Наверх
Порно рассказ - Зигзаги жизни. Не вошедшее в рассказ 2





Глава 3. Воскресное утро.

После бурно проведенной вечеринки, немного отдохнув и придя в себя, Ольга попросила Андрея вернуться к нему на дачу. Она чувствовала себя выжатой, как лимон, и абсолютно неспособной дальше сидеть за столом и вести какие бы то ни было разговоры. Хотя вся троица, прилагая максимум усилий, предлагала продолжить посиделки и теперь уже просто поболтать за жизнь.

Андрюшка, наконец, сдался и, опрокинув с Рустиком еще по паре рюмок, повел неуверенно идущую от ноющей боли между ног, но довольную и полностью удовлетворенную подругу домой. Получив на прощание поцелуи и слова благодарности за удавшийся на славу вечер, ребята вернулись в свой коттедж.

Вдоволь поплескавшись в душе, Ольга прошла в спальню и моментально уснула, едва её голова коснулась подушки.

Утром её разбудили нежные ласковые поглаживания по голове, неторопливо вытягивающие из объятий Морфея. Разлепив глаза, она разглядела лежащего напротив Андрея, который, подперев одной рукой голову, другой оглаживал её.

Увидев, что подруга открыла глаза, он спросил:

— Ты по утрам, что предпочитаешь, чай или кофе?

— Вообще-то я предпочитаю спать, но уж если вариантов только два, то тогда кофе.

— Нет, вариантов море, можем например, заняться страстной любовью.

Ольга, прислушавшись к своему телу и быстренько проведя экспресс-тест, ощутила явственный дискомфорт в области таза. С сожалением констатировав ноющую боль, она жалобно попросила:

— Давай не сейчас, я что-то не в форме и там, — скосив глаза вниз, — все болит.

— В смысле болит? — недоуменно переспросил он — Что болит?

— Вот что вчера раздербанили, то и болит.

— И что теперь, совсем никак не получится? — в его голосе проскальзывали умоляющие нотки.

Ольга неуверенно пожала плечами.

— Вот Рустик сволочь, получил удовольствие, а дальше хоть трава не расти! — Возмутился Андрей, вставая с кровати.

Пока он поднимался, Ольга увидела его торчащую в полной боевой готовности пушку, прижатую резинкой плавок, с дразняще выглядывающей головкой. С пониманием взглянув в глаза хозяина этого оружия, она, потянувшись как кошка, мурлыкающе пособолезновала:

— Что, совсем невмоготу?

Он лишь удрученно кивнул головой.

— Ну вот и что мне с тобой теперь делать? — вопросила очаровательная девушка, нахально разглядывая выпирающий член. — Выход только один, проводить немедленную релаксацию страдающих объектов. Для чего доктору, то есть мне, потребуется сильно действующее лекарство в виде горячего кофе с сахаром.

И, глядя на слегка опешившего от этой тирады парня, добавила:

— Ну, и что стоим? Ждете, пока больной загнется? Быстро сюда необходимые средства экстренной медицинской помощи!

Андрей удивленно посмотрел на Ольгу, затем на своего выпирающего дружка. Недоуменно пожав плечами, словно не желая спорить с больным на голову, удалился на кухню. Минуту спустя, он уже вкатывал столик с дымящимся кофейником и тарелкой с бутербродами.

— У тебя там что, дворецкий за дверью дежурит? — удивилась Ольга его быстрому возвращению.

— Да нет, я уже час как встал. Кофе и чай приготовил, ну и подумал, что неплохо бы делом заняться. А потом ждал-ждал, а ты дрыхнешь. Ну, я и лег рядом...

Девушка села на край кровати и, налив себе в чашку, отпила немного, набрав в рот ароматного напитка. Подержав жидкость во рту, чтобы прогреть хорошенько полость, проглотила и вновь наполнила ею рот и затем, поставив чашку на столик, подтянула к себе Андрея. Озорно посмотрев ему в глаза, приложила на мгновение к губам указательный пальчик и, спустив с него плавки, быстро взяла его член в рот.

Андрюха взвыл от неожиданности, пытаясь выскользнуть из ловушки, в которую угодил, но «врачиха», запустив коготки в его ягодицы, не позволила так просто сбежать от лечебных процедур. Продолжая опускать голову ниже, она захватывала все большую часть его ствола, вращая вокруг головки язычок и создавая воронку из горячего напитка во рту. Кофе создавал мягкую прослойку, которая, соприкасаясь с самыми эрогенными зонами, дополнительно стимулировал их, возбуждая просто невероятно.

Ещё пару раз дернувшись, мужчина застыл, прислушиваясь к своим ощущениям, и вдруг сообразив, насколько это необычно и сексуально, принялся помогать проведению процедур. Сначала неуверенно и деликатно, а чуть позже гораздо активнее и смелее входить в неё. Положив руки ей на голову, принялся, перебирая волосы, притягивать её к себе, входя глубже и жестче, наслаждаясь восхитительными мгновениями проникновения в горячие бархатные глубины. После того как девушка проглотила теплый напиток, он моментально подал ей чашку со стола, без слов предлагая немедленно продолжить столь удачно начатые процедуры со свежей порцией лекарства.

Ольга же с упоением предавалась полировке его конца, теребя кончиком языка уздечку и соскальзывая вдоль неё ниже, облизывая головку, пытаясь раздвинуть отверстие канала и проникнуть как можно глубже. Получив новую порцию кофе, с силой насаживалась ртом и прижимала головку к нёбу, старалась посильнее сдавить её, вновь и вновь полируя круговыми движениями языка. Такое восхитительное лечение продолжалось довольно долго, пока пациент не принялся с азартом вгонять свой член ей в глотку.

Почувствовав увеличивающийся темп своего подопечного, она, проглотив жидкость, стала принимать его член как можно глубже, все так же стараясь максимально прижать его языком, при этом поводя головой в разные стороны, чтобы его красавец каждой клеточкой ощущал её внимание. Результат не заставил себя долго ждать. Андрей мощно излился, со стоном воткнув в неё чуть ли не весь свой штырь и выстреливая горячую сперму ей в гортань.

Ольга еле успевала сглатывать такое количество и часть, не поместившись во рту, стала покидать шелковистую пещерку, наполненную до краев. Высасывая все до последней капельки, она проводила языком вдоль канала, выдавливая вкуснейший продукт. Когда, по её мнению, процедура была закончена, принялась вылизывать сочащееся последними капельками отверстие в головке. И лишь после этого откинула голову и удовлетворенно облизнулась, как сытая и довольная собой и партнером кошка.

Её мужчина постанывал, и хоть ещё и стоял на ногах, но было хорошо видно, что готов немедленно пасть смертью храбрых на этом эротическом поле боя. Покачиваясь, он сделал шаг до кровати и рухнул навзничь, раскинув руки в стороны. Ольга с любопытством разглядывала шумно дышащего и явно безумно довольного, судя по расплывшейся в блаженной улыбке физиономии, любовника.

— Что это было? — умиротворенным голосом вопросил он.

— Да... Совсем плохой... Лечила я тебя, от внутреннего напряжения, грозящего разорвать тебя изнутри на кучу маленьких Андрюшек. А в результате — частичная амнезия с общим упадком сил, нарушением мышечной активности и дисфункцией речевого аппарата — веселясь, сообщила она, допивая свой уже остывший кофе, но теперь уже со свежими сливками.

— Блин, вот это улет! Ты хоть представляешь, какой это кайф?

— А это уже прикольно. Мне и представить-то нечем.

— Нет, я про общие впечатления.

Вдруг он повернулся набок, и, глядя на неё, с удивлением спросил:

— А где ты такому научилась?

Состроив серьёзную мордашку, Ольга, поучающим тоном произнесла:

— Периодическую литературу нужно читать, молодой человек. Вот в журнале «Работница», за прошлый год, эта тема, на пяти страницах, как раз и обсуждалась. С красочными иллюстрациями, рецензиями маститых академиков и ценными указаниями партии и правительства по улучшению обслуживания отдельных членов.

Андрей, рассмеявшись, игриво шлепнул её по попке.

— А вот как зайдут представители компетентных органов. Что будет?

— Вот как зайдут, так удовлетворенные и выйдут. Вот как ты, например.

— Блин, ну язва же ты. Пошли завтракать.

— Вот будешь смеяться, но я — уже. Теперь пойду купаться.

Он остался валяться на кровати, распластанный в форме морской звезды, а Ольга, надев купальник и прихватив полотенце, вышла из коттеджа, представляя себе, как она нырнет в прохладную воду и с превеликим удовольствием поплавает. Каково же было её удивление, когда выйдя из коттеджа и повернув к бассейну, она увидела, что оба лежака заняты обнаженными Мариной и Рустамом, загорающими на утреннем солнышке. Подойдя ближе, она пожелала нудистам доброго утра и весело поинтересовалась:

— А что, в горах теперь принято голышом наносить визиты соседям?

— Не всем, только особо прекрасным, — тут же отозвался Рустам.

— Скажи спасибо, что этот кобель в спальню к вам не вломился, еле утащила на солнышке поваляться, пока вы там с Андрюхой стонали, — со вздохом произнесла Маришка, приподнимая соломенную шляпу с лица. — Доброе утро.

— И ничего я не вламывался. Я пиво людям принес, — парировал Рустик, доставая из-под лежака початую упаковку баночного пива и демонстрируя её в доказательство своих добрососедских намерений. И заинтересованно оглядев девушку, поинтересовался:

— Пиво будешь? А что это ты в купальнике? Маринку стесняешься? Ты её не стесняйся, она свой пацан — в доску!

И, привстав с лежака, попытался полапать супругу за грудь. Получив шлепок по нахальной руке, принялся демонстративно стонать и дуть на кисть, как будто там был, как минимум, перелом.

— Видала? Чуть руку не сломала — апеллировал он к наблюдающей за сценкой Ольге.

Маришка не поднимая головы, произнесла:

— Ты, балабол, уступи девушке место под солнцем.

Пока Рустик демонстративно кряхтя и постанывая, со скоростью задумчивой черепахи, видимо в надежде на жалость со стороны девчонок, освобождал шезлонг, Ольга старательно пыталась отвести взгляд от красавца между его ног, с которым только вчера обкончалась до одури. Это ей толком не удавалось, взгляд, как заколдованный, соскальзывал в его промежность, впитывая каждый сантиметр важнейшего мужского органа.

Неожиданно для себя она почувствовала нарастающее сексуальное возбуждение. Боль внизу живота вымывалась теплыми волнами, ритмично, как прибой, накатывающими откуда-то из глубины тела. Эти волны не только приносили облегчение, но и заставляли что-то там внутри сладостно трепетать в предвкушении.

«Черт меня раздери!» — мысленно ругнулась она и, бросив на освободившийся шезлонг полотенце, нырнула в бассейн. Вынырнув, неторопливо поплыла по кругу, в мыслях проклиная себя на чем свет стоит:

«Шлюха подзаборная, увидела член и потекла, как сучка. Не смей даже думать об этом, что было — то прошло! Не хватало еще, чтобы они думали обо мне, как о последней бляди! Не вздумай даже коситься в его сторону!»

Но предательский взгляд непроизвольно выхватывал стоящего на бортике бассейна мужчину с прекрасным членом между ног, неотрывно следящим за перемещением купальщицы и попивающим пиво из банки. И холодная вода уже даже не охлаждала, а направляла сумасбродные мысли в иное русло. Как было бы неплохо согреться в его руках, слушая восхитительные слова признаний и отдаваться ему снова и снова.

Это принудительное купание продолжалось довольно долго, и она чуть не закричала от радости, когда увидела подходящего к бортику Андрея. Подплыв к нему и протянув руку, как к спасителю от наваждений, с радостью в мыслях, попросила помочь вылезти из бассейна. Он, одним махом выдернув её из воды, прижал к себе мокрое ледяное тело.

— Ты с ума сошла? Холодная как ледышка.

И, метнувшись за полотенцем, принялся яростно растирать её тело, ворча под нос о дурости женского пола, не знающего меры. Затем переключился на Рустама, обвинив того в халатности несения постовой службы спасателей и в конце приказав ему бежать в дом за водкой. Ольга пыталась протестовать против таких чрезвычайных мер, но он её и не слушал. Когда Рустик приволок бутылку водки и пластиковый стаканчик, налили половину и заставили выпить до дна.

Чуть позже, когда ажиотаж подзатих, подошла Маришка и, отведя её в сторону, шепотом спросила, что случилось. И тут Ольга, как на духу, выложила свою проблему. Подруга чуть не рассмеялась в голос, зажимая рот рукой и изумленно косясь на страдалицу. Еле удерживаясь от хохота, она посоветовала не издеваться над собой, а получать удовольствие на всю катушку и не заморачиваться насчет моральных принципов, которые в их компашке никто не оценит.

Подведя её к лежаку, Марина непререкаемым тоном приказала снять купальник и ложиться греться, кверху пузом. Ольга под воздействием её распоряжений и начинающимся влиянием алкоголя безропотно разделась под ярким солнцем, в окружении двух мужчин, что до сегодняшнего дня не могло присниться ей и в страшном сне. А Маришка продолжала командовать дальше, приказав безалаберным мужикам заглаживать свою вину, согревая пострадавшую, и выполнять все пожелания по малейшему капризу.

Судя по тому, как ребята ринулись выполнять Маришкины приказы, это ничуть их не огорчило. А Ольга мгновенно получила двух восторженных почитателей её тела, готовых, судя по рвению, заласкать до умопомрачения. Сильные, горячие руки оглаживали и согревали каждую клеточку её страждущего тела, груди попали в захват, а вишенку соска нежно прикусывали и лизали. Рустик переключился на более сладкую нижнюю часть, нежно оглаживая бедра, их слияние и ножки, постепенно исследуя все изгибы, впадины и возвышенности.

Нарастающее легкое опьянение и властно нахлынувшее сексуальное возбуждение прокатывалось по телу, заставляя его трепетать и сладко отдаваться эротическим действиям партнеров. Ольга, подчиняясь зову природы, с упоением принимала эти ласки и стремительно двигалась навстречу блаженству. Её обильно текущая ракушка настойчиво требовала более смелых действий и, ожидая их, приглашающе раскрывалась, маня в свои сказочные глубины. Молодая женщина, не в силах более сдерживаться, развела в стороны ноги и практически сразу ощутила жар языка, с нежностью кинувшегося наводить глянец на заждавшуюся без внимания розочку.

От прикосновений рук и губ одновременно во всех чувствительных местах, она страстно стонала и, выгибаясь всем телом, просила продлить до бесконечности эту упоительную волшебную сказку. Рустам тем временем настолько усилил темп и скорость движений умелого языка по губкам и клитору, руками продолжая сминать попку, что она, с криком прогнувшись, бурно кончила, заливая его лицо выплесками своего сока.

С рычанием оторвавшись от мокрого цветка он, схватив её за талию, одним движением перевернул поперек лежака на живот, так, что ноги упали вниз, и сунул ей в рот сочащуюся смазкой головку торчащего колом члена. Ольга с остервенением принялась вылизывать и обсасывать жестко вбитую в рот головку, руками держась за корень, ощущая пульсирующее напряжение, передающееся ей. А сзади, в мгновение ока, раздвинув её ноги, плачущую норку атаковал второй захватчик, с силой вгоняя в неё свое орудие блаженных пыток.

Женщина чувственно застонала, принимая с двух сторон эти восхитительные дары, и понеслась прочь от мирской суеты, отдаваясь ветру страсти, рвущего её на мельчайшие частички восторженного безумства. А он не щадил её, не давал времени для отдыха и раздумий, увлекал за собой и затягивал в воронки торнадо, поднимал вверх и разбрызгивал фейерверком горящих искр, собирал в горсть и перемешивал по собственной прихоти. Растворял в океане и мгновенно выпаривал его жаром солнца, и вновь сдувал со дна и взметал в просторы вселенной, сдавливал эти пылинки прессом черной дыры до критической массы сверхновой.

И она благодарно взорвалась, излучая свет мироздания, свет жизни, свет любви.

Медленно выплывая из удивительной страны грез и наслаждений, она ощущала, как её заполненное влагалище покидает один из членов, доставивших ей такие запредельные ощущения. Продолжая обсасывать головку во рту, почувствовала, как приподнятые ягодицы нежно, но весьма решительно раздвинули, и в её щелочку страстно впились губы, собирая и поглощая соки, струящиеся оттуда.

Впечатления от такого захвата оказались настолько сладостны, что она вновь застонала и, оттопырив попку сильнее, с упоением принялась отдаваться этой нежданной ласке. Сзади уже принялся вовсю хулиганить язычок, бережно исследуя оприходованное отверстие и полируя мягкие створки раскрытой ракушки, доставляя сказочное наслаждение. Теперь Ольгу окончательно перемкнуло: она вновь чувствовала охватывающее её возбуждение, в голове струился туман желания.

— Все, я больше не могу. Если я немедленно ей не вставлю, то просто взорвусь изнутри, — хрипя от сдерживаемой страсти, выдохнул Рустам, выдергивая член из её рта.

Маришка, оторвавшись от вылизывания текущей дырочки, с озабоченностью в голосе спросила:

— Ты как, выдержишь?

— Да выдержу я, только давай быстрее, иначе прямо сейчас обкончаюсь, — застонала она, поворачивая голову вслед за стремительно перешагнувшим шезлонг Рустамом.

Он, придерживая рукой свое вздыбленное мужское достоинство, занял освобожденное Маринкой место между её ног.

Примерившись и установив свой член между лепестков раскрытого цветка, он одним сильным движением вошел вглубь, вспарывая её на всю доступную глубину. От мощного удара её кинуло вперед, и в голове словно взорвалась бомба, отключая мозг и пульсируя в глазах звездными вспышками. Она что-то кричала, вцепившись руками в края шезлонга, кончая с краткими перерывами, перед глазами мелькали какие-то образы, в ушах стоял гул несущего её шторма, а её развороченную дырочку страстно натягивали до упора, вбиваясь с размеренностью пневматического молота, штампующего золотые детали экстаза.

Когда же он кончил, заливая туннель выплесками своей животворящей влаги, она обессилено рухнула вниз, не в силах пошевелиться. Сильные руки подняли её изнеможенное тело, и удобно устроив в шезлонге, принялись благодарно оглаживать и нежно ласкать. Истома охватила все мышцы, и было неимоверно тяжело себе представить, что после всего случившегося можно пошевелить хотя бы пальцем. Сквозь шум в ушах, откуда-то издалека, доносился Маришкин голос, отчитывающий Рустама:

— Ты что наделал, конь педальный? Я же тебе сто раз говорила, аккуратнее нужно, наполовину своего чуда-юда. Ты зачем вломился, как трактор, по самые помидоры? Все, небось, разворотил!

