Наверх
Порно рассказ - Лето одного дождя. Часть 2. Прогулки под дождем

A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Undefined variable: block_ad

Filename: views/story.php

Line Number: 8

Скованные одной цепью.

В понедельник утром я проснулся позже, чем в выходные дни. За окном моросил дождик, напоминавший, что осень не за горами. Такой занудный мелкий осенний дождь. Я спустился вниз. Бабка куда-то убралась, оставив мне завтрак на столе. Я быстро поел и отправился к Катиному домику.

Его хозяйка тоже уже встала и завтракала. Было довольно прохладно, но на ней не было ничего из одежды. Я собирался повеселиться с ней в доме, но она сказала, что мы сейчас пойдем гулять.

— Но как? — спросил я. — Там же дождь идет.

— Он не такой уж и сильный, — сказала Катя. — Кроме того, это будет особая прогулка.

— И в чем её особенность? — поинтересовался я.

— В том, что наша одежда не промокнет. И ещё кое в чем, — заинтриговала меня Катя.

Мы допили чай и убрали со стола. Я догадался, что Катя предлагает прогулку нагишом. Мы уже валялись с её матерью на траве перед домом, но одно дело — у себя во дворе, где ты сам себе хозяин, и совсем другое — обходить местные окрестности, сверкая задницей.

— Пока разденься, — сказала мне Катя.

Я сел на кровать и стал раздеваться. Катя в это время рылась в шкафу. Я очень быстро разделся, так как на мне было немного одежды.

— Что ты ищешь? — спросил я.

— Одну вещь, — ответила Катя. — Посиди подожди.

Что мне оставалось делать. Я сидел и любовался её молодой упругой попкой, которая мелькала возле шкафа. Наконец, она нашла, что искала. Это оказались два шарика, не то пластмассовых, не то металлических, соединенных между собой тонкой железной цепочкой сантиметров 40 в длину. Сами шарики были размером с мандарин. Они были абсолютно гладкие. Лишь в том месте, где крепилась цепочка, на них был сделан выступ с отверстием под цепь. Я ещё не очень понимал, что Катя собирается с ними делать. Догадывался, но пока не говорил этого вслух. Она положила их на кровать рядом со мной, так что я мог рассмотреть их очень хорошо. Потрогав их, я убедился, что они из металла. А Катя вынула из холодильника масло подошла с ним ко мне. Сначала она, отрезав два кусочка масла, натерла ими шары, так, что они стали скользкими. Потом сказала, чтобы я лег на живот. Я сделал так и почувствовал, как мне на задницу лег холодный кусочек масла. А потом теплые и ласковые пальчики Кати стали размазывать этот кусочек по моему выходу, который, надо сказать был не очень чистым после сегодняшнего посещения уборной. Потом я почувствовал, как холодный шар коснулся моей задницы. Катя стала медленно погружать его в меня, но ничего не получалось. Моя задница сжалась и не хотела ничего пропускать внутрь. Я попробовал расслабиться, как тогда, когда Катина мать засовывала в меня свои пальцы. Сразу же все вышло, и Катя быстро загнала шар мне в задницу. Было ужасно тесно у меня в заднем проходе. У меня возникло ощущение, что я сейчас обосрусь. Казалось, что шар выскочит из меня. Но через некоторое время все улеглось, и хотя я и ощущал его в себе, он не особенно меня беспокоил. Я встал с кровати. Между ног у меня свисала тонкая цепь, на которой болтался второй шар, который задевал меня по ногам.

Катя легла на кровать и попросила меня, чтобы я сделал с ней то же самое. Я взял кусочек масла и, разведя в стороны её ягодицы, положил его на маленькое коричневое отверстие. Потом я растер масло, засунул один палец внутрь её ануса и немного смазал там. Затем я взял шар и положил его между Катиных ягодиц. Это было просто фантастическое зрелище! Я стал давить на шар, и он плавно стал входить в Катю. Маленькое отверстие растянулось и обхватывало шар по экватору. Ещё одно усилие — и Катина попка полностью его поглотила. Из неё торчала только цепочка.

Теперь мы были связаны с Катей одной цепью. Она встала, и, перекинув ногу через цепь, сделала так, что цепь свисала сзади нас. Она взяла меня за руку, и мы отправились на улицу. Там мы подошли к бочке, и вымыли руки от масла.

— Ну, теперь пойдем, — сказала Катя.

— А нас никто не увидит? — спросил я.

— Ты боишься? — удивилась Катя. — Не бойся. Кто ходит по улице в такую погоду.

— Ну, если что мы, наверное, сможем спрятаться, — сказал я, чтобы себя успокоить.

Мы взялись за руки, и вышли из калитки. Идти было не очень удобно, так как у меня в заднице был металлический шар. Но вместе с тем меня возбуждала мысль, что сейчас я иду по лесу с девушкой, при этом мы абсолютно голые, да ещё и связаны таким оригинальным способом.

Сначала мы шли по тропинке, но дождь, скапливаясь на деревьях, собирался в большие капли, которые, падая на наши обнаженные тела, заставляли нас содрогаться от холода. Тогда мы свернули с тропинки и шли рядом с ней. Тут дождь шел меньше. Но случилось непредвиденное обстоятельство. Проходя по этому бездорожью, мы расцепили руки, чтобы обойти молоденькую березку. Мы совсем забыли, что между нами свисает цепь. Она зацепилась за дерево и натянулась. Тут же я почувствовал, как из моей задницы пытаются вырвать шар. Это было очень неприятно. Не знаю, что почувствовала Катя, но мы сразу же подали назад. Во избежание в дальнейшем таких ситуаций, мы прижались друг к другу и крепко обнялись руками. Катина рука лежала на моей заднице, а моя ласкала её попку. Нам было очень приятно так идти, только очень холодно. Дело в том, что лиственный лес кончился и пошли сосны, которые не очень защищают от дождя. Да ещё и земля была покрыта их иголками, которые кололи наши босые ноги. Поэтому мы вернулись на тропинку.

Скоро показался просвет. Мы подошли к полю. Там была развилка. Мы могли пойти к станции, или же к речке, только другим путем, в обход всех дач. На станцию мы решили не ходить, так как там, наверное, кто-то есть. А вот на озеро мы решили пройти. Мы вышли на мокрую дорогу и наши ноги по щиколотку погрузились в холодную жидкую грязь. В это время мы услышали сзади какой-то шум.

Там ехала машина. Она была слишком далеко, чтобы сидящие в ней обратили на нас внимание, но она приближалась и должна была проехать там, где мы стоим. Был только один выход — мы прыгнули в злаки, которые росли на поле, и легли там. Мы укрылись с головой. По какому-то негласному договору мы с Катей легли на спины, и теперь растущий хлеб колол и щекотал наши задницы. А мой член стоял параллельно этим колосьям. Машина с шумом прокатила мимо. Когда я собирался встать, Катя хитро улыбнулась и полезла себя в прическу. Оказывается, она как-то спрятала в своих волосах презерватив. Облизав мой член, она одела его в прозрачную одежку и, переступив через меня, опустилась мне на живот. Аккуратно она вставила мой член себе в щель, и, слегка вздохнув, стала легонько подпрыгивать. Я получал суперудовольствие от этого секса в поле, где нас чуть не увидели голыми вдалеке от дома. Правда моя задница была вся исколота колосьями, но я трогал Катю за груди, и мой член был в тепле её вагины.

