Наверх
Порно рассказ - Кавказское гостеприимство
По роду своей деятельности, вынужден, перечитывать огромные тома уголовных дел по особо тяжким преступлениям. Занятие довольно-таки унылое и нудное, но необходимое. Нет, я не следователь и не сотрудник УУР, но это часть моей работы. Вот по материалам одного из дел, а написан этот рассказ.

Три подружки, Юля, Таня и Катя, после годового отсутствия по причине поступления в институты в разных городах, наконец-то встретились у себя в родном городишке. Как и полагается при встрече подружек, было взято вино и спиртовые энергетические напитки. Место празднования и обмена сплетнями и новостями был выбран пляж рядом с дачным посёлком. Девушки добрались до него на пригородном автобусе.

Погода выдалась просто замечательная, солнечная и жаркая, сама удачная для купания и веселья. Девушки расположились на полянке на берегу озера, разложили покрывала, достали полотенца и побежали в кустики переодеваться в купальники. Надо, конечно же, отметить, что как большинство студенток-первокурсниц, они были просто обворожительны. Все они занимались в танцевальной студии будучи школьницами, а во время учёбы, они ходили в танцевальные клубы. Поэтому фигурки у них были сногсшибательными. Стройные ножки, упругие попки, сисички торчком. Про таких говорят — модельная внешность. Переодевшись, девчонки с криками и воплями понеслись в прохладную гладь озера и с брызгами, создававшим радугу, бултыхнулись. Плавали девочки до посинения, а насладившись водной средой, вышли на берег, погреться и поболтать, попить вина. Так они проводили время до самого вечера, пока скрывающееся за горизонтом солнце, не притушило дневной свет и не снизило температуру. Купаться было уже холодно и припасы то же закончились и девчонки стали собираться домой. Решили не переодевать купальники, а дойти до автобуса так, всё равно уже темно и попутчиков будет мало. Обвязавшись полотенцами, взяв свои сумочки, девушки пошлёпали к остановке.

Но дойти до остановки, они не успели, так как рядом сними притормозил, подняв тучу пыли, грузовой микрик, марки Форд-транзит, из которого высунулась радостная голова их одноклассника Коли. «привет, девчонки»! — закричал он, перекрикивая звук мотора: «Какими судьбами и куда»? Девушки очень обрадовались знакомому лицу: «Привет, Колян! Да мы купались, и сейчас домой едем»! Коля в школе был обалдуем и хулиганом, но весёлым и добрым и нравился одноклассницам, поэтому девушки остановились поговорить с ним. Они поболтали о том о сём, об учёбе, о бизнесе Коли и в конце, Коля предложил подвезти их до дома. «Правда у меня грузовой фургон, но там можно на ящики сесть и доехать. Быстрее чем на автобусе и бесплатно!» — пояснил он. «Ой, как хорошо! Нам как раз переодеваться было лень, так боялись, что нас кто-нибудь из мужиков домагаться будет»! — весело согласились девочки и с помощью Коли, полезли в фургон. Грузовой отсек был пуст, только в самом конце лежало несколько ящиков с каким-то хламом. Девочки поставили три ящика, и положив на них свои покрывала, сели. Коля закрыл двери и через несколько секунд, девушки почувствовали, что поехали.

Ехать было совсем не удобно, так как на каждом ухабе и кочке, фургон подпрыгивал, и девочек сильно трясло, кидая друг на друга и на стены. Но зато это веселило девчонок, и они громко смеялись и покрикивали. «Мы сейчас ещё за корешем, заедем, его тоже до города подкинуть нужно»! — сказал Коля и девочки почувствовали, что фургон выполняет разворот. Через несколько минут Форд остановился и двери с пассажирской части кабины открылись. «Привэт, Колаха!» — кто-то поздоровался с Колей: «Чэво так долго? Там мэна ужэ жаждалыс»!"Да дорога хреновая, да ещё вот одноклассниц встретил, пообщались», — ответил Коля: «Да ты не волнуйся Усам, сейчас домчу тебя как на арабском скакуне»!"У тэба не скакун, а ышак»! — подколол Колю Усам: « А что, однокласныцы красивый?» «Очень»! — ответил Коля: «Все красивые, одна краше другой»!"Ээээ, тогда я тэба не ругай! Но всё равно, нэльзя на встэчу опазздывать, поэхали быстрэе»!

Девочки с интересом и молча слушали беседу мужчин, и им было приятно, что их одноклассник, так отзывается о них. Фургон снова тронулся и опять начались весёлые горки. Девчонки так развеселились, что не стесняясь постороннего человека, даже выкрикивали маты. «Эээээ! Нэ хорошо так говорыть! Нэнадо дэвушкам ругатса!» — крикнул им Усам. Но девушки ответили ему: «А ты сам попробуй тут проехаться!».

Вдруг, у Усама, телефон, он ответил и стла что-то бурно и эмоционально, на непонятном языке говорить. Он так громко что-то кричал, и слова у него были такими смешными, что девушки прыснули от смеха и стали передразнивать, коверкая услышанные фразы и выражения. «Слюшай, Колаха, надо мэнат курс. Едэм к Гоги, к нэму всэ поехали на стройку помагат»! — сказал Усам, а затем громко обратился к девушкам: «Дэвушки, вы не протыв, если мы нэмного в сторону завэрнём, мэня там Кола высадыт»?"Конечно они не против, не высаживать их в 4-х км от города на лесной дороге»! — ответил за них Коля, явно не очень довольный, что придётся ехать лишние километры. Девчонкам было всё равно, им было весело и они дружно ответили, что если там наливают, то они не против и засмеялись. «Конэчно, конэчно! Чиво хочэшь, того и налём! Вино, мммм, домашнэе, голова утром нэ болыт! Конъяк — душу радуэт!» — словно торговец на базаре, радостно стал предлагать Усам. Потом он достал телефон и позвонил кому-то и что-то на своём языке сказал. «Ну вот и всё! Вам сэйчас там готовят шашлык и бокалы нашэго лучшэго вина! Покушаэтэ, выпьэте! А мы будэм смотрэт на вас и радоватся, что такие дэвушки у Гоги дома»! — прокомментировал он свой звонок. «Правда, дом ещё нэт! Строит только, но там эст навэс, стол, скамэйка эст, всё эст»!

Тут девушки, немного испугались, они часто слышали, что кавказцы легки на насилие по отношению к русским девушкам. «не, спасибо, мы пошутили, нам мамы не разрешают пить»! — сказала за всех Юля. «Как нэ будэм?! Вы тока что сказал что хотытэ! Там ужэ барашка порэзали, шампуры нанызывают, вино из домашней бочки, бэрэжно храня, наливают»! — завозмущался Усам: «Ни какых ны будэм! Что я вам плохо сдэлал? Почэму смэрты моэй хочэшь?!А?!» «Не хотим мы твоей смерти! С чего ты решил»?! — удивились девушки. «Да патаму, что мэна зарэжут, если я скажу, что вы нэ будыте кушат и пит нашэ вино! Это позор для джигита, обманут брата»!"Да прям таки и зарежут, если мы не покушаем и не выпьем?» — засомневались девушки, хотя нотки горечи и обиды, вызвали уверенность в том, что Усам говорит почти правду. «Ну нэ совсеэм зарэжут, заржут! Смэятся будут и унижат! Я обэшал, хвастался, что тры красавицы бубуд у нас гостыт, а сам наврал»! — грустно сказал Усам: «Ну можэт вы хот нэмного покушай? А? Нэ понравится, я брат сказать — нэ вкусный шашлык, дэвушку обидэл! И ему позор»! Девчонки засмеялсиь услышав такой наивный план, но решили согласится на просьбы Усама, тем более, что он не вызвал у них опасений, да и Коля всё же был рядом. «Ладно! Но если только Коля согласитьс»! — сказала Юля. «Ай молодэц! Ай, умница! Я тэбя эшо нэ видэл, но ужэ лублу»! — радостно закричал Усам: «Кола конечно не протыв, Коля как брат, Коля потом вас отвэзёт! Да Кола?!» «Ясень пень! Только вот вина мне с собой дашь! А то я тоже хочу вашего вина домашнего испить, нравится оно мне»! — ответил Коля.

Он уже два года работал с дагестанцами и знал Усама как порядочного и честного человека. Немного резкого и грубоватого, даже простого, но хорошего. И земляки его, с которыми он так же работал, были хорошими людьми. Не все лица кавказкой национальности бегают с ножами и гранатами и насилуют русских женщин. Есть такие, которые работают, и даже лучше, чем некоторые русские.

