Наверх
Порно рассказ - Разделяй и властвуй
Перебирал, на днях, кое–какие события давно минувших дней. Припомнил одну любопытную историю. Решил поделиться. Может и Тебе, Уважаемый читатель, интересно будет.

Нам тогда по 18 было. Съехались все в родной городишко, по родительским домам. Устроили, как водится, встречу выпускников прошлогодних. Застолье состоялось в единственном приличном заведении нашего тихого городка. Выпивали, закусывали. Плясали и делились впечатлениями, пережитыми за первый год обучения в ВУЗах. Поступили не все, конечно, и на встречу пришли, отчего-то, лишь поступившие. Собралось не более десяти человек, это всего треть класса.

Разумеется, за год оперились, повзрослели психологически, и, что немаловажно, взглянули друг на друга совершенно иными глазами. Я, к примеру, понял, что хочу, минимум, пятерых девчонок, на которых в школе обучаясь, даже не глядел толком. А уже из «пятерки» этой, ОЧЕНЬ хочу двух, «особо лакомых». Полвечера убил на то, чтобы определиться, за кем из них приударить.

Передо мной встала непростая дилемма. Выбрать ли высокую, стройную брюнеточку Елизавету, поступившую в Московский Институт Сплавов и Стали. Или же остановить свой выбор на аккуратной, невысокой блондиночке Виктории, не покинувшей территорию нашей среднеазиатской Родины, и поступившей в педагогический институт в Ташкенте на филолога.

Решил действовать системно. Быстренько выведать напрямую у них, или через других девчонок, кто с парнем, кто — нет. Свободную было легче закадрить и «поиметь» в тот же вечер. Итог моей разведывательной компании был неутешителен. Обе не просто встречались с молодыми людьми. Обе жили с молодыми людьми, а у Вички еще и свадьба на конец августа была запланирована. Она меня даже пригласила на нее, узнав, что я к родителям в гости на весь остаток лета пожаловал.

В общем, облом маячил на горизонте полнейший. Я даже переключил внимание на Иру, девочку, входившую в мою «пятерку» фавориток. Она весьма прозрачно флиртовала со мной и, при должном подходе, её можно было «брать голыми руками». Не знаю, чем этот вечер окончился бы. Наверняка сексом с Иркой, потому что наше общение неуклонно принимало предметный интерес к продолжению вечера наедине. Но в этот момент был объявлен «белый танец». Дамы приглашали мужчин. И ко мне подплыла Лиза, с хмельной улыбкой на устах («дали» мы по коньячку уже капитально к этому моменту), и приглашением потанцевать.

Под «Чудную долину» Mr. Credo, мы закружились в танце. Хотя закружились — громко сказано. Просто покачивались в ритм музыки, обнимаясь в центре танцпола. Мы болтали о всяческой ерунде, уткнувшись губами друг другу в уши. Не могу сказать, что намеренно, но моя рука к середине танца, почему — то сползла с талии на её аппетитную задницу. Лизка этого не одобрила, переложив руку на место. Пробубнела недовольно, но не злобно (меня это вдохновило на дальнейшие свершения), что в зале полным — полно её знакомых, которые непременно доложат об этом инциденте её молодому человеку в Москве. Поскольку он также студент, и наш соотечественник. Пусть даже и из другого города.

Я контратаковал провокационным вопросом:

— А если б мы наедине были — ты все равно руку убрала бы?

Она смутилась, не сразу ответила:

— Нууу... не знаю... не хочу об этом думать... мы все равно не наедине...

Ответ был более, чем удовлетворительным для меня. Я продолжил тянуть «рыбку из пруда», предложив:

— Так может, пойдем, прогуляемся? Воздухом подышим свежим... Наедине, опять же, останемся...