Когда я кончил, мы поцеловались. Катя сняла презерватив и выжала его содержимое себе на грудь. Затем мы приподнялись, и, убедившись, что вокруг ни души, вышли на дорогу. Мы прошли поле, и вышли на поросшую травой поляну, которую пересекала узкая тропинка. Она была настолько узкой, что мне пришлось переступить через цепочку и прижаться к Кате сзади. Я положил свои ладони ей на мокрую грудь, а членом прижался к её милой попке. При такой ходьбе я очень сильно возбудился. Кстати, пока мы шли по тропинке, мы увидели, как по кромке леса шла какая-то бабка. Она посматривала на нас, но нам она показалась незнакомой, так что мы продолжали свой путь.

Потом мы пошли по мокрой траве, которая сразу же омыла наши босые ноги. Теперь мы шли рядом и говорили о том, что могла делать эта старуха в лесу, и как она, наверное, офигела, увидев нас. Подойдя к реке, мы увидели ещё одного человека. Это был какой-то дед. Он ловил рыбу и спал. Так что мы прошли в пяти шагах от него, а он даже и не заметил. Вот мы и подошли к домику на берегу реки. Сейчас, когда дождь припустил изо всех сил, дом казался мне особенно уютным. Мы вошли в него, и Катя предложила искупаться в реке под дождем.

Мы вышли на берег. Свинцовое небо нависало над противоположным берегом, который сейчас принял малахитовый оттенок. Вода казалась очень чистой, в ней отражалось и небо, и малахитовый лес. Только отражение прыгало от капель дождя. Каждая капелька ударяла по поверхности этого природного зеркала, и от неё разбегался круг. Было очень красиво. Мы с Катей взялись за руки. Коснувшись воды ногой, я убедился, что вода во время дождя гораздо теплее, чем обычно. Или просто вокруг слишком холодно? Мы попробовали поплыть, но ничего не вышло. Цепочка, связывавшая наши зады, мешала плыть. Тогда мы просто встали в воде по шею и ласкали друг друга. А когда вышли, то, аккуратно пройдя по мокрому песку, чтобы не запачкаться, вошли в дом.

Там Катя достала какие-то полотенца, и мы вытерлись. Она снова зажгла керосинку и в доме воцарилась загадочная атмосфера. Потом она сказала, что ей нужно достать одну вещь и чтобы я ей помог. Мы зашли за кучу хлама, и на каком-то косом от времени комоде стоял... Я даже не знаю, как это называется: патефон, граммофон, но что-то в этом роде. Я взял его и поставил рядом с керосинкой. Катя что-то покрутила в нем, и, надо же! Он зазвучал. Заиграла какая-то очень старая музыка. При этом всё шипело, даже слова толком разобрать нельзя было.

— Белый танец, — сказала Катя. — Дамы приглашают кавалеров.

Я, конечно, сразу же согласился потанцевать, тем более что был привязан к ней в буквальном смысле слова. Мы переступили через цепочку, так что она теперь свисала между ногами. Я обнял Катю за талию, а она положила мне руки на плечи. Мы крепко прижались друг к другу и стали танцевать. Я ещё никогда не представлял, что можно танцевать вот так — без одежды, да ещё когда цепь свисает между ногами. Катя шептала мне что-то на ухо, я также тихо отвечал ей. А музыка звучала! Мне захотелось поцеловать эту девушку, и я поцеловал её. Она ответила мне поцелуем. Мне не хотелось, чтобы музыка заканчивалась, хотелось кружиться с этой прекрасной девушкой. Но довольно скоро — это только когда хочешь, чтобы что-то закончилось, оно не кончается, а все приятное заканчивается весьма быстро — музыкальный ящик скрипнул, пшикнул и заглох.

— Наверное, завод кончился, — сказала Катя.

Мы снова окунулись в реке. Тут мы обратили внимание на то, что дождь утих. Катя сказала, что нам надо поторопиться домой, так как, когда дождь закончиться совсем, мы не сможем так незаметно пройти мимо дач. Тогда мы незамедлительно покинули дом. Сейчас мы шли по открытому пространству, и нас мог увидеть любой прохожий. Но из-за дождя малочисленная публика не высовывалась из домов. Мы пошли за дачами, пригнувшись, чтобы нас не было видно. Идти было не очень удобно, так как дорога была скользкой. Босые ноги скользили по глине. Несколько раз мы падали на землю, причем сначала падал один из нас, а второй падал на него, так как цепь тянула его вниз.

Таким образом, когда мы вошли в калитку Катиного дома, мы были достаточно перемазаны в грязи. Мы вошли в дом.

— Это было здорово! — воскликнула Катя.

— Да, мне тоже понравилось, — сказал я. — Надо будет это как-нибудь повторить.

— Конечно, — сказала Катя. — Но сначала мы освободимся от цепочки.

Она развела пальцами одной руки в стороны половинки моей задницы, а другой потянула за цепь. Мне показалось, что из меня вырывают огромный кусок дерьма, так как я уже не чувствовал этот шар, он был частью моего тела. А Катя тянула его. Мне стало неприятно, но, тут громко чмокнув, он выскочил из меня. Теперь мне казалось, что у меня дыра в заднице такая, что можно бутылку засовывать. Она сейчас была очень раздражена и, наверное, даже подергивалась.

Тем временем Катя легла на скамью и попросила, чтобы я вынул шар из её попки. Я погладил её упругие ягодицы, развел их в стороны и слегка потянул за цепочку. Наверное, Катя расслабила свой анус, потому что шар довольно легко пошел наружу. Всхлипнув, он остался висеть на цепочке. Катина задняя дырка тоже была сейчас огромного размера, и края её подрагивали. Меня возбудило это зрелище, и я без каких-либо усилий вставил в её задний проход свой член. Я начал двигать им взад-вперед. Катя лежала на скамейке и тихонько охала. Наверное, её попка тоже слегка болела, доставляя этой болью какое-то новое удовольствие. Но мой член двигался в ней довольно легко. Тогда я схватился руками за две прекрасных булочки и вставил два больших пальца в анус девушки. Теперь моему члену было достаточно хорошо внутри. Я очень скоро начал кончать и заполнил своей спермой задний проход девушки. Мне было хорошо. Я сел на скамейку перед девушкой и предоставил ей свой член для облизывания. Она очень хорошо его облизала, доставив мне огромное удовольствие.

Дождевая ванна.

Теперь моя попка была заполнена спермой и не так болела, но мне хотелось кончить. Когда я облизывала член Жени, я ужасно сильно возбудилась. Мне пришла в голову идея, и я решила её реализовать.

— Жень, теперь я хочу тоже кончить, — сказала я ему.

— Отлично, — ответил он. — Что мне сделать?

— Ляг на спину на полу.

Он лег посреди комнаты. Я попыталась встать, но почувствовала, что Женина сперма вытекает у меня сзади. Тогда я заткнула свой анус пальцами и, встав, аккуратно подошла к Жене. Я встала так, что его голова была у меня между ног. Сначала я провела большим пальцем ноги по его соскам, перемазав их в глине. Надо сказать, что мы были очень испачканы после сегодняшней прогулки. Потом, всё ещё держа руку у себя на заднице, я опустилась на колени, приблизив свою норку к его губам. Затем я ещё медленнее стала опускаться, пока не коснулась его лица своей перемазанной в глине попкой.

— Тебе так удобно? — спросила я.

— Все в порядке, — отвечал он.

Тут я убрала руку из-под своей задницы, и её содержимое потекло на лицо Жени. От осознания этого я ещё сильнее возбудилась, и другой рукой стала дрочить себе. При этом я елозила по лицу парня, обмазывая его смесью, состоявшей из глины, его собственной спермы и выделений моего ануса. Очень скоро я стала кончать. Я закричала, и из моей щелки потекла жидкость, которая стала четвертым компонентом этой смеси на лице Жени. Потом я встала и посмотрела, что сделала. Да это было здорово! Он сейчас лежал с закрытыми глазами, а все лицо у него было покрыто разными оттенками коричневого цвета. За то, что он не жаловался и доставил мне удовольствие, я опустилась к нему и поцеловала его в губы.

Теперь нам было бы неплохо помыться. Но растапливать баню я не хотела. Зато за домом стояла старая ванна, в которой за время дождя скопилось много воды. Я протянула руку и повела Женю за собой, так как он не мог открыть глаза. Подойдя к ванне, я помогла ему войти в нее, и он сразу же сполоснул лицо и открыл глаза. Я тем временем тоже залезла в ванну, и теперь мы сидели друг напротив друга. Вода была прохладная, но меня это возбуждало. Сначала мы просто сидели, а потом я сходила в дом и принесла презерватив. Женя одел его. Я встала одной ногой на край ванны, открыв ему прекрасный вход в меня. Он сразу же воспользовался этим. Медленно и аккуратно ввел он свой ствол в меня. Я прикрыла глаза и стала двигать тазом в такт его движениям. Он обхватил меня за талию, и мы двигались вместе.

Когда он собрался кончать, то вынул свой член из моей норки. Я повернулась к нему, взяла его член рукой и стала дрочить ему. Женя спустил сгусток спермы мне на грудь. Я поводила его головкой по грудям, пощекотала свои сосочки. А потом двумя руками Женя размазал всю сперму по моей груди. Затем он нагнулся и стал целовать её. Он целовал соски, облизывал всю грудь. Скоро она стала скользкой от его слюны и спермы. У меня снова появился зуд между ног. Мне казалось, что моя бедная девочка сокращается, что она хочет разразиться фонтаном соков. Я, не мешая Жене целовать и ласкать мою грудь, пропустила два пальца себе в пещерку и стала дрочить. Через пару движений из неё закапало. Я обмазывала пальцы в своих выделениях, облизывала их сама и давала полизать Жене.

Когда же мы успокоились, то снова сели в ванну. Затем, немного сполоснувшись, мы пошли в дом, где вытерлись насухо, но одеваться не стали.

Секс у путей.

Во вторник выдалась солнечная погода. В этот день мы ходили на реку и купались в ней. Что-то радостное было в том, как играет солнце на мелкой ряби, которой была покрыта река. Мы плавали, потом сходили в старый дом, где Катя опять завела граммофон. Мы опять танцевали, прижавшись друг к другу обнаженными телами. Было приятно потом выйти на теплый мелкий речной песок и лечь на него. Особенно приятно было то, что на этом же песке, совсем рядом лежит красивая и совсем голая девушка.

Ещё в тот день мы занимались сексом у Кати дома.

В среду погода не менялась. Когда я пришел к Кате, она встретила меня радостной новостью, что она придумала что-то новое. Она сказала, чтобы я взял презервативы, и мы пошли. Куда? Я не знаю. Мы шли по лесу довольно долго. Причем шли совсем в другую сторону, а не как в понедельник. В лесу царил сумрак, и солнечные пятна изредка играли на изумрудной траве. Через некоторое время впереди между деревьями появился просвет. Вроде лес заканчивался. Когда мы вышли, то увидели перед собой железную дорогу. Мы ушли далеко от станции и здесь поезда проносились с большой скоростью. Мы пошли вдоль путей, пока Катя не остановилась и не остановила меня. Чуть в стороне от путей, которые располагались как бы в овраге, лежало бревно. Оно было сухое и шершавое. Мы подошли к нему и сели. Потом Катя нагнулась и расстегнула мне джинсы. Она припала к моему члену и стала его сосать. Она надвигалась на него, а потом поднимала голову и мой член лишь самой малостью был у неё во рту. В это время мимо проехала электричка. Я обратил внимание, что из окон на нас смотрели люди. Я сказал об этом Кате, но она ответила, что никто из них нас не знает и беспокоиться нечего, тем более что сейчас мы совсем разденемся, и будем заниматься сексом на этом бревне. С этими словами она стянула через голову свое платьице и стояла передо мной совсем голая.

Я пододвинулся к ней и, погладив кустик у неё между ногами, проник туда языком. Другой рукой я сжимал её ягодицы, гладил заднюю дырочку. В это время мимо пронеслась другая электричка. Все, кто смотрел в окно в ней, наверняка видели эту прекрасную голую попку, которую я мял.

Потом я снял футболку и снял джинсы. Я сел на бревно и оно всеми своими неровностями впилось в мою задницу. Катя придвинулась ко мне поближе и аккуратно села на затянутый в презерватив ствол. Он мягко скользнул в неё. Она стала подпрыгивать на мне. Я легонько хлопал её по заду, а Катя слегка вскрикивала. Она обняла меня за шею, а её грудь терлась о моё лицо. Мимо ехал поезд. Он стучал колесами, а Катя в такт поднимала и опускала свой таз на мне.

Через некоторое время она сказала, что надо поменять позу. Она встала и опустила руки на край бревна, а попку отставила в сторону. Я зашел сзади неё. В это время мимо ехала электричка, и мне показалось, что кто-то из неё свистит мне. Но я справился с волнением и вставил свой член в Катю. Аккуратно я двигал им в ней. Она стонала. Теперь из проезжающих поездов меня было видно очень хорошо. Но я уже не стеснялся. Мне было все равно.

Когда я кончил, Катя сняла презерватив с моего уставшего друга и облизала его. Мы оделись. Катя положила презерватив с моей спермой на рельсы. Проходивший мимо поезд раздавил его, измазал своё колесо и понес мою сперму на многие километры, оставляя частички её на рельсах.

Парной вечер.

Вечером в четверг очень парило. Мы с Катей забрались на чердак её дома и, голые, лежали там. Только что мы занимались сексом, поэтому сейчас переводили дыхание. От жары и проделанной работы наши тела были покрыты потом. Немного отдохнув, я повернулся к Кате и стал гладить её попку, облизывая при этом её грудь. Она была солоноватая от пота, что меня ещё больше возбуждало. А я запустил пальцы ей между ног и гладил её там. Там до сих пор было влажно из-за её выделений. Я не выдержал и переместился вниз. Я стал лизать эту пещерку, которая доставляла мне столько радостей. Она имела своеобразный вкус, к которому сейчас примешивался соленый вкус пота. Катя перевернулась на живот, предоставив мне свою чудесную попку. Я слегка похлопывал по одному из блестящих от пота полушарий, и старательно облизывал другое. Постепенно я спустился в тесное ущелье между этих двух полушарий. Кончик моего языка скользил по сморщенному коричневатому колечку, расположенному на самом дне этого ущелья. Мой член уже торчал, но он упирался в солому, которой был усыпан пол чердака. Так как я был весь потный, то и на моей заднице и на спине налипло много соломы. Теперь она приятно щекотала меня. Я напустил побольше слюны, и теперь она небольшим озерцом лежала на дне ущелья. Наконец, я попробовал проникнуть языком внутрь коричневатого колечка, и мне это удалось.

Потом Катя попросила меня лечь на живот. Сама она зашла сзади и тоже опустилась там. Она положила руки мне на ягодицы и развела их в стороны. Когда же её язык коснулся моего ануса, я вздрогнул. Я не ожидал, что она будет делать это. Но Катя лизала мне задницу. Время от времени она вставляла туда свой пальчик и двигала им во мне. Мне это нравилось. Потом Катя попросила меня слегка приподняться. Только я приподнялся, она просунула свою голову мне под таз, и взяла мой член в рот. Я стал трахать её в рот. Катя в это время гладила меня по заднице и ласкала свою грудь, покручивая соски. Через некоторое время я стал кончать. Но Катя не глотала сперму, а набрала её полный рот. Она встала с раздувшимися щеками, и знаками показала мне, чтобы я сейчас приблизился к ней, а потом ни в коем случае не глотал то, что она положит мне в рот. Я подошел к ней. Она обняла меня, и наши губы слились в поцелуе. При этом Катя передала мне в рот половину моей спермы. Я не глотал её, а держал во рту, как и просила Катя. А она показала мне, что я должен лечь на живот. Я лег. Тогда Катя сделала такой же поцелуй, но только с моей задницей. Она вдула туда всю остававшуюся у неё во рту сперму. После чего она сказала, чтобы я проделал это с ней. Катя опустилась на живот. Я лег и опустил свое лицо на её попку. Я прильнул губами к её отверстию и выдавил содержимое своего рта в Катину попку. Затем мы сели и ещё целовались, размазывая языками остатки моей спермы в наших ртах. Я чувствовал, что из моей задницы что-то стекает. Точнее, я знал что это.

