Наверх
Порно рассказ - Три дня Ольги. Часть 3
Опомниться на сей раз Оле не дали. Звонок от Олега раздался на следующее утро, когда из одежды на ней было одно полотенце, а волосы были влажными от прохладного душа. Парень дал Оле адрес, время, инструкции по поводу одежды и отключился.

И все бы ничего, но девушка, едва услышав это, тут же возбудилась. Потому что этот адрес она знала. Это был перекресток двух небольших улиц и единственной достопримечательностью был большой парк, раскинувшийся почти на четыре квартала.

И вот, на следующий день Ольга, с замирающим сердцем, стояла на указанном месте. На ней было черное полупальто, доходящее до середины бедер и сапоги до колена на высоком каблуке. Глаза были подведены, а ресницы подкрашены черной тушью. Губы же Оля, согласно полученным от Олега инструкциям, выкрасила в ярко-алый оттенок.

Место было людным. Особенно вечером. На часах было без двух минут одиннадцать и в парке давала концерт какая-то местная группа, собравшая с сотню молодых фанатов.

Мысль о том, что Олю опять ждет какое-то приключение заводила ее. В голове роились неясные образы, что ее могут сегодня заставить сделать, невероятно возбуждающими девушку. Она плохо схватывала их, но один надолго впечатался Оле в память, став ее эротической грезой. Именно тогда у нее родилась фантазия, что ее могут оттрахать на сцене, перед всей этой толпой народа.

Соня появилась будто из ниоткуда. Просто оказалась рядом, взяла Ольгу за руку и, приложив палец к губам, быстрым шагом увела ее в парк, мимо сцены. На Соне были туфельки на каблуках, чулки, юбка, едва прикрывающая промежность, и ярко-красный топ. Волосы справа Соня стянула в торчащий хвост, а слева оставила распущенными, на лице красовалась яркая, броская косметика. В общем, от собравшейся молодежи она отличалась только тем, что была лет на пять постарше, да и это не особо бросалось в глаза.

Ольга даже не пыталась сопротивляться. Она внутренне сжалась, потому что понимала, что действие вот-вот начнется. Долгие прелюдии были не в стиле этой компании. И девушка понимала, что как-то подготовиться, внутренне собраться, не получится. Потому что впереди была полная неизвестность.

Соня увела Ольгу вглубь парка, быстро и уверенно уводя ее в сторону от толпы. Смесь рока и металла грохотала не так уж далеко. Да и то нарастающий, то затихающий рев фанатов звучал совсем близко. Соня привела Олю на небольшую круглую площадку в глубине парка. Тут стояло несколько лавочек и фонарь, заливающий асфальт и невысокий кустарник ярким светом.

Соня повернулась к Ольге, приблизила свое лицо к ее лицу, и медленно, тянуче, поцеловала. Девушка никуда не спешила. Ласкала губы Ольги своими губами, даже не высовывая язычок. И это чудовищно возбудило Олю.

Близость людей. Беснующуюся в полусотне метров толпа. Было в этом что-то захватывающее. Будоражащее. Запретное. Оля превосходно понимала, что так нельзя, не стоит делать. Но сопротивляться уже была не в силах.

А Соня медленно соскользнула, прошлась губами по шее Оли, остановилась у ее ушка и медленно прошептала:

— Ни звука, Оленька. Сегодня я не хочу слышать от тебя ничего, кроме стонов. Делай что я говорю в точности и ты вряд ли когда-нибудь забудешь этот день. Я не желаю слышать «нет» от тебя. Твой ответ на все «да», поняла?

Ольга кивнула. Вокруг, насколько хватало света, никого не было. Но ничто не мешало кому-нибудь притаиться в тени дерева и наблюдать оттуда, оставаясь совершенно незамеченным. Сама мысль об этом возбуждала Ольгу.

А Соня, удовлетворившись молчанием девушки, чуть-чуть отстранилась, медленно развязала пояс, расстегнула три пуговицы и, скользнув руками по бедрам Оли, распахнула на ней пальто, открыв обнаженное тело ветру. Соски девушки возбужденно торчали, нижнего белья, как и приказал Олег, не было.

Еще добираясь до парка Оле было не по себе. Под пальто ничего не было, ни единой нитки. И девушку это сильно заводило. Рядом шли ничего не подозревающие люди, спешащие домой в поздний час. Люди, то и дело случайно задевающие Олю то сумкой, то рукой. Люди, которые в любой момент могли понять, что на ней кроме короткого пальтишка ничего нет. Сама мысль о том, чтобы «нечаянно» распахнуть одежду заводила Ольгу.

Соня медленно оттеснила Олю к краю площадки и усадила на лавочку. Взяла свою сумочку, достала оттуда длинную черную ленту и быстро, опытными движениями, завязала девушке глаза.

— Наслаждайся, — с еле заметным смешком сказала Соня и раздвинула Ольге ноги в стороны.

Первым, что почувствовала Оля, было дыхание Сони. Потом девушка почувствовала легкий поцелуй чуть повыше талии. Еще один и еще. Соня медленно и неспешно целовала Олю в живот, талию. Соскользнула на бедра, все время гладя их руками, осыпала поцелуями, вызывая у Ольги легкий стон.

Потом начала руками ласкать грудь, а Оля все время чувствовала горячее дыхание девушки у себя на животе. Полное желания и страсти. Резкое, порывистое. Соня была возбуждена происходящим так же, как и Ольга. Вот Соня взяла себя в руки и прошлась языком по животу Оли, оставляя влажный, обжигающе-жаркий след. Медленно перешла на бедра, так и не отрывая язык от кожи Ольги. Опустилась до самого колена, вызывая на своем пути бурю непонятных, волнующих чувств. И по внутренней стороне пошла вверх. Медленно, пританцовывая, временами останавливаясь или направляясь обратно.

Соня остановилась около самой промежности Ольги. Смачно поцеловала и, не дав Оле насладиться чувством, тут же впилась своим острым и проворным язычком глубоко в киску девушки, заставив ее застонать. Соне понадобилось совсем чуть-чуть времени, чтобы вскрыть сокровищницу Оли и впиться в горячие соки.

Ольга чувствовала быстрое дыхание Сони на своих половых губках. Чувствовала, как язык девушки погружается все глубже и глубже, не пропуская ни единой складки, облизывая все, что было внутри. И в какой-то момент, когда Оля уже витала где-то на пороге оргазма, Соня впилась своими губами в губы Ольги. И начала неистово мять, облизывать их, целуя Олю в самое сокровенное, самое чувствительное место ее тела.

И Ольга, не выдержав, застонала. Долго и протяжно, с блаженной улыбкой отдаваясь оргазму, все нарастающему из-за язычка Сони. А когда эмоции пошли на спад, отстранилась и Соня.

Повинуясь направляющим рукам, Оля перевернулась и встала на скамейке «раком». А Соня, с силой хлопнув по заду, тут же, без каких-либо прелюдий, резко вставила два пальца в кошечку Оли, вызвав целую волну разнообразных ощущений. Боль от резкости, чувство удовлетворения от того, что это наконец то случилось, стыд. И надо всем этим витало возбуждение.

Ольга прекрасно слышала музыку. Она грохотала всего в полусотне метров. Слышала рев толпы. И этого оказалось достаточно. Потребовалось совсем чуть-чуть воображения, чтобы перенести толпу чуть-чуть поближе. Представить себя на сцене. Представить сотню вожделеющих глаз, устремленных на Ольгу. Эта игра воображения заводила и будоражила Олю, заставляя себя еще больше наслаждаться резкими, порывистыми движениями Сони.

Девушка терзала киску Оли нещадно. То быстрыми движениями лаская клитор, то входя внутрь до самой ладони. Соня умело доставляла удовольствие. Даже в мыслях Оля становилась все более и более дикой. Она уже и сама не замечала, что начинает все чаще стонать в голос. Ольге было все равно, услышит ее кто-нибудь или нет. Она уже перешла через порог здравомыслия.

Соня лишь улыбалась, замечая все это. Улыбнулась и вынула пальцы из киски Оли. Послышался цокот каблуков и Ольга немного вздрогнула, когда эти самые пальцы, только что доставлявшие ей неописуемое наслаждение, небрежно прошлись по ее лицу, размазывая Олины соки по всей ее мордашке.

А следом Соня взяла ее за волосы на загривке и резко дернула назад, заставив Олю выгнуться, и прошептала на ухо:

— А теперь, сучка, наслаждайся.

И отпустила.

Ольга вдыхала резкий аромат своей смазки и не знала, к чему готовиться. Соня была где-то рядом, но ничем не выдавала себя.

Минута, полторы, две. Оля уже готова была нарушить сегодняшний запрет и позвать Соню, когда ее плеча коснулись пальцы и медленно прошлись по ее спине. Ольга встретила их с замиранием сердца. Она знала, что Соня приготовила новое приключение и девушке было интересно, что же ее сейчас ждет. А рука между тем дошла до попки Оли и прошлась туда-сюда.

Ольга на выдержала и легонько вильнула задом из стороны в сторону, провоцируя скорейшее развитие событий. Как бы приглашая Соню продолжать игру.

И лишь когда рука сжала ягодицу, Ольга поняла, что это не Соня. Ей завязали глаза, но не отобрали чувств. У Сони была мягкая кожа, а тут Оля чувствовала шершавую грубость. Рука принадлежала мужчине.

Легкий страх охватил Ольгу, но было слишком поздно что-либо делать. Мужчина уже провел пальцами между мокрых половых губок и медленно вошел внутрь указательным пальцем.

Оля застыла. Она не знала, кто этот мужчина. Может Олег, а может и нет. Может просто Соня сходила к беснующейся толпе и позвала их на пиршество. Ведь если рядом один мужчина, то кто может сказать — нет ли там других?

Мужчина оставил киску и прошелся обратно, к шее девушки. Немного поласкал и это, как ни странно, успокоило Олю. «Не маньяк», — пронеслось в голове у нее. Раз ласкает — значит не насильник. А значит можно хотя бы надеяться на наслаждение. Потому что Оля понимала — отступать поздно. Попробуй-ка сейчас вскочить, закричать и одеться... не дадут. Разденут, заткнут и изнасилуют. Уж лучше получать удовольствие добровольно.

Мужчина запустил руку в волосы Ольге, легонько массируя их чуть выше шеи. И Оле настолько это понравилось, что она легонько простонала. На мужчину это подействовало как пушечный выстрел.

Он мигом оказался позади Ольги. Девушка услышала как звякнула пряжка ремня и внутренне сжалась. Уже скоро. Послышалось шуршание одежды и звук оторванной бумаги. Ольга слышала этот звук регулярно и даже нашла в себе силы внутренне улыбнуться.

Но это не смогло подготовить ее к тому, что в ее горячую киску на всех порах вломился мужской член немалых размеров. Ольга только и сумела, что застонать. Презерватив чуть-чуть притуплял чувства, но это было даже хорошо. Оля не хотела никаких последствий и если б этой маленькой детали не было, то она бы еще несколько дней наверняка корила бы себя за бездумность.

А так Ольга просто наслаждалась. Парень резко входил в Ольгу, вырывая с каждым движением стон. Он трахал ее размеренно, наслаждаясь постоянным ритмом. В какой то момент он схватил Ольгу за горло и поднял, заставив ее оторвать руки от скамейки.

