Наверх
Порно рассказ - Кризис
Привет, читатели, это снова я! На этот раз, решила попробовать себя в теме Cuckold. Надеюсь вам понравится. Рассказ посвящается Василию Морозову и его жене. Если бы не они, рассказа бы не было:-)

Настали тяжелые времена. Кризис уничтожил мою маленькую фирмочку. Я даже не успел расплатиться по кредиту. Помещение я снимал, оборудование распродал, даже машину продал, но денег хватало ненадолго. Пришлось искать работу. Все тот же кризис выбросил на рынок труда СТОЛЬКО рабочей силы, что даже за вакансию менеджера разве что ни драться приходилось. Собственно менеджером по продажам я и устроился в одну крупную компанию. Денег едва хватало, чтобы свести концы с концами. Не говоря уж о том, чтобы совершать выплаты по кредиту. Тут же за просроченную выплату, банк начислил пеню. Над нами нависла угроза лишиться квартиры по суду. В общем, в финансовом плане было все хреново!

С другой стороны, шеф вроде бы относился ко мне хорошо. Ну не только ко мне, а вообще к работникам фирма, несмотря на кризис, крепко стояла на ногах, и шеф регулярно устраивал корпоративные мероприятия. То турнир по пейнтболу то поездка с семьями на экскурсию или в пансионат н а выходные. На одном из таких мероприятий он и познакомился с моей Катенькой. И после той встречи стал как то более благосклонным ко мне. Это я сейчас понимаю истинную причину его поведения, а тогда принимал все за чистую монету.

И вот однажды на корпоративной пьянке, по случаю подписания какого-то контракта, он подошел ко мне с предложением. Мол, у него ушла в декрет секретарша, а у нас, как он знает, финансовые трудности. И поэтому, зная, что Екатерина не работает, он мог бы предложить ей должность секретаря. Я, конечно, не возражал, да и жена обрадовалась. Она, как и я, тяжело переживала резкое падение в нищету. А так и работа нормальная и оклад хороший, и опять же вместе. И уже в понедельник она приступила к обязанностям. Так прошел месяц, денег стало хватать на жизнь, но на выплату мы опять не наскребли. Я уже подумывал над тем, чтобы занять денег у Шефа, как произошло следующее.

Жена пришла с работы подавленная. Нет, не подавленная, скорей ошарашенная. В общем, не такая, как всегда. И вечером за чаем у нас состоялся такой разговор:

— Сереж, нам нужно поговорить серьезно.

— Да, милая?

Я думал, говорить мы будем о долгах перед банком и необходимости их погасить.

— Николай Петрович сегодня предложил повысить нам обоим зарплату...

— Здорово, только с чего вдруг?

— еще он может занять нам денег на погашение кредита.

— а вот это уже серьезно. Что за аукцион невиданной щедрости? В чем подвох? Кого мы за это должны убить?

Еще не догадываясь, о чем пойдёт речь, и что потребуется от нас, я пребывал в отличном настроении.

— А взамен я должна буду оказывать ему услуги... Ну... Сексуального характера...

Сказав это, Катюшка покраснела до кончиков ушей. А я... А я был ошарашен. Выпучив глаза, смотрел на нее и хватал воздух, как выброшенная на берег рыба.

— И что?

— Вот, он сказал с тобой посоветоваться?

— Чегоооооо?

— Он сказал обсудить этот вопрос с тобой и если мы оба согласны, дать завтра ответ.

Нет, ну я все понимаю, положил глаз на чужую жену, ну так попробуй совратить или подкупить, благо она секретаршей у тебя работает, но требовать на это разрешения у мужа... Идиотизм. Хотя я крепко задумался. Это конечно решило бы все наши проблемы, но вот делить жену с другим мужчиной?! О таком. Я даже никогда не задумывался. Нет, я особо ревнивым никогда не был. Если честно, даже проскакивала мысль попробовать склонить жену к сексу втроём. Причем не только в формате ЖМЖ, но и МЖМ тоже неплохо было бы. Но так откровенно, фактически самому подкладывать жену под шефа... Ну не подкладывать, ладно, но молчаливо соглашаться с тем что он будет трахать мою супругу. Я пытался обдумать ситуацию, а для того чтобы потянуть время, а заодно прояснить ее мнение, решил спросить жену.

