Наверх
Порно рассказ - Нанимая секретаршу (перевод с английского)
Однажды я пришел в офис к своему другу в выходные: он не отвечал на звонки, и я подумал, что он, может быть, сидит на работе.

У него была секретарша, очень типичная, по имени Наташа, я ее пару раз у него видел. Я говорю, что она типичная, потому что была она красивой, с длинными стройными ногами, блондинка; ее личико украшали голубые глаза и вообще она была как кукла. Я еще раньше обратил внимание на ее небольшую, но достаточную грудь, стройную талию и приятный мягкий голос. Я никогда особенно не обращал внимания на секретарш своего друга, так что слишком внимательно не смотрел. А сегодня, придя в офис, на тридцатом этаже небоскреба в центральной части Питтсбурга, я обнаружил, что друга нет и не ожидается, а Наташа сидит за столом и явно ничего не делает.

Офис был совершенно пустой, никого не было, и я начал разговаривать с девушкой.

Наташа говорила с милым русским акцентом, и мы беседовали — ни о чем конкретно — около получаса. Я, кстати, совсем неплохо выгляжу, я афроамериканец, и, конечно же, мне нравятся блондинки. В особенности мне понравилась эта русская девушка модельной внешности. Я получал от беседы большое удовольствие, все время рассматривая ее длинные точеные ножки, и ее славные грудки, она классно смотрелась в своей темной короткой юбке и белой блузке. Я не мог не остановиться на мысли, что мы совсем одни в этом здании, в жаркий летний полдень, и что я нравлюсь этой девушке.

Она, кажется, дразнила меня, я видел это в ее глазах, пока наша беседа становилась все более и более фривольной. То в ее голубых глазках появлялось «ну же, трахни меня», то через секунду «забудь обо всем, я не для таких, как ты!».

Мы общались, я скоро выяснил, что ей 20 лет, она приехала из Украины около 1 года назад и что сейчас у нее совсем нет бойфренда. Это было для меня уже немножко слишком. Я начал очень возбуждаться по поводу этой сучки-блондинки. Она продолжала меня дразнить, выгибала спину и клала, как будто случайно, руки себе на грудь, вдруг немного раздвигала длинные загорелые ножки, а потом снова их сдвигала. Я не мог не подумать, что ей, наверное, было сегодня очень скучно.

Было около двух часов дня, летний день достиг своего пика. Мы теперь разговаривали о черных людях и об их, как она невинно выразилась, «оборудовании». Она спросила меня, как эксперта, как у нас с «оборудованием», и я почувствовал, что мое оборудование встает. Ее губки, когда она говорила это слово, двигались так сексуально. Ее голубые глаза так невинно моргали. Я потерялся в грязных мыслях, а она спросила меня:

— А как насчет вашего оборудования, мистер Типпс? Оно вас удовлетворяет?

— Можешь звать меня Джек, — ответил я, немного — не поверите — смущенный.

— Ну даааа, Джек, — протянула она игриво. Она откинулась на спину на своем вертящемся стуле. — Как там ваше оборудование, оно большого размера?

Она явно и открыто меня дразнила. Однако мне все это переносить уже не было никакой возможности. Я встал, подошел к ней, наклонился и страстно поцеловал ее полуоткрытые губки. Сначала она сопротивлялась, уперлась в мою грудь руками. Но я прижал ее к себе, чувствуя, какое у нее горячее тело под тонкой блузкой, и стал насильно целовать, и она явно поняла: если сейчас она скажет «Нет», я ее просто изнасилую. Так что она ответила на мой поцелуй, ее губы открылись и она впустила мой язык в свой ротик. Наши языки ласкали друг друга. Я обнял ее, запустил руку в ее густые светлые волосы, мял грудки сквозь тонкую блузку.

Мой член рвался сквозь материю брюк, и Наташа опустила свою тонкую руку и стала гладить его. Я быстро оттолкнул ее, и увидел, что на ее пухлых губках гуляет блудливая, довольная улыбка.

— Значит, Джек, у тебя там что-то достаточно большое, да? — весело спросила она. Ее глаза были затуманены. Она опять откинулась своем вертящемся кресле.

Я отошел от нее и уселся на край стола. Я потел от возбуждения.

— У меня для вас задача, мисс Павленко, — сказал я своим самым деловым тоном, но не выдержал его, и произнес ее фамилию очень страстно. Она вежливо улыбнулась.

— Да, мистер Типпс, как я могу помочь вам? — отозвалась она, вставая со своего кресла. Ее глаза теперь явно говорили: «Трахни меня!». Я смотрел на молодую русскую секретаршу с диким вожделением.

— Где мистер Клэй? — спросил я о своем друге.

— Сегодня он не в офисе, сэр, но, может быть, я как-то могу помочь вам расслабиться? — она вся подалась вперед и игриво улыбнулась.

— Раздевайся, девочка, или я сорву с тебя твою одежду! — вскрикнул я. Играть я больше не мог, это было просто невыносимо.