Лиза ответила, что на улицу со мной пойти не сможет. Это будет еще подозрительнее, если мы куда — то вдвоем выйдем. Потому, что ничего предосудительного мы делать не будем, а злые языки додумают все сами (я так и не понял, это она мне для понта сказала, или реально считала, что оказавшись наедине под луной, мы будем о высших материях беседы вести). В общем, по ней было видно, что она и не против пуститься «во все тяжкие» холостяцкого положения. Но была не свободна, и дико очковала по этому поводу. Но на кой черт, тогда, она меня сама на танец потянула? Я определенно что-то упускал из вида.

Как только танец закончился, я присел за столик, и собрался выпить. Вот тут меня и осенило! Лиза попросту стеснялась, напрямую предложить взять бухла, и переместиться из людного места, в более уединенную обстановку, где она смогла бы чувствовать себя более раскованно. Девушка очень деликатно намекала мне об этом, а я, баран зеленый, никак до этого не догонял. Не медля ни секунды, я достал телефон из кармана, и настрочил ей «топором рубленную» смс-ку:

«У меня хата свободна. Что брать?"Мартини» (она весь вечер «Мартини» потягивала) или покрепче чего — нибудь?».

Она прочитала мое сообщение, тут же отписалась с довольным смайлом:

«Покрепче;) И сигарет возьми. Тоненьких. Лучше «Vogue». Остальное на свое усмотрение бери. Напиши адрес. Я первая уеду, сразу за мной не уходи, спалимся».

О том, что она желает запретных удовольствий, говорило буквально каждое слово сообщения. Во — первых, я не знал, что она курит. На людях она этого никогда не показывала. Во — вторых, она решила повысить градус спиртного. В — третьих, прямым текстом спросила куда ехать. Значит, понимала, что мы даже не у моих родителей будем. Где я живу — она прекрасно знала.

Я написал ей адрес проживания своей старшей сестры, отбывшей накануне с мужем на моря. Дописал также, что ключ от входной двери незаметно подложу ей в сумочку. Попросил чувствовать себя, как дома. В ответ получил довольное сообщение:

«Ок, буду ждать;)»

Минут через 15—20 она засобиралась. Сказала, что неважно себя чувствует. Поблагодарила всех за компанию, расцеловалась с девочками и ушла. Время было еще довольно раннее, около полуночи. Я подождал с полчаса, и тоже стал прощаться. Не объяснял причин ухода. Просто сказал, что с утра рано вставать нужно. На просьбы остаться еще хотя бы часик не отреагировал. Все мои мысли были уже не здесь, со всеми, а там, с Елизаветой. Не терпелось поскорее добраться до её «заповедных местечек». В том, что доберусь — не было ни малейших сомнений.

И вот тут, как говорится, пришла беда, откуда не ждали. Вика, вдруг, тоже высказала пожелание ехать домой. Я немного омрачился этой новостью. Мы с ней жили рядышком, на одной улице. Это означало, что она рассчитывает ехать на одном такси со мной, причем моя высадка должна была произойти раньше. С учетом того, что ночью такси в нашем районе — явление столь же частое, что и комета Галлея, перспектива угрожала стать довольно непривлекательной.

Ехать домой на разных такси было слишком подозрительно, Вика сразу догадалась бы, что я что-то скрываю. Поэтому я решил усадить её на такси, оплатить заранее дорогу, и сказать, что пешком прогуляюсь. Мол, алкогольные пары выпустить хочу. Но меня ожидало новое потрясение. Вика решила пройтись, перед сном, вместе со мной. Как я её ненавидел в этот момент! Драгоценное время утекало, как вода. Лиза ждала, трезвела и, возможно, «остывала». А я все никак не мог избавиться от назойливой блондинки. Вдобавок, еще и сообщение от Лизы пришло:

«Саш, ты чё так долго?»

Тут-то я и решил плюнуть на все, и признаться Вике, что меня другая компания ожидает. Я никого не хотел обижать, потому не сказал правду. Думал, что хотя бы теперь она возьмет транспорт, и поедет домой, наконец. Но, как бы, не так! Вика прямым текстом сказала, что никуда не торопится. Домой только из-за громкой музыки собиралась. А вообще, спать еще не хочет, и не против немного в спокойной обстановке потусить. Пошутила насчет того, что скоро её «окольцуют», и подобные встречи вообще из её жизни исчезнут. Ну, вот куда было её девать?

Пришлось писать Лизе сообщение:

«Вику не знаю, как сплавить, в гости напрашивается». Ответ пришел быстрый, короткий и красноречивый:

«Вот (-censored-)!».

Следом еще один:

«Ну, пусть едет тогда, что поделать. Она тоже не свободна, общий язык найдем».

Я и не ожидал даже, что в итоге все так в ёлочку сложится. Решил, что побухаем втроем, а там как карта ляжет. Грязные мысли в голову сразу полезли, но я их отогнал, будучи уверенным в том, что девушки слишком порядочны для различных экспериментов.

В общем, поясняю я Вике, что ждет меня не обширная компания, а одна лишь Лиза. На что Вика, отвечает мне с широченной улыбочкой:

— А я знаю... Видела, как ты ей в сумочку что — то подложил. Думаю, это ключик был. Я уже сомневаться начала, что ты сам признаешься.

Я расхохотался в полный голос и спрашиваю:

— Так чего циркачила тогда? Не могла сразу сказать, что...

Она перебила меня ошеломляющим вопросом, внимательно и абсолютно серьезно, глядя в глаза:

— Сказать что?? Что я тоже трахаться хочу?».

Вот это был номер! У меня чуть челюсть не отвисла. Я смотрел на неё и не понимал, правду она говорит или, по–злому, прикалывается. Судя по всему, шутить она не собиралась:

— Я ж тебе говорю, что замуж скоро выйду и все! Конец вольной жизни. Имею я право напоследок оторваться хорошенько?

Я её выслушал. Удивился. Но порадовался. Ответил:

— Имеешь, конечно! Поехали тогда?

Сели в первую же машину, договорившись не распускать рук и не целоваться, пока не скроемся от посторонних глаз, а также не решим, как лучше всего поступить в сложившейся ситуации. Вика открыто обозначила свои намерения на грядущую ночь, а вот с Лизой предстоял разговор, который я и начинать не знал с чего.

Вика посоветовала накинуть водиле пару копеек, чтобы у подъезда постоял, пока мы поднимемся, и разберемся что к чему. Девушка заявила, что если Лизе что — то не понравится, то её с комфортом доставят домой. Я раньше и не подозревал, что добрейшей души Викуля, обожаемая всеми одноклассниками, и учителями отличница может быть настолько воинственной стервой.

Пока ехали к круглосуточному магазинчику, Вика решила прояснить кое — какие моменты. Уточнила, что она не лесби и не би. Поэтому попросила эти темы, в случае чего, вообще не поднимать. Сказала, что не против бросить жребий, и трахнуться со мной по очереди с Лизой. Но не с ней, и не одновременно с ней. Я был обескуражен тем, насколько бодро и цинично Вика рассуждала о предстоящем процессе. Будто помидоры на рынке выбирала. В реальность происходящего верилось с трудом. Все казалось, что в последний момент все окажется изысканным розыгрышем.

Наскоро набрав в магазинчике выпивки и закуски, мы, наконец, подкатили к подъезду семиэтажки. Из всех окошек многоквартирного дома горело только одно — окошко квартиры моей сестры. Я расплатился с таксистом, накинул денег сверху, попросил дождаться. Объяснил, что выйду либо я, и отпущу его. Либо темноволосая девушка выйдет, и её нужно будет отвезти, куда скажет. Поднялись в лифте на шестой этаж.

Лиза открыла почти сразу, обиженно проурчала:

— Ну наконец — то!! Вы через Пекин ехали что ли?

