно. Она позволила негру овладеть собой и даже заполучила его член в свой зад. Ладно. Он изливал своё семя ей и на лицо и в лоно. Пусть! Что ещё? Довольно! Несколько мужчин — это, уже слишком. Чем она тогда будет лучше грязной шлюхи из какого-нибудь портового кабака? Нельзя забывать, что она всё-таки из почетного семейства и супруга уважаемого человека. И её дочка... Что бы сказала её Эмми, узнай она, чем ночами занимается её мать, пока мужа нет дома.

Всё! Надо это прекращать. И Сэму нужно запретить приходить. Она и так нагрешила предостаточно и теперь, уже не может быть никакого искупления.

Erixx

2012