Наверх
Порно рассказ - Демоны Лауры. Часть 1
День 32. Сначала Лауре казалось, что ее обдувает легкий ветерок, лаская ее локоны, развевая ткань одежды. По мере того, как она приходила в себя, прикосновения стали казаться более реалистичными, более плотским. Она попыталась поднять голову с подушки, но не смогла, шею и плечи будто сковало онемение, она практически не могла шелохнуться, продолжая лежать на животе. А кто-то продолжал прикасаться к ее телу через тонкую ткань, иногда запуская пальцы в волосы. Прикосновения становились все быстрее и настойчивее. Они казались Лауре странными, будто много рук гладили и ласкали ее тело. Неожиданно некто прикоснулся к ее руке ниже рукава. Лаура вскрикнула — к голой коже прикоснулись не руки, а влажная прохладная плоть. Не видя нависшее над ней существо, Лаура поняла, что это не человек. Будто узнав о ее догадке, существо провело по ее лицу своим щупальцем.

Лаура попыталась снова закричать, но щупалец внезапно нежно обвился вокруг ее горла, и крик замер в груди. Теперь щупальцы обхватывали ее руки выше локтей и прижимали к кровати. Другие щупальцы начали обвиваться вокруг ее тела, охватывая ее плотными кольцами. Кожей Лаура почувствовала, что некоторые из них уже проникли под ее одежду и теперь скользили по ее спине, обхватывали плечи, шею, одновременно лаская и сковывая. Несколько щупалец скользнули вокруг ее талии, вниз по бедрам, обвили ноги. Лаура была полностью обездвижена, шупальцы сжимали ее тело, слегка лаская его. Ей не было больно, но ее охватывал страх, который не мог превратиться в ужас, поскольку сознание ее было все еще затуманено. Но страх усилился, когда она почувствовала прикосновение тела, такого же влажного и холодного, к своей спине и бедрам.

Щупальца сдавили ее руки и ноги чуть сильнее, тело монстра навалилось на нее сзади, между бедер Лаура почувствовала его твердый и невероятно горячий орган. Существо приблизило к ней свое лицо, Лаура зажмурила глаза, чтобы не увидеть его, но оно погрузилось в ее волосы, Лаура услышала тяжелое дыхание. И вот существо со звериным стоном погрузилось в ее лоно. И щупальцы пришли в движение. Сквозь туман, через массу ощущений Лаура пыталась понять, что происходит с ее телом. Каждой клеткой своего тела она чувствовала прикосновение плоти, ставшей удивительно горячей, щупальцы двигались по ней, оборачивая ее все новыми кольцами, иногда они будто присасывались к ее коже, как губами, скользили по ее бедрам, ягодицам. А внутри нее работал член. Лауре казалось, что он невероятно огромен и длинен, будто он достает до самого сердца, распирает ее до предела. Тело монстра плотно прижималось к каждому изгибу ее ягодиц, спины, шеи. Она чувствовала его дыхание рядом со своим лицом. Он извивался в ней как угорь, его движения казались бесконечными, будто запущен механизм, который никто не будет выключать.

Сквозь мглу Лаура услышала голос в отдалении, но не смогла разобрать слов или кому принадлежал голос. В этот момент движения щупалец прекратились, осталось только ощущение врывающегося внутрь органа, да дыхание на щеке. Вот ее плечо сжали сильнее, тело монстра со всей силой вжало ее в кровать, орган задергался, делая последние, самые глубокие рывки, и замер внутри нее. Снова раздался голос, теперь более ясный, более близкий, очень знакомый, щупальцы разомкнулись и оторвались от девушки, лоно снова было пусто. Лаура открыла глаза. Над ней склонилась Джейни, ее рука теребила Лауру за плечо.

— Мне показалось, что тебе снится кошмар, — прошептала Джейни, — Уже почти утро, скоро нас придут будить.

Лаура приподнялась в кровати, пытаясь окончательно проснуться и осознать, что все это был лишь сон. Но ей никак не удавалось избавиться от ощущения тяжелой наполненности внизу живота. Ей хотелось прикоснуться рукой между ног, будто снять это ощущение, но Джейни была рядом.

К тому моменту, когда наставница вошла в их комнату, девушки уже были одеты и причесаны. Она внимательно осмотрела обеих и осталась довольна.

— Ты сегодня удивительно хороша, Лаура, — сказала она, — у тебя горят глаза и щеки румяные. Джейни, ты тоже очаровательна.