Они с Викой расшаркались в наигранных приветствиях. В школе девчонки не враждовали, но и подружками особенными тоже никогда не были. Всегда находились в нейтральных отношениях.

Вика продолжала идти напролом и сразу же решительно перешла к делу. Спросила, хоть и с улыбкой, но с сухой и открыто ехидной:

— Ну что, Лизка, как мужика делить будем?

Брюнетка опешила от такого таранного вопроса. Залапотала про то, что она никого делить не собирается, вообще не понимает, про что Вика говорит. Блондинка её добила:

— Ну, вот и замечательно. Значит, Сашка на сегодня мой, потом не обижайся. Согласна?

Вот тут Лиза поняла, что гордыня сейчас не в тему. Отключила «дурочку» и вспылила:

— Ну, вот откуда ты, (-censored-), взялась? Сама напросилась, теперь еще и права, (-censored-), качает!

С чувством собственного достоинства Вика парировала:

— Откуда взялась — там уже нет. А тебя если что-то не устраивает, можешь домой валить, у подъезда такси стоит. Если останешься — монетку бросать будем. Но это только ради Сашки. Я не ханжа. Видела, как он тебя целый вечер глазами раздевал. Спорить не буду, у меня может, фигура и похуже, чем у тебя, но поверь, я найду, чем это компенсировать.

Вика умело, по–женски, преуменьшила свои достоинства. Они с Лизой, действительно, обладали и ростом разным (Лиза повыше была на полголовы), и фигурами. Вика чуть менее изящной была. Не полной или коренастой, нет. Просто грудь побольше, попка пышнее, плечики шире. Но обе девочки девочки, поверьте, были просто восхитительны. Попросили бы меня выбрать только одну, пришлось бы разрываться.

Градус противостояния повышался, а я молчал, балдея от нового ощущения. Чертовски приятно, когда из-за тебя две красотки грызутся. Собирался уже вмешаться, но Лиза, внезапно, выбросила белый флаг. От души рассмеялась и проговорила:

— Вот это мы с тобой даем, Вик. Будто торгашки на рынке. Если хочешь — я уеду

Теперь уже и Вика сменила гнев на милость:

— Да не, Лизка, я ж тебе сразу сказала, что можем Сашку и поделить (она весело посмотрела на меня, целуя воздух, будто мои губы).

Я окончательно разрядил обстановку, состряпав серьезное лицо, и заявив:

— Ну, раз такое дело и вы теперь подруги — я могу идти.

Они весело засмеялись, наперебой выкрикивая, что теперь — то они меня точно никуда не пустят. Выйти мне все же пришлось — водителя отпустить. Но стоило мне задержаться на улице, чтобы сигарету выкурить, как тут же пришло сразу два сообщения с идентичным текстом:

«Шурик, ты где?? Мы тебя ждееееем!!!»

Я докурил не спеша сигарету, переживая новое, неведомое ранее, ощущение праздника души. Ничего, более волнительного, пожалуй, доселе в моей жизни не происходило. Но я специально оттягивал момент возвращения. Дразнил не столько девчонок, сколько самого себя. Минут через пять поглубже вдохнул, зажевал подушечку «Orbit», и направился наверх. Дверь входная была не заперта, вошел в квартиру.

В гостиной играла негромкая музыка. Девочки уже соорудили нехитрую полянку на журнальном столике. Придвинули к нему пару кресел, в которых и восседали, деловито закинув ножку на ножку. Для меня был приволочен мягкий пуфик из спальни сестры. Вика рассказывала Лизе какую–то забавную студенческую историю. Они искренне порадовались моему возвращению, причем без единого намека на похоть, по-дружески порадовались.

Я уж даже перепугался, решив, что «дооттягивался», и все отменяется, но вида не подал. Присел, разлил «топливо» по бокалам. Решено было пить коньяк с колой и со льдом. Обе дамы не переносили крепких напитков в чистом виде. Выпили, закусили фруктами, стали болтать на отвлеченные темы. Еще раз выпили и закусили. Я чуть успокоил свои переживания, относительно намерений бывших одноклассниц. Обе томно поглядывали на меня и улыбались. Я понял, что они «накидываются» спиртным для храбрости, потому как за всей этой беготней хмель совершенно повыветривался из молодых организмов.