Оля неловко взмахнула руками, пытаясь найти равновесие, но то и дело входящий член сводил на нет все попытки. Девушка уже начала задыхаться, когда додумалась закинуть руки назад и ухватиться за торс мужчины.

Ладонями она ощущала его мышцы, шеей — сильные руки. Ольга витала на волнах наслаждения, уже чувствуя близкий оргазм. А мысли ее окрашивали все в приятные, не пугающие тона.

Да, ее трахал совершенно незнакомый мужчина. Но было в этом что-то волнующее. Заниматься сексом не потому, что тебе нравиться человек, а просто ради самого секса. Получать удовольствие и не заморачиваться о том, что будет завтра. Не думать, как он отнесется к тому, что у тебя целый выводок вредных привычек, не бояться, что он сочтет тебя шлюхой (все равно он уже так считает, так пусть себе думает).

И это дарило чувство... свободы? Раскованности, о которой раньше Оля не знала. Внезапно она сама для себя уловила то состояние, когда можно все. Можно танцевать стриптиз на барной стойке, можно делать минет на первом свидании. Можно просто получать удовольствие, не заботясь о завтрашнем дне.

Неподалеку шел концерт и Ольге нравилось думать, что кто-то еще, такой же незнакомец, стоит рядом и просто смотрит, думая про себя:"Во девка дает!». Девушка как бы поощряла себя, заставляла не просто получаться удовольствие, а передать невидимому зрителю как можно больше из своих чувств.

Ольга и сама не заметила, что ее стоны стали раскованнее. Девушка совершенно прекратила их подавлять, совершенно перестала стесняться. Каждый раз она подавалась навстречу члену. Совсем чуть-чуть, но этого хватало, чтобы спинка чуть-чуть больше выгнулась, выпятив вперед грудь. И с каждым движением и грудь слегка взлетала, маняще и завораживающе колыхаясь взад-вперед.

Ольга испытала самый захватывающий оргазм из всех, которые у нее были до этого. Она отдалась ему полностью, без толики стеснения. Стонала, извивалась и царапала своего партнера. И, судя по всему, ему это даже понравилось, потому что он ни на секунду не прекратил движений до того самого момента, пока Оля не кончила.

А потом он вышел из девушки, подошел к ее лицу и Ольга почувствовала, как ей в губы ткнулся член. Она с готовностью раскрыла рот и взяла мужской орган так глубоко, как только смогла. Немного поласкала язычком, облизала несколько раз, слушая мужские постанывания. И только приготовилась показать мужчине все, на что способен ее ротик, как он отошел.

Ольгу заставили встать и тут же уложили спиной на скамейку. Мужчина снова надел презерватив и снова вошел и нее. Однако теперь он выбрал гораздо более быстрый ритм, быстро доведя Олю до исступления. Он трахал ее грубо и размеренно, нисколько не заботясь о ее чувствах. Не стремился доставить ей наслаждения, не ласкал грудь, однако это не значит, что Оля ничего не чувствовала.

Напротив, она витала где-то в облаках. Как бы издалека чувствовала мужские руки, упершиеся в скамью рядом с ее плечами. Весь ее мир сузился до ее киски. В которую часто-часто входил мужской член. Ольга снова начала кончать. Бурно и громко. То и дело ее стоны переходили в легкие крики и если кто-то был рядом, то он наверняка понял, что тут происходит кое-что поинтереснее концерта.

Оля извивалась, пыталась то насадиться по член поглубже, то наоборот прекратить это, вынуть его из себя и дать себе передышку чтобы успокоиться. В голове мутнело, девушка уже и сама не знала, чего она хочет — продолжения это сладкой муки и еще одного оргазма или окончания.

И пока она колебалась, мужчина сделал выбор за нее.

Он резко вышел, Оля услышала звук лихорадочно сдергиваемого презерватива, и девушка сразу же почувствовала, как поперек ее живота и груди пролегла мокрая полоса. Потом еще одна, чуть левее, и еще одна и еще. Мужчина кончал обильно, выплескивая струи так, чтобы залить как можно большую область. Оля чувствовала, что все, что ниже ее шеи, но выше киски, покрылось маленькими лужицами семени.

Она чувствовала этот запах и он сводил ее с ума. Ольга и сама не знала теперь — чего она хочет. Не только сейчас, но и в жизни.

Сейчас ей одновременно хотелось продолжения, столь же напористого, непререкаемого, и покоя. Чтобы на десять-пятнадцать минут Олю оставили в тишине, дав привести в порядок мысли. Но желание секса, желание продолжить тлело внутри, сводя на нет все ее попытки успокоиться. Оля чувствовала, как сперма медленно растекается по животу, стекает с груди, оставляя отчетливые разводы, но девушка была слишком утомлена, чтобы сопротивляться.

Мысленно Оля уже прикидывала, как она пойдет домой. Накинет пальто, прям поверх всего этого, завяжет пояс и поедет домой. Но на сей раз любой оказавшийся рядом человек, хоть раз нюхавший этот терпкий запах, сразу же поймет, кто она. Девушку, позанимавшуюся столь «грязным» сексом можно было учуять издалека.

А в жизни... Ольга понимала, что что-то наконец то щелкнуло. Оля еще не понимала, что именно, но точно знала, что скоро ее жизнь, само отношение к ней, измениться. Давно пора что-то менять и сейчас Ольга смутно начала понимать, что именно.

Мужчина давно ушел, когда Соня потянула Ольгу, заставив ее встать и развязала ей глаза. Фонарь резко ударил светом, но Оля быстро проморгалась и огляделась.

Кроме Сони в округе никого не было. Если кто-то и наблюдал за похождениями девушки, то он предпочел удалиться, едва действие было окончено. А Соня дала Оле с полминуты и нежно поцеловала прямо в губы. Медленно, томно. Изредка едва касаясь Олиных губ своим язычком. Оставляя легкий ожог и тут же отступая. Отступая, лишь затем чтобы чуть позже повторить, разжигая тлеющее желание.

Чувство удовлетворения медленно сменилось желанием продолжения. Еще пять минут назад Оля готова была поставить точку на сегодняшнем приключении, но сейчас хотела большего. Что-то внутри извернулось и настойчиво потребовало продолжения. И Оля сдалась.

Она поняла, что не сумеет бороться со своими инстинктами. Большую часть жизни Олю учили, что нужно контролировать свои желания, не давать им взять верх. И вот, группа совершенно незнакомых людей сделала противоположенное. Ольге просто дали возможность отдаться инстинктам и желаниям, что она и сделала. И сейчас девушка хотела только одного — еще дальше окунуться в эту кроличью нору. Узнать, что царит там, еще глубже.

Ольга взяла руку Сони и направила ее к своей горячей дырочке. Но Соня лишь немного поласкала ее, почти сразу же отстранившись.

Девушка наклонилась, взяла пальто Оли со скамейки и пошла по дорожке, как бы приглашая Ольгу идти за собой. И Оля пошла. И с каждым шагом ощущала себя грязной сучкой. Но не могла не наслаждаться этим. Высокие черные сапоги и ничего кроме них. Вся грудь была в белесых разводах, любой случайный взгляд мог ухватить ее всю. Ольга шла по дорожке, почти не испытывая стеснения. У Оли вообще не было никаких мыслей. Все, чего ей хотелось — узнать, что будет дальше.

Впереди, шагах в двадцати, на дорожку вышла молодая девушка, в довольно фривольном черном наряде. Наверное, припозднилась к концерту. Или, быть может, шла на ночное свиданье. Девушка свернула прямо навстречу Соне с Ольгой и, естественно, без труда все поняла. Оля ожидала, что девица смутиться, отвернет голову и поищет другую дорогу, однако все произошло наоборот.

Девушка шла прямо на Ольгу. Скользнула взглядом по ее обнаженному телу, уцепилась на мгновенье за грудь и соблазнительно улыбнулась. А когда миновала Соню, девушка послала Оле воздушный поцелуй и, покачивая бедрами, пошла дальше своей дорогой.

А Ольга прибывала в смятении от этого. Маленькая встреча в темном парке отрезвила ее. Оля ожидала чего угодно, но только не такой реакции. Не подчеркнутое игнорирование, а наоборот — легкое поощрение. Ольга в момент поняла, что она сексуальна даже такая. А может, наоборот, в таком виде она даже более привлекательна для некоторых людей.

Воображению Оли понадобилась лишь секунда, чтобы узнать все об этой случайной девушке, прошедшей мимо. Наверняка она шла на свидание с одним из тех, кто слушал концерт. Или, скорее, с одним из тех, кто выступал. И упускать своего она не собиралась. Легкий флирт, томный поцелуй и жаркий секс. Может быть, она даже не станет ждать, пока они уединяться, а начнет прямо посреди улицы или в автомобиле. Ничуть не стесняясь своего бесстыдства. С охотой опуститься на колени, возьмет в свои черные от помады губы его член и, закрыв глаза от удовольствия будет сосать, легонько постанывая. И не отпустит, пока не получит порцию его семени в свой ротик. Лишь затем, посмаковав чуть-чуть, выпустит член из своего рта и возьмет сигарету, давая парню передышку. Лишь затем, чтобы продолжить. А утром она придет домой, залезет под душ. Снимет черное и повесит в шкаф, сотрет косметику. Оденет цветастое платье, сменит сережки и пойдет гулять. И даже если ей на пути встретится кто-то, кто своими глазами видел ее накануне, все равно он ее не узнает. Не сумеет связать воедино молодую распутницу и эту милую, домашнюю девчушку.

Все это Ольга представила себе за секунду. И поняла, как можно жить, отдаваясь время от времени своим желаниям. У всех на виду, но никем не узнанная.

Уже на выходе из парка Соня отдала пальто Оле. Та быстро накинула его на себя, застегнула пуговицы, завязала ремень и вновь почувствовала себя домашним котенком, которому наконец то дали плошку молока. В уюте и безопасности. Ушла веселая раскованность. Одно дело воображать себе невесть что в безлюдном месте и совсем другое — пройтись голышом по людной улице. Хотя Оля до последнего мгновения была уверена, что Соня и дальше поведет ее обнаженной.

Мужское семя на теле уже высохло, впечатавшись в кожу белыми разводами, которые теперь осталось только отмывать. Киска Ольги была влажной — ходьба голышом и собственные фантазии немало возбудили Олю, не дав ей скучать ни на секунду. В каждой тени она искала наблюдателей и была даже немного огорчена, что на ее пути попалась всего лишь одна девушка. Ольга была не прочь показать себя еще кому-нибудь.

Соня взяла ее за руку и повела вперед. Оля редко бывала в этой части города и понятия не имела, куда они идут. Она видела людей, машины. Встречные прохожие бросали заинтересованные взгляды. А Оля лишь чувствовала запах. Никакая одежда не могла скрыть его. Запах витал вокруг, терпкие «духи» окружали Ольгу со всех сторон. И под пальто Оля медленно текла. Наслаждалась своей распутностью.

Девушка поняла, куда ее ведут лишь когда Соня провела ее через дверь на станцию метро. Время уже клонилось к полуночи и желающих уехать было довольно мало. В центре платформы лежали пути, а потолок поддерживали два десятка колонн, стоящих вдоль рельс.

Соня повела Ольгу в самый конец. Этим выходом пользовались крайне редко — он выходил к какому-то заводу или фабрике, Оля точно не знала, и в это время наверняка уже был закрыт за ненадобностью.