Джейни скромно улыбнулась, а Лауре стало не по себе. Она все еще не могла успокоиться, все еще ощущала холодное прикосновение на своем теле, и была рада, что на ней платье из плотной шерстяной ткани, через которое не выступали ее окаменевшие от озноба и недавних ощущений соски. Вместе с наставницей девушки спустились к завтраку, где уже собралась вся семья.

Главой семьи был лорд Герберт Мейком, хозяин западных земель. Лаура являлась племянницей его жены, леди Магды, и после смерти родителей шесть лет назад была взята на воспитание в дом Мейкомов. Джейни Мейком стала ей хорошей подругой, хотя и была младше на два года, ее братья всегда относились к ней с теплом и покровительством. До недавних пор...

День 1. Кошмар начался месяц назад. Тогда Лаура задремала в роще у озера, где любила читать вдали от всех, и тогда ей впервые приснился этот сон...

Она никогда не помнила, как засыпает в такие моменты, она просто закрывала глаза, и ее ощущения менялись. Она почти ничего не видела, перед глазами всегда была пелена, но всегда осознавала, что происходит. В тот день ей показалось, что вода вышла из озера и накрыла ее. Она будто качалась на волнах, но на поверхности ее удерживали чьи-то руки. Ей было хорошо и легко, руки нежно обхватывали ее за талию, пальцы ласкали спину. Ей хотелось парить так вечно, она начала забываться, как вдруг руки приподняли ее и потянули вперед, и Лаура почувствовала, что прямо перед ней чье-то тело, а ее ноги обвивают торс. А руки сжимали ее ягодицы, удерживая ее на весу. Она больше не ощущала покачивания волн, все вокруг будто исчезло, остались только два их тела. Лауру не оставило чувство покоя, и она положила голову неизвестному на плечо, прижавшись к его груди всем телом.

Девушка снова стала впадать в забытье, но незнакомец медленно приподнял ее и внезапно опустил вниз. У Лауры перехватило дыхание, когда его огромный орган вошел в нее на всю глубину ее недр. Ее ноги перестали обхватывать его торс, и она опустила их, пытаясь достать до земли, найти точку опоры, но не смогла. Ее руки уперлись в его грудь и попытались оттолкнуть его. Ее ладони уткнулись в жесткую ребристую кожу, будто кожаные доспехи, но это была кожа, она была живая и теплая.

Лаура отчаянно попыталась оттолкнуть непонятное создание, но ее руки только натыкались на неестественные изгибы мышц его рук и плеч, на его страшную кожу. Его орган был глубоко в ней, он был невероятно тверд и несгибаем. Его руки почти не держали ее, его член был единственной точкой ее опоры.

Лаура оттолкнулась от его груди и почувствовала, что падает. Секунду спустя она ощутила, что погрузилась во что-то мягкое, будто пух или облако. Но его руки были снова тут, на ее теле. Ее груди легли в его ладони с нечеловеческой кожей, ее живот все еще распирало твердостью и налитостью его органа. Его руки отпустили ее груди, поднялись к ее шее, обвили ее плечи, спустились к талии и обхватили ее бедра в тиски.

Из груди Лаура вырвался беззвучный крик, когда его орган начал движение в ней. Она откинула голову назад, раскрыв рот, пытаясь выдавить из себя хоть какой-то звук или сделать вдох, ее руки метнулись вниз, словно хотели помешать чужеродному органу продолжить проникновение в ее тело. Лаура не чувствовала боли, неизбежной во время первого соития, непременной в момент насильственного вторжения в женское лоно. Лишь страх от непонимания того, кто и что делает с ней, сон это или явь. Лишь ощущение напряжения там, где их тела сливались, напряжения, которое нарастало и становилось невыносимым по мере того, как темп его движений увеличивался. Все вокруг нее закружилось, Лаура снова почувствовала невесомость, лишь движения в ее теле связывали ее с реальностью.

И вдруг она открыла глаза. Она по-прежнему была в роще на берегу озера, рядом лежала книга. Ей потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя.

— Ты в порядке? — неожиданно раздался голос.

Лаура резко приподнялась и обернулась на звук. Это был Марк, ее кузен, младший сын лорда Гербарта. Не дожидаясь ответа, он приблизился к ней и опустился рядом. Тяжело дыша, Лаура смотрела на него, в ее голове все еще была сумятица.

— Ты видела сон? Что это было? — прошептал Марк. Он опустил взгляд на ее вздымающуюся грудь, провел рукой по ее раскрасневшемуся лицу. — Я часто вижу тебя во сне.