Мы снова легли любоваться деревянной обшивкой крыши. В это время как-то потемнело. Мы выглянули в мутное окошко на улицу. Там надвигался дождь. Ветер завывал и гнул деревья. Когда же ветер окончил свою партию в концерте под названием «Дождь», наступила очередь самого дождя. Он резко, но мягко зашелестел по траве, по земле. Барабанной дробью он ударял по крыше.

Катя подошла и открыла дверцу, ведущую с чердака. В помещение ворвалась свежесть и прохлада. Мы сели на порог чердака и обнялись. Капли воды, срываясь с края крыши, падали нам на ноги. А мы любовались дождем. Потом мы спустились во двор и стали смывать под дождем всю солому, что налипла на нас. При этом мы терли руками друг друга. Так под дождем мы и помылись. Потом, уже чистые, мы сели на скамейку перед домом. Мы продолжали любоваться дождем, позволяя ему щекотать своими струями наши обнаженные тела.

Возвращение.

Сегодня пятница. Сегодня я снова еду в наш загородный домик, чтобы навестить свою дочь и её друга, с которым она там познакомилась. Помнится, в прошедшие выходные я здорово с ними повеселилась. То же я ожидаю и от этих выходных. Сегодня я везу больше вещей. Там много специальных приспособлений и одежды, чтобы нам веселее было заниматься сексом.

Когда я вышла из электрички, они ждали меня на платформе. Накрапывал мелкий дождь. Женя взял у меня сумку и понес её. Когда мы прошли березовую рощу, дождь усилился. Теперь он крупными каплями падал на окрестности. Я не взяла зонт, и очень скоро мы совсем промокли. Под блузкой у меня ничего не было, и сейчас моя грудь была бы видна всем прохожим, но нам никто не попадался. Я обратила внимание, что и Женя, и Катя рассматривают мою грудь. Это мне льстило. Всю дорогу мы говорили. Катя рассказывала, как они с Женей ходили гулять совсем без одежды.

Когда мы подошли к дому, Женя занес сумку и ушел, сказав, что завтра утром он обязательно придет. Мы с дочерью раскидали вещи по комнате. Потом я села на кровать, а Катя опустилась мне на колено. Мы поцеловались, поиграв языками друг у друга во ртах. Потом я сняла с Кати платье через голову и стала покрывать её шейку поцелуями. Рукой я гладила её попку, мокрую от дождя. Постепенно я спустилась к её грудкам. Они были холодные, так как дождь промочил насквозь Катино платьице. Но я согрела эти грудки, облизывая то один, то другой сосок. Очень скоро они потвердели.

Когда я прекратила, Катя слегка опустила голову и стала облизывать мою грудь, прямо через блузку. Мне было очень хорошо. Когда мои соски затвердели, я сняла блузку. Мне становилось теплее. Катя продолжала ласкать мою грудь, а я гладила её попку, которая уже высохла. Свободной рукой я щупала свою вторую грудь. Я слегка плюнула на неё и пальцами растерла слюну вокруг соска. Потом я ещё полизала соски у дочери, а затем мы ещё раз поцеловались, крепко прижавшись друг к другу скользкими от слюны грудями.

Затем я сняла с себя шорты и трусики. Я легла на кровать и широко раздвинула ноги. Катя легла на меня, погрузив своё лицо в мой бутон, и опустив свой на моё лицо. Получилась позиция 69. Я стала облизывать бутончик своей дочери. Он был слаще всех вкусностей мира. В это же время дочь лизала мне. Я думаю, что она думала то же самое. Это потому, что мы любим друг друга. Когда моя дочь кончила, я слизала все выделения её влагалища, и сама кончила от возбуждения. Потом мы ещё некоторое время лежали рядом, возобновляя игру. Мы теребили друг друга за соски, целовались, запускали пальцы друг другу в норки. Нам было хорошо.

Потом я приготовила ужин и мы, не одеваясь, сели ужинать. После ужина я ещё раз облизала пещерку у Кати и дала ей кончить. После она удовлетворила меня. Мы легли спать на одной кровати. Перед тем как мы погрузились в сон, мы ещё раз крепко обнялись и тогда только заснули.

Переодевание.

Вчера приехала Катина мама, чтобы провести с нами выходные. Значит, сегодня будет что-то особое. В прошлые выходные мне пришлось ходить в её трусиках. Интересно, что она придумала на этот раз. У неё была целая неделя и вчера она приехала с двумя сумками, в которых, наверняка, много всяких приспособлений для удовольствия.

Когда я пришел, мама и дочка уже заканчивали завтрак. Они убрали со стола, и мы сели, чтобы обсудить дальнейшие планы.

— Итак, мы собираемся здорово развлечься? — спросила тетя Рая. — Ведь собираемся?

— Да! — ответили мы с Катей в один голос.

— Было бы неплохо, — добавил я.

— Тогда будете все делать, как я скажу, — сказала Катина мама.

Мы закивали головами.

— Прежде всего — одежда, — продолжала она. — Я привезла вам то, в чем я хочу вас видеть эти выходные.

С этими словами она раздала нам по свертку, и взяла один себе.

— Сейчас мы разойдемся и переоденемся, — говорила Катина мама. — Кстати, может вас удивит, то в чем вы будете одеты, но поверьте, так будет лучше. Свою одежду оставите там, где будете переодеваться, и оденете её, когда пойдете в воскресенье меня провожать.

Она осталась в комнате, я полез на чердак, а Катя пошла переодеваться в баню.

Я сел на устланный соломой пол, стянул футболку и аккуратно подвесил её на гвоздик. Потом я снял джинсы и трусы. Их я положил под футболкой. Теперь я развернул сверток. Ну, да, как тетя Рая и обещала, она привезла мне кое-что из Катиных вещей. Я даже не знал, как я покажусь там, внизу, в таком виде. Но потом любопытство взяло верх, и к тому же этого от меня и ждала тетя Рая. В свертке лежало не так много вещей. Сначала я вынул оттуда чулки. Ну да, обычные чулки, которые носят женщины. Хотя нет — не обычные. Они были выполнены вместе с поясом, то есть это были как бы колготки, но спереди и сзади были большие прорези. Я долго возился, прежде чем одел их. Потом я ещё расправлял складки на ногах. Но вроде бы все сидело нормально. Теперь юбка. Она очень короткая, зато безо всяких застежек и молний. Я быстро натянул её на себя. Она ничего не прикрывала, и мой хер торчал из-под неё. Почему торчал? Вся эта одежда была настолько необычна, да ещё я представлял, как Катя носила её. Так что мой торчащий девайс уже пускал слюнки в преддверии предстоящей трахи. Туфельки... Туфельки на мои ноги не налезли, и я заменил их своими кроссовками. Очень шикарно смотрится: парень в юбке и чулках, на ногах кроссовки. Да, чуть не забыл: в свертке ещё лежат перчатки, или как там это называется. Короче, такие перчатки, которые всю руку закрывают, почти до подмышки. Они ещё сделаны из того же материала, что и чулки. Только они были желтого цвета, в то время как чулки — белого. Натянув их на руки, я проследовал к выходу и стал слазить по лестнице. Ветер дул мне в задницу.

Когда я вошел в комнату, Катя и её мама уже были одеты и встретили меня аплодисментами. Катина мама спросила по поводу туфель, и я объяснил ей. Сейчас я опишу, как одеты Катя и её мама.

Итак, на Кате надеты черные обтягивающие кожаные шорты, такой же кожаный лифчик. На ногах ничего нет, она босиком стоит на полу. Её мама одета куда более комплексно. На руках у неё такие же перчатки, как и у меня, только черного цвета. Розовый в цветочек лифчик, у которого на чашечках прорези под соски. Черные велосипедки с прорезью на самом интимном месте. Ноги снизу затянуты в черные полупрозрачные гольфы, верхняя, более плотная кайма которых поднята выше колен. Красные туфельки стоят рядом со ступнями её ног. Надо полагать это тоже её.

Все улыбаются.

— Теперь мы одеты, — сказала тетя Рая. — И можем приступать.

Только начало.

— Сначала ты, Женя, нас немного повеселишь и раззадоришь, — продолжала мама.

Она сказала Жене, чтобы он лег на кровать. Мы же сели на спинку кровати. Женя лежал перед нами, расставив ноги в чулках в стороны. Его член задрал его юбочку.

— Поласкай себя, — сказала ему мама.

Женя протянул руку к члену и стал гладить его.

— Нет! — сказала мама. — Сначала поласкай себе соски.

Тогда парень двумя указательными пальцами накрыл свои соски и начал гладить их. Не знаю, как ему это нравилось, но меня это шоу явно заводило.

— Теперь послюнявь пальчики, — сказала ему мама. — И продолжай.

Он сделал и это. Мне тоже хотелось что-то делать. Тогда я протянула руки к маминым выступающим из лифчика соскам и стала ласкать их. Мама тем временем сказала, чтобы Женя одной рукой гладил свои яйца. Он делал это, но, по-видимому, сразу кончить от этого он не мог, хотя и был возбужден. Я же запустила руку в прорезь на маминых шортиках, и гладила её киску, перебирая волоски на лобке. В ответ мама сжимала рукой мою грудь в лифчике. От сцены передо мной, и ласк мамы, да ещё и оттого, что я сама ласкала маму, уже не думая, вставляла ей пальцы во влагалище, я очень возбудилась. В моих шортах стало влажно от пота и выделений моей киски. Женя тем временем продолжал ласкать свои соски. Мама решила, что он уже готов кончить и сказала мне:

— Теперь ты, дочка, помоги ему. Просто ляг на него.

Я встала со спинки кровати и опустилась на Женю. Его член оказался у меня в районе пупка. Я почувствовала, как он напрягся. Женя закрыл глаза, и, его член разрядился. Теплая сперма ударила мне в живот, и стала застывать, сжатая нашими телами. Я встала и размазала её по животу. Женя тоже поднялся и сел на кровати, скрестив ноги в чулках. Мама достала что-то из своей сумки и протянула это Жене. Это оказались бусы. Не те, которые вешают на шею. Их можно вставить во влагалище или в анальное отверстие. Главное чтобы приятно было. Мама сказала, чтобы я приспустила шорты. Сама она тоже слегка опустила свои. Мы с ней встали на полу на четвереньках, обратив свои зады друг к другу. Женя должен был по очереди вставлять нам в попки эти бусы, а потом выдергивать их. Сначала он делал это с мамой. Я повернулась посмотреть. Один за другим белые и красные шарики исчезали в мамином анусе. Когда же они все ушли внутрь, Женя потянул за последний, который оставался в его руке. Шарики стали выходить наружу, издавая при этом смешной похлюпывающий звук. Маме это нравилось, и она тихонько ахала. Теперь я отставила попку назад и расслабила мышцы в ней. Один, второй, третий. Постепенно шарики складываются внутри меня. Шестой, седьмой, восьмой. Мне уже кажется, что хочется в туалет. Только схожу я шариками: белыми и красными. Десятый, одиннадцатый. Вроде все. Женя похлопал мою попку. И потянул за бусы. Несмотря на то, что моя задница с радостью отдала бы их, она сжалась и не хотела их выпускать. Но Женя тянул, и они вылезли из меня. Я их чуть-чуть измазала в коричневый. Но это ничего. Из мамы они вышли тоже не совсем чистыми. Женя снова вставил шарики в маму, потом в меня. Наконец, мама сказала, чтобы он вставил половину шариков мне, половину ей. Он сделал так.

— Теперь, — сказала мама. — Мы потянем их. В чьей попке бусы удержаться тот и победил.

Мы потянули. Я старалась удержать бусы, но шарики выскальзывали из моей дырочки. Шестой, пятый. А назад их уже не утянешь. Третий, второй. Вот и последний, чпокнув, выскочил из меня.

— Победительнице полагается приз, — сказала мама и показала пальцем на Женю.

Она сказала ему, чтобы он лег на спину на кровати, свесив ноги. Сама она что-то доставала в сумке и прилаживала. Оказалось, что она привезла пояс, на который можно установить член, чтобы две женщины могли играть друг с другом, как мужчина и женщина. Похоже, мама собиралась поиграть им и попой Жени. Она также привезла крем, который сейчас размазывала по этому искусственному члену. Потом она выдавила ещё крема на пальцы и помазала ими Женин анус. Женя был возбужден и был готов играть в такие игры. Я же в процессе этого акта могла гладить Женино тело, возбуждая его. Мама взяла Женины ноги и положила их себе на плечи. Я взяла член, который так внезапно вырос у мамы и, раздвинув в стороны половинки Жениной попки, прислонила его головку к маленькому колечку. Мама тихонько толкнула, и член вошел в Женину попку, значительно расширив это колечко. От неожиданности Женя вскрикнул. Может быть, ему было даже больно. Я села на кровать рядом с ним и стала гладить его тело. Иногда я подрачивала его член. Все его тело колебалось от толчков, которые сообщала ему мама. Она уверенно двигала своим членом в Жениной попке. Я легла на Женю и взяла в рот его член. Он вибрировал от возбуждения. Я стала сосать его как леденец. Когда же он кончил, я пустила каплю спермы по подбородку и слезла с Жени. Мама достала член из Жениной попы. Оказалось, что это не простой искусственный член. Он имел возможность кончать. До чего прогресс дошел а? Правда кончал он не спермой, а какой-то тягучей сладкой жидкостью, которую можно было есть. Мама сдавила свой искусственный наконечник, и на опавший Женин член упала струя этой жидкости. Мама стала на колени, и, пропустив голову между ногами Жени, стала слизывать эту жидкость, вперемешку с Жениной спермой, которую я оставила на его члене.

После мы, а особенно Женя, решили отдохнуть.

Втроем.

После отдыха мы решили продолжить наши бурные выходные. Сначала Катина мама попросила, чтобы её дочь полизала ей соски, а я полизал ей пизду. Катя легла на свою маму и стала лизать соски, выступавшие из отверстий лифчика. Я же стоял на коленях перед кроватью и облизывал половые губы, которые были со всех сторон обтянуты черным эластичным материалом. Постепенно норка передо мной становилась влажной, а Катина мама учащенно дышала, так, что даже я с такого расстояния слышал. А я вставил ей туда палец, который у меня был затянут в желтый материал. Его тетя Рая встретила громким воскликом вожделения. Я тоже был сильно возбужден, и от возбуждения даже облизывал промежность Катиных кожаных шорт. Она этого не замечала. Я вынул палец из норки Катиной мамы, и стал поглаживать попку её дочери, здорово обтянутую черной кожей. И тут тетя Рая закричала:

— Сейчас кончу. Да! Да. Вот. Сейчас кончаю...