Ответ Коли ещё больше успокоил девушек, и они уже ехали в предвкушении угощения. Когда Форд остановился и двери открылись, то их у выхода встречали трое кавказцев. Все как на подбор — высокие, с мускулистыми руками, с тёмной кожей и волосатыми грудинами. «Это Гоги, это Доку, а я — Усам! Но нэ Бэн Ладэн!» — представил всех и себя Усам. Парни помогли девушкам спрыгнуть из грузового отсека и каждый взяв по девушке, повёл их к навесу, под которым стоял стол с яствами. Пока они шли, Усама что — то бодро говорил своим землякам, и получал в ответ не менее бодрые замудрённые слова. «Я говорю, что вот, привёз как говорыл, красавыц, а они мнэ нэ вэрили, гворыли, что со мной, дагэстанцэм, русский дэвушка нэ поедэт хорошая, забоитца»! — сказал он девушкам: «А сэчас говорят, что Гоги проиграл Доку трыдцать тысач, потому что вы приэхал»!"прям тридцать тысяч? Это же много!» — удивилась Катя. «Ээээээ! В спорэ мужчин нэ бывает что-то много, а что-то мало! Могли и на дом поспорыть и на машин»! — ответил Усам: «Главное это за слова отвэчат»!

Девушек усадили за деревянный дощатый стол, на которм стояли блюда с овощами и фруктами, сыром и колбасой, были тарелки со сладостями, стоял большой кувшин. «Сейчас Доку шашлык прынэсёт! Горачый! Вкусный и сочный»! — сказал Усам, и взяв кувшин, стал наливать в соящие на столе стаканы тёмно-красную жидкость: «Это очэн хорошый вино! Градус мало, а тэпло для сэрдца много»! Девушки взяли предложенные стаканы и поригубили вино. На вкус оно оказалось очень приятным. Не особо сладким, чуть с кислинкой, с каким-то прянным, ранее не веданным привкусом. И градус совсем не ощущался. Девочки, которые очень хотели просто пить, почти залпом осушили стаканы: «Да это сок какой-то а не вино! Совсем без градуса»!"эээээ! Нэ ругай вино! Подожды! Сэйчас хорошо будэт»! — ответил Усам и наполнил ещё раз их стаканы. Девушки, уже медленнее и со вкусом стали пить виноградный нектар. И правда, они почувствовали, как становится легко в теле и весело на душе. «Вообще классно! Прям как будто полетела»! — сказала Катька. «А вот и шашлык»! — громко объявил Усам: «Кушайтэ гости дорогие, доставтэ нам родость»! Девушки взяли предложенные им шампура с ароматным мясом и сделав по одному укусу, вдруг набросились на него, как голодные волки. Они и так были голодны, а сам шашлык оказался просто безумно вкусным. «Ай как хорошо кушают дэвочки! Доку радуэтся сердцэ! Это хорошэе ему спасыбо ваш апэтыт»! — сказал Усам, и парни сели за стол, каждый рядом с девушкой. Коля, оставшийся не удел, сел в конце стола и тоже стал кушать шашлык.

Кавказцы переговаривались на своём языке между собой и улыбались, а Усам, переводил девушкам, о чём говорят его братья. Разговор шёл о горах, реках, Кавказе, о Дагестане, потом, после нескольких стаканов вина, он перешёл в плоскость отношений мужчин и женщин. Коля, которому было скучно, стал то же пить вино, посчитав, что всё затягивается, и он успеет попить и проветриться, да и в такую ночь, ДПС уже не работает обычно на «скорость». За разговорами и шутками, кувшин опустел, и Гоги принёс бутыль коньяка. Девушки сначала отказались, но попробовав, поняли, что этот напиток, так же приятен, как и вино, и стали выпивать вместе с парнями.