— И ничего я не разворотил, я аккуратно, только в конце немного разгорячился, — усталым, довольным голосом отбрехивался упомянутый конь.

— Вот это ты называешь аккуратно?! Она же сознание потеряла! — все более распаляясь, наседала супруга.

Чтобы прервать грозящую перейти в полномасштабные боевые действия перепалку, Ольга решила подать голос, правда, прозвучал он, на удивление жалобно.

— Да не ругайтесь вы. Все нормально, только вот слабость по всему телу, а так пока жива.

— Вот именно, что пока, — не желала тормозить Маришка. — Открой глаза!

Ольга, открыв глаза, попыталась сфокусироваться на склонившейся подруге и успокоить её словами:

— У меня всегда после бурного секса слабость наступает.

— Ну смотри, а то я ему быстренько тренделей навешаю!

— Не надо ему тренделей, пусть сюда идет.

И обхватив склонившегося мужчину за шею, впилась страстным поцелуем ему в губы.

— Ну, тогда ладно, пусть живет, — снижая накал воспитательного процесса, успокоенным голосом вздохнула Маришка.

Мужики сразу потянулись за пивом и, открыв банки, принялись пить, подсунув одну и Ольге. Немного придя в себя и сев на шезлонге, так как лежа глотать, было неудобно, а пить жуть как хотелось, Ольга на Маришкин вопрос о самочувствии, довольно ухмыляясь, ответила:

— А как себя должна чувствовать цель, в которую с завидной точностью вогнали баллистическую ракету класса «мужчина — женщина» до упора, и взорвали данный объект с мегатонной силой проникновения. Классно я себя чувствую, оттраханной до потери чувств!

Все дружно рассмеялись столь образному сравнению и результатам проведенной атаки. Обстановка как то мгновенно разрядилась, и посыпались шутки и веселый смех. В процессе уже шуточной перепалки, частенько использовались нововведенные сравнения и каждая из обсуждаемых частей тела, получила свою военную терминологию. Одним словом, посиделки нудисткой группы протекали весело и с изрядной долей остроумия.

Позагорав часа полтора и вдоволь поплавав в бассейне, решено было перебираться под крышу от разошедшегося не на шутку солнышка, грозившего поджарить загорающих до хрустящей корочки.

Когда стали заходить в коттедж, так получилось, что Ольга на пороге попала в совместные объятия мужчин, и они сначала, как бы шутя, принялись её тискать и прижимать, не давая войти в дом. Но постепенно, начавшиеся как игра, поглаживания стали заметно горячее и азартнее, ласки перерастали в страстные домогательства самцов, твердо решивших овладеть оказавшейся в их власти обнаженной самочкой.

Ольга ощущала переменившееся настроение всей своей сущностью и упоенно принялась отвечать на притязания ребят. В какой-то момент, когда уровень возбуждения всей троицы достиг критической точки, в переплетение тел вклинилась Маришка и, переключая внимание на себя, страстным голосом потребовала, чтобы все, немедленно, отодрали именно её как последнюю блядь, иначе она за себя не ручается.

Кто-то внес предложение переместиться на кровать в спальню, и дальнейшие события экстренно переместились туда. Едва переступив порог спальни, Маришка обхватила Рустама руками и буквально протолкнула до кровати, опрокинув на неё спиной. С рычанием голодной рыси, взгромоздилась на него сверху, не теряя ни одной секунды, ухватив за стержень сладострастия, установила его напротив своей мокренькой дырочки и короткими толчками стала загонять его в себя, насаживаясь как на кол.

Ольга, стоя сзади, не отрываясь, смотрела на этот завораживающий процесс поглощения мощного вала растягивающимся колечком влагалища, обхватившим его. Наконец, натянувшись почти до самого основания, Маришка плавно оперлась руками о грудь мужчины и принялась, поднимая и опуская задницу, скользить по валу, на котором оказалась надета.

Между раздвинутых бедер появлялся и исчезал в глубинах огромный член, грациозно скользя в обслуживающей его пещерке, вызывая соблазнительные фантазии и возбуждая неимоверно. Повернув к зрителям личико, Маришка приказным тоном потребовала, чтобы все немедленно присоединялись, и заняли все её дырочки.

Переглянувшись с Андреем, Ольга нерешительно оперлась коленкой о край кровати, но он, обхватив её за талию, одним махом закинул в самый эпицентр развратных событий, к страстно трахающейся парочке. Попав в зону захвата рук, она как будто угодила в эпицентр шторма, была моментально вовлеченная в сексуальную игру партнеров, целующихся, обнимающихся и жарко ласкающихся.