Я посмотрел на её киску. Она вся напряглась, и её губы то сжимались, то расходились. И вот, из неё ударила сильная струя. Я сначала подумал, что это тетя Рая решила пописать, причем прямо мне на лицо. Но капли жидкости попали мне в рот, и я понял, что она на самом деле кончила. Жидкость продолжала сочиться из её письки. Я прильнул к ней ртом и пил сок Катиной мамы. Я кусал и сосал черный материал вокруг её влагалища.

Потом, когда Катина мама успокоилась, она снова надела пояс с дилдо. Она легла на кровать, задрав его вверх, и позвала свою дочь. Та сняла свои кожаные шорты и медленно опустилась на искусственный член. Я помог попасть ему туда куда нужно. Катя вздохнула и стала тихонько подпрыгивать на своей маме. А тетя Рая сказала, чтобы я вошел в Катину попку, так чтобы мы трахали её вместе. Катя приостановилась. Я плюнул на пальцы и размазал слюну по Катиному анусу, немного поиграв в нем пальцами. Теперь он стал более скользким, и у меня не должно было возникнуть проблем с входом в эту попку. Я приставил член к узкому входу, и, слегка толкнув, вошел на полную длину. Мои яйца мягко шлепнули по розовым ягодицам. Теперь мне надо было подобрать темп, чтобы я двигался внутрь вместе с тетей Раей. Очень скоро мне это удалось.

Внутри Катиной попки было тепло и тесно. Мне было очень приятно двигать в ней членом. Каждый раз, когда я вставлял его на полную длину, мне казалось, что я чувствую через тонкую перегородку искусственный член тети Раи, который она вставляла во влагалище своей дочери. Я обхватил Катю и запустил руки в чашечки её лифчика. Я нащупал её соски и стал ласкать их пальцами. При этом я целовал Катю в шею, предчувствуя надвигающееся блаженство. Катина мама попросила меня приостановиться перед тем, как я кончу.

И вот я почувствовал, что волна наслаждения идет от моих яиц к члену. Я приостановился и аккуратно вынул его из Катиной попки. Катя и её мать сменили позу. Теперь Катя лежала животом на кровати, а её мать трахала её в попку. На самом деле она не трахала, а «кончала», наполняя попку девушки жидкостью из искусственного члена. Когда она закончила, то позвала меня продолжить и тоже спустить в эту попку. Я снова вставил член в Катю. Там было липко из-за жидкости, которой был наполнен задний проход. Когда я вставил член, Катя закричала. Наверное, её переполнило возбуждение, и она кончила. Я же сделал несколько сильных толчков, и спустил её в попку.

Я вынул свой член из неё. Её мать похлопала её по попке и сказала, чтобы я опустился на колени перед кроватью, где лежала Катя. Сама она тоже встала рядом со мной.

— Поднатужься слегка, милая, — сказала она своей дочери.

Та напрягла мышцы попки, и из маленького, но изрядно поработавшего отверстия показалась струйка белесой жидкости. Это была моя сперма вперемешку с сиропом из искусственного члена. Тетя Рая провела языком по анусу своей дочери. Потом она пригласила и меня к этому занятию. Мы прижались щеками друг к другу и работали языками, вылизывая сироп со спермой, вытекавший из ануса Кати.

После пришло время обеда. Сегодня я не пошел к себе домой, так как сказал бабке, что уехал в город. На самом же деле я уеду в город завтра вечером, вместе с тетей Раей. А сегодня я и заночую здесь с этими двумя очаровательными женщинами.

Голый ужин.

После обеда мы немного отдохнули. После время полетело незаметно. С мамой было очень весело и было очень грустно, что завтра она опять уедет в город. Да ещё и Женя собрался уехать. Я опять останусь тут одна. Правда, Женя обещал вернуться в среду.

Но сегодня мы весь день занимались сексом, причем мои дырочки обрабатывал как Женя, так и мама, с помощью своего пояса с членом. Постепенно время подошло к ужину. Мама сказала, что это будет необычный ужин. Сначала мы перекусили остатками от обеда, а потом началось развлечение. Мама нарезала колбасу колесиками. Сама она легла на стол, разведя ноги в разные стороны. Она положила две коляски колбасы себе на соски и ещё два — на свой бугорок, прикрыв тем самым все свои интимные места. Она предложила нам съесть эту колбасу, но мы должны будем облизать те места, с которых мы эту колбасу возьмем. Я взяла колбасу с её левого соска и старательно облизала его, пока он не затвердел. Колбаска с маминой киски досталась Жене, но он поделился ею со мной, и мы вместе облизали маму.

Теперь мама сказала, чтобы я легла на стол. Я легла. А она достала банку шоколадного крема и выложила часть его мне на живот. Потом руками, и Женя ей помогал при этом, она стала размазывать его мне по груди, по животу, спускаясь до моей киски. Но мама и там не остановилась, покрыв кремом мне ноги и ступни. Насмотревшись на шоколадную меня, они с Женей стали облизывать моё тело. Мне было очень приятно. А Женя поводил членом мне по животу и принес мне крема на члене. Я, повернув голову набок, взяла Женин член и облизала его. Крем показался мне необычайно вкусным. Когда же я была, наконец, более менее чистой, хотя и липкой, мама сняла с плитки кастрюльку, в которой сварила вкрутую три яйца. Она очистила одно от скорлупы и села на стол. Она прислонила яйцо к своим половым губам и протолкнула его внутрь. Наружу торчал только маленький белый кончик. Мама попросила Женю, чтобы тот нанизал на свой член несколько колясок колбасы. А меня мама попросила съесть яйцо, которое было внутри её влагалища. Я припала к отверстию на маминых шортиках. Я поцеловалась с её половыми губами. Мама сжала свои мышцы, и яйцо выскользнуло из её норки прямо мне в рот. А Женя предоставил мне возможность заесть это яйцо колбасой с его члена. Потом мама попросила, чтобы я так же накормила её. Я очистила яйцо и прислонила его к своей киске. Оно было скользкое и легко проскользнуло внутрь. Я сразу же почувствовала, какое оно горячее. Мне стало жарко, я возбудилась, и пот выступил у меня вокруг киски. Мама прильнула к моей крошке и стала вытягивать оттуда яйцо. Я напряглась, и яйцо вылетело из меня. Мама съела его и провела языком по моей норке. После она закусила колбасой с Жениного члена.

Затем Женя съел яйцо из маминой пещерки. До своего члена он не дотянулся ртом, поэтому снял последнее колесико колбасы рукой и съел её.

Теперь надо было выпить чаю. По поводу чая мама придумала нечто такое, что я даже сейчас удивляюсь, как мы его выпили. Наверное, были сильно возбуждены. Так вот, мама взяла ковшик для воды и пописала туда. Поскольку на ней были шортики с вырезом, ей не пришлось снимать их. Она просто поднесла ковшик себе между ног, и её моча зажурчала по дну ковшика. Потом она предложила мне и Жене наполнить ковшик доверху. А когда он был полон, мама поставила его на плитку, чтобы моча вскипела. Затем, она разлила этот напиток по кружкам, бросила туда чая в пакетиках и сахару. Все это было очень странно. Мне никогда ещё не приходилось пить мочу, да ещё с чаем и сахаром. А мама тем временем сделала бутерброды, и мы сели пить чай. Вкус у чая был особый, не похожий на тот обычный, что я пила. Но не скажу, чтобы мне было противно. Он был сладким от сахара, и вкус чая тоже присутствовал.

Когда же мы закончили пить чай, мы прибрали все со стола и легли спать. Мы спали втроем на одной кровати.

Желтое умывание.