Девушка кинула взгляд на часы — без десяти минут полночь. Рядом медленно тикала вторая цифра — она показывала, как давно ушел предыдущий поезд. Мысленно прикинув частоту поездов, Оля поняла, что ждать придется долго. Предыдущий поезд только что ушел, а следующего в этот час можно было ждать минут десять.

А вот Соню перспектива подождать ничуть не напугала.

Ольга даже и не удивилась, когда девушка приказала ей облокотиться на колонну. Лишь кинула взгляд на противоположенную платформу — она была пуста, насколько хватало глаз. Оля попыталась все же «спрятаться» за колонной, на которую она положила ладони. Теперь представлением, чем бы оно не оказалось, могли наслаждаться лишь те, кто дойдут до этого конца перрона.

А Соня, не теряя ни секунды, приподняла пальто Ольги и, быстро нащупав нужные места начала быстро-быстро водить пальчиком от одной дырочки Оли до другой, быстро возбудив ее. Девушка изо всех сил сдерживала стоны, а Соня, поиграв с полминуты, начала ласкать киску Ольги, то входя в нее, то лаская клитор.

Оля то и дело, давясь своими стонами, смотрела на противоположенную платформу и потому успела вовремя одернуть Соню. Молодая парочка — парень лет двадцати пяти и смазливая девчушка лет на пять младше, медленно, держась за руки, прошли в самый конец платформы и остановились точно напротив девушек.

Соня, несколько огорченная тем, что пришлось прерваться, легонько переминалась с ноги на ногу. Впрочем, хватило ее ненадолго. Едва парень легонько приобнял девушку за талию, привлек к себе, чтобы поцеловать, Соня сделала то же самое с Олей, только обняв ее со спины. Когда влюбленные слились в своем легком поцелуе, Соня немного раздвинула пальто Ольги снизу и, убедившись, что киска своей спутницы открыта, глубоко проникла внутрь средним пальцем.

Ольга хотела сопротивляться. Хотела, но не смогла. Внутренне поняла, что все будет без толку. Так что девушка лишь закинула руку за голову и постаралась наслаждаться моментом.

Парень оторвался от девушки, что-то прошептал ей на ушко, вызвав легкий смех. И тут это случилось. Девчонка взмахнула головой, отчего волосы красивой волной перемахнули с одного плеча на другое, и увидела, что происходит в каких-то десяти метрах, под ярким светом встроенной в потолок лампы.

Не заметить было сложно. Соня ничуть не скрывала движений своей руки, да и распахнутое снизу пальто не оставляло никакого простора для фантазии — все было открыто, все было видно так сказать «с первого ряда». Соня вожделенно смотрела на молодую парочку. Просто таки пожирала их глазами, раздевала у всех на виду.

Девушка на другой платформе чуть-чуть смутилась и на несколько секунд отвела взгляд. Хотела было отвлечься, попытаться «не замечать» этого, посмотрела на своего ухажера, собираясь что-то ему сказать, и увидела его взгляд, устремленный на девушек. Взгляд, полный похоти с примесью любопытства. И девчушка поняла, что бесполезно его отвлекать — уж лучше наслаждаться зрелищем вместе с ним.

Соня, убедившись что она всецело завладела вниманием парочки, перешла к более активным действиям. Обошла вокруг Ольги, встав спиной к рельсам, и развязала ремень. Оля сразу поняла, что хочет сделать ее спутница и замерла. Горячие волны вожделения пронзали ее, вызывая что-то вроде помутнения рассудка. Оле казалось, что все так и должно быть. Что все, что сейчас случится, принесет ей неимоверное удовольствие.

Соня на секунду взмахнула головой и посмотрела по сторонам — но из-за колонны никто, кроме парочки напротив, не мог их видеть. Тогда девушка расстегнула последнюю пуговицу Олиного пальто и позволила ему упасть, окончательно открыв Ольгу любому наблюдателю.

Оля видела, как у девчонки напротив слегка раскрылись глаза от легкого шока, от увиденного, но оторвать взгляда та уже не могла. Не могла, а может не хотела. Потому что ее привычный мирок только что пошатнулся. То, что она раньше видела лишь по телевизору, находилось в ужасной близости. И в девчонке, без малейшего сомнения, стало разгораться желание.

Оля видела, как глаза парня не отрываясь ощупывали ее тело. Сперва киску, потом прошлись по белесым полоскам по животику, тщательно, стараясь запомнить каждую деталь, осмотрели грудь, соски которой вызывающе торчали в стороны. Потом шейку, бегло оглядел лицо и вновь пошел взглядом вниз, найдя эту часть гораздо более привлекательной.

А Соня обошла кругом, поцеловала Ольгу в губы, посмотрела в глаза, хитро, волнующе улыбнулась, чуть закусив нижнюю губу, и медленно опустилась на колени, пройдясь языком между грудей, оставив влажную полоску через животик и, прогнув спинку для удобства, зарылась лицом в короткие волосики на лобке Ольги.

Сложно было описать, что Соня вытворяла своим язычком. Она то облизывала половые губки, то глубоко засовывала его внутрь девушки, то, мотая головой из стороны в сторону, дразнила клитор Оли, заставляя ее легонько, еле слышно постанывать. Потому что сдерживаться уже не было никаких сил. Оля закусила губу и полуприкрыла глаза от наслаждения, но сладостная мука была сильнее.

Соня старалась ублажить свою спутницу изо всех сил. Дразнила, играла, заставляла трепетать. Ольга оперлась на колонну, чтобы не упасть.

Она стояла, совершенно голая, на платформе станции метро. Грудь и живот были покрыты разводами спермы, ноги были слегка разведены в стороны от наслаждения. А между ног, впившись языком, сидела девушка. Да еще и на противоположенной платформе стояла пара наблюдателей и с застывшими лицами не отрываясь смотрели на эту картину. Все это дарило Ольге неизведанное раньше наслаждение.

Совсем недавно она мечтала, чтобы ее трахнули на сцене на глазах у толпы. Что ж, сейчас она была как никогда близко к своей грезе. У парня на лице было написано необычайное вожделение. Оля была уверена — не будь между ними пропасти шириной метров пять — он бы плюнул на все и накинулся на девушек — присоединился со всей страстью, на какую был способен. Эмоции девчушки было прочитать гораздо сложнее. Но Оля видела ее похоть. И зависть.

Ольга практически не сомневалась — девчушка совсем не прочь оказаться на месте одной из любовниц. Которой именно — этого Оля сказать не могла.

И доставляя этой парочке такое наслаждение, Ольга и сама становилась ближе к оргазму. Она переводила глаза с одного лица на другое и если в начале в ее взгляде читался легкий испуг и страх, то теперь осталась лишь страсть. Ольга манила их глазами. Широко раскрывала рот, закидывая голову, передавая своим зрителям толику своего наслаждения.

А Соня закинула одну из рук назад и приподняла свою юбку, открывая парочке наблюдателей превосходный вид на свою попку. И, недолго думая, Соня, ничуть не стесняясь, начала мастурбировать у них на виду. И по игривым взглядам, которые девушка иногда бросала вверх, Оля поняла — ей происходящее доставляет огромное удовольствие.

В очередной раз кинув взгляд на парочку напротив, Оля машинально отметила, что парень мечется взглядом между кисками девушек, а его спутница наоборот, смотрела Ольге в глаза и изредка бросала взгляды вниз.

Девушка уже была изрядно на взводе после пяти минут такого шоу, и, отступив на полшага назад, потянула за собой парня. Он недовольно буркнул, но, бросив взгляд на свою подругу, подчинился. Девчушка повторила маневр и скрылась от лишних глаз за колонной. И, не теряя ни секунды времени, быстро приподняла свое платье и стащила до колен трусики. Взяла парня за руку и положила ее на свою разгоряченную плоть. Ее ухажер сразу понял, чего от него хотят и, не отрывая глаз от происходящего перед ним, начал тереть промежность своей девушки. А она сквозь джинсы ласкала его давно стоящий колом член.

Звук приближающегося поезда вырвал Олю из лапок подступающего оргазма. Девушка попыталась было высвободится из рук Сони, но та и не думала останавливаться. Наверное, машинист очень сильно удивился, увидев эту картинку на самом краю безлюдной платформы. Ольга не заметила, старалась не думать.

Освещенные окна проносились перед ней одно за другим. Сперва быстро, потом все медленней. За некоторыми из них Оля видела усталые лица людей, поздно ехавших в тепло и уют своих квартир. Некоторые из них успевали понять, что они видят за те пару секунд, что девушки оставались в пределах видимости и кто удивлялся, а кто довольно улыбался.

Лишь в самый последний момент Соня, лизнув половые губки в последний раз, подхватила с пола пальто и быстро накинула его на Ольгу, позволив ей быстро завязать ремешок и застегнуть пуговицы. И тут же двери открылись.

Девушки юркнули в ближайшую. И Соня, перед самым отбытием поезда, помахала ручкой своим зрителям. И всю дорогу выпытывала у Оли, что они делали, куда и как смотрели. Сами воспоминания нещадно заводили Ольгу, не давали ее возбуждению угаснуть.

В конце Соня лишь мечтательно сказала:

— Ну, по крайней мере им сегодня будет хорошо.

И Оля искренне с ней согласилась. Кто была эта пара друг другу? Молодые супруги? Любовники? Просто припозднившаяся парочка на первом свидании? Кто знает. Но после увиденного вряд ли у них будут другие мысли, кроме как побыстрее уединиться и заняться сексом.

Дальше дорога прошла в полном молчании. Впрочем, едва девушки вышли из метро, Соня обняла свою спутницу за талию и, почти сразу же, провела рукой вниз и положила свою руку на голое бедро Оли, попутно приподняв пальто и приоткрыв краешек попки случайному взгляду.

И неспешно повела ее по улице. Район был из новых. Богатые дома. Большие люди. И недалеко от центра. Оле ни разу не доводилось тут бывать. Но подъездную дверь, к которой девушки пришли пятью минутами позже, Ольга узнала без труда.

Дверь открыл Олег.

— А, наконец то! — сказал он. — Я их больше уже удерживать не смогу!

Оля с удивлением отметила, что Олег был одет. Честно говоря, она ожидала совсем иного после сегодняшнего. На нем была белая рубашка и черные брюки. Впрочем, верхние пуговицы рубашки были расстегнуты, а носки Олег успел где-то снять.

Соня быстро скинула туфельки и, заметив, что Ольга стоит в нерешительных раздумьях, сама расстегнула на ней пальто и небрежно бросила его в шкаф.

— Тебе оно сегодня не понадобится, — шепнула она на ушко Оле, пока ты снимала сапоги.

Олег окинул девушку внимательным взором и довольно улыбнулся. Ольга не знала, что они там себе думали, но лично ей было несколько неудобно находится в таком виде. Мысли постоянно вращались вокруг собственной внешности.

Но Соня цепко ухватила Олю за руку и настойчиво поволокла за собой в дальнюю комнату, мимо ванной.

Едва войдя, Ольга сразу узнала это помещение. Большой диван, на котором всего пару дней назад резвились Соня с Олегом, стоял вдоль стены. Чуть ближе к двери стояла небольшая софа, на которой весьма уютно можно было устроиться вдвоем. Большой шкаф, занимающий почти всю стену по левую руку. Оля без особого удивления отметила, что большая часть дверок на нем зеркальные. И небольшой столик с двумя мягкими креслами у дальней стены, рядом с окном.

Верхний свет не горел. Вместо этого комната освещалась двумя десятками свечей, расставленных тут и там. На столике стояло две бутылки вина и два бокала. А в кресле сидел мужчина, на котором, спиной к двери, примостилась девушка. Ольга сразу же поняла, что они целуются и притом, довольно давно.

Олег вошел следом за девушками и, посмотрев на занятую парочку, легонько хлопнул дверью, чтобы привлечь их внимание.

Плечи девушки легонько вздрогнули и она прогнулась назад, закинув голову.

Даже с такого ракурса Оля без труда узнала Настю. Копна черных волос едва касалась пола, губки аппетитно посверкивали даже при таком освещении. И глубокое декольте, отлично просматривающееся со стороны вошедших.

Ее спутника Ольга сумела рассмотреть лишь позже. И, едва узнав, внутренне затрепетала. Это был тот самый незнакомец, что окунул ее с головой в этот мир разврата. Тот самый человек, который даже не удосужился назвать своего имени. Тот самый, который просто заставил Ольгу переступить через себя. И до сих пор Оля, не без толики удовольствия вспоминая моменты их встречи, испытывала стыд и страх. И дикое желание.

— Витя, ты нас никак дождаться не мог? — с едким смешком произнесла Соня, оглядывая комнату. — Член из штанов выпрыгивает?

Но ответить парню не дали. Пока он цепким взглядом пробегался по Соне и Ольге, вклинился Олег.

— Вообще то, Виктору винище даже в голову еще не ударило. Только алкоголь на него зря переводить! Это милой Настеньке уже невтерпеж.

— Если завидно — смотри и не чирикай! — полупропела Настя, на пару секунд оторвавшись от губ Виктора.

Олег лишь улыбнулся и уселся прямо в центр софы, закинув руки на спинку. Соня, без малейших колебаний вполоборота, закинув одну из своих ножек на ногу Олега уселась рядышком. А парень, поймав взгляд Оли, похлопал рукой с другой стороны от себя, и девушке ничего не осталось, кроме как примоститься рядышком.

— Насть, а чего это ты сегодня в черном? — спросила Соня через минуту, как только устроилась поудобнее.

— А я сегодня хочу побыть плохой девочкой! — с легким вызовом в голосе ответила девушка. — Ты ведь не будешь возражать, милый?

— Я когда то возражал? — услышала в ответ Оля.

Настя маняще улыбнулась и встала с Вити. На девушке из одежды было легкое платье. Если так можно назвать черную полоску ткани, уцепившуюся за шейку девушки, проходящую крест-накрест по груди и переходящую в кусок ткани, исполняющий роль весьма свободной юбки. Казалось, что от любого движения это платье может рассыпаться кучкой лоскутков.

Анастасия провела руками по своему телу, легонько раскачиваясь, будто в такт неслышимой музыки. Провела по шее, призывно изгибаясь, по груди, нарочито выпятив ее чуть вперед, по бедру, опустившись чуть вниз, позволяя Виктору заглянуть в свое декольте. А потом одним движением рук, на мгновение приподняв юбку, стащила с себя маленькие черные стринги.

С улыбкой на лице взяла их в руку, провела ими вверх, по обнаженному животику, по краешку груди, по шейке. Закинула голову и провела мокрой тканью по подбородку. На секунду приоткрыла глаза, высунула язычок и будто лизнула трусики, висящие в сантиметре перед ней. И тут же бросила их через плечо.

Черная тряпочка приземлилась в полуметре от софы и на какое-то мгновение приковала к себе внимание Ольги.

Оля много раз раздевалась перед мальчиками. Иногда они ее раздевали, но гораздо чаще процесс происходил параллельно. А тут она впервые, своими глазами, да еще вблизи, видела, как девушка не просто раздевается, а делает это со всей доступной элегантностью. Каждое движение Насти вызывало желание. Желание накинуться на нее и желание смотреть.

Девушка просто таки излучала сексуальность. И сейчас, выкинув трусики, Настя будто скинула с себя маску правильности. Движения стали чуточку развязней, каждый взмах руки проходился по какому-нибудь интимному месту. Настя с одной стороны танцевала для своего кавалера, а с другой — постоянно ласкала себя, не позволяя рукам нигде задерживаться дольше, чем на несколько секунд.

И Виктор долго не выдержал. Прошла всего минута, а он, почти не отрывая глаз от своей сексуальной кошечки, одной рукой быстро убрал со стола все то, что там было, переставив это на пол. Встал, вклинился в движения Насти, разорвал ее танец. Взял ее за задницу и, приподняв сильными руками, посадил на стол.

Оле в глаза сразу бросился взгляд Насти — немного бешеный. Олю пронзило до самого нутра страстью и вожделением. Анастасия не скрывала своих чувств, выплескивала наружу все без остатка. Вот и на легкие касания Вити она отвечала все тем же взглядом, как бы крича:"Раздень меня и трахни!»

Рука Виктора задела грудь Насти — и она тут же резко вздохнула, приоткрыв ротик и закинув голову. Будто это доставило ей не меньшее наслаждение, чем вошедший в нее член. Девушка медленно облизала губы, легонько постанывая. А Витя тем временем скинул футболку, не глядя бросив ее в сторону дивана, и, опустившись на колени и осыпав поцелуями бедра Насти, медленно провел языком по ее половым губкам, одним движением ощутив ее долго сдерживаемое желание.

Соня с вожделением смотрела на это, будто загипнотизированная. И лишь услышав протяжный, томный стон Насти, Соня тряхнула головой и, встав с Олега, улизнула из комнаты.

Витя никуда не торопился. Движения его языка были медленными. Легонько поцеловать краешек бедра — провести языком поперек губок — поцеловать клитор и медленно вниз, легонько подергивая языком то вправо, то влево. Не торопясь, не пытаясь войти в Настю.

И девушке это чрезвычайно нравилось. Умелые ласки Виктора доводили ее до исступления. Настя все время была в движении. То приподнималась, уперев руки в краешек стола, то падала обратно, извивалась, пыталась ласкать руками голову Виктора. И непрерывно стонала. Едва один стон начинал затихать, как сразу начинался следующий. Лицо девушки было перекошено от наслаждения. Она то и дело открывала рот, пытаясь вдохнуть побольше воздуха, но вместо этого лишь выдыхала еще более громкий стон.

Витя не торопился. Он просто водил языком по киске своей красотки, доставляя той наслаждение. Водил медленно, нежно, отчего Настя успевала прочувствовать каждое отдельное движение, каждое касание. И девушка все больше погружалась не столько в сладостное безумие, сколько в терпкое блаженство.

По Насте было видно, что она вполне отчетливо осознает происходящее. Ее глаза то и дело впивались в зрителей, передавая им лишний заряд возбуждения. И во взгляде не было невидящего взора, устремленного внутрь себя. Лишь наслаждение. Анастасия блаженствовала под лаской Вити, как бы подготавливаясь к будущему сексу. Медленно, но верно входя в состояние вседозволенности.

Оля даже и не заметила вернувшейся с подносом Сони, пока ей в руку не уперлась ножка бокала. Девушка поставила поднос с полной бутылкой вина в шкаф и вернулась с двумя бокалами на софу, устроилась поудобнее, закинув одну ногу на Олега, и стала смотреть дальше, будто и не отлучалась.

Виктор оторвался от киски Насти и та сразу же соскочила со стола и опустилась перед парнем на колени, недвусмысленно давая понять свои намерения. Но едва она расстегнула пуговицу на джинсах, как Витя ухватил ее за плечо и грубо развернул, отчего Настя легонько вскрикнула. Развернул и тут же опустил лицом на кресло. Не столько пнул, сколько коснулся коленом зада Насти и девушка сразу же заползла поглубже в кресло, выпятив задницу повыше.

Витя откинул юбку вверх и, усевшись на подлокотник, хлопнул Настю по заду, оставив едва заметное красное пятнышко. Одной рукой провел по попке и зарылся кончиками пальцев в киску девушки, а другой прижал ее к креслу, чтобы она и не думала вставать.

Виктор медленно вошел в ее промежность, другим пальцем легонько лаская клитор. Послышался глухой стон Насти. Девушка даже не могла ничего сказать — она была полностью прижата к креслу и воздуха едва хватало, чтобы просто дышать. А Витя продолжил свою игру. Медленно вышел и тут же резко вставил палец обратно, отчего Оля услышала еще один резкий стон, пропитанный неожиданностью. Парень легонько покачал рукой вправо-влево, не вынимая палец ни на миллиметр. Затем легкие колебания превратились в покачивания всей рукой и уже сама Настя качала задом в такт, маняще гипнотизируя зрителей.

Соня, не отрывая глаз от задницы своей подруги, одной рукой достала член Олега и сжала его. Легонько провела по стволу рукой и застыла.

А у Ольги между ног все текло от этого зрелища. Была в происходящем какая-то дикость, необузданность. Виктор не спрашивал разрешения у Насти. Просто мучил ее весьма изысканным способом. Доставляя ей то незабываемое ощущение бессилия. Когда остается только смириться, сказать:"Да, меня сейчас трахнут. А может, даже выебут. И я ничего не смогу с этим поделать!»

Но чувствовалось, что и Насте происходящее доставляет немало удовольствия. Она не жаловалась, хотя резкие движения Виктора без сомнения причиняли ей легкую боль. Она не жаловалась, хотя ей наверняка было трудно дышать. Но она терпела и только и слышались ее глухие стоны, полные желания.

Витя вынул руку и, перехватив Настю за шею, поднял ее, заставив прогнуться назад. Без особых церемоний провел вымазанным женским соком пальцем по носу и щекам девушки и, едва она приоткрыла рот, тут же засунул палец туда. Настя, с чуть раскрасневшимся лицом, с упоением и гримасой страсти принялась вылизывать его. Быстро, энергично. Но едва она вошла во вкус, как Виктор одним резким толчком снова опустил ее в кресло и, без лишних слов засунул палец обратно до упора. Подержал там, наслаждаясь протяжным «ОООооо», и присовокупил к одному пальцу еще один. Ввел их несколько раз, под дикие стоны Насти. И начал быстро-быстро трахать ими девушку.

Если б не его рука, Настя бы без сомнения встала с кресла. Она билась в нем, слышен был скрип когтей по мягкой обивке, резкие вздохи и стоны. Зад Насти то и дело колыхался, пытаясь вырваться, прекратить эту сладостную муку. Но все, чего она добилась — это чуть разъехавшиеся в стороны колени, отчего ее киска стала еще доступнее.

По самому Виктору же непонятно было, что он чувствует. На лице был написан скорее интерес и четкий расчет, чем страсть и желание. Он то и дело поглядывал то на голову Насти, то на ее зад и промежность. Единственное, куда он не смотрел — это на окружающее. Он будто и не замечал, что в комнате есть еще кто-то, кроме него и Насти. Будто все, что его интересовало, было сейчас в кресле и именно этому он уделил все свое внимание.

Парень совершил последний рывок и вынул руку из киски девушки, одновременно с этим отпуская ее. Но Настя не спешила вставать, лишь устало повернулась боком на кресле. Стало видно, что ее грудь ходила ходуном — рот был приоткрыт, а глаза закрыты. Настя витала где-то среди своих ощущений, и не хотела так просто уходить от них и возвращаться в эту комнату.

Лишь спустя немного времени Оля заметила, что из киски девушки медленно стекала густая смазка. Обильная, как никогда раньше. И тогда Ольга поняла — Настя кончила. Неизвестно в какой момент, да и какая разница? Она не хотела этого делать — во всяком случае не так. И, предчувствуя близкий оргазм, пыталась вырваться, чтобы передать Вите часть его, получить его по другому, чтобы и он мог этим насладиться.

Но парень оказался глух к ее невысказанным мольбам и довел ее до исступления, отложив остальное на потом.

Настя открыла глаза и ошалевшим взором обвела комнату. Свесилась через подлокотник и достала из под стола бутылку вина. Не утруждая себя поисками бокала сделала несколько глубоких глотков прямо из горла. Провела рукой по волосам, как бы проверяя — не растрепались ли? И конечно же поняла, что прическа уже испорчена.

Сделала еще пару глотков вина и, встав, потянула Витю за руку, заставив его встать рядом. И крепко поцеловала, обвившись руками и буквально повиснув на своем кавалере.

У Оли внутри бушевал маленький пожар. Зрелище было настолько возбуждающим, что Ольга то и дело подумывала о том, чтобы на несколько минут покинуть комнату и уединиться в туалете, но останавливало осознание того что одну ее не отпустят. А ласкать себя при всех девушка не решилась.

Зато Соня, в отличии от Ольги, ничуть не стеснялась. Еще несколько минут назад ее рука заняла место между ног и сейчас вся софа окутывалась ароматом женских духов. Второй рукой Соня держала член Олега, изредка проводя по нему туда-сюда, чтобы доставить пару приятных ощущений и напомнить, что помимо Насти тут есть и другие девушки.

А Настя, развернув Витю боком к зрителям, начала медленно целовать его шею, отчего парень легонько улыбнулся и закинул голову. Девушка ласкала его тело своими руками, крепко прижимаясь к нему своей грудью и бедрами, легонько проскальзывая вниз время от времени.

Настя оставила его шею в покое и пошла вниз, неспешно целуя на своем пути и оставляя большие влажные следы на коже. Медленно раздвинула ноги и стала приседать, продолжая целовать. Окончательно опустилась, так что ее лицо было чуть ниже талии Виктора. Посмотрела вверх и, загадочно улыбаясь, расстегнула джинсы на парне и начала их стягивать вниз.

Виктор одним движением рук чуть-чуть помог девушке и крепкая ткань легко сползла чуть пониже коленей. Трусы Настя сдернула быстрее, чем Ольга сумела вдохнуть.

Фаллос Вити был в полной готовности. Настя провела ладонью по его ноге, медленно обвилась пальцами вокруг члена, все это время глядя прямо на него, приоткрыв ротик от нахлынувших чувств. Девушка высунула язык и медленно пошла вверх, явно намереваясь для начала лизнуть нижнюю часть члена.

И едва Виктор уже приготовился получать удовольствие и немного прикрыл глаза, как Настя с силой толкнула его, повалив в стоящее позади кресло. И тут же, одним проворным движением оседлала Витю.

Настя крепко прижалась своими губами к его и ухватив член свободной рукой, насадилась на него до упора. Послышался приглушенный стон, полный наслаждения. Непонятно чей — его или ее, а может и обоих сразу.

Девушка прервала поцелуй и, подавшись самую малость назад, начала резво скакать на члене Виктора. С каждым стоном Настя мотала головой, закидывала ее назад, глядя остекленевшими глазами в потолок. С каждым скачком ее грудь проезжалась по торсу Вити.

Парень же положил руки на бедра Насти и время от времени ломал ее такт, с силой прижимая ее вниз, насаживая на член до самого упора, вырывая новый стон задолго до конца старого.

В какой-то момент рука Вити скользнула вокруг шеи девушки, прижала ее поближе и они слились в страстном поцелуе. Настя стонала, не отрываясь от поцелуя, ничуть не стесняясь того, что ее стон наслаждения пронизывал Виктора насквозь. Что ни одно из испытанных ею чувств не ускользало от него.

Витя нащупал застежку и верхняя часть платья упала вниз, открыв восхитительную грудь Насти взорам. Два крупных яблока, увенчанные возбужденными до предела сосками. Ольге сразу же захотелось подойти, обнять Настю сзади и просто подержать ее грудь в руках, насладиться ею, прочувствовать ее грудь.

Но Оля сдержала свой порыв. Внутри и так все пылало, маленькое пламя превратилось в большой пожар. Девушка сжала ноги как можно крепче, чтобы сидевшие рядом Олег и Соня ничего не заподозрили, но все было без толку. Соки нашли свой путь наружу и сейчас Оля чувствовала, как бедра, попка и софа под ней покрываются пока еще тонким слоем ароматной смазки.

Да и торчащий неподалеку член Олега нисколько не способствовал спокойствию. Высокий, в две ладони длинной, он гордо торчал вверх, время от времени подергиваясь от движений Сони. У Оли время от времени проскальзывали шальные мысли, чтобы положить и свою руку туда же, чуть повыше ладони Сонечки, но девушка раз за разом сдерживала свой позыв.

Останавливало осознание — что если она не сдержится, проявит свое желание секса, то обратной дороги уже точно не будет. Ольга ухнется во все происходящее с головой. Она и так без труда понимала, что маленькое представление Насти и Виктора — это только начало, спонтанная завязка, вызванная чувствами, требовавшими выхода. А что будет потом — Ольге оставалось только гадать.

Одно она знала наверняка — уже сейчас ей дико хотелось секса. Все равно с кем, хоть сразу с двумя или тремя мужиками. В данный момент это ее уже не пугало. Но пока что Ольга еще могла сдерживаться, хоть как то держать дистанцию между собой и остальными. И точно знала, что если сорвется, то ухнет в пропасть, где грань мгновенно сотрется. И она станет такой же вожделеющей, готовой на все, как и окружающие ее люди.

Виктор чуть-чуть потянулся и поймал сосок Насти губами. Чуть-чуть прикусил его, вызвав блаженную улыбку у девушки и, вобрав поглубже, принялся с упоением сосать его, теребить, ласкать, легонько покусывать, вводя и без того возбужденную Настю в нирвану. Девушка стонала все громче, все больше страсти долетало до Ольги, заставляя ее возбужденно дышать, все чаще поглядывая на член Олега.

Соня не выдержала первой. Ее рука и без того давно терзала собственную кошечку, но, услышав полустон-полурык Насти, девушка почти мгновенно соскочила с софы, опустилась перед Олегом на колени и одним движением взяла в рот его член.

Голова Сони ходила вниз-вверх с устрашающей скоростью. Создавалось впечатление, что это ее, а не Настю, ублажали уже минут двадцать. Соня будто хотела выплеснуть накопленное возбуждение в коротком, спринтерском минете.

Олег и так был изрядно на взводе, оказавшись сторонним наблюдателем, а теперь, когда его член погрузился во влажные недра рта его подруги, и вовсе отключился от представления, предпочтя роль пусть пассивного, но участника.

А на Ольгу это подействовало как пушечный выстрел. Все ее приключения на мгновения слились воедино в будоражащем калейдоскопе и пронеслись перед глазами, передав по толике испытанных чувств. Стыд, страх и звериная течка возбужденной до предела самки. Желание смотреть, подглядывать за другими и наслаждаться самой. Течь от одних мыслей и не делать ничего, чтобы этому воспрепятствовать. И в дополнение к этому совершенно дикое, несвойственное Оле желание оказаться в центре внимания. Получать наслаждение на виду у других людей и наслаждаться этим.

Все это смешалось в одну взрывчатую смесь и громыхнуло где-то в мозгу у Ольги, мгновенно донеся до нее одну простую истину. Все ее убеждения и представления о самой себе, с которыми она жила последние годы — ложь. Внутри у нее скрывалась совершенно другая натура, которая лишь изредко выглядывала одним глазком, скованная годами воспитания и собственных иллюзий.

И как только пришло это просветление, Оля в момент прекратила стыдиться. Зачем было сдерживаться так долго? Чтобы о ней не подумали, что она маленькая распутная девчонка? Глупышка. Виктор понял это сразу же, проведя ее по улице с вибратором между ног. Настя тоже поняла это, едва увидев желание в глазах Ольги. Соня? Она сама могла дать хорошую фору другим по части распутности. Стыдиться ее было глупо. Олег ничуть не стеснялся получать наслаждение от одной девушки, когда другая, совершенно голая к тому же, сидела прижавшись к нему бедром.

Глупый стыд, придуманный самой же. Оля прекратила стыдиться своих желаний. А сейчас она хотела выплеснуть возбуждение ничуть не меньше Сони. Так что Ольга без какого-либо стеснения чуть-чуть повернулась на кресле, вполоборота откинувшись на Олега, закинула ногу на подлокотник и с большим удовольствием погрузила пальцы в свою кошечку, давно уже жаждущую принять в свои недра что-нибудь твердое.

Сразу два пальца вошли внутрь как раскаленный нож входит в масло. Разгоряченная киска Ольги, тщательно подготовленная уличными играми, приняла внутрь пальцы со стоном облегчения. Оля, стеснительная по натуре, на сей раз даже не подумала о том, что можно и не стонать.

Никогда ранее она не отдавалась чувствам без остатка. Всегда сохранялся какой-то незримый страж здравомыслия, приглядывавший за ней. А сейчас он просто испарился, уснул до лучших времен. Ольга сама ублажала себя и сама для себя стонала, еще больше возбуждаясь от этого. Впервые она сумела понять, почему стоны получающего наслаждение человека так возбуждают.

Виктор лишь легонько улыбнулся, увидев как почти неуловимая грань приличий была сломлена. Улыбнулся лишь затем, чтобы понять — Настя стремительно приближалась ко второму оргазму. Все чаще взгляд уходил внутрь, все настойчивее и похотливей становились стоны, все уютнее чувствовал себя член, скользя во влажной пещерке.

И парень решил чуть-чуть отсрочить этот миг, продержать Настю подольше в этом приятном бешенстве. Он хлопнул девушку по заднице, отчего Настя немного возмущенно вскрикнула, и, сжав покрепче, встал.

Анастасия буквально висела в воздухе, поддерживаемая лишь силой своего партнера. Но, что поражало Олю больше всего, она по прежнему хотела получить свое. Настя легонько двигала попкой, отчего член Виктора чуть-чуть входил и выходил. Девушка отклонилась назад, ухватившись за шею Вити и, обняв его ногами, сумела добиться еще больших колебаний, опасно раскачиваясь в воздухе.

В любой момент Виктор мог не выдержать и уронить Настю. Но чувство страха у той либо отрубилось напрочь, либо и вовсе отсутствовало. Все, чего Настя хотела — это кончить. Здесь и сейчас, не дожидаясь, пока ее партнер устроиться поудобнее.

Витя с некоторым усилием отнял девушку от себя, поставил ее на пол и развернул спиной к себе. Настя сразу же подалась чуть назад и с явным усилием потерлась своей попкой о его член. Запустила руку назад и взяла его у самого основания. Виктор издал легкий, едва слышный стон и наклонил Настю на кресло.

Ольга поняла, что он хочет взять ее сзади, вонзиться в нее так глубоко, как сможет. Но Настя спутала все карты.

Она резко развернулась и, чуть-чуть оттолкнув от себя Виктора, тут же опустилась на колени и, не дав парню опомниться, взяла головку его члена в рот. И замерла, смотря наверх.

На лице было удовлетворение, Настя наслаждалась каждым моментом. Во взгляде читалась лишь страсть. Девушка хотела доставить как можно больше наслаждения своего партнеру, а о себе она и сама могла позаботиться.

Рука Насти была глубоко внутри ее киски и девушка аж подпрыгивала на ней от нетерпения. Оргазм был уже так близко, что она с трудом сдерживалась, стонала прямо в член, слегка прикрывая глаза от наслаждения. Но ни на секунду не отрывала взгляда от глаз Виктора. Просто смотрела на него снизу верх, с его членом во рту.

Оля и сама уже почти кончила. Первый раз она видела, чтобы девушка просто выжидающе смотрела на своего партнера. Смотрела и ждала какого-то знака от него, что можно продолжать, или наоборот, стоит остановиться и придумать что-то другое. Да и Соня, совершенно забывшая о приличиях, с причмокиванием сосавшая член Олега, тоже вносила свою лепту в сложившуюся картину.

И произошло именно то, чего и можно было ожидать. Настя не выдержала, «взорвалась». Выпустила член Вити и зашлась в громких стонах, постепенно опускаясь назад, ложась на пол. Ее пальцы продолжали орудовать внутри своей киски, превращая маленькую вспышку очередного оргазма в грандиозный фейерверк.

Она мотала головой, расплескивая свои стоны во все стороны, свободная рука металась по ее телу, не зная, где стоит остановиться. То ласкала грудь, то шею, то ложилась поверх первой. Настя вымазывалась в своих собственных соках, даже не замечая этого.

Постепенно, стоны затихли, Настя блаженно потянулась и улыбнулась своей манящей улыбкой, глядя на сидящего в кресле Виктора. Она вынула пальцы из своей киски и Ольга даже с того места, где она сидела, заметила большие капли соков, висящие на них. А Настя, продолжая улыбаться и глядя на Витю, размазала соки по своей груди и смазала губы, от чего те призывно заблестели.

И Виктор подался вперед, уселся на пол, уперевшись спиной в кресло. Настя с готовностью подалась вперед, приподнялась на вытянутых руках, и подарила Вите долгий поцелуй.

Но Ольга этого толком и не увидела. Все ее внимание было приковано к члену Олега.

Он и до прихода девушек был изрядно возбужден, а уж после того, как Виктор с Настей забыли о своих зрителях — возбуждение хлестало через край и настойчиво требовало выхода.

Да и Соня была далеко не стажеркой в области интимных ласк. Ей было по барабану на общественное мнение. Она завелась так, как не возбуждалась в последние пару месяцев, и все свои чувства выплеснула в одном едином порыве. Не заботясь о партнере, не стремясь доставить ему наслаждение. Вместо этого Соня сделала все, что умела ради одной-единственной цели — заставить Олега кончить. Чтобы этим доказать что-то самой себе или еще зачем то, какая, впрочем разница?

Лишь когда Соня выпустила из своего рта мокрый-мокрый член Олега, Оля поняла, что девушка добилась своей цели. Но Соне показалось мало этого. Она внимательно посмотрела на Олю, своим похотливым взглядом ощупывая ее с ног до головы. И тут же заметила, что рука Ольги погружена в недра ее вагины. И Соня решила поиграть.

Ольга не могла отвести взгляд от глаз Сони. От глаз девушки, которая только что, едва ли в полуметре, заставила парня кончить прямо ей в рот. По мнению Оли это было самое отвязное, что только можно было сделать. Довести парня до оргазма, абсолютно ничего не получив взамен. Да еще и испытывать от этого какую-то смесь из гордости и похоти? Это было выше разумения Ольги.

А Соня, не отводя глаз от возбужденной Оли, медленно наклонила голову над членом Олега и, приоткрыв ротик, позволила своей слюне, перемешанной со спермой, стечь обратно на член. В момент вымазав его до основания.

А потом, все так же смотря на Ольгу, читая все ее эмоции, Соня отстранилась и направила фаллос Олега в сторону девушки.

Только тут Оля поняла, чего от нее хотят и зачем на нее так смотрели. Соня сбросила свое напряжение, вложив все свои чувства в этот минет, одновременно разрядившись сама и помогая сбросить возбуждение Олегу. А теперь испытывала Олю. Проверяла, на что она готова.

И Ольга поняла, что она готова. Готова не ждать, пока ей напомнят о проигрыше. Готова забыть о том, что она обязана подчиняться всем велениям этих людей. Готова по своей воле окунуться в этот мир и уподобиться Соне.

Оля, бросив взгляд на Витю с Настей, которые все так же целовались на полу, медленно наклонилась и, широко открыв рот, не просто впустила член Олега в него, а сама вобрала его в себя. Терпкий вкус спермы в момент заполнил всю суть Оли.

Было до того необычно сосать чужой член, только что испытавший удовлетворение с другой девушкой. Оля чувствовала что-то вроде обиды за то, что это не она довела Олега до оргазма. Что его сперма попала в умелый ротик Сони и она выпустила ее обратно лишь затем, чтобы посмотреть, как Ольга станет слизывать ее.

Оля, орудуя языком, медленно слизывала сперму и, не выпуская члена изо рта, сглатывала. Потому что не хотела уступать Соне, хотела уподобиться ей. Показать, что она готова на все, чтобы получать удовольствие. Единственное отличие между собой и Соней Ольга видела лишь в том, что она закрыла глаза, не позволяя внешнему миру отвлекать себя.

Терпкий вкус спермы заполнил ее мирок. Она ощущала ее солоноватый вкус у себя во рту. Язык то и дело погружался в нее. И Олю это необычайно заводило. Она была на взводе и до сих пор не кончила. А ей этого хотелось. Хотелось до крика, но Оля еще просто не была готова получить оргазм. От собственной руки, когда рядом есть четыре человека, готовые оттрахать ее? Нет, не такого удовлетворения Ольга хотела.

А потому продолжала ждать. Девушка выпустила вылизанный до блеска член из своего рта и вернулась в прежнее положение, легонько поигрывая пальчиками с собой.

Соня проверила «работу» Ольги, удовлетворенно кивнула и вернулась на место, скользнув поцелуем по губам Олега. Оля и сама только сейчас сумела осознать, что Настя и Виктор и не думали останавливаться.

В неярком свете свечей лица Насти было совершенно не видно. Виктор все так же сидел на полу, а его пассия немного сместилась и теперь лежала на боку, подтянув колени к груди. Платье она успела снять и Оля понятия не имела, куда его закинула возбужденная Настя. Видно было, как ее губы скользят верх по члену, намертво приковывая к себе взгляд.

Все остальное сразу же стало несущественным, едва Оля увидела это движение. Настя плотно обхватила губами член Виктора и неспешно скользила по нему туда-сюда, держа фаллос рукой у основания. И Настя улыбалась. Улыбалась прямо с членом во рту, поглядывая на своих зрителей.

Вот она выпустила член из своего рта и медленно, не размыкая губ прошлась по нему от головки до основания и обратно. Затем таинственно улыбнулась, тряхнула головой и опять взяла в рот орган своего партнера. И все бы ничего, если б Олю не пронзила до самого нутра дрожь. Дрожь вожделения. Впервые в жизни Оле и самой захотелось поиметь висюльку между ног, чтобы Настя могла поиграть с ней своим ротиком.

Девушка прямо таки излучала сексуальность. Своей улыбкой ли, своими чувственными губками ли или же еще чем, но аура наслаждения, незабываемого удовольствия окружала ее, без малейшего сопротивления передаваясь всем окружающим. Взгляд Насти обещал подарить никак не меньшее наслаждение любому из них, кто достаточно смел или удачлив, чтобы попросить.

Девушка снова выпустила член изо рта и поводила им по приоткрытым губам туда-сюда, после чего высунула язычок совсем чуть-чуть и легонько помотала головой, с каждым движением задевая самый краешек головки.

И было в этом столько желания, неприкрытого, дикого, манящего, что Ольгу пронзило, будто это по ее промежности скользнул язычок Насти, а не по члену Виктора.

Когда Оля смотрела по телевизору, как Соня делала минет Олегу, ее поразила чувственность. Захотелось научиться делать так же. Найти того человека, ради которого не жалко будет научиться этому. А смотря сейчас на Настю первое что чувствовала Ольга — это зависть. Острая, колкая зависть. Осознание, что вот так она вряд ли когда-то сумеет. Это была запредельная чувственность, которую ничто не могло остановить. Она распространялась не встречая ни малейшего сопротивления, поглощала зрителей без остатка.

Оля будто чувствовала все легкие движения язычка Насти, пусть и не видела их. Чувствовала, как язык медленно обвивается вокруг головки, едва заметно подергивается, лаская самый краешек, идет вниз, превращаясь в большую, чуть шероховатую, лопатку, скользящую по всему члену до основания, трется из стороны в сторону, принося небывалое наслаждение.

Настя выпустила фаллос Виктора из своего ротика и посмотрела на него. Губы были немного приоткрыты, на лице была мечтательная, блуждающая улыбка, а в глазах — удовлетворение и гордость. Настя широко улыбалась, будто не сделала только что самый сексуальный минет в мире, а съела мороженного в жаркий день. Как будто совершила самую естественную вещь в мире и теперь ждала своей похвалы.

Виктора не пришлось упрашивать. Он встал, поднял Настю, протянув ей руку, и медленно, поглаживая по бедрам и животу подвел ее к дивану. Мягко, без всякого принуждения поставил ее раком, лицом к зрителям, и неспешно пристроился сзади.

Провел рукой по влажным нижним губкам Насти, отчего та с наслаждением вздохнула и, расслабившись, опустила голову к дивану. А Витя медленно вошел в нее. И так же медленно начал двигаться, давая Насте прочувствовать в полной мере каждое его движение.

Одно, два, десять. Настя еле слышно постанывала. А потом... потом ее стоны стали чуть более громкими, настойчивыми. Оля без труда снова вспыхнула и вновь начала ласкать себя. В стон Насти вклинилось не наслаждение, а просьба. Мольба доставить ей незабываемое блаженство. Другие девушки бы уже приговаривали:"Быстрее, быстрее, трахни меня! Скорее же!» но не Настя. Ей были не нужны слова. Ее стоны говорили сами за себя. Она хотела, чтобы ее выдрали. Дерзко, сильно, напористо.

Виктор послушал эту «мольбу» с полминуты, после чего начал неспешно ускорять ритм. В какой то момент умоляющие стоны Насти стали более обволакивающими. Она уже не молила, она наслаждалась. Ловила бедрами каждое движение члена, подавалась чуть-чуть назад, насаживаясь посильнее.

Одной рукой начала ласкать свою грудь, теребить то один сосок то другой. А Виктор все ускорялся.

Ускорялся лишь для того, чтобы, вставив член до упора, замереть. Настя по привычке продолжила свои движения и лишь спустя секунду недовольно застонала, требовательно, настойчиво.

А Витя, с довольной улыбкой на лице, размашисто хлопнул Настю по заду, отчего она инстинктивно подалась чуть вниз, расставив ножки чуть пошире.