Возбужденной до предела девушке недоставало лишь небольшого импульса, чтобы азартно влиться в этот бедлам взаимных ласк и, получив его, мгновенно включилась в общее действие получения взаимного удовольствия. Страстные руки, оглаживая кожу, казалось, были заряжены волшебной энергией жизни, передающейся в глубины; жаркие губы, прикасаясь, возбуждающе обжигали, вгоняя тысячи игл экстаза и, добавляли сил для продолжения вихря погони за наслаждением; прикосновения обнаженных тел переливали потоки впечатлений от взаимной близости, неограниченно черпая силы и с восторгом отдавая их.

Все это вместе создавало удивительный мир пронзительного восприятия желанных партнеров, открывая новые горизонты чувственности. Переплетение их тел стало жить отдельной жизнью, окруженной изливающейся силой страсти.

Марина желала еще больше ласк и объятий, умоляя и проклиная при этом. Повернув голову к Андрею, потребовала вспороть ей вторым членом ещё и задницу. Он перебрался ниже, навис, стоя на коленках, над её ягодицами, пристроил свой штырь, обильно смазанный слюной, перед отверстием ануса, и с силой надавив, вошел в неё. Она взвыла от восторга, пронзенная сзади двумя копьями одновременно сладостно распирающих её, трущихся друг о друга через тонюсенькую перегородку.

И понеслась карусель жесткого траха, когда одну из сучек одновременно натягивают два возбужденных кобеля, а вторая, лаская их всех, перебирается к центру главных событий, чтобы своими глазами увидеть это восхитительное действие двойного проникновения. Увидеть и насладиться.

Ольга восторженно разглядывала в мельчайших деталях видимые части стволов, орудующих в соседних дырочках, подтянувшиеся к корням мешочки с яичками, где и зарождалось семя, готовое в ближайшее время оросить скрытые от глаз глубины тела. Не удержавшись от соблазна, она протянула между телами руку и с восторгом прикасалась к ним, поглаживала, представляя их в эти мгновения в себе.

Они были так желанны и так близки, но находились в другом теле, и оставалось довольствоваться лишь нежнейшими ласками, кончиками пальцев оглаживать скользящие члены и яички. Не в состоянии сдержаться, она опустила вторую руку между своих ног, на свою текущую ракушку, и принялась неистово тереть клитор, вызывая приближение оргазма. Смотрела, ласкала и содрогалась от желания близости.

Штырь Рустама вошел почти на всю глубину и, стал, ритмично пульсируя, закачивать продукт деятельности этих шариков в предназначенное для этого отверстие. Молодая женщина, не отрывая взора, смотрела, как по каналу члена пробегают животворящие волны, неся в себе жизнь и наслаждение. Это восхитительное зрелище продолжалось недолго, зато теперь и член, находящийся сверху, принялся дублировать действия уже полностью удовлетворенного друга.

Сейчас стало ещё лучше видно этот процесс, так как яички подтянулись к самому паху и расположились по бокам от содрогающегося в выбросах вала, воткнутого в другое отверстие, гоня свою порцию признания. Через короткий промежуток времени, и Ольга достигла пика наслаждения, стеная и заливая промежность своими соками.

Она наблюдала, как из распаханных дырочек, освобожденных от присутствия разбойников, орудовавших там, медленно струится сперма, перемешиваясь на пути вниз, на лежавшего здесь же одного из виновников этого сладостного потока. Её манили эти отверстия, притягивая плодородием и запретностью. Околдованная волшебным зрелищем, она подалась вперед, чтобы прикоснуться самой к таинству наполнения жизнью и ощутить во рту слияние соков мужчин и женщины.

В это мгновение Марина перевернулась на спину и, приподнявшись на локтях, искушающе спросила:

— Хочешь напиться?

Оторвавшись от притягивающей взор промежности, она перевела взгляд выше, пересекаясь с все понимающим, озорным взглядом подружки, призывно распахнувшей в стороны створки врат, оберегающих сокровенные входы. Этот взгляд манил неизведанным, лукаво предлагая перешагнуть черту и изведать запретное новое.

Возможно, она и поддалась бы магии исследования, но краем взгляда зацепив умиротворенно взирающего на неё Андрея, тотчас отпрянула, разрушая чары притяжения естества. И сразу включились тормоза повседневности, страхи общепринятых норм нравственности и морали.

— Да ты что, я не такая! — с пылом оскорбленной добродетели возмутилась она.

— Откуда ты знаешь, какая ты? — мудро улыбнувшись, спросила Марина и с сожалением вздохнув, добавила:

— Ты симпатичная, молодая, сексуально активная женщина, способная доставить безумное наслаждение себе и всем тебя окружающим, но жестоко закабаленная гребанным совковским воспитанием. Поэтому готова пожертвовать своими радостями, в угоду абстрактному общественному мнению, которому наплевать на твои интересы.

— Мариш, прекрати наезжать на девочку, мы её любим такую, какая она есть, — тут же раздался успокаивающий голос Рустама. — Правда, Андрюх?

— Конечно, правда! Ты сокровище. И мы все тебя любим, — сказал Андрей, поднимаясь и заключая в объятия вставшую с кровати Ольгу.

Она прильнула к нему, мучительно стараясь понять, что в этих словах есть истина и что она в своей жизни упустила.

Ребята тем временем поднялись, и Маришка, подойдя вплотную, ласково обхватила двумя руками Ольгину голову, повернула к себе, нежно поцеловала в губы и, разорвав поцелуй, промурлыкала:

— Прости. И не бери в голову.

Эстафету тут же перехватил Рустам, поцеловав, заговорщицким шепотом продолжил:

— Правильно. Бери в рот и не вздумай сплевывать.

Затем, о чем-то подумав, весело прибавил:

— А вообще, давно пора обедать. Минут через десять идите к нам, я что-нибудь соображу пожрать.

Наклонившись, поцеловал её попку и вышел из спальни вслед за супругой.

Оставшись вдвоем, Ольга вопросительно посмотрела в глаза Андрею. Тот, пожав плечами, пустился в пространные объяснения, что Маришка давно уже хочет найти подругу себе под стать, чтобы без комплексов и не ханжа, ну и вроде как делить с ней все радости секса. Но пока у неё сплошные обломы случаются, она даже как-то призналась, что чувствует себя чужой на этом празднике жизни, потому что двойников своего отношения к сексу не встречает. А так, конечно, она девчонка классная, слов нет.

Помолчав, предложил искупаться и действительно уже идти к ребятам перекусить чем Бог послал, а Рустик приготовит.

Глава 3. Воскресный вечер.

Хорошенько выкупавшись в душе, Ольга пошла к бассейну за своим купальником. Странное дело, купаться, загорать на шезлонге под пристальными взглядами двух мужчин — она могла, а вот представить себе, как полностью обнаженная перейдет дорожку, разделяющую два коттеджа, и станет разгуливать по территории другой дачи — была не в состоянии. Вроде все то же самое — горы, небо, отсутствие людей, кроме уже ставших близкими, а вот накатывало смущение и хотелось прикрыть себя хоть каким-то лоскутом материи.

Накинув купальник, она зашла в дом. Дожидаясь пока Андрей искупается, прошла в кабинет и принялась разглядывать книги на полках. Литература, представленная там, поражала своей пестротой. На полках стояли технические справочники вперемешку с бульварным чтивом, словари и произведения серьезных авторов, научная фантастика соседствовала с откровенной дешевкой. Одним словом, сделать какие-либо предположения о вкусах и пристрастиях хозяина не представлялось возможным.

Выдернув книгу на английском языке, с удивлением обнаружила, что это технический справочник-пособие по выплавке легированной стали. Озадаченно хмыкнув, поставила книгу на место и добыла из развала прошлогодний Playboy. Пролистнув несколько страниц, уже собиралась положить его на место, как услышала ехидный вопрос неслышно подошедшего Андрея:

— Кто это схватил мой любимый журнал и помял его?

Ничуть не смутившись, Ольга повернулась к подошедшему парню и ответила:

— Да вот, знакомлюсь с внутренним миром хозяина. Внешнюю атрибутику уже проинспектировали, теперь хотелось бы оценить содержание. Пока, — она покачала журналом в руке, — оставляет желать лучшего.

— Ой, можно подумать, ты не в курсе, какие журналы предпочитают мужчины, — с веселым вызовом парировал Андрей. — И вообще, кушать пошли. Ты же с утра ничего не ела.

— Как это, не ела? — лукаво улыбаясь, произнесла чертовка — Я и сейчас так же пообедать готова.

Положив журнал на столик, она опустилась перед ним на колени и, взяв в кулачок его член, взяла в рот, сделав несколько сосательных движений.

Положив руки на её голову и перебирая пальцами волосы, Андрей страдальчески попросил:

— Оленька, давай не сейчас. Там ребята заждались уже. Неудобно как-то.

— То-то же, испугался! — выпуская из сладкого плена аппетитный банан, с ехидством победившей стороны, выдала хулиганка.

— Я не испугался, давай дальше, — словно махнув на все рукой, решил Андрей.

Но Ольга уже поднялась и, чмокнув его в щечку, сказала:

— Поздно каешься, друг мой, муза упорхнула.

— Тебе что, нравится ставить меня в тупик? — изумленно спросил вмиг разочарованный парень.

Глядя на его растерянное лицо, она рассмеялась и заключила:

— Это тебя плотно покормить надо, чтобы у тебя было, чем меня кормить. Пошли уже к ребятам. А тебе бояться нечего, после сытного обеда получишь все по полной программе.

Продолжая резвиться, ухватила его за руку и потащила на выход. По дороге он, правда, притормозил и тоже натянул плавки.

Пройдя в соседний коттедж, они зашли в зал, и Ольга немного опешила от накрытого стола. Конечно, преобладали холодные закуски, но присутствовали и горкой наваленные куски жареного мяса, источающего восхитительный аромат. Это было физически невозможно приготовить за те полчаса, что прошли с того момента, как супруги оставили их наедине и удалились к себе! Оглянувшись на идущего следом Андрея, она, указав пальцем на накрытый стол, удивленно спросила:

— Он тоже встал на час раньше и приготовил обед?

— Нет, Рустик еще вчера приготовил шашлык, только до него, по известным причинам, дело не дошло, и он, видимо, сунул его в морозилку, а сейчас в микроволновке с подливкой подогрел.

— Предатель! — раздался от кухонной двери обличающий голос повара, вносящего в зал салат из помидоров и огурцов. — Я тут, можно сказать, полчаса роль репетировал, как предстану в Ольгиных глазах всемогущим магом и волшебником со своим личным «Трах-тибидох. Прошу к столу». А ты в один миг всю малину... съел.

Пристроив тарелку со свежим салатом на стол, Рустик критическим взглядом оглядел поданные блюда и, удовлетворенно кивнув, принял напыщенный вид (в сочетании с полностью обнаженным телом выглядевший необычайно комично) и с важностью мажордома короля в голосе изрек:

— Трах-тибидох. Господ отдыхающих — прошу к столу!

Ольга просто взорвалась хохотом, разглядывая это чудо преображения.

На что Рустам, подбоченившись, выставил ногу вперед, выгнул одну бровь и, демонстрируя крайнюю степень изумления, тоном императора, сурово вопросил:

— Как смеешь ты перечить мне?

Это получилось настолько шутовски, что теперь уже ржали все, включая и вошедшую в зал обнаженную Марину. Удивленно оглядев веселящуюся компашку, Рустик присоединился к общему смеху. Когда все отсмеялись он, все ещё посмеиваясь, предложил немедленно принять гостям дачный вид, то есть скинуть эти тряпки нафиг. На этом комичном фоне Ольга с легкостью скинула свои покровы, за ней последовал и Андрей.

Рассевшись голышом за столом, все принялись дружно уплетать за обе щеки, в перерывах продолжая легкий треп.

Когда обед подошел к концу, а участники стали сыто отваливаться на спинки стульев Маринка предложила по быстренькому прибраться и выйти на свежий воздух. Компания голозадых (и голопередых тоже) в пять минут навела порядок и дружно вывалилась к бассейну. В отличии от Андрюшкиного, он был дополнительно оснащен двумя пластиковыми креслами, столиком и большущими качелями с тентом.

Едва Ольга присела в тенёк на качели, как рядом тут же пристроился Андрей и принялся активно добиваться подтверждения её слов о послеобеденном исполнении желаний. Но едва она, склонившись к его торчащему члену, взяла его в рот, как раздался негодующий возглас Маришки:

— Нет, народ, так дело не пойдет! Ну вот никакого воображения. Все это не так делается. Рустик тащи карты, пусть как положено секс в карты выиграет.

Ольга, оторвавшись от возбуждающего процесса, заинтересовано посмотрела на подругу, а та уже вовсю распоряжалась, куда кому что нести и как ставить. В результате столик был помещен в центр из кресел и лежаков.

Рустам к этому моменту принес колоду карт, и совместно было решено, что играют две команды — ребята против девчонок — в « подкидного дурака». Ставка каждой партии — выполнение одного совместного сексуального желания, но не окончательный трах, иначе скоро все и закончится.

Девчонки сели в кресла, друг напротив друга, мужчины заняли лежаки. Сдавать доверили Ольге и она, перетасовав колоду, раскинула первую сдачу. На первый заход повезло девушкам, младший козырь у них, и понеслось. Ольга всегда неплохо играла в простые игры, типа дурака, Маринка видимо тоже, да и масть, что называется, поперла. Одним словом, первая партия была выиграна женским сообществом.

Посовещавшись прямо на месте они высказали желание, чтобы мужчины в течении одной минуты ласкали языками их киски, а затем, поменявшись партнершами, еще минуту.

Ольга еще в процессе игры потекла от азартного ожидания, как все сложится, и за время обсуждения добавилось адреналина в крови, и теперь её мокренькая щелка сочилась соками и желанием. Удобно расположивш