Внезапно Марк притянул ее рукой за шею и впился губами в ее рот. Другой рукой он обвил ее талию и прижал к себе. Лаура была слишком растерянной, она еще не достаточно отошла от странного сна, чтобы выказать сопротивление. Она не отреагировала на его настойчивые губы, пытающиеся приоткрыть ее рот, на его руку, сжимающую ее затылок. Марк положил ее обратно на траву и прижался к ее телу.

— Я всегда... любил тебя... моя Лаура, — слова слетали с его губ, когда он отрывался от ее рта, — я женюсь на тебе... женюсь... — его губы переместились к ее шее, одна рука по-прежнему лежала на ее талии, другая на ее груди, его пальцы скользнули под тугую ткань. Марк был одурманен ее горячим дыханием, податливостью ее губ, упругой мягкостью ее грудей. Он не ожидал, что она не окажет сопротивления, и воспринял это как ответное желание. Марк прижался к ней еще сильнее, придавив девушку к земле, его рот нетерпеливо двигался по ее шее, подбородку, вновь охватывал губы, снова спускался к ключицам. Рука с талии упала вниз к ее бедру, попыталась обхватить ногу, как Марк ощутил, что руки Лауру уперлись в его грудь и начали отталкивать его. Он отстранился, но не отпустил ее.

— Прости, я потерял голову, — выдавил он, — я бы никогда не сделал ничего против твоей воли.

Марк попытался совладать с собой, забыть про вкус и запах ее кожи, прогнать воспоминания о своих снах и мечтах, когда Лаура обнаженная была в его объятиях, под ним, когда она стонала и шептала его имя. Его плоть была напряжена, но разум был сильнее возбуждения. Марк выпустил ее из объятий и отодвинулся. Лаура тяжело дышала.

— Ты не должен был этого делать, — выдохнула она и начала приводить платье в порядок. — Я расскажу твоему отцу.

— Я не хотел, я не так понял, прости... Я думал, ты знаешь, что я люблю тебя. Что отец не был бы против выдать тебя замуж за одного из своих сыновей. Тебе исполнится 18 в этом году. Но я люблю тебя больше всех, я один сделаю для тебя все.

Марк поднял на нее глаза, вскочил на ноги и быстро ушел, увидев не то омерзение, не то презрение на ее лице.

День 36. С тех пор Лаура часто вспоминала этот странный сон и не могла понять, откуда он мог прийти в ее голову. Она стала избегать Марка, старалась не встречаться с ним взглядом. Но она начала наблюдать за его старшим братом, Робертом.

И вот опять это видение. Лаура была уверена, что во сне ее телом снова овладевало то же существо. Оно каждый раз принимало разные облики, но никогда облик человека.

Эти сны пугали ее, каждую ночь, засыпая, она молилась, чтобы видения не вернулись. Но их последствия были неизбежны. Лаура стала лучше слушать свое тело. Одеваясь перед зеркалом, она стала дольше рассматривать свое тело, легко прикасаться к соскам и ждать, когда они откликнуться и затвердеют, касаться кончиками пальцев складок между ногами. Ее заставляла волноваться мысль, что мужчины хотели бы быть сейчас рядом и также касаться ее.

Ее подруга Джейни, с которой они много лет делили одну спальню, все просила кузину поделиться с ней секретом, она была уверена, что Лаура что-то скрывает. Но Лаура не могла ничего ей рассказать и постаралась вести себя как раньше.

Одним вечером они вместе пошли гулять в рощу у озера, где с удовольствием всегда проводили время. Они болтали ни о чем, подбрасывая ногами опавшие листья. Лаура задумалась, лепет Джейни слышался ей как в тумане. Внезапно Лаура очнулась от грез и заметила, что подруги нет рядом. Она позвала ее, но голос утонул в тумане, который неожиданно опустился на деревья. Все вокруг осталось прежним, но будто изменилось. Лаура оглядывалась по сторонам, произнося имя Джейни.

Внезапно справа раздался звук. Лаура замерла и начала прислушиваться. Шум доносился из-за деревьев, это был звук ломающихся веток. Она снова позвала подругу, и ей показалось, будто весь лес замер, вслушиваясь в ее голос. Ей стало не по себе, она прислонилась к дереву и замерла. Вокруг была тишина.

Потом раздался легкий вскрик совсем рядом, буквально в десяти шагах. Лаура еле удержалась, чтобы не подпрыгнуть от неожиданности и не побежать.

Но тут мимо нее пронеслась Джейни. Лаура хотела броситься к ней, как сзади на девочку набросилось животное и повалило на землю. Девушка брыкалась, пытаясь сбросить его. Лаура еле сдержала крик, ее охватил ужас, что девочку сейчас растерзают у нее на глазах. Но вдруг что-то показалось ей странным в движениях борющихся, и Лаура открыла рот от изумления.

Сверху девочки было не то животное, но и не человек. У него были неестественно длинные и тонкие конечности. Все тело было покрыто густыми темными волосами. Он пытался распластать Джейни на земле, чтобы прекратить ее попытки к сопротивлению. Когда ему это удалось, девочка замерла, она лишь тяжело дышала, ее глаза были закрыты.

К удивлению Лауры Джейни не попыталась снова вырваться и убежать, она лишь слегка улыбнулась, не открывая глаз. Этого не может быть, вертелось в голове Лауры.

Зверь взял в руки лицо девочки, его пальцы пробежались по ее щекам, глазам, губам. Потом руки опустились на шею и грудь. Пальцы стали судорожно собирать ткань платья, пока она не сползла с плеч, и не поднялся подол, оголив бедра. Глаза зверя расширились, в них читался голод, его голова метнулась вниз, рот жадно обхватил небольшую грудь девочки. Нижняя часть его тела с силой надавила вниз так, что ноги Джейни оказались максимально разведены в стороны, колени были прижаты к земле. Зверь пытался полностью обхватить губами груди девочки, то одну, то другую, а руки активно орудовали между их телами, там, где они соприкасались самими интимными частями. На ее груди появились капли крови.

Лаура прошептала имя Джейни, и та повернула к ней голову. На ее губах играла довольная легкая улыбка, она то и дело похихикивала будто от щекотки. Постепенно она стала изгибать шею и запрокидывать голову назад. Ее руки подергивались, она будто иногда порывалась обнять находившегося над ней монстра, захватившего ее в свою власть, но словно ей было лень.

Зверь тем временем оторвался от ее груди, поднял голову, посмотрел в лицо девочки. Его руки легки на ее колени и надавили на них, прижав к земле.

Когда Джейни открыла глаза и приподняла голову, зверь плавным, но решительным движением бедер вжался между ног девочки. По тому, как снова откинулась ее голова, как запрокинул голову зверь, Лаура поняла, что он вошел в Джейни. Она испугалась, представив, какую боль испытывает девочка. Но тут из горла Джейни вылетел легкий стон, на который зверь ответил низким гортанным рыком.

Его руки по-прежнему крепко держали колени девочки, разводя их как можно шире. Его бедра совершали ритмичные резкие движения внутрь нее. Взгляд Лауры был прикован к тому месту, где соединялись их тела, она пыталась рассмотреть, что происходило между ними. Но он был слишком глубоко в ней, его тело было слишком покрыто волосами, чтобы можно было что-то рассмотреть. Его движения стали более резкими и частыми, он рычал с каждым входом в нее, пока неожиданно не замер, а по ее телу не пробежала судорога.

Выждав несколько минут, приведя в норму дыхание, зверь оторвался от тела Джейни, внимательно всмотрелся между ее ног, затем поднялся, замер и неожиданно бросился в чащу. Джейни опустила руку вниз, провела ею у себя между ног, ее ладонь окрасилась красным. Она снова повернула голову к Лауре и протянула к ней руку. На ее губах все еще играла та же детская улыбка.

Лауру затошнило, она закрыла глаза и прислонилась спиной к дереву. Когда она открыла глаза, Джейни стояла перед ней, с охапкой цветов в руках.

— Лаура, тебе плохо?

Лаура осмотрела подругу, снова закрыла глаза, пытаясь прогнать наваждение, и снова открыла их. Джейни по-прежнему стояла перед ней, на ней было целое платье, плащ.

— Где ты была? — спросила Лаура срывающимся голосом.

— Здесь, — улыбнулась Джейни и засмеялась, — Ты что? Я же рядом с тобой. Мы нашли поляну с цветами и решили их собрать.

Лаура опустила глаза и увидела такую же охапку цветов в своих руках.

Ночь 37. Лаура долго не могла заснуть, ей казалось, что она сходит с ума. Раньше она пыталась найти разъяснение своим снам, но как можно было объяснить то видение, что было в роще. Она не помнила, как собирала цветы с Джейни, но точно знала, что страшная сцена, увиденная ею, не была плодом фантазии. Ей явственно представилось, как руки зверя обхватывали тело Джейни, помогая ей двигаться в такт его толчкам, как Джейни вскидывала голову, приоткрывала рот, как ее белоснежные ляжки подергивались при каждом его вторжении.