Вскоре необходимая кондиция была достигнута. В глазах дамочек позажигались развратные огоньки, и я шестым чувством почуял, что скоро все начнется. Первой не выдержала все та же Вика, очевидно, жаждавшая секса, больше всех. Она нетерпеливо заерзала в кресле, и промурлыкала:

— Ну что, начнем?

Я ответил вопросом по существу:

— С очередностью определились?

Вика ответила, что они решили выбор в этом вопросе оставить за мной. Я про себя возмущенно подумал: «Выкрутились, сучки! Вот как сейчас одну выбрать, а вторую за бортом оставить? Обидится, блин». Вслух высказал равномерную порцию комплиментов обеим, и предложил довериться слепому жребию. Взял со стола пару зубочисток. Одну надломил на четверть длины. Сообщил, что та, которая короткую вытянет — будет первой.

Протянул руку Лизе. Та вытянула короткую и, судя по выражению лица, перепугалась. Однако, мужественно поднялась с кресла, и обратилась ко мне:

— Вот бы во всем так по жизни везло. Ничего, что мы «этим» в спальне твоей сестры заниматься будем?

Этой фразой она тут же нарвалась на возражение Виктории:

— Эй! Народ! Какая, на хрен, спальня? Вы в своем уме? Я че, одна тут сидеть буду, и прислушиваться, как дура? Здесь давайте!

Я вопросительно взглянул на Лизу. Она сконфужено замялась:

— Ну, нет... Я так не могу... Стесняюсь при ком-то еще... Вик, давай тогда лучше ты первая? А я еще чуть выпью, с мыслями соберусь.

Вика проявила завидную принципиальность:

— Лиза, (-censored-)! Не мути воду! Договорились же! Какие, к чертям, мысли? Трусы сняла, на диван легла, ноги раздвинула и все! Дальше пусть уже Сашка думает, что с тобой делать!

Нагоняй подействовал. Лиза покорно опустила голову, и нерешительно полезла руками под подол вечернего черного платья. Я решил, что пора выходить на авансцену. Перехватил её руки и притянул к себе, произнеся:

— Не трогай... Я сам...

Лиза мелко подрагивала всем телом, едва сознание не теряя, от волнения. Вероятно, уже жалела об авантюре, в которую ввязалась. Мне даже пришлось умиротворенно прошептать ей на ушко несколько слов нежности и успокоения. Взамен она трогательно обняла меня, прижавшись всем телом. Я крепко прижал её к себе, и не смог не бросить взгляд через её плечо на Вику, сидевшую с бокалом коктейля в руке. Горящими глазами она жадно пожирала разворачивающееся действо. Было понятно, что подобное представление она наблюдала впервые.

По тому, как крепко в меня вцепилась Лиза, у меня возникло ощущение, что она с удовольствием так и до утра простояла бы. Но в мои планы это не входило. В штанах уже вовсю бушевала буря страсти. Член отчаянно рвался на свободу. Отчаянно просил меня запихнуть его в рот темноволосой красавице. Но я понимал, что минет, сейчас, будет не в тему. Для начала, было бы неплохо, хотя бы в её киску запихнуть. Так что, я почти насильно оторвал от себя Лизу, и подтолкнул к разложенному дивану.

Велел, вдогонку, становиться на колени, а грудью на него укладываться. Девушка безропотно повиновалась. Я входил во вкус. В горле пересохло. Прежде чем продолжить, склонился над журнальным столиком, наливая себе чистого, без примесей, коньяку. Оказался почти лицом к лицу с Викой, которая внезапно впилась в мои губы сумасшедшим поцелуем. Проворный язычок моментально оказался у меня во рту. Суетливо пометался из стороны в сторону. Потолкался с моим. А потом поцелуй прекратился столь же внезапно, как и начался. Вика притянула мое ухо к своим губам, и пьяно прошептала с придыханием:

— Я просто с ума схожу... Трахни её... Трахни её для меня...

Стоит ли говорить о том, что эмоционального запала, переданного мне Викторией, хватило бы на целую роту солдат? Я словно с цепи сорвался. Хлопнул, не закусывая «соточку» коньяка. Решительно двинулся к Елизавете, покорно ожидающей своей участи в заданной позе. Склонился над ней, потянул подол платья вверх. Резким движением задрал его ей на спину, обнаруживая под ним аппетитную смугленькую попку. С очаровательной родинкой, на правой «булочке», под самой поясницей.

Оглянулся на Вику. Она сидела в том же кресле, но уже несколько иначе. Обтягивающие джинсики были расстегнуты, левая ножка перекинута через боковушку кресла, а правая рука запущена в трусики. Девушка медленно двигала ею. Не отрывала взгляда от нас с Лизой и, прерывисто дышала. Это подстегнуло меня еще больше. Я вновь сосредоточился на брюнетке, молчаливо глядевшей на меня через левое плечико. Её миниатюрные трусики — танга мгновенно были стянуты до колен, а упругие ягодицы разведены пошире в стороны.

Вид её неприкрытой промежности вызвал бурю моих эмоций. Несколько мгновений я просто стоял и любовался. Любовался анусом темно-коричневого цвета. Плотно сжатым, очевидно девственным. Любовался широкой прорезью вагины, расположенной чуть пониже. Небольшие, вытянутые с краев, половые губки были того же цвета (хотя, пожалуй, даже темнее), что анальное пятнышко, и лоснились от выделяемой смазки. Лиза была не на шутку возбуждена, несмотря на плохо скрываемые душевные переживания.

Долго церемониться я не стал, мигом «расчехляя» своё «орудие». Льняные брюки с трусами (тогда еще тесными брифами) полетели в сторону. Неровный, бугристый ствол члена, был возбужден до такой степени, что выглядел даже крупнее, чем обычно. Впервые его таким видел. Две пары хмельных девичьих глаз с неподдельным восторгом разглядывали его, словно под гипнозом.

С важным видом распечатал презерватив. Окончательно стянул «шапочку» крайней плоти с полуобнаженной, влажной головки. Опытной рукой раскатал «резинку» по онемевшему от напряжения половому члену. Тут же занял оптимальную позицию для затяжной «осады», зависнув на полусогнутых ногах, над непристойно оттопыренной задницей Лизки. Прицелился, вставил набухшую головку в «затопленную до краев пещерку», и степенно втиснул ствол члена в уютное, довольно тесное, влагалище экс — одноклассницы.

При этом, едва не кончил от перевозбуждения, в первые же мгновения погружения. Но сумел вовремя отвлечься на нейтральную тему, замереть, и предотвратить наметившийся позор. Как только подступившая волна оргазма схлынула, продолжил начатое, и по самую «рукоять» вонзил свою «рапиру» в беззащитную плоть. Хозяйка беззащитной плоти с облегчением выдохнула, и нетерпеливо заерзала подо мной, привыкая к новым ощущениям заполненности.

Следующим движением я подался назад, оставив внутри одну лишь головку. Взялся поудобнее руками за упругие ягодички, и растянул их пошире. Чтобы находившейся позади нас Вике, были отчетливо видны все детали. И вот только теперь, уже значительно резче и жестче, вогнал важнейший мускул своего тела в сочную писечку брюнетки.

Лиза вздрогнула, чуть слышно охнув. Уткнулась лицом в диван, и раскинула руки в стороны. Было ясно, что ей по душе положение «дичи», насаженной на «вертел». Меня порадовало подобное развитие событий, и я принялся от души вколачивать в неё свою «свАю» (прошу прощения за каламбур). Упрямо, настойчиво, без послаблений.

Внешне Лиза держалась, на удивление, спокойно. Без единого намека на эмоциональность. Зато физиологические признаки возбуждения девушки были не просто ярко выражены. Они были вопиющи! Из влагалища едва ли не ручейком струилась смазка. Я вообще впервые видел, чтобы её настолько много было, что она буквально стекала по ножкам вниз. «Девичий сок» впитывался в изящные чулочки, которые сползли почти до самых трусиков, от постоянного трения коленок с полом.

По инерции, передаваемой ей моим телом, Лиза бездушно колыхалась в такт моим фрикциям, словно маятник. Вперед — назад, вперед — назад. Разве что, содрогалась периодически, словно кончать собиралась. И каждый раз обманывала мои ожидания, заставляя продолжать долбить её ещё интенсивнее.

Зато оправдались ожидания, которых я совсем не ожидал (еще раз приношу извинения за очередной каламбур). Из — за моей спины послышался сдавленный, прерывистый стон Стонала Виктория, по всей видимости, доведшая себя до оргазма. Она пыталась вести себя как можно тише, но выходило у неё это, довольно паршивенько. Я не видел, но явственно слышал, как она металась в кресле, глубоко и часто вдыхая — выдыхая. Это продолжалось секунд десять, и вскоре все было кончено. Стоны прекратились, девушка затихла. Затем послышался плеск колы, льющейся в стакан. Вика мешала себе новую порцию коктейля.

Тем временем, я уже с огромным трудом контролировал свой оргазм. Паузы, между усиленными фрикциями, становились дольше. С каждым разом мне требовалось все больше и больше времени на оттягивание финала. Движения таили в себе минимум угрозы. Дыхание участилось, и значительно утяжелилось. Все чаще мелькали предательские мысли пустить в ход пальцы и язык. И вот тут Лизка меня удивила и разгневала.

Она оторвала голову от дивана, взглянула на меня через плечико. Судя по выражению её глаз — мои усилия были не напрасны. Брюнетка была совершенно затрахана. Девушка страдальчески, но довольно проговорила:

— Шурик... Ну ты дал... Разве так можно? Кончай уже давай, пятый оргазм я не переживу.

Пятый! То есть четыре она уже пережила и молчала! Я её убить был готов.

Как позже выяснилось, подмеченные мною содрогания были не обманны, она действительно кончала. Просто её оргазмы, по природе своей, более сдержаны, но чаще. Интервал между ними не превышает пяти — восьми минут.

В общем, у меня появилось «официальное» разрешение на оргазм, и я незамедлительно им воспользовался. Кончать в презерватив было обломно. Уж очень Лизе в рот напоследок дать хотелось. В качестве наказания за длительное молчание. К тому же, подобной возможности могло никогда больше не предоставиться. Этот вечер во многом для нас был безумен, и выходил далеко за рамки общепринятых принципов. Но уже на следующий день все должно было вернуться на свои места. Поэтому я решительно намотал длинные Лизкины волосы в кулак, и беспощадно потянул на себя, ставя её на колени.

Она моментально просекла, что я сделать собираюсь, и взмолилась:

— Саш, только не в рот, пожалуйста... Я этого не люблю.

Я не хотел её обманывать, но и планы менять тоже не собирался. Поэтому, молча, стянул с «конца» резинку, продолжая удерживать её за волосы, собранные в пучок. И также молча, бескомпромиссно втиснул натруженную головку в, одночасье ставший неприветливым, ротик Лизы.

Секундой позже, в её нёбо ударила мощная струя густой спермы, давно просившейся наружу. Затем вторая, третья, четвертая. Все под аккомпанемент моего рычания, содрогания, и безудержных стонов. В воспаленном, почти освобожденном от безумного возбуждения, сознании пульсировал фантастический вывод:

«Полный рот! Накончал Лизке Морозовой, умнице и красавице, полный рот! Против её воли! Как дешевой, законченной шлюхе, с которой можно делать даже то, что ей не по душе!»