— А ты что ему ответила?

— Я не знаю. Ты же в курсе, ты у меня первый... И единственный...

Я действительно был у Кати первым мужчиной, чему тогда очень удивился.

— Ну а думаешь то ты что?

— Не знаю, Сереж, страшно, но квартиру и работу терять не хочется...

В общем, мы разговаривали на кухне до поздней ночи. Решили все же попробовать согласиться на предложение шефа. Это была единственная возможность избежать суда и сохранить квартиру. Надо сказать, мне это решение далось легче, чем Катюшке. Мне то что, запихнуть ревность и гордость поглубже, и терпеть. А отдуваться то ей. А вот жена даже всплакнула от жалости к себе. Пришлось её утешать. И все равно я был в шоке от требований Николая Петровича. Он выдвинул условие, что я обязательно должен быть в курсе происходящего. И никак иначе. Как выяснилось позже, ему просто очень понравилась моя Катюшка, и он не хотел проблем с ревнивым мужем. Поэтому будучи человеком деловым — просто поставил такое условия, по сути покупая себе секс-игрушку на «законных» основаниях.

Утром жену просто трясло от страха, да и я сам волновался не на шутку. Все таки, она будет спать с другим, да еще и с моего разрешения. Я утешал себя тем, что сотни тысяч жен изменяют своим мужьям, и все нормально. Всю дорогу в метро, Катюшка прижималась ко мне, будто в поисках защиты. Я обнимал ее и успокаивающе гладил по голове. А сам думал о том, а если бы я был женщиной, смог бы вот так вот ради семейного благополучия лечь под начальника? Выходило слишком много условий. Если бы положение действительно было тяжелым, если бы начальник был симпатичен мне, ну или хотя бы не противен, если бы он не требовал ничего что мне было бы неприятно, и т. д. Полностью отдаться случайному человеку на его условиях я бы не смог. Котёнок же, была на это готова ради семейного благополучия. Что это? Самоотверженность или блядоватость? Непонятно.

Когда мы подходили к офису, Катя заглянула мне в глаза и спросила:

— А ты точно меня не разлюбишь!

— Что ты!? Я только сильнее тебя любить начну, ты ведь ради нас на это идешь.

Ответил я ей то, что она хотела услышать. Сам же я сомневался в своих словах. Попытавшись представить, как кто то другой трахает мою любимую я испытал противоречивую бурю эмоций. Тут было все от сексуального возбуждения и какой-то иррациональной гордости до чувства унижения и презрения к себе.

— угу...

Буркнула жена и отвела взгляд.

«а может и не только ради нас» подумал я тогда.

Я проводил Катю до приемной и отправился на свое рабочее место. Мы договорились, что она мне позвонит после разговора с шефом. Но работа не клеилась. Мысль, что возможно прямо сейчас мой начальник раскладывает мою жену у себя на столе будоражила мозг. И, чего греха таить, возбуждала.

За пол часа до обеденного перерыва я получил от жены СМС «Спустись на второй этаж в курилку». На втором этаже у нас почти все были некурящие, а немногочисленные любители табака, предпочитали курить на крылечке, под кофе (В холле был установлен кофейный автомат). Но курилка, как и на каждом этаже, присутствовала. На втором она большую часть времени пустовала, то есть лучшего места для разговора во всем офисном здании просто-напросто не было.

Когда я вошел в курилку, Катя уже была там. Помятая, растрепанная, со слегка мутноватым взглядом, но не заплаканная, уже хорошо.

Я сел рядом, попытался обнять ее, но жена вскочила, вывернулась и присела напротив меня на корточки. Движения её были суетливые, лихорадочные, свидетельствовали либо о волнении, либо о сильном возбуждении. А может и о том и об этом.