Когда ее начал охватывать сон, ей послышались звуки в их комнате. Лаура приподнялась, прислушиваясь и всматриваясь в темноту. Когда глаза привыкли к мраку, она различила движение около кровати Джейни. Сначала она подумала, что леди Магда или наставница зашла проверить девушек. Лаура позвала их, но ей никто не ответил, и она снова начала всматриваться. Джейни стояла у своей кровати, похожая на привидение в своей белой ночной рубашке, которая развевалась словно на ветру.

И тут свет луны, вышедшей из за туч, проник в окно комнаты и сделал ее светлее. И Лаура прижала ладонь ко рту, чтобы н закричать. На кровати Джейни сидел тот же зверь, его руки находились под белой рубашкой девочки и двигались между ее ног. Его огромный орган крепко стоял между ног, слегка подрагивая. Лаура не могла пошевелиться, она была растеряна, напугана и не знала, что может сделать.

Джейни подняла руки и стянула через голову рубашку, оставшись обнаженной, похожая на мраморную статую. Зверь издал короткий рык, и девочка встала на колени у ног зверя, положила руки на его бедра, ее рот опустился на его отвердевший орган. Зверь, подавшись вперед, продвинул его вглубь. По судорогам Джейни, по ее покрасневшему лицу, Лаура поняла, что девочка с трудом может дышать, что удлинившийся и отвердевший орган распирает ей горло. Зверь засопел и повернул лицо к Лауре, оскалив зубы. Лаура сжалась и боялась пошевелиться.

Зверь медленно извлек мокрый от слюны орган изо рта девочки, взял ее за талию и притянул к себе, его ноги были между ее ногами. Он развел колени в стороны, ноги Джейни разъехались вместе с ними, обнажив вход в ее тело. Рука зверя обхватила промежность Джейни, вцепилась в сжатые лепестки и разомкнула их. Неожиданно зверь с силой потянул девочку вниз, усадив верхом на свои колени. Его тяжелый орган подобрался ко входу в узкую щель и ловко протиснулся внутрь. Легкий вскрик сорвался с губ Джейни и лицо ее снова осталось безучастным. Она сидела неподвижно, точно кукла, на его коленях. Безо всяких усилий зверь начал перемещать ее тело вверх и вниз. Иногда он поднимал ее так высоко, что она покидала его орган, набухший и негнущийся, но тут же насаживал на него до самого основания. Скачка убыстрилась, девочка подпрыгивала все выше.

В какой-то момент Лаура начала понимать, что с лица Джейни исчезло безразличие, что на нем теперь явственно читалась боль, что ее пальцы вцепились в шерсть зверя, а он по-прежнему с нечеловеческой силой наносил ей удары своим органом. Ее ноги бессильно свисали по бокам от его торса, дергаясь от его движений. Из ее горла раздался сдавленный крик, ее лицо скривили судороги страданий. Когда зверь ощутил первый подступающий спазм, он крепко схватил зубами острую маленькую грудь, а руками изо всех сил сжал маленькую попку. Потом он откинулся назад, поднял голову и из его пасти раздался страшный рык. Джейни тоже закричала, ее бедра, все еще пронизанные его органом, потянулись за ним. Ее тело машинально начало выворачиваться, стараясь освободиться, девочку били судороги. Зверь опустил голову, зажал бедра Джейни и снял ее со своего орудия. На пол потекли кровь и черная слизь. И Лаура потеряла сознание.

Пришла в себя она только днем. Ее не стали будить утром, стараясь оградить от тяжелой новости. Джейни умерла во сне. Врач сказал, что еще накануне вечером она жаловалась на легкую слабость, ночью очевидно у нее был жар, и сердце остановилось.

Вечер 41. Несколько дней все ходили тихо, почти не разговаривали, пытались осознать, что произошло. Были отменены все мероприятия, все поездки, леди Магда не выходила из своей комнаты.

А Лауру охватил ужас. Она не могла забыть, что произошло с Джейни ночью и накануне в роще, не могла забыть того, то происходило с ней самой. Теперь она была уверена, что это был не сон, а какое-то таинственное видение. И только надеялась, что ее телом овладевал не тот же зверь, что его черное семя не изливалось в нее. Что она не умрет.

Когда вечером она пришла в свою спальню, там был Роберт, он сидел на кровати сестры, опустив голову. Услышав шаги, он обернулся к Лауре, встал и собрался уходить. Увидев, что Лаура плачет, он подошел к ней и обнял. В его руках она вдруг почувствовала себя в безопасности. Ей хотелось, чтобы он никогда ее не отпускал.

Лаура подняла голову и поцеловала его. Руки Роберта тут же сжали ее голову, его губы жадно обхватили ее рот. Но Роберт быстро совладал с собой, отпустил ее и отступил назад.

— Невозможно, — прошептал он, — ты моя сестра, и еще так мала.

— Я тебе не сестра, я племянница твоей матери. Мне страшно, защити меня. Прошу.

Лаура закрыла дверь и шагнула к кровати. Она расстегнула платье, и оно упало к ее ногам. Она стояла обнаженной с вздернутыми сосками налившихся грудей. Роберт продолжал стоять и смотреть на нее. И тут в несколько шагов он ринулся к ней.

Роберт вновь впился в ее рот своими губами, его руки обхватили ее и прижали к себе. Она стала снимать с него одежду, пока он не остался в одних брюках. Когда его рука скользнула вниз по ее телу, она прижала ее своими пальцами к самому сокровенному своему месту, заставляя его пальцы погрузиться в нее. Тогда он схватил ее на руки и положил на кровать. Ее руки потянулись к застежке его брюк. Когда Роберт был обнажен, она обхватила его орган руками. Голова Роберта запрокинулась назад, из его груди раздался стон. У него были женщины, шлюхи, но ни одна так не возбуждала его, ни одну он так не желал.

Его орган моментально стал тверд и упруг, Лаура откинулась на кровать, выгнув спину, подставляя свое тело под его поцелуи. Роберт приник к ней. Его руки обхватывали чаши ее грудей и сжимали их, его губы обсасывали соски, выскакивающие из ладоней. Под его телом ее бедра плясали, ее руки сжимали его ягодицы, направляя их в нужное место. Тогда он начал входить в нее. И ее нутро пронзила боль. С каждым сантиметром проникновения она выгибалась все больше, ее пальцы сильнее сжимали его тело. Когда он уперся в нее до предела, она протяжно застонала, от наслаждения и страдания. Он замер, внезапно осознав, что стал ее первым мужчиной, что иначе и быть не могло. Он всматривался в ее лицо, ища признаки того, что боль уходит. И Лаура обхватила руками его талию, ее ноги приподнялись и прижались к его бедрам, и Роберт продолжил проникновение. Когда он двигался в ней, она то подавалась ему навстречу, то отстранялась. Он не мог насытиться ее телом, ему хотелось напиться из ее грудей, ощупать каждый дюйм ее тела, проникнуть языком к каждой частичке ее рта. Она задыхалась от его страсти, ее затвердевшие соски болели от его зубов и губ, на груди чувствовались следы от сильных пальцев. Мышцы между ее ног болели от ударов, которые он наносил ей. Он словно хотел полностью погрузиться в нее. Это было совсем не то чувство, которое она испытала от соития в своих снах. Сейчас каждое ощущение было реально.

Лаура запрокинула голову назад, и взгляд ее уперся в Джейни, стоящую прямо у изголовья ее кровати. Она была в белой ночной рубашке, пропитанной кровью на уровне бедер, ее руки были в черной слизи. Она смотрела на Лауру и улыбалась.

Лаура вскрикнула, дернулась, хотела было вырваться из объятий Роберта, но в этот момент он со всей силой сжал ее тело, его губы прижимались к ее шее. И тут Лаура оторвалась от реальности, почувствовав, как ее накрыла волна. Она будто стала захлебываться, ее начало выворачивать, тело извивалось. Роберт до боли сжал ее талию в своих сильных руках, впился своими бедрами в ее лоно, жилы на его руках и шее напряглись, и он замер. Лаура чувствовала, как внутрь ее изливается его семя. Когда ее нутро выжала его до капли, он обессиленно упал на нее. Бедра Лаура еще продолжали дрожать, удерживая его орган внутри. Она снова запрокинула голову, но Джейни исчезла.

Немного отдышавшись, Роберт приподнялся над ней на локтях и посмотрел туда, где их тела еще соприкасались. Он медленно отстранился, наблюдая, как его член выходит из нее, оставляя за собой полоску крови и вязкой жидкости на ее бедрах. Обилие его семени не умещалось в ней и вытекало наружу. Роберт дотронулся пальцами до ее влагалища и погрузил их в нее. В ее лоне все было мокро и горячо. Он взглянул ей в глаза, потом прижался губами к ее губам.