Ребята так непринуждённо себя вели, так галантно, что девушки совсем перестали их боятся и стесняться, а Юлька, как самая открытая и коммуникабельная, стала даже заигрывать с Доку. Катя и Таня, которые не имели ещё такого серьёзного опыта общения с мужским полом, вели себя более сдержано. Гоги, который вдруг показал хорошие знания английского языка, стал активно общаться на нём с Таней, которая училась на ин. язе, и было шокирована хорошим разговорным парня. А Катя общалась в основном с Усамом на тему культурных особенностей жизни семьи кавказца, выясняя, какова роль жены в семье горца. Юльке же совсем обходилась без слов, играя с Доку в баскетбол с использованием виноградин. Пока происходило это взаимное весёлое общение, Коля нахрюкался и свалился со скамейки. Все начали смеятся над ним, а Усам сказал, что настоящий мужчина не должен становится свиньёй. Потом до всех дошло, что девушек отвозить не кому, так как Коля пьян, но Усам сказал, что для таких хороших девушек он вызовет такси и позвонил кому-то. «Эээээ! Нэ вэрят мнэ Говорят, пошёл на ху. черно... пый, что я ым плохо сдэлал чтоб мэня так называть? А?» — грустно и зло сказал Усам. «Усамчик, не злись! Ты очень хороший, но наши СМИ делают из кавказцев настоящих бандитов, многие верят, а ты и братья твои хороши»! — начала успокаивать его Катя: «Давай я сама позвоню, а ты потом уже оплатишь»?"Хорошо! Ты тоже очэн хорошый дэвушка, я бы тэбя женил на сэбэ, но ты нэ захочэшь»! — ответил с улыбкой Усам и протянул свой телефон. Катя позвонила и попросила диспетчера направить машину к дачному посёлку на развилку, но диспетчер сказал, что машина будет только через три часа. Катя сказала, что согласны подождать, тем более, что ей нравилось общение.

Пока они с Усамом вызывали такси, игры Юли и доку перешли в разряд поцелуев. Юля пыталась отобрать у Доку из губ, виноградинку, а Доку прятал её у себя во рту, и Юля была вынуждена вытаскивать её оттуда своим язычком. Таня же уже активно обсуждала с Гоги вопросы использования английского языка при необходимости сказать комплимент или высказать восторг о партнёре. Гоги, говоря английские фразы, наглядно демонстрировал, что он комментирует, поглаживая руки девочки, носик, шёчки, шею, ножки. Только Катя с Усамом продолжали разговаривать держась на расстоянии друг от друга.

Пока Юля вылавливала изо рта Доку очередную виноградинку и практически целовалась с ним, парень начал наглаживать её тело своими мускулистыми руками, уделяя особе внимание её попке. Девочке нравились ласки этого горячего и сильного мужчины. Где-то в глубине её души находилось огромное желание принадлежать такому вот зверю, сильному и бесстрашному горцу. А горец, уже не стесняясь, видя отсутствие сопротивления, войдя в азарт и испытав сильное возбуждение и природный инстинкт, развязал верёвочки купальника на спине девочки и открыл доступ своим рукам к сисичкам. Прикосновение его горячих и грубых ладоней к нежной коже ей бугорочков, отозвалось в теле девушки приятной дрожью и слабостью в ногах. Продолжая целовать и ласкать девушку одной рукой, прижав её к себе сильно, второй, Доку поднял девушку от земли и понёс в сторону Форда. Юля чувствовала, что она уже не касается ногами земли и прижата к твёрдому торсу кавказца, который, как медведь, тащит её в своё логово, словно добычу. Это ощущение заложницы очень возбудило её, так как ещё никто и никогда не обращался с ней с такой нежной силой и решительностью. Все её парни, с которой у неё были отношения, были так сказать, стильными, красиво одевались, пахли цветами и следили за собой. А тут такой контраст, не мытый, пахнущий потом волосатый Кинг-Конг тащит её куда-то, что трахнуть, самым настоящим образом, дико, с животной страстью.

Английское общение Тани и Гоги то же перерастало в общение тел, так как Гоги, продолжая лепетать комплименты, наглаживал уже открытые груди Тани, одной рукой, а другой, пытался залезть ей между ног. Девушка, опьянённая вином, коньяком и ласками, всё же пыталась сохранить свою честь, и не отдавать на усладу, свою пещерку, но с каждой секундой, с каждым ласковым словом и фразой, с каждым нежным касанием грубой сильной руки, её ножки раздвигались всё сильнее и сильнее. И вот, сильный и толстый палец Гоги, отодвинув в сторону полоску купальных трусиков, входит в её уже влажную и тёплую пещерку и начинает её по-хозяйски изучать, проникая в самые различные участки. Тане очень понравилось ощущение нахождения постороннего предмета в её пещерке, так как до этого, туда никто не проникал. Только палец и инструмент гинеколога и её пальчик. А сейчас там, шурудил палец мужчины, который, как разведчик, выяснял, что это за пещерка, каковы её размеры и как она глубока. Палец Гоги наткнулся на её целочку и парень что-то громко и восхищённо сказал что-то на своём языке и ему что-то ответил Усам. «Он сказал, что твоя падружка, настоящий нэвест! Чистая! А я сказал, чтобы он нэ портыл её, так у нэё навэрно есть парэн»!"Да нету у неё никого, все кто хотел быть с ней не выдерживали её характера, а она упрямая, говорит только через месяц общения дам»! — в пьяном состоянии сдала свою подругу Катя. Усам, что-то прокричал Гоги и тот что-то утвердительно ответил.

А в это время, Доку уже занёс Юльку в фургон и прикрыл за собой дверцу, взял с ящиков покрывала девочек и постелил на пол. Делал он всё это очень быстро и в спешке, чем рассмешил Юльку. «Эй! Горец! Что так сильно хочешь меня?!» — дразнила она его и выставляла ему на обозрение свои самые интимные части тела. Она уже сама была не против, что бы этот варвар отымел её, но всё же немного боялась, так как у неё хоть и был опыт сексуальных отношений, но все партнёры были просто зайками. А тут, на неё плотоядно смотрел самый настоящий тигр. Закончив готовить ложе любви, Доку накинулся на Юльку и схватив её в охапку повалил на дно кузова. Его руки тут же оказались у неё на грудках, а губы впились в её ротик. При этом, горец что то рычал на своём языке, чем сильно возбуждал Юльку. Вскоре, Юлька почувствовала, как горячая и сильная рука пролезает ей под купальные трусики и ложится на её взмокшую от волнения киску. Почувствовав влагу и тепло, горец приподнялся над Юлькой и, взявшись за трусики, одним рывком порвал их, оголяя её гладко выбритый лобок и блестящую от соков щёлочку. Практически заревев, он приник своим ртом к её пылающей пещерке и стал жадно слизывать её сок. От прикосновений шершавого и тёплого языка к её писичке, девочка стала извиваться в сладких конвульсиях, выкрикивая слова восхищение: «ААаааа! Давай! Ещё давай! Давай сука!». Горец, не особо вникал в смысл её криков, но насладившись запахом и вкусом её пещерки, поднялся и стянул с себя шорты, из под которых выскочил огромных размеров член. Он был таких размеров, что Юлька даже удивилась, потому что видела такие только на фотографиях и в порно у негров. Огромный и толстый ствол, с блестящей и почти чёрной головкой, с прожилками вен, член горца был похож на средневековый таран. Доку встал на колени между ног Юльки и сильными руками развёл их сильно в стороны, приподнял её попку и приставил свой возбуждённый орган к её сжавшейся от ужаса пещерке. «Стой, стой, стой»! — испуганно запричитала Юлька, но Доку уже вставил горячую головку в её отверстие и схватив крепко её за талию и закинув её ноги себе на плечи, начал внедрение. Он хотел воткнуть его резко, сразу на всю длину, но тугое влагалище девочки не позволило сделать это, поэтому он был вынужден, толкать свой член в её влажную и узкую пещерку медленно и сильно, продавливая себе проход.

Юлька визжала и дёргалась под натиском огромного органа, испытывая сильную боль, почти такую же, как при дефлорации, и почти так же, одновременно с болью, ощущалось сильнейшее удовольствие от проникновения в её маленькую пещерку столь огромного органа. Доку, старательно продвигал свой таран в яростно сопротивляющуюся этому вторжению влагалище, чувствуя, как раздвигаются под его натиском узенькие стенки, и его орган всё глубже и глубже входит в юное тело. Наконец, достигнув конца влагалища, его член, скользнув уже более легко, воткнулся в стенку внутри тела Юльки. Доги посмотрел на свой член и увидел, что он вошёл на три четверти. Потыкав ещё своим жезлом и убедившись, что член вошёл до упора, Доку стал вытаскивать его из замученного влагалища, и вынув его на половину, снова, уже сильно вогнал его. Юлька, пискнула, но уже больше от страха, чем от боли. Стенки её влагалища расширились и монстр горца уже почти безболезненно вошёл в неё, доставляя огромное наслаждение. Доку снова медленно вытащил и снова резко вогнал свой инструмент, наслаждаясь узеньким влагалищем, и постепенно стал усиливать и ритм, и силу толчков. Юлька почти сразу стала впадать в оргазм. Столь неожиданно приятным было наяривание толстым и длинным членом, особенно его удары о дно её матки. Доку всё сильнее и сильнее трахал красавицу, сжимая крепко её ножки и выкрикивая что-то яростное на своём языке. Эти мощные и быстрые толчки и гортанный дикие выкрики вызвали у Юльки наступление оргазма. Волны наслаждения и удовлетворения стали прокатываться по её телу, из распираемой огромным инструментом пещерки потекли её соки. Доку почувствовал, что девушка уходит в рай и сам, расслабив мышцы выстрелил в её лоно своей спермой несколько раз.