Утром мы проснулись все вместе. Сначала мне не хотелось вставать, и я стала шарить руками под одеялом, лаская детей и себя. Я немного помяла Женин член, который сразу же стал взведенным в боевое положение. Пошлепала дочку по попке. Себе погладила губки. Но, надо вставать. Вчера мы пили чай из мочи, и дети не противились этому. Поэтому я решила сегодня устроить особое умывание. Я подняла их, и мы вышли во двор.

Было ещё достаточно рано, и роса на траве ещё не вся испарилась. Мои гольфы сразу же промокли. Я сейчас даже завидовала своей дочери, которая могла босыми ногами наступать на мокрую от росы траву. Но мне тоже было приятно. Итак, я решила, чтобы мы умыли друг друга мочой. Сначала я попросила Кате стать на колени перед моей киской. Она послушно сделала так. Я закрыла глаза, и потом, когда я их открыла, на лицо моей дочери из меня брызгала струйка желтой жидкости. Она закрыла глаза и размазывала её по лицу. А моя моча капала ей с подбородка на кожаный лифчик и стекала между грудей на её киску, ничем в данный момент не прикрытую. Когда же я закончила, пришла очередь Кати умыть Женю. Сама я решила умыться из его шланга. Он опустился на колени перед Катей, и та пустила струю ему на лицо. Он умывался. При этом одежда, которую я привезла ему вчера, намокла. Но меня это не огорчало. Напротив, мне нравилось смотреть, как моча моей дочери смачивает чулки на его ногах.

Потом я опустилась на колени на мокрую траву. А Женя направил мне в лицо свое орудие. Струя из его брандсбойда была настолько сильной, что попадала мне в рот и в ноздри. Я размазывала его мочу по лицу. Она была солоноватой на вкус. А Женя намочил мне волосы и лифчик. Когда он стряхнул с конца последнюю каплю, я была полностью мокрой.

Но, конечно же, мы не собирались ходить весь день с политыми мочой лицами. Отойдя в сторону, мы умылись росой с травы, и наши лица обрели свежесть. Потом мы пошли завтракать. После завтрака я решила, что нам лучше снять пропитанную мочой одежду. Мы сняли её, и остались в чем мать родила. Сегодня мне захотелось испытать то, что вчера испытала моя дочь. А именно: чтобы она поимела меня искусственным членом, а Женя вошел бы в меня сзади. Я помогла Кате одеть пояс с членом. Затем она легла на кровать. Я же опустилась на неё сверху. Искусственный фаллос проскользнул в мою пещерку. Женя облизал мою заднюю дырочку и дал мне пососать его член. Когда же он стал достаточно скользким, он вошел в меня сзади. Они с Катей стали двигаться во мне. Было очень приятно, так как их движения совпадали. Мои дырочки отзывались похлюпыванием на эти движения. Мои груди качались над лицом моей дочери, и она облизывала их. Женя упорно работал сзади, пошлепывая мою вспотевшую задницу. Я попросила его шлепать сильнее, и каждый его шлепок приближал оргазм. А дочка слегка покусывала мне груди. Я стала кончать, но попросила их не останавливаться.

Когда же я кончила во второй раз, я почувствовала, что Женя остановился и наполняет мне задний проход своей спермой. Тогда мы все остановились, и я попросила дочку поменять позу. Теперь она села на край кровати, а я подпрыгивала на ней, стараясь всадить искусственный член на всю длину. Женя стоял рядом и ласкал нам груди. От моих прыжков его сперма стала вытекать у меня из задницы и капать на пол и на ноги Кате.

В третий раз испытав оргазм, я слезла с члена и стала облизывать его, слизывая свои выделения. Женя присоединился ко мне. А Катя сжала фаллос, и он стал поливать нас с Женей своей смазкой. Наши лица были перепачканы в этой жидкости. Постепенно время подошло к обеду.

После обеда.

После обеда мы лежали втроем на кровати. Я легла посередине. Женя лежал слева от меня, а мама — справа. На нас не было никакой одежды, но все равно было так жарко, что наши голые тела вспотели. Я взяла Женин член и стала его дрочить. Правой рукой я гладила и слегка пошлепывала мамину киску.

— Да, дочка, — сказала она. — Мне так хорошо.

Потом мама переместилась на край кровати, а я облачила Женин член в прозрачную одежку. Мама обхватила его таз ногами, и я помогла его члену войти в мамину вагину. Потом, когда кровать стала колыхаться от Жениных толчков внутри моей мамы, я аккуратно опустилась маме на живот. Теперь я могла целовать Женю в губы в то время, как он имел мою мать. Я почувствовала, как мне под задницу просовывается рука. Это мама захотела поласкать меня. Я приподнялась и позволила ей гладить мои губки. Я же шлепала её по лобку. Вскоре из маминой вагины стали вытекать её соки. Я проводила пальцами вокруг работающего Жениного члена и собирала их. Потом я облизывала пальцы, покрытые мамиными выделениями. Ещё раз проводила по маминым губкам — и давала Жене облизать мои пальчики.

Когда же Женя кончил, я сняла презерватив с его члена и облизала ещё не опавшее орудие. А его сперму мама выдавила из презерватива себе на груди и растерла. После я слизала её, облизав шикарные груди, принадлежавшие моей маме. Потом мама сказала, чтобы я легла на кровати, а Женя трахал меня во влагалище. Сама она снова приладила себе искусственый член. Когда Женя лег на меня, мама смазала его заднюю дырочку кремом и проникла своим членом внутрь его задницы. Теперь он трахал меня с большим усилием, так как мама толкала его сзади. Он здорово вспотел. Я смогла дотянуться языком до его груди и облизала ему сосок. Он был весь соленый от пота. Когда Женя кончил, его место заняла мама. Она трахала меня чуть дольше, чем Женя. Мне показалось, что у меня уже очень большая дырка спереди, так как мама двигалась в ней очень быстро. Я даже сбилась со счета, сколько раз я кончила. Только подо мной на простыне уже образовалась приличная лужица моих соков. А мама, немного спустив сиропа из члена мне в переднюю дырочку, сказала, чтобы я перевернулась на живот. Она взяла меня за ноги и приподняла их так, чтобы ей было легче засунуть свой член мне в задницу. При этом она отволокла меня по кровати так, что я уткнулась лицом в свою лужицу и теперь вдыхала свой собственный запах. К тому времени я уже вся вспотела и, наверное, блестела на свету. Мама сказала Жене, чтобы он занял мой рот.

Теперь мама с бешеной скоростью трахала меня в задницу, а я сосала Женин член. От всего происходящего я не утратила возбуждения и кончала, несмотря на то, что моя киска не была сейчас ничем занята. Она вся горела от проделанной в ней работы и накатывающихся оргазмов. Женя спустил мне в рот и отодвинулся. Я проглотила его сперму, и почувствовала, что мама остановилась. Она стала выдавливать содержимое фаллоса мне в задницу. Она выжала все до капельки, и теперь мне казалось, что моя попка лопнет.

Казалось, что из неё сейчас что-то вылезет. Я совсем не напрягалась, но из меня сзади полетели брызги крема, возможно вперемешку с калом. Всё это полетело на маму, которая сидела сзади меня. Но зато, какое облегчение.

После такого бурного акта, мы втроем обнялись и легли поспать на этой перемазанной нашими выделениями кровати.

Расставание.

Ветер шелестел березовыми и осиновыми листьями. Но светило солнце, которое уже собиралось покинуть небосклон. Впрочем, как и мы: я и тетя Рая. Правда, мы собирались покинуть не небосклон, а этот уютный домик, оставив её прекрасную молодую хозяйку одну. Но я надеюсь, что мы, как и солнце, вскоре снова вернемся сюда.