Ночь 42. Той же ночью Лауре снова явилось ее страшное видение. Она ничего не видела, перед глазами был будто туман, только ощущения казались реальными. Она почувствовала, что стоит на коленях полностью обнаженная, с разведенными в стороны ногами. Она поняла, что с ней рядом был не Роберт, когда чьи-то руки со столько знакомой ей странной жесткой кожей начали ласкать ее тело. Пальцы пробегали по животу, описывая круги, потом переходили выше, обхватывая чаши грудей, легонько сжимая их, оглаживали плечи, опускались по рукам, снова переходили на живот. Иногда ладони обхватывали бедра и сжимали их. Тело Лауры двигалось. Она поняла, что сидит на животе существа, ласкающего ее, его орган погружен в нее. Его руки направляли ее тело, заставляя приподниматься и опускаться. Его орган заполнял ее целиком, распирал влагалище, преддверье. Ее руки опирались на его грудь, помогая ей удержать равновесие. Каждое движение его органа заставляло ее тело изгибаться. А его руки без остановки ласкали ее. Вот она ощутила, как его пальцы нырнули между ними и стали ласкать вход в ее лоно. Когда пальцы стали легонько прорываться внутрь в такт с проникновением его органа, растягивая ее влагалище, Лаура покачнулась, ее откинуло назад, ее руки уперлись в его колени. А его пальцы все сильнее и быстрее ласкали ее самое интимное место, его бедра стали двигаться энергичнее, делая трение органа внутри нее сильнее, поднимая его к вершине наслаждения. Вот демон резко приподнялся и прижался к ее телу, его руки обхватили ее стан и притянули к себе. Лаура чувствовала, как трутся соски о его жесткую грудь, как их животы ударяются друг о друга, как их половые органы будто срослись. Их губы впервые слились, Лаура чувствовала, как его длинный и сильный язык проникает в ее рот, ласкает ее небо, сплетается с ее языком. Вопреки воле, ее движения, уже неконтролируемые его руками, убыстрились, стали более резкими, его руки крепче обхватили ее спину, ее голова откинулась, изо рта вырвался стон, его губы прижались к ее шее, наслаждение приближалось к пику, как вдруг Лаура услышала свое имя. Раздался рев ярости, ее лоно внезапно опустело, и она открыла глаза.

Утро 42. Роберт склонялся над ней, его рука гладила ее волосы. Он пытался успокоить ее, решив, что ей снится кошмар. Лаура улыбнулась ему и погладила рукой его щеку.

Роберт придвинулся к ней ближе, его рука легла на ее колено, потянув ногу на себя. Она вздрогнула, когда он дернул ее ногу, закинув себе на талию. Его ладонь поползла вверх по ее ноге, иногда сжимая ее, пока не обхватила ягодицу и начала притягивать к себе. Лаура ощутила, как кончики его пальцев при этом впиваются в кожу между ее бедрами. Он резко остановился, затем его пальцы погрузились в ее лоно глубже. Роберт почувствовал ее влагу, а Лаура ощутила, что вход в ее лоно пульсирует от неудовлетворенного желания. Рука его снова поднялась выше, обхватив ее подмышками. Большой палец лег на сосок и начала массировать его. Все это время его взгляд был прикован к ее лицу, он следил за ее реакцией. Лауре хотелось закрыть глаза, но она боялась снова провалиться в туман. Роберт прижался к ней, ее нога была закинуты за его спину, и Лаура чувствовала, как его орган упирается в ее ляжки. Его рука уже полностью обхватывала ее грудь, он слегка оттолкнул девушку, заставляя лечь на спину. Рука Роберта крепко, но в то же время нежно сжала ее грудь, ртом он обхватил другую. Он жадно впивался в грудь, водя по ней языком, обхватывая все больше плоти. Сильные бедра его раскрыли и приковали к кровати ее ноги, орган был прижат между их животами. Рот Роберта оторвался от груди и стал подниматься вверх, пока не обхватил губы Лауры. Его затуманенный взгляд встретился с ее глазами, он обхватил руками лицо Лауры. Его бедра приподнялись, орган нырнул между ее бедер, Роберт настойчиво ввел его в нее до самого основания. Его руки по-прежнему обхватывали ее лицо, он не отрывал от нее взгляда, медленно выходя из нее и совершая плавное вхождение.

Орган Роберта заполнял ее всю изнутри, она чувствовала его каждой клеточкой влагалища, ее чувства обострились. Она не осознавала ничего вокруг, кроме трения внутри себя. Она повела бедрами навстречу мужчине со всей силой, на какую была способна, пытаясь поглотить его всего. С Робертом она забыла чувство отвращения от того, что чужеродный покрытый страшной кожей орган вторгается в нее с неимоверной силой, что страшный монстр прижимается к ее телу, что его руки трогают ее нежную кожу, что его влага сливается с ее. Она ощущала блаженство от того, что орган любимого мужчины будто живет своей жизнью внутри нее, добираясь до каждого уголка, лаская ее стенки, пульсируя и извиваясь. Они одновременно издали протяжный стон, и Лаура замерла, чувствуя, как его семя разливается внутри нее. Роберт слегка ослабил объятия, продолжая делать легкие движения внутри нее. Его руки обхватили ее голову и притянули к себе. Они заснули, не разъединяясь.