Пережив несколько потрясающих мгновений, вернулся с небес на землю. Опустил вниз взгляд, и нашел обезумевшие от возмущения глаза Елизаветы. Они просто молнии метали, безмолвно накрывая меня отборным матом. Но губы разомкнуть, и высказать претензии в голос не спешила. Так и держала ими головку, на глазах опадающего, члена. Рот был полон студенистой спермы, которая непременно запачкала бы платье, в случае потери бдительности.

Наконец, я удовлетворенно отпустил волосы брюнетки, утомленно бросив ненавязчиво:

— Дуй в ванную, красавица. Ругаться потом будешь.

Попутно вручил ей использованный презерватив, добавив:

— В канализацию смой, в ведре не оставляй.

Сказать, что Лизка побежала в ванную, значит, ничего не сказать. Метеором метнулась. Из ванной послышались звуки льющейся воды. Шумного сплевывание, и полоскание ротовой полости.

Обессилено, но блаженно, я повалился в кресло. Перевел взор на, загадочно улыбающуюся, Вику. Девушка оставалась по–прежнему, в джинсах на бедрах, но с расстегнутой ширинкой. Услужливо поинтересовалась, взявшись за бутылку:

— Выпить хочешь?

Получив удовлетворительный кивок в ответ, быстренько наполнила мой бокал.

Я не мог не поинтересоваться, понравилось ли ей увиденное. Вика смущенно (немало удивив меня, учитывая общее развратное поведение до этого) опустила глазки:

— Очень понравилось. Да ты и сам слышал, наверное. Я никогда не видела чужой секс вживую со стороны. Теперь знаю, как это другие делают. А ты...

Она еще что — то сказать собиралась, или спросить, но её перебила, вернувшаяся с водных процедур, Лиза. Девушка очень эмоционально наехала на меня, хотя и не озлобленно, к моему недоумению:

— Килиленко! Сволочь ты, и засранец! Я же просила в рот не кончать! Что у вас, у мужиков, за мания такая? Обязательно накормить этой мерзостью, напоследок, нужно. С чего вы взяли, что это вкусно и совершенно нам не противно? Вик, скажи ему, что это «Фууу»!

Вика на эту тираду ответила спокойно и беспристрастно:

— Это дело вкуса. Я когда — то тоже бунтовала, но Сергей (жених её), постепенно приучил к этому. Теперь даже нравится. Не вкус нравится, а сам процесс. Он когда мне в рот кончает, то просто с ума от восторга сходит. Причем, каждый раз, как первый. А после этого на руках меня носить готов, и просто светится любовью. Ради такого не грешно пересилить себя. К тому же, если проглотить все за раз, то не так уж и стрёмно на вкус.

Лизка надулась, не найдя поддержки со стороны подружки. Уселась на пуфик, заела остаточный привкус спермы шоколадом и обиженно подытожила:

— Все равно я эту гадость не люблю...

Меня позабавил этот короткий диалог, а признание Виктории взволновало, несмотря на недавний оргазм. Прилива крови к гениталиям я не ощутил, но это был вопрос времени, причем скорого. Ведь праздник разврата был в самом разгаре. И на очереди была еще одна томная девочка, секс с которой, сулил быть еще более жарким, чем со слегка консервативной Елизаветой...

Конец первой части.

Если Вам, дорогие читатели, пришлось по вкусу мое повествование — пишите ваши отзывы и пожелания по адресу:

mr.eXXXcellent@yandex.ru

Недовольства и критичные замечания, также, смело высылайте на этот же адрес. Я ценю каждое мнение, каждого из Вас, и ни единого письма не оставлю без внимания и ответа.

С Уважением ко всем Вам, Александр Кириленко.

/p