Шатающийся фургон, крики Юльки и рёв Доку, был понятен всем. Таня уже пребывала в состоянии лёгкого помутнения рассудка на почве сексуальных ласк. Палец Гоги так активно и настырно двигался в ней, что девочка уже сама старалась поудобнее, на нём расположится, толкала свои бёдра ему на встречу, желая, что бы этот озорной негодяй, погрузился в её пещерку поглубже. Гоги уже целовал её груди и обрабатывал своим язычком её сосочки, вызывая у девушки всё большее возбуждение. Услышав страстные крики Юльки и поняв, что подружка находится в состоянии блаженства, Тане тоже захотелось наконец попробовать секс. Она очень боялась, но доведённая ласками Гоги до состояния крайнего возбуждения и под воздействием алкоголя, решила позволить этому волосатому зверю, овладеть ею. Гоги не знал о мыслях девочки, но как опытный мужчина, чувствовал, что она хочет секса и немедленно. Гоги взял девушку в охапку, приподнял и смахнув со стола блюда с остатками пиршества, положил её на животик прямо поперёк столешницы, так, что её ножки свисали с края стола выставляя попку. Он схватил за резинку трусиков и стянул их вниз, оголяя попку девочки. Раздвинув руками половинку её ягодиц, он раскрыл её пещерку и, убедившись, что она влажная и горит жаром, снял с себя шорты и приставил свой вздыбленный член к попке девочки. Таня с дрожью во всем теле ждала, когда член Гоги воткнётся в её нежное тельце и будет трахать.

Катя словно во сне, смотрела, как её подругу собираются натянуть на страшный чёрный кол и не могла понять, почему Таня так покорно лежит и ждёт этого. «Почему она не сопротивляется? Ведь она всегда твердила что не дастся первому встречному, что для неё девственность очень важна. Почему она с такой готовностью ждёт, когда её трахнут»? — думала Катя, чувствуя на своем теле осторожные, но сильные поглаживания Усама. Глядя как готовится Гоги сделать её подругу женщиной и слыша довольные крики Юльки из фургона, девочка не стала сопротивляется ласкам Усамы, решив, что пусть делает то, что приятно ей, но трахаться она с ним, точно не будет, так как у неё есть парень.

В это время Гоги приставив головку своего могучего органа к попке девочки, руками снова сильно раздвинул её ягодицы и прихватив большими пальцами набухшие лепесточки её половых губок, широко раскрыл вход в её пещерку. Таня почувствовала, что Гоги открыл дверцу в её секретную пещерку и что-то очень горячее, твёрдое, но в то же время нежное, вошло в её щёлочку. Таня напряглась, понимая, что сейчас этот горячий инструмент вторгнется внутрь её тела и сделает очень больно, порвав целочку, но вдруг, девочка получила сильный шлепок по попке, обжигающий и резкий и, не успев вскрикнуть и понять, что это и за что, уже кричала от разрыва целки и проникновения обжигающего члена. Гоги, как опытный ёб. рь, сначала отвлёк внимание девочки от дефлорации и шлёпнул её сильно по попке и тут же сделал мощный толчок, воткнув свой член в её девственное тело. Член вошёл легко и быстро, почти не заметив сопротивления целки и сразу же погрузился на всю длину. Таня, не успев среагировать на разрыв целки должным образом и оценить боль с полной силой, уже была вынуждена чувствовать горячий и сильный орган в её теле, который, казалось, доставал до сердца. Гоги начал сразу же активно наяривать Таню, с наслаждением вталкивая свой кол в её тело, получая удовольствие от её писка и слёз.