Через несколько дней Роберт с отцом уехал. С той первой ночи они больше не были вместе, боясь быть застигнутыми. Но встретившись где-либо в коридорах и залах замка, они украдкой касались друг друга.

Утро 46. Следующим утром Лаура приняла участие в охоте, устроенной Марком и его друзьями. Мужчины были заняты погоней за кабаном, а Лаура отстала. Ярко светило солнце, дул легкий ветерок, и ее начало клонить в сон. Ей приснилось, что она в своей спальне. Она только что приняла ванную, накинула халат и вернулась в комнату. Лаура подошла к большому зеркалу и начала расчесывать свои длинные волосы. Сначала она не обратила внимание на шевеление в складках ее одежды, пока в отражении в зеркале нечто не привлекло ее внимание. За ней кто-то стоял. Лаура резко обернулась, но в комнате никого не было. Но ощущения ее не обманывали — чьи-то руки пытались раскрыть ее халат. Она снова повернулась к зеркалу, гребень выпал из ее рук. Позади нее стоял демон — он был похож на человека, но все его тело было покрыто красно-коричневой грубой кожей, его мышцы были нереально рельефны, черты лица лишь смутно напоминали человеческие. Демон смотрел на нее в зеркало, а его руки обвивались вокруг ее талии, пробираясь сквозь прорезь халата к ее еще влажному телу.

Лаура опустила глаза, но не увидела ничего, кроме разводимых краев одежды, все более открывающих ее плоть взору. И вот обе ее груди, белые и тугие, освободились от ткани. Его жесткие пальцы обхватили ее груди, как бы взвешивая их. Помимо воли, Лаура закрыла глаза, подставив грудь под ласкающее прикосновение рук, пальцы которых то не спеша водили по голубевшим венам на упругих полушариях, то перекатывали горошины сосков. Одна из рук провела по ее спине, опустилась ниже и освободила ее ягодицы от завесы одежды. И тут взгляд Лауры упал на орган демона в отражении, который был столько огромен, что она сначала не поверила своим глазам. Словно гипнотизируя свою жертву, чудовищный орган поднял свою заостренную головку. Демон прижался к спине Лаура, бессознательно она расставила ноги, будто лишенная своей воли. Его член протиснулся между ногами девушки, она могла ощущать его жар и твердость.

Руками демон принялся отыскивать путь для истомленного ожиданием органа. Когда пальцы нащупали узкий вход в ее лоно, самообладание демона покинуло его. Член вторгся в Лауру, до предела растянув влажные губы.

Лаура не почувствовала боли, которая казалась неминуемой, но ей казалось, что в нее всадили камень, который вдвигался все глубже и глубже, сокрушая и раздавливая все на своем пути. Ее ноги уже не стояли на полу, она снова была в невесомости, поддерживаемая лишь всаженным в нее членом и руками, обхватывающими ее грудь и живот. Его пальцы пробегались по ее напрягшимся соскам, ласкали живот, иногда опускаясь ниже, лаская преддверье ее влагалища.

Лаура несколько раз попыталась сжать ноги, освободиться, но силы стали покидать ее, перед глазами пошли темные круги, вся комната куда-то поплыла и начала медленно вращаться. Она то проваливалась во мрак, то выныривала на поверхность. А толчки внутри нее не прекращались, с каждым ударом орган проникал все глубже, а проникнув, делался все больше.

Она почти не осознавала, что ее руки сжимают руки демона, охватывающие ее груди, не давая им отпустить ее плоть, что ее ноги трепещут от наслаждения, по всему ее телу разливается сладкая боль. Движения демона стали быстрее, его ладони без остановки массировали ее груди, он резко опустился на колени, опуская девушку животом на пол, налегая сверху. Его бедра вдвигались в ее ягодицы, ноги ее были широко разведены, она не могла свести их, его орган толкал вперед ее сжавшуюся матку, которая отзывалась волнами наслаждения.

И внезапно Лауру накрыла волна судорог. Теряя сознание, она ощутила, как ее влагалище сжалось до невероятных размеров, выталкивая бьющийся в ней окаменевший орган.