Сейчас ветер обдувал наши обнаженные тела, которые были хорошо вымыты после бурных выходных. Я сидел верхом на скамейке, а напротив меня сидела тетя Рая. Катя собирала своей матери вещи. Правда, многие из вещей она оставит здесь, чтобы ей не было скучно одной. Я любовался прекрасными грудями тети Раи. Они сейчас были вымыты и имели розоватый оттенок, из-за чего соски не так сильно выделялись. А заходящее солнце добавляло оранжевый оттенок.

— Ты от вокзала как поедешь? — спросила она меня вдруг.

Я рассказал, что сяду на метро и как доберусь до дома.

— Не надо, — сказала Катина мама. — Лучше оставайся у меня на ночь.

С этими словами она протянула руки и стала теребить мои соски.

— У меня сегодня никого не будет, — продолжала она. — Можно будет здорово повеселиться.

Я сразу же принял её предложение и в ответ стал играть её шикарными шарами. Нам это очень нравилось. Потом из дома вышла Катя и принесла сумку своей мамы.

— Пойдем одеваться, — сказала Катина мама.

Я полез на чердак, ведь именно там я оставил свою одежду, а тетя Рая и Катя пошли в дом.

Возвращение на станцию навевало грустные мысли о расставании. Катя вообще выглядела очень грустной. Я сказал ей, что скоро вернусь. Тогда на её лице проскользнула улыбка. Но все равно ей было о чем грустить. Её мать не подавала виду, но и ей не хотелось уезжать.

Сам я тоже не подавал виду, но у меня на душе тоже играли на скрипке какие-то неумехи.

Вот подошла электричка, и мы обнялись и поцеловали Катю по очереди. Когда мы сели в вагон и отъезжали, Катя махала нам рукой. Я готов был поклясться, что по её щеке текла слеза.

Но я обязательно вернусьmperior. Январь 2002.

Продолжение, скорее всего, будет, но нескоро.

справа. На нас не было никакой одежды, но все равно было так жарко, что наши голые тела вспотели. Я взяла Женин член и стала его дрочить. Правой рукой я гладила и слегка пошлепывала мамину киску.

— Да, дочка, — сказала она. — Мне так хорошо.

Потом мама переместилась на край кровати, а я облачила Женин член в прозрачную одежку. Мама обхватила его таз ногами, и я помогла его члену войти в мамину вагину. Потом, когда кровать стала колыхаться от Жениных толчков внутри моей мамы, я аккуратно опустилась маме на живот. Теперь я могла целовать Женю в губы в то время, как он имел мою мать. Я почувствовала, как мне под задницу просовывается рука. Это мама захотела поласкать меня. Я приподнялась и позволила ей гладить мои губки. Я же шлепала её по лобку. Вскоре из маминой вагины стали вытекать её соки. Я проводила пальцами вокруг работающего Жениного члена и собирала их. Потом я облизывала пальцы, покрытые мамиными выделениями. Ещё раз проводила по маминым губкам — и давала Жене облизать мои пальчики.

Когда же Женя кончил, я сняла презерватив с его члена и облизала ещё не опавшее орудие. А его сперму мама выдавила из презерватива себе на груди и растерла. После я слизала её, облизав шикарные груди, принадлежавшие моей маме. Потом мама сказала, чтобы я легла на кровати, а Женя трахал меня во влагалище. Сама она снова приладила себе искусственый член. Когда Женя лег на меня, мама смазала его заднюю дырочку кремом и проникла своим членом внутрь его задницы. Теперь он трахал меня с большим усилием, так как мама толкала его сзади. Он здорово вспотел. Я смогла дотянуться языком до его груди и облизала ему сосок. Он был весь соленый от пота. Когда Женя кончил, его место заняла мама. Она трахала меня чуть дольше, чем Женя. Мне показалось, что у меня уже очень большая дырка спереди, так как мама двигалась в ней очень быстро. Я даже сбилась со счета, сколько раз я кончила. Только подо мной на простыне уже образовалась приличная лужица моих соков. А мама, немного спустив сиропа из члена мне в переднюю дырочку, сказала, чтобы я перевернулась на живот. Она взяла меня за ноги и приподняла их так, чтобы ей было легче засунуть свой член мне в задницу. При этом она отволокла меня по кровати так, что я уткнулась лицом в свою лужицу и теперь вдыхала свой собственный запах. К тому времени я уже вся вспотела и, наверное, блестела на свету. Мама сказала Жене, чтобы он занял мой рот.

Теперь мама с бешеной скоростью трахала меня в задницу, а я сосала Женин член. От всего происходящего я не утратила возбуждения и кончала, несмотря на то, что моя киска не была сейчас ничем занята. Она вся горела от проделанной в ней работы и накатывающихся оргазмов. Женя спустил мне в рот и отодвинулся. Я проглотила его сперму, и почувствовала, что мама остановилась. Она стала выдавливать содержимое фаллоса мне в задницу. Она выжала все до капельки, и теперь мне казалось, что моя попка лопнет.

Казалось, что из неё сейчас что-то вылезет. Я совсем не напрягалась, но из меня сзади полетели брызги крема, возможно вперемешку с калом. Всё это полетело на маму, которая сидела сзади меня. Но зато, какое облегчение.

После такого бурного акта, мы втроем обнялись и легли поспать на этой перемазанной нашими выделениями кровати.

Расставание.

Ветер шелестел березовыми и осиновыми листьями. Но светило солнце, которое уже собиралось покинуть небосклон. Впрочем, как и мы: я и тетя Рая. Правда, мы собирались покинуть не небосклон, а этот уютный домик, оставив её прекрасную молодую хозяйку одну. Но я надеюсь, что мы, как и солнце, вскоре снова вернемся сюда.

Сейчас ветер обдувал наши обнаженные тела, которые были хорошо вымыты после бурных выходных. Я сидел верхом на скамейке, а напротив меня сидела тетя Рая. Катя собирала своей матери вещи. Правда, многие из вещей она оставит здесь, чтобы ей не было скучно одной. Я любовался прекрасными грудями тети Раи. Они сейчас были вымыты и имели розоватый оттенок, из-за чего соски не так сильно выделялись. А заходящее солнце добавляло оранжевый оттенок.

— Ты от вокзала как поедешь? — спросила она меня вдруг.

Я рассказал, что сяду на метро и как доберусь до дома.

— Не надо, — сказала Катина мама. — Лучше оставайся у меня на ночь.

С этими словами она протянула руки и стала теребить мои соски.

— У меня сегодня никого не будет, — продолжала она. — Можно будет здорово повеселиться.

Я сразу же принял её предложение и в ответ стал играть её шикарными шарами. Нам это очень нравилось. Потом из дома вышла Катя и принесла сумку своей мамы.

— Пойдем одеваться, — сказала Катина мама.

Я полез на чердак, ведь именно там я оставил свою одежду, а тетя Рая и Катя пошли в дом.

Возвращение на станцию навевало грустные мысли о расставании. Катя вообще выглядела очень грустной. Я сказал ей, что скоро вернусь. Тогда на её лице проскользнула улыбка. Но все равно ей было о чем грустить. Её мать не подавала виду, но и ей не хотелось уезжать.

Сам я тоже не подавал виду, но у меня на душе тоже играли на скрипке какие-то неумехи.

Вот подошла электричка, и мы обнялись и поцеловали Катю по очереди. Когда мы сели в вагон и отъезжали, Катя махала нам рукой. Я готов был поклясться, что по её щеке текла слеза.

Но я обязательно вернусь...

Imperior. Январь 2002.

Продолжение, скорее всего, будет, но нескоро.

A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Undefined variable: block_ad

Filename: views/story.php

Line Number: 17

A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Undefined variable: block_ad

Filename: views/story.php

Line Number: 31