Катя, видевшая, как в теле её подруги вдруг исчез полностью огромных размеров прибор Гоги, и что Таня осталась жива, очень удивилась этому, продолжая сомневаться в реальности происходящего, так же, как нереальным было размещение в теле её подруги огромного мужского члена, так же невероятным были активные и уже достаточно откровенные ласки Усама. Его руки уже не стесняясь сжимали и гладили её груди, освобождая их от купального лифчика, обнажая сосочки. Губами Усам целовал её в шею и спинку, так как находился позади девочки. Наглаживая одной рукой её сисички, другой, Усам стал спускаться круговыми движениями к её трусикам, нацелившись поласкать её внизу.

Пока Таня и Катя, получали свои порции мужских ласк, Юлька уже пришла в себя от пережитого оргазма и с явным удовлетворением смотрела на Доку и его слабеющий орган. Девушке настолько был приятен секс с кавказцем, настолько он ответил почти всем её тайным желаниям, что она, в знак благодарности, решила поласкать Доку. Она подползла к нему и взяв в ладошку его уже мягкий член, стала поглаживать его, двигая по стволу члена. Доку, пребывая в блаженной неге, широко раскинул свои ноги и видя, что девочка хочет поласкать его, обнял ладошкой её за голову и пригнул её к своему члену. Юлька с готовностью взяла его орган себе в ротик. Она никогда не делала, минет парням. Потому что, не возникало никогда такого особого желания, но сейчас, почувствовав во рту его вкус и ощутив запах, была не против, поласкать его в знак благодарности. От её прикосновений и движений, Доку стал снова возбуждаться и его заснувший, было, орган снова стал увеличиваться и набирать силу. Юлька, видя, что её ласки благотворно влияют на мужской орган, стала ещё более уверенно и активно наглаживать его и ласкать. Уже через минуту, член Доку был снова в боевом положении и жаждал внедрения. Он вынул свой готовый к бою член и поставив девушку на четвереньки, схватив крепко за талию, вогнал его в её не успевшее ещё остыть, лоно. В этот раз член скользнул легко и быстро, сразу же ударившись головкой о стенку. Доку стал активно трахать Юльку, наслаждаясь нежностью её влагалища.

Таня то же чувствовала как в ней активно двигается с нарастающей силой и мощью стальной и раскалённый орган, разрушая без остатков её девственность и наглаживая её пещерку. Из-за узкости влагалища, девочка остро чувствовала каждое движение члена, глубину его проникновения, направление каждого удара, его объём и размер. Ей казалось, что внутри неё сейчас двигается орган размером с кабачок, настолько сильно растягивались стенки. Гоги, получая сильное удовольствие от траханья девственницы, самозабвенно дергал тазом, с силой вгоняя свой жезл в истекающую кровью пещерку, ударяя своими бёдрами о попку девочки, из-за чего всем были слышны звонкие шлепки.

Катя, вынужденная наблюдать за процессом совокупления её подруги с дагестанцем, уже ощущала внутри своей пещерки озорной палец Усама, который проник в её тайное местечко, ловко отодвинув полоску трусиков. Его активные движения очень нравились девочке, тем более, что Усам это делал более умело, чем её парень. У Кати с её половинкой был ещё конфетно-букетный период, ещё только начинались откровенные ласки, и девочка пока не разрешала ему настоящий секс, наслаждаясь прелюдий. Сейчас же, благодаря действию вина и конька, ласкам Усама, девочка таяла, и её оборона слабела с каждым умелым движением горца. Катя, вдруг, заметила, что уже активно ёрзает на пальце Усама, стараясь испытать новые острые ощущения. Усама, как опытный мужчина, сразу же почувствовал изменения в теле Кати, и, воспользовавшись тем, что её купальные трусики имели верёвочки по бокам, легко развязал их, оголяя попку девочки. Готовя девочку к сношению, Усама усилил свои ласки и стал шептать её на ушко ласковые слава, от возбуждения и азарта перейдя на родной свой язык, а свободной рукой, приспуская свои шорты и выпуская на волю, свой возбуждённый орган. Одним сильным и ловким движением, он наклонил Катю вперёд, и прижал её тело к скамейке, при этом, попка девочки приподнялась, и Усама, тут же направил в образовавшуюся брешь, свой член. Катя не сразу поняла, что её нагнули и прижали, и что её попка, лишённая тряпичной защиты, выставлена прямо под член Усамы. Она поняла, что, что-то не так, когда горячий и твёрдый предмет, стал яростно пробиваться в её пещерку. Катя попыталась остановить это вторжение, но сильная мужская рука удерживала её, а могучий орган, уверенно нашёл вход и нагло, без остановки и безжалостно, вонзился в её тело, проткнув целку и заставив Катю кричать.

Теперь уже Таня слышала жалобные крики и плачь своей подруги, которую то же в первый раз натягивали на член. В отличие от Кати, Танина пещерка уже достаточно адаптировалась к члену Гоги, и девушка уже получала больше приятных ощущений, чем боли. Она с новым для себя чувством ощущала двигающийся живой организм в её теле, наслаждаясь востребованностью и самим процессом совокупления. Девочке уже нравилось получать сильные толчки и яростное движение раскалённого от похоти жезла у себя в пещерке и с каждым мощным и сильным ударом, она всё ближе и ближе приближалась к оргазму. Получающий огромное удовольствие Гоги, чувствуя приближение выброса, натянул Таню на свой член до самого упора и стал бурно кончать, поддёргивая бёдрами. Таня, которая ощутила в себе изливающуюся горячую жидкость, осознав факт осеменения, и удовлетворения мужчины, испытала наконец свой первый в жизни оргазм. Поддёргивая телом, обжимая член Гоги, мышцами влагалища, девочка плавала на волнах удовольствия.

В это время Доку, желая получить ещё большее наслаждение от обладания телом Юльки, вынул свой готовый взорваться орган из её тела, и, взяв на кончики пальцев выступившей из пещерки девушки смазки, нанёс её ей на анальное отверстие. Юлька, которая сразу поняла, что Доку намеревается трахнуть её в попку, хотела воспротивиться этому, но сильная мужская рука крепко держала её, и как она не вертелась и не барахталась, головка члена стала проникать в её задний проход. Сильная боль, от разрываемого большим орудием сфинктера сковала девочку, но благодаря нанесённой смазке, член всё же легко проскользнул в её тело. Доку стал с наслаждением изувечивать попку девочки, получая наслаждение от её стонов и быстро кончил, излив свою сперму ей в попку. Он вынул свой член и вытер его о плед и довольный развалился на полу. Юлька же, пережившая вторую в своей жизни дефлорацию, сравнимую по боли с первой, лежала, приходя в себя рядом.

Усам вогнав свой орган в тело Кати, стал активно двигать им в её распечатанной пещерке, наблюдая как извивается от боли тело девочки. Кате казалось, что в её девственном лоне орудуют раскалённым ломом, настолько больно ей было. Она старалась как-то изменить положение своего тела, слезть с этого страшного орудия, но не могла. После нескольких десятков сильных и мощных ударов, она поняла бесполезность своих попыток и стала обречённо принимать экзекуцию. Вскоре, боль стала проходить, так как мышцы девочки расслабились а стенки влагалища растянулись, и девочка, наконец, стала получать приятные эмоции. И вот уже Таня, приходящая в себя после оргазма, истекающая девственной кровью, смазкой и спермой из разорванной пещерку, слушала, как нарастают сладкие стоны её подруги. Усам трахал Катю долго и разнообразно, то быстро, то медленно, то сильно, то с нежностью, то вращая членом, то вгоняя его с размаха. Он кончил, выбросив в тело девочки свою жидкость и довольный вынул свой окровавленный ствол из растерзанного тела девочки. Катя не сумела получить оргазм, так как боль была всё же сильной, но и тех приятных ощущений ей хватило для первого раза. Она осторожно выпрямилась и из её влагалища потекли капли крови и спермы. Она простояла так, пока последняя капелька не упала на скамейку.

Усам обнял девочку и сказал: «Ты очень хорошая девочка, мне понравэлос тэба трахат»! кате было стыдно признаться себе самой, что ей тоже понравилось, но её теперь мучала совесть, что она отдалась этому первому встречному мужчине, и не сберегла себя для своего любимого. Что она теперь ему скажет?

Вы, наверно спросите, а причём тут уголовное дело? Коля, который пришёл в себя на самой середине процесса, в пьяном состоянии снял часть оргии на мобильник, а потом хотел шантажировать своих кавказских друзей, но те, быстро нашли способ «договориться» с ним. Вот, расследуя смерть одного человека, всплыла такая романтическая история.