Руки Виктора тут же легли ей на спину, не давая подняться обратно, и парень начал трахать Настю в полную силу. Движения были быстрыми, резкими, отрывистыми. Постоянная мелодия из затихающих стонов сменилась какофонией из вскриков наслаждения и легкой боли. Витя входил в нее резко, каждый раз раздавался громкий хлопок по заду девушки, каждый раз она подавалась вперед от силы удара, чуть ли не врезаясь головой в подлокотник дивана.

Спустя минуту или две, когда дикие стоны Насти переросли в нечто среднее между криком и плачем, она тряхнула головой, откидывая волосы с лица. И Оля увидела гримасу страсти и неземного наслаждения на лице у Насти. Исчезла ее волнующая улыбка, рот был постоянно открыт, грудь судорожно вздымалась, личико то и дело перекашивалось от очередного хлопка, удовольствие, боль, страсть и похоть постоянно сменяли друг друга.

И Виктор резко вышел из девушки, когда Оля была уже взбудоражена выше всякого предела. Она не знала, сколько еще сумеет выдержать это зрелище. Ольга текла как последняя сучка. Она понимала, что Насте в этот момент было лучше, чем Ольге когда-либо было в ее жизни.

В этот краткий миг все слилось друг с другом, оставляя лишь дикое, первобытное удовлетворение от того, что тебя неистово дерут, не опасаясь причинить тебе боль ради еще большего наслаждения, даже счастья. Что тебя ебут ради тебя же самой. Ради того, чтобы ты назавтра могла с гордостью в голосе сказать подруге:"А мой меня вчера просто таки выебал!» и засмеяться, увидев непонимающий взгляд.

Витя быстро обошел Настю, все так же стоявшую на четвереньках на диване, поднял ее голову, направил к себе, и, едва дождавшись пока девушка открыла рот, тут же выпустил несколько мощных белых струй прямо ей в рот. От неожиданности Настя аж вздрогнула, отчего одна из струй угодила в нижнюю губу и рассыпалась мелкой пылью по подбородку.

Нужно отдать должное Насте — даже неистовая гонка не сумела выбить ее из колеи. Девушка быстро пришла в себя и, едва Витя закончил впрыскивать свое семя ей в рот, высунула язычок, на котором собралась целая горка спермы. Поиграла язычком в воздухе, мгновенно давая понять, что наслаждение будет незабываемым. И унесла семя обратно в свой ротик. Стерла рукой сперму с подбородка и отправила ее к остальному. И только затем сглотнула все целиком, одним единым глотком, все это время любовно смотря в глаза Вите.

И улыбнулась. Медленно, довольной улыбкой мурлыкающей кошки. И обессилено упала на диван. Ее тело лоснилось от пота, дыхание было прерывистым, неровным. И лишь удовлетворенная улыбка давала понять, что Настю все эти мелкие неудобства нисколько не тревожат. Что это всего лишь скромная плата за удовольствие.

Виктор встал и ушел из комнаты, даже не взглянув на своих зрителей. Настя блаженствовала на диване и явно в ближайшее время не собиралась двигаться.

А Ольга прибывала в легком шоке от увиденного. Она с трудом понимала, с чего все происходящее так завело ее, да ей и не было особого дела до причин. Между ног полыхало пламя и Оля знала лишь один способ потушить его. Но не хотела делать первый шаг сама. Хотела оставить себе маленькую лазейку. Чтобы проснувшись завтра могла оправдаться, дескать они первые начали. Даже зная, что все это не правда и в общем то, неважно кто начал. Важен лишь путь к окончанию.

Соня встала и отошла к шкафу, задумчиво разглядывая содержимое.

А Оля так и сидела, прислонившись к Олегу, с рукой между своих ножек. И продолжала медленно, сама не замечая, ласкать себя, поддерживая возбуждение, не давая ему схлынуть.

И это не укрылось от Олега. Он обнял Ольгу и его ладонь привычным движением легла на грудь девушки, тут же легонько ее сжав. Оля машинально приоткрыла ротик и глубоко вздохнула от наслаждения.

А вторая рука Олега, совершенно не заметно для Оли, легла на бедро и почти сразу же оказалась на руке девушки. От неожиданности Ольга прекратила себя ласкать, остановилась. Лишь для того, чтобы Олег своей рукой заставил ее засунуть пальчики поглубже.

Парень убедился, что указательный и средний пальцы погружены в киску девушки до самой ладони и легонько похлопал по приоткрытым половым губкам. Оля аж дернулась от этого. Легкая боль и невероятное наслаждение пронзили ее, смешиваясь в причудливое помешательство. А Олег, наигравшись с киской, оттолкнул Ольгу от себя и, с силой нажав тут и там, перевесил девушку через подлокотник софы.

Оля почувствовала как ее рука прижимается к мягкой обивке и поняла — она не сумеет вытащить пальчики из себя не приподнявшись хоть чуть-чуть. А позволять ей этого никто и не собирался. Олег с силой сжал ее ягодицы и буквально вдавил ее еще сильнее, отчего пальчики проникли еще на несколько миллиметров глубже, заставив Ольгу протяжно застонать.

Оля почувствовала, как по ее спине скользнули длинные волосы Сони и девушка почти сразу же перекинула ногу сверху, встав поверх Ольги. Олег на мгновенье убрал руки и Соня тут же сменила его, положив на попку Оли свою грудь.

Девушка почувствовала как острый и юркий язычок прошелся по краешку половых губ, облизав пальцы и моментально слизнув все вышедшие из Ольги соки. Соня не сколько лизала, сколько дразнила Олю. Едва касалась язычком половых губок и тут же отступала, наслаждаясь легкими вздохами Ольги.

Хватка чуть-чуть ослабла и девушка почувствовала, как чья-то рука потянула ее пальцы наружу. Оля не без удовольствия вынула из под себя руку и уперлась ей в пол.

И почти сразу же услышала над собой чмокающие звуки, почувствовала присутствие Олега как раз позади нее.

Соня с упоением несколько раз облизала член Олега и своей рукой направила его прямо в киску Оли.

Могучий фаллос проник внутрь легко и свободно, как к себе домой, вмиг достав до самых глубин, затронув там что-то, отчего Оля в момент застонала. Медленно, протяжно, стоном, полным удовлетворения.

Ей хотелось этого уже с полчаса, все то время, что Виктор трахал Настю. Оля с лихвой зарядилась возбуждением и ничто не могло его унять. Ничто, кроме блаженного ощущения наполненности. Член у Олега был побольше чем у большинства и, если б Ольга не была так заведена, наверняка бы причинил ей боль. А так было лишь удовольствие.

Оле было очень приятно просто ощущать его внутри. Даже не трахаться с ним, а просто ощущать. Понимать, что внутри что-то есть.

Соня, заставив Олега податься чуть-чуть назад, положила руки на попку девушки и, разведя ее в стороны, впилась язычком в маленькое колечко ануса Ольги.

Это было до того приятное ощущение, хоть и вызывало легкое раздражение, вроде щекотки. Язычок был влажным и легко скользил туда-сюда, оставляя влажные следы. Оля ничего не могла с собой поделать — она ощущала себя маленькой сучкой, которой даже такая ласка приносит удовольствие.

Ее попка постепенно становилась все более влажной и Оля все больше терялась. Она уже не могла отличить свои дырочки друг от дружки. Обе были влажными и обе приятно ныли.

А Соня, наигравшись, положила палец прямо на задний проход Ольги и с силой нажала. Попка легко разошлась, впустив внутрь пальчик девушки. Сверху послышался звук поцелуя и Олег, без предупреждения стал неспешно трахать Ольгу.

Каждое его движение вырывало стон. Он не спешил, да это было и не нужно. Даже его легкие движения взад-вперед, ощущение скользящего внутри члена было достаточно, чтобы быстро довести Ольгу до блаженства. Олег входил в нее до упора, легонько толкая Олю. И каждый раз своим животом толкал вперед руку Сони, отчего тот на секунду входил еще чуть-чуть глубже.

Оле казалось, что ее трахают одновременно сразу два члена, проносящие почти одинаковое наслаждение. Ощущения из киски были привычными, приятными и оттого расслабляющими. А пальчик Сони не доставлял никаких неудобств. Он просто занимал свое место в попке, доставляя странное, непонятное удовольствие. Удовлетворение от наполненности. Странное ощущение, граничащее с удовольствием, но совершенно неразличимое по сравнению с членом в промежности.

Оля быстро кончила, легонько покрикивая и шепотом выдыхая:"Еще, еще...», закрыв глаза и совершенно отключившись от происходящего. Оргазм пришел медленно, плавно и так же медленно отступил, оставив за собой сладостную истому.

Соня вытащила пальчик и, смачно плюнув прямо в задницу Ольги, медленно вставила туда небольшой фаллос с утолщением на конце, чтобы он случайно не выскочил. И ушла, позволив Олегу продолжать.

Только теперь Оле было не по себе. Возбуждение то накатывало, то отпускало ее. Член Олега проникал глубоко в ее киску, вызывая бурю эмоций. И каждым движением Олег толкал фаллос внутрь ее попки, что еще больше заводило Олю. Заводило и пугало одновременно. Фаллос был не слишком большим, чтобы причинить боль, но гораздо больше всего, что бывало в заднице у Ольги когда-либо. И игнорировать эту лишнюю деталь она была не в состоянии.

Больше всего Ольгу пугало ее собственное возбуждение. Оно пожирало ее, заставляя недра пылать. Глаза постепенно заволакивала сладкая пелена, в теле царила пьяная истома. Оле нравилось происходящее и это пугало ее. Не такой она себе себя представляла, но ничего поделать с этим уже не могла.

Олег резко вышел из девушки и чьи-то руки тут же обхватили ее, подняли и повернули к Олегу лицом. Лишь затем, чтобы тут же опустить на колени и грубо ткнуть лицом в член.

— Соси, сучка! — послышался резкий, возбужденный, но тем не менее грозный голос Сони.

И Оля безропотно подчинилась. Открыла ротик и позволила Олегу войти в него. Сомкнула губы вокруг головки парня и несколько раз прошлась языком туда-сюда, слушая благодарный стон Олега.

И почти тут же возмущенно вскрикнула. Соня опустилась позади Оли, взялась рукой за торчащую часть фаллоса и начала дергать его по сторонам, причиняя Ольге какое-то дикое наслаждение и терпкую боль. Вот только оторваться от члена Олега ей не дали — на затылок легла рука парня и легонько прижала ее к своей промежности, отчего член оказался в ее ротике больше, чем наполовину.

Оля возмущенно стонала, даже не пытаясь сосать, желая прекратить эту пытку, но ее желания на сей раз никого не волновали.

— Она еще и сопротивляется! — насмешливо воскликнула Соня и с силой шлепнула ее по заду. — А ну соси! Или я найду что-нибудь побольше!

В голосе Сони слышалась угроза и сила. Непреклонность. И, прикинув перспективу, Оля сдалась. Выкинула белый флаг, надеясь, что это скоро закончится.

Стараясь отвлечься от действий Сони, Ольга изо всех сил принялась сосать член, целиком сосредоточив на этом все свое внимание. Она раз за разом быстро насаживалась на член, одновременно облизывая его языком, стараясь полностью занять себя этим. К сожалению, полностью девушка не сумела отключиться и на особо сильных рывках фаллоса она громко стонала.

Постепенно боль немного сгладилась, оставив лишь какое-то непонятное чувство. Еще не полноценное удовольствие, но уже еле ощутимое наслаждение. Возмущенные стоны стали раздаваться все реже, а Соня прекратила так неистово терзать задний проход Ольги, сменив движения на более нежные, быстро вводя искусственный член внутрь, прокручивая его, и так же быстро возвращая его назад.

За спиной слышалась учащенное дыхание Сони, то и дело Ольга ощущала ее руки у себя на груди, на животике. Ласковые, нежные прикосновения дразнили, вновь заводили девушку, все больше заставляя ее наслаждаться происходящим.

И, едва почувствовав ее возбуждение, ее удовольствие, Соня тут же сменила обстановку.

— А ну встать! — резко сказала она и Оля почувствовала, будто ее хлестнули прутиком.

В голосе слышался металл. И Ольга тут же оставила в покое член Олега, встала, чуть пошатнувшись, когда колени отозвались легкой болью от резкого подъема.

— На диван! Задницу вверх!

На Ольгу будто вылили ушат холодной воды. Дерзкое удовольствие от происходящего и не думало отступать. Наоборот, оно все нарастало. Оля без раздумий встала раком на диван, краем сознания поняв, что Насти уже на нем нет.

Олег почти сразу же пристроился позади Оли и быстро вошел в нее до упора, заставив девушку протяжно стонать. А Соня, не теряя времени, пристроилась перед Ольгой, раскинув ноги в стороны. И, не надеясь на сообразительность девушки, положила обе руки ей на затылок и прижала лицом к своей ароматной киске.

Ольге даже не пришлось особо высовывать язык — достаточно было просто открыть рот и ее губы сомкнулись вокруг половых губок Сони. Оля легонько коснулась их язычком и была вознаграждена легким постаныванием. А потом...

А потом Олег устал ждать. И начал все теми же медленными движениями, но на сей раз с гораздо большим размахом, трахать ее, с каждым разом с силой толкая ее вперед.

Один такой толчек, второй. Оля протяжно застонала. Член входил глубоко и достаточно резко, чтобы Ольга мгновенно разгорелась на полную. Толчки не причиняли боли, они просто дико возбуждали ее, толкая все дальше в похоть. Каждый толчек отдавался в попке Ольги, еще больше вводя ее в неистовство, в сладостное безумие.

Все меньше Ольга контролировала свои действия и все больше просто качалась на волнах. Жила уже не минутой, а от одного погружения члена до другого. Стонала прямо в киску Сони, то и дело забывая ласкать ее, то и дело отрывая свои губы от ее, чтобы вдохнуть воздуха.

И каждый раз мощный толчек сзади просто таки тыкал ее носом во влажную промежность Сони. Носом, щекой, лбом. Олег не заботился о том, что делает Оля и успела ли она подготовиться — он просто ее трахал в одном размеренном ритме, медленно подводя ее к очередному яркому оргазму.

Все лицо покрылось липкой женской смазкой, все меньше Олю это волновало. Скорее она относилась к этому как к чему то приятному. Теперь она ощущала лишь один-единственный запах — запах возбужденной самки, затмивший собой все остальное. И не могла понять — свой это запах или запах Сони, ей было все равно.

Ощущения от фаллоса в заднице сгладились и Оля теперь его почти не замечала. Член резко входил в ее киску — толкал ее лицо во влажные соки, вырывал очередной стон — и выходил, давая вдохнуть. Вот и весь небольшой мирок Ольги в эти несколько минут.

Она даже и не замечала, что трахая ее Олег смотрел в глаза Сони. Возбужденно, похотливо. Будто пытаясь донести до нее, что выглянувший в него мог насладиться видом голой девушки с неплохими формами, с широко расставленными ногами и членом в ее киске.

Витя входил в нее быстро, сохраняя всю ту же нежность, не толкая Ольгу, предпочитая ласкать ее свободно висящую грудь своими руками. И делал он это до того приятно, легонько поглаживал самый краешек груди, теребил пальцами соски, что Оля мгновенно забыла обо всем. Ее волновали лишь ее собственные ощущения.

Воздух в подъезде был гораздо прохладнее, чем в квартире, приятно освежая и холодя кожу. Холодный пол был весь в пыли, но Олю это совершенно не волновало. Руками она чувствовала холодный металл чьей-то двери. А нутром ощущала, как вся эта необычная обстановка ее заводит.

Время было позднее и мысленно прикинув Ольга решила, что если вести себя тихо — никто и не узнает, что тут происходит. К тому же, снующий в ее промежности член затыкал все возражения Оли в самом зародыше. Она просто не хотела противиться. Маленькая вероятность того, что кто-то прямо сейчас может наблюдать за происходящим дико возбуждала.

Ольга и сама не заметила, как начала легонько постанывать, мотая головой от избытка чувств. Слева и справа были неизвестно чьи двери и кто знает, кто прямо сейчас стоял с той стороны? Ольге было приятно представлять, что там могут скрываться люди, ласкающие себя и боящиеся громко вздохнуть, чтобы не спугнуть голую парочку.

А Виктор сместил руки с груди Оли на ее талию, лаская попку, с силой нажимая то тут то там, отчего девушка начала подмахивать тазом в такт его движениям. Она с силой насаживалась на его член, постепенно стали раздаваться легкие хлопки от соударений, а стоны Оли стали чуть громче.

Рука Вити опустилась еще чуть ниже, прошлась по животику и уцепилась за верхний край половых губ Ольги. И начала легонько, медленно массировать клитор плавными круговыми движениями, вводя девушку в еще больше исступление, заставляя ее постепенно забыть, где она находится.

У Ольги осталось лишь ощущение чужого взгляда. Будто кто-то смотрит ей в затылок, а стоит обернуться — и никого нет. Оля чувствовала чей-то взгляд на себе, как он с неприкрытым вожделением смотрит на нее, мечтая оказаться на месте Виктора. А может и на ее месте, кто мог поручиться?

Виктор начал трахать ее чуть сильнее, с каждым разом Оля слышала, как легонько скрипят дверные петли. Но член внутри доставал все глубже и глубже, сохраняя свою пьянящую непредсказуемость.

Витя не сохранял единый ритм, как большинство любовников, которые были у Оли. Вместо этого он постоянно ломал его, то задерживал такты, то наоборот ускорял их, ублажал девушку как мог и, чувствуя все это, Ольга постепенно сходила с ума.

Внутри бушевала похоть и чистая страсть. Желание быть оттраханной и желание красивого секса. Желание испытать оргазм и желание течь, быть обычной сучкой. Позволить себе на эти несколько минут сбросить маску цивилизованности, разорвать ткань реальности и просто пожить в свое удовольствие, плюнув всем в лицо.

Ольга даже хотела, чтобы с другой стороны двери раздались возмущенные голоса. Чтобы соседи выглянули и встали совсем рядышком, чтобы хорошенько все рассмотреть, а не довольствовались подглядываем в дверные глазки. Она хотела крикнуть:"Да, я такая! И мне это нравиться!»

Но вместо этого начала лишь все громче и громче стонать, изредка легонько вскрикивая от неожиданных движений Виктора. Таких приятных, волнующих, заводящих. Ольга с запозданием поняла, что она кончает. Люто, дико. Постанывая от удовольствия, скребя дверь ногтями. Оргазм нахлынул тихо и все разгорался внутри, медленно и неспешно овладевая девушкой.

Где-то в середине она отключилась. Понимала лишь, что ее стоны стали уж очень громкими и без сомнения разносились по всему подъезду. Но ей было плевать. Все, что ее волновало, это быстрые движения Виктора, не дающие этому прекрасному состоянию спасть. Ольга все распалялась, происходящее вполне ее устраивало. Она готова была стонать хоть в открытое окно, оповещая всю улицу о своем состоянии.

И, когда член Вити вышел из нее, оргазм тут же пошел на спад. Оля не знала, сколько он длился. Может быть, минуту, может быть, меньше. Какая разница? Ей он показался вечным.

Но не успела она вздохнуть и перевести дух, как поперек ее спины приземлилась мощная струя семени. Ольга ахнула и, чуть-чуть вспыхнув от этого, повертела задом, призывая Витю продолжать, не стесняться этого. И он продолжал. Поверх первой струи легла вторая, чуть правее — третья, четвертая.

Витя выплеснул все, что у него было и в кои-то веки Оле это понравилось. Понравилось сделать это для него. Она как бы расписалась, признала, что ей доставило массу удовольствия побыть для него такой плохой девчонкой. Готовой делать всякие пошлости ради хорошего, замечательного секса.

Виктор же, вытерев остатки своей спермы о попку Оли, потянул ее назад, в квартиру. И, едва он переступил порог, как рядом с ним оказалась Настя.

Она тут же толкнула Витю на стену и, отрывисто поцеловав его в губы, упала на колени и Оля даже и не заметила, как его член оказался у нее во рту. Настя, игриво постанывая для настроения, быстро и энергично облизывала член, постукивала им о свой высунутый язык, излучая сексуальность и желание.

И Ольга тут же поняла, что она тут лишняя. Да, с Виктором ей было хорошо, даже лучше чем хорошо. Это, возможно, был лучший секс, который у нее когда-либо был. Но Витя — не ее принц. И от осознания этого девушке стало немного грустно.

Она убедилась, что в ванне никого нет и зашла туда. Взглянула на широкую ванну, в которой с комфортом могли разместиться человека три, и мысленно сказала:"К черту». Повернула кран и заткнула дырку, позволив воде набираться.

Повернулась к двери, чтобы закрыть защелку и тут же поняла, что ее просто нет. Мысленно выругалась, но своей идеи не оставила. Залезла в горячую воду и смыла с себя все следы сегодняшнего разврата. Следы своей пошлости. Весь скопившийся пот. И позволила себе просто отдохнуть.

Сегодняшний день вспоминался с трудом, превратившись даже не во «вчера». Оля помнила, как она добиралась до парка, постоянно проверяя, не задралось ли пальто, не увидел ли кто ее наготы. А вот что было до этого подернулось дымкой. Вообще вся ее жизнь была окутана мягким туманом, будто это было и не с Олей. Или с ней, но во сне.

Лишь три дня, три ярких переживания легко представали перед глазами. В квартире, даже сквозь шум воды, слышались голоса. Похоже, оргия подходила к концу или народ просто взял небольшую передышку.

Ольга знала, что теперь ее здесь никто не держит. Свой «долг» девушка отработала сполна. Но, с другой стороны, эта компания людей приоткрыла перед ней завесу жизни, о которой Оля была лишь наслышана. В течении трех дней ей позволили почувствовать эту жизнь, узнать о ней.

И Ольга поняла, что трех дней мало. Она хотела большего. Жаждала опыта, знаний. Внутренне она желала жить так, как они. Наслаждаться каждым днем, каждым мгновением. Да, эта компания с удовольствием занималась сексом, но это была далеко не вся их жизнь. Скорее так, приятное дополнение.

Оля без труда видела, что все они идут по ней легко, без лишних тяжелых мыслей. Не особо заморачивали себе головы общественным мнением, предпочитая подстраивать окружающих под себя, чем самим изгибаться под мир. И именно этому Ольга хотела научиться.

Внутренне она уже поняла, что кое-чему она уже научилась. Оля захотела большего. Ее прежняя жизнь теперь казалась блеклой. А новую Ольга себе еще не построила. Лишь поняла, что очень хочет выстроить себе яркий и красочный мир, в котором каждый день будет волшебным и запоминающимся.

г. Новосибирск, 2011год.

e-mail автора: sear21@yandex.ru