— ну чего не спрашиваешь: как все прошло?

Поинтересовалась она.

— жду, пока сама расскажешь.

Еще вчера мы условились: что бы ни происходило, будем обо всем, без утайки рассказывать друг другу.

— ну, слушай...

Легко согласилась она...

... — Он вызвал меня к себе, сказал запереть дверь и поинтересовался, что мы решили. Я сказала, что мы согласны. Тогда он заставил раздеться полностью и встать посреди кабинета. А сам подошел стал ходить вокруг меня и изучающе рассматривать. В руках у него был его паркер, ну ты знаешь. Им он стал трогать мои груди, промежность. Потом сказал встать раком, широко расставить ножки и нагнуться. Но я равновесие не удержала, когда он велел ягодицы в стороны растянуть. Тогда он велел лечь грудью на стол и развести ягодицы как можно шире, а сам стал паркером трогать половые губки, тыкать в киску и даже анус изучать. Сереж, ты не поверишь, я потекла, прости меня. Это было унизительно, противно но возбуждающе. Потом он положил ручку и стал меня лапать везде руками, но не целовал. Я от этого завелась еще сильнее. А потом он поставил меня на колени и велел отсосать. Ты же знаешь как меня заводит член в ротике. Я пока сосала ему, ужасно хотела поласкать себя, но стеснялась и терпела. Он кончил прямо мне в ротик, и я все проглотила. А он довольный такой, сказал: «Пока свободна, можешь одеваться». Но трусики мне одеть не дал, велел выкинуть в урну. Их на мне нет, посмотри.

Катя, сидя на корточках, широко развела ножки и задрала юбочку, и я увидел её блестящую от влаги пизденку.

— Сереж, милый, если я сейчас не кончу, то умру! Дай пососать!

Скороговоркой выпалила жена и стала расстегивать мою ширинку. От ее рассказа, член мой стоял как каменный, приводить его в боевую готовность не понадобилось. Жена как голодная собака на кость, набросилась на мой член с каким-то урчанием. При этом правой рукой она яростно теребила свои половые губки и клитор. Долго такой напор я вытерпеть не мог, и вскоре оросил её ротик спермой. Сразу вслед за этим, жена шумно сглотнула, издала протяжный звук ииииииии и тоже кончила, уткнувшись лбом мне в коленку.

Спустя несколько минут она подняла на меня мутный взгляд и прошептала: «сигарету». Мы оба закурили. Я заметил у нее на губе капельку спермы и указал на это. Катя усмехнулась, слизнула её и стала приводить себя в порядок. Потом мы вместе пошли на обед. Правда, обедали молча, говорить о чем либо смущались. Каждый был погружен в свои мысли.

После работы по дороге домой, я стал расспрашивать жену, не приставал ли к ней шеф. Она рассказала что он не упускал возможности задрать ей юбку, шлепнуть по попке или схватить за грудь, но более серьезного ничего. Еще Катя рассказала что ее красивые кружевные трусики так и лежат в урне, и что уборщица непременно их найдет. И что поэтому ей ужасно стыдно. Я успокоил жену, что все равно уборщица не догадается кого именно шеф трахал. Еще Катюшка рассказала что начальник запретил ей носить трусики и лифчик на работу.

От мысли, что жена будет теперь всегда разгуливать по офису с голой киской, и ей можно будет в любое время залезть под юбочку я опять завелся. «Все таки есть плюсы в сложившейся ситуации, и немало», подумал я, вспомнив, что впервые жена сделала мне на работе минет. Да и вообще это был первый случай когда мы занимались сексом, пусть и оральным, где то вне дома/палатки/номера отеля или пансионата. Да еще и в не запирающемся на замок помещении. Вечером у нас был бурный секс. А утром, как и было приказано, Катя не надела белья.

Этот факт не давал мне покоя и я, всю дорогу, как последний извращенец, прижимался к ней, запуская в толкотне руки ей под юбочку. Жена сперва шугалась такого моего поведения, а потом, кажется стала наоборот, ловить кайф. Да и на работе я не упускал возможности облапать свою любимую, или просто заглянуть ей под юбочку. Доступность её дырочек, пусть и теоретическая, будоражила мой мозг.

Причем похоже, не только мой. На обеде она рассказала, что шеф её лапает при каждом случае, а один раз попросил подать кофе, снять юбочку, и пока пил кофе, любовался её промежностью. Извращенец какой то.

Правда вечером, уже в конце рабочего дня, заставил Катю залезть под стол и отсосать, сидя там. Катя говорит, было жутко неудобно. Так прошла неделя. Начальник лапал мою жену, заставлял ее отсасывать, разглядывал, порой ставя в унизительные позы, но так ни разу и не трахнул. А в пятницу нам. На карточки упала двойная зарплата. Мы отметили это дело с друзьями тремя семьями в сауне

А вот в понедельник, в конце рабочего дня, шеф заглянул ко мне, и слегка смущаясь, сообщил:

— Сереж, Катя сегодня это... Задержится на работе. Надо это... Отчет подготовить.

— да Николай Петрович, я понимаю.

Ответил я, не решаясь поднять глаз.

— Хорошо...

Задумчиво пробормотал он, явно испытывая неловкость, и выскочил в коридор.

Сердце мое забилось в бешеном ритме. Сегодня он точно трахнет мою любимую. Я даже не смогу описать, что я испытывал в тот момент. Укол ревности? Наверное! Стыд и чувство унижения? Немножко. Возбуждение? Вряд ли. Оно пришло потом, когда я в ожидании жены представлял что именно и как с ней делает начальник. Страх? Однозначно. Мне было страшно, не потеряю ли я её, не изменится ли у нас отношение друг к другу. Ну и банальное опасение, что другой мужчина окажется лучше меня в постели. Жалость и сочувствие к жене? Ни капельки. Как бы мне ни хотелось сказать, что я жалел ее — это было бы не правдой. Вот такой циничной сволочью я оказался.

Я думал Катюшка зайдет ко мне, продублирует распоряжение шефа, но она ограничилась лишь сухой СМС-кой: «Он сказал задержаться после работы. Не жди, едь домой.»

Уже после возвращения она призналась, что ей было просто-напросто стыдно разговаривать со мной.

Весь на взводе я ехал домой. Руки дрожали, голова ни черта не соображала. Чтоб успокоиться, я махнул сто грамм коньячку. Не помогло. В голову, наоборот полезли разные картинки на тему того, как он... Ее... Сейчас... На своем столе... Я возбудился, причем не на шутку. Осознание того, что я тут смиренно жду, пока другой ебёт мою жену, отчего-то поставило мой член торчком. Желание секса было настолько сильным, что я впервые за несколько лет, готов был даже подрочить. Но собрав всю волю в кулак, решил все же дождаться Катюшку. Чтобы занять себя чем-нибудь, а заодно проявить заботу и внимание к жене, приготовил ужин, слегка прибрался в квартире, и уже собрался было сесть за комп, как раздался звонок в дверь.

На пороге была любимая. Она была прекрасна! Весь ее вид просто вопил о том, что ее буквально только что хорошенько оттрахали.

Взгляд удовлетворенной женщины, причем удовлетворенной совсем недавно, полностью и не один раз. Счастливая полуулыбка, блуждающая на её губах, слегка осыпавшаяся или смазанная тушь, размазанная помада, как будто она небрежно вытирала что-то с губок, забыв, что они накрашены. Примятое платье. Так бывает, если его не до конца снимали перед сексом, или, наоборот, в спешке надевали после. Она лучилась сексом, она пахла сексом, она была самим сексом. Мой бугор в штанах, наверное, был бы заметен даже соседям, если бы они решили подглядывать в дверной глазок.

— Привет милый!

Жена обвила мою шею руками, она была слегка пьяна.

— Привет Котеночек.

— Ммммм как вкусно пахнет! Ты ждал меня?

— Конечно ждал, любимая!

— А ты знаешь, что я у тебя блядь?

— Перестань!

— Нет-нет, твоя шлюшка пришла домой с блядок! А ты, как правильный муж, приготовил ужин. Это так романтично!

Конечно мне был противен ее пьяный треп, но когда она назвала себя блядью и шлюхой,. Я и так, перевозбужденный, едва не застонал.

— Так, в душ!

Сгребя жену в охапку я понес ее в ванную комнату и стал раздевать. Трусиков на ней не оказалось, я даже удивился сперва. Хотя пора было привыкнуть за неделю. Половые губки у жены были набухшие и покрасневшие, явно натруженные. Когда мы с ней занимались сексом, далеко не каждый раз мы натирали их так сильно.

— я хочу чтоб ты со мной под душ!

Капризно заявила Катя.

Я разделся и залез к нежащейся под теплыми струями воды жене.

— помоешь меня? Ты ведь не брезгуешь?

— Конечно дорогая! С удовольствием тебя помою!

Я стал гладить её тело, выдавил на ладони гель для душа, и стал её намыливать. Жена прижалась ко мне, было видно, что ей приятны мои прикосновения.

— Хочешь, я расскажу как все прошло?

Кажется она протрезвела, по крайней мере тон её из бесшабашно-веселого, стал грустно-виноватым.

— Конечно, мы же договорились.

Я поцеловал её в губы. Губы пахли вином и... Я не сразу понял что это был за вкус и запах, а уже, когда жена ответила на поцелуй, до меня дошло... Это был запах спермы. Совсем недавно она делала минет нашему Шефу, может быть даже в машине, по пути домой, и теперь этими же губами, даже не прополоскав рот, она целуется со мной. Первым порывом было оторваться от неё, прополоскать рот, но это бы обидело жену. А обижать её я не хотел. Поэтому, переборов брезгливость, как будто отстранившись психологически, я продолжил поцелуй.

— Ты у меня просто чудо! Тогда слушай...

Несмотря на то, что Катюшка рассказывала эмоционально, глазки она уткнула в пол душевой кабинки и на меня за время рассказа ни разу не подняла.

... — Еще днем, он меня вызвал к себе. Я думала как обычно, заставит сосать, я уже даже привыкла к этому, и сразу подошла и стала расстёгивать ему брюки, но он остановил меня. Так небрежно, жестом. Сказал чтобы я вечером задержалась, спросил нет ли у меня месячных. И я поняла что будет трахать. Ужасно перепугалась, и было стыдно. Хотела побежать к тебе, прижаться, поплакаться, но как представила, что буду тебе говорить, и стало так стыдно, что не решилась. Я и сейчас, если бы была трезвая — не смогла бы тебе рассказать. Сидела, как на иголках, очень боялась. Когда все ушли уже, осталась только охрана на первом этаже, он по селектору вызвал к себе. Не «Катерина», как обычно, сказал, а «Катенька, зайдите пожалуйста». Меня эта «Катенька» так резанула по ушам. Как на автопилоте, зашла к нему. А там типа романтика. Свечи горят, шампанское налито. Ну думаю, всё... Обратного пути нету. Решила напиться, налегла на шампанское... Даже не помню какие он тосты говорил, и всё лез лапать. Я всё позволяла. Сама не заметила, как он мне под платье залез, а там же трусиков нету. От выпитого — течь стала, а ему только этого и нужно, на стол меня облокотил, штаны с себя стащил, да как засандалил. Я аж кулаки свои кусала! Вот видишь!?...

Мне действительно были продемонстрированы ручки со следами зубов.

... — Он был таким жёстким, совсем не таким нежным как ты. Я сначала просто терпела, а потом, Сережка, ты только прости меня, я не смогла. Тело само возбудилось, и я от его жесткого... напора... Или как его... Траха... В общем, я кончила. Кончила, ты же знаешь, у меня все после этого гиперчувствительным становится, я тебя даже остановиться прошу, а он не останавливается. И продолжает меня наяривать, прямо припечатал к столу, и трахает, трахает, трахает. Я даже соскочить не могу, ни деться никуда, ни убежать, по моему даже кричать начала, а он меня по заднице как шлёпнет, прорычал: «Не ори, сука!», и продолжает трахать. Я на стол упала, зубки стиснула, и стала представлять что это мы с тобой в «жесткий секс» играем, и стала опять возбуждаться... Вот так я и во второй раз кончила под ним, представляешь, как последняя шлюха. Под шефом, два раза, пока муж дома... Мне так стыдно, Сереженька... Честное слово... Ужасно стыдно...

Катюшка захлюпала носиком, чувствую, сейчас разревется. А у меня от ее рассказа — уже сперма на мозги давит, чувствую что сейчас яйца взорвутся. Мало того что обнаженная девушка к тебе прижалась, так еще и ТАКОЕ рассказывает. Глажу её по голове, успокаиваю, говорю, что люблю её по прежнему, что это всё пустяки, чтобы продолжала рассказывать. Продолжила, слава богу.

... — В общем, после того, как второй раз кончила, уже вообще сил не было, ничего не чувствую, только поршень его во мне ходит, уже даже смазки моей не выделяется, он натирать начал, наконец он задёргался и стал кончать. Я ТАКОЕ облегчение испытала. Кончил, презерватив стащил, в кресле растянулся, закурил... Коньяк со стола взял. А я так и лежу с платьем на спину задранным. Он сигарету докурил, говорит: «Собирайся, домой подброшу к мужу. Да поскорей. « А меня ножки не слушаются, руки дрожат после двух оргазмов. Кое как доковыляла до машины. А он уселся ко мне на заднее сиденье, и всю дорогу мне груди лапал. А уже почти возле дома, опять возбудился, молча взял меня за затылок и наклонил к своему паху. Пришлось ему в машине отсасывать. Так стыдно было перед водителем, я наверное до кончиков ушей покраснела. И охранники обо всём догадались, когда из пустого здания через час после всех шеф и я в помятом платье выходили. Так они догадываться только могут, а водитель то в машине был... Я сосать начала еще пока ехали. Николай Петрович, то когда остановились — водителя выгнал, но он всё слышал, а наверное и видел... Я такая шалава у тебя...

Я давно уже закончил мыть любимую, особое внимание, уделив её промежности, и под конец рассказа она просто стояла прижавшись к моей груди. Сдерживаться я больше не мог. Пока она рассказывала, я в красках представлял всё что с ней происходило, будто порнуху смотрел с участием собственной жены. Поэтому член мой был готов взорваться. Я развернул Катюшку спиной к себе, слегка надавил на спинку, чтобы она опёрлась на стенку душевой кабины руками, (Это был привычный намёк) но она вдруг заартачилась.

— Сереженька, милый, давай не так, у меня там всё так натёрто, давай я просто в ротик возьму?

Я был уже в таком состоянии, что мне было всё равно. Лишь бы кончить. Если бы она мне вообще отказала, я бы сперва передернул член сам, а уже потом был стал выяснять причины отказа.

Котёнок сев на коленочки (душ чтоб не заливал лицо, сбросила на пол душевой кабинки), и взяла мой вздыбленный член в ротик. За годы совместной жизни, она отлично знала что делать, и буквально через пять минут, я стал бурно кончать. Возбуждение было сильное, оргазм — чрезвычайно яркий, а спермы было необычайно много. Я залил всё её лицо, шейку, груди, и без сил сполз на пол рядом с ней. Катюшка смотрела на меня влюблёнными глазами, даже не думая вытираться. На мокрой от воды коже, блестели капельки густой спермы. А на лице блуждала улыбка. Странная улыбка, я такой раньше никогда не видел. Но красивая. Чуть отдышавшись после оргазма, я не брезгуя испачкаться, в приливе небывалой нежности, обнял любимую жену. Ну и что что её приходится делить с кем то, мы ведь всё равно любим и уважаем друг друга!

Отзывы, предложения, пожелания, пишите на вечу всем!

/p