— С удовольствием, сэр!

Она быстро расстегнула свою блузку, сняла лифчик, обнажив пару прекрасных грудок. Они были такие же загорелые, как все остальное тело. В пупке у нее был пирсинг. Она медленно сняла, глядя мне в глаза, свою короткую темную юбку, и осталась только в туфельках и маленьких белых трусиках-стрингах. Она опустила руки на них.

— Стой! Я сниму это с тебя сам! — сказал я, ухмыляясь.

— Да, сэр.

Она говорила эти простые слова так игриво, с такой готовностью подчиниться всем моим желаниям, что я тут же решил заткнуть этот ротик своим «оборудованием» и сказал полуголой девушке, стоявшей передо мной в пустом офисе:

— Встаньте на колени, мисс Павленко, и отсосите мой черный член: он нуждается в вашем внимании.

— Да, сэр!

Она опустилась на колени на ковер и поползла ко мне через офис. Ее почти голое загорелое тело двигалось с грацией и изяществом. Она подползла ко мне, подняла свое красивое личико и посмотрела на меня снизу вверх. Ее светлая челка падала на загорелый лоб. Я прохрипел:

— Давайте, мисс Павленко, работайте.

Своими тонкими пальчиками она быстро расстегнула мой ремень, брюки и расстегнула ширинку. Мои брюки упали на пол. Член упирался в мои трусы, и она медленно спустила их до моих колен, с некоторым трудом, поскольку мой 9-ти дюймовый орган был наконец свободен. Он покачивался перед ее лицом, а она широко раскрыла свои красивые голубые глаза, полуоткрыв рот.

— Такой большой член, Джек! — прошептала она, уже совсем посерьезнев. Она увидела, какая ее ожидает проблема. Она была явно испугана.

— Соси его, Наташа, СЕЙЧАС! — вскрикнул я.

Я смотрел с чувством полного наслаждения, как она прикоснулась к моему длинному, черному, толстому члену своими тонкими пальчиками, обхватила его, пару раз сделала подрачивающие движения и, наконец, склонилась к нему своими сладкими губами.

Она сначала поцеловала головку. Потом стала старательно лизать ее, потом лизать ствол, опустилась до моих черных волосатых яичек, нанося на них слой слюны, втянула их в рот и немного пососала их. Рукой она при этом нежно оглаживала мой ствол. Она оторвалась от яичек с громким причмокиванием, приподнялась на коленках, склонилась к головке и широко открыла ротик. Ее язычок наполовину высунулся наружу. Она с трудом ввела мой толстый, длинный член в свой ротик. Ее губки растянулись, она насадилась головой на него и стала старательно его сосать.

Ее светлые волосы двигались взад и вперед между моими черными ногами. Я слушал сладкие причмокивающие звуки, когда она ласкала мой член своим язычком и губками, весь ее ротик обслуживал меня, она вся выгибалась навстречу мне, ее руки теперь держались за края стола. Я потел, я стащил рубашку и отбросил ее в сторону; ручьи пота текли вниз, к волосам у меня в паху и ниже, там, где работала своим нежным горячим ротиком молодая русская девушка. Ни одна проститутка никогда так меня не обслуживала. И я всегда одевал презерватив, а тут эта модельная девушка бесплатно отсасывала мой голый черный член.

Ее спина выгибалась, я видел белую полоску трусиков на ее отставленной попке, ее ротик неустанно полировал мою палку. Я опустил руки на ее голову, схватил блондинку за волосы и стал помогать себе, натягивая ее ротик так, как хотел. Она сладко постанывала и старалась засосать меня поглубже. Я ускорился, ее стоны тоже стали чаще, она причмокивала и стонала в унисон моим движениям.

— Нравится тебе мой черный член, сука? — спросил я, трахая ее сосущий ротик. Она что-то сдавленно простонала в ответ, пока я двигал ее головой на своей палке. — Ты никогда уже не будешь так меня дразнить, шлюха.

Я был готов кончить, и она как-то это почувствовала, потому что резко оторвалась от меня, освободила мой член и встала с коленок. Я тоже встал с края стола, колени дрожали, а в голове была только одна идея: трахнуть эту русскую блондинку так сильно, как я только мог — и как она того заслуживала. Девушка стояла передо мной, вспотевшая, взволнованная, только в белых трусиках и туфельках, солнце заливало офис ярким светом. Ее загорелое тело все было освещено и оно было прекрасно.

— Сядь на стол.

— Да, сэр.

Она быстро взобралась на стол и широко раздвинула свои стройные, гладкие ноги. Она запрокинула голову и смотрела на меня, как я приближаюсь к ней, мой член торчал как палка и смотрела она только на него.

Ты еще будешь умолять меня, чтобы я тебя трахнул, подумал я, наклоняясь к молодой русской девушке и прикасаясь к ее совершенно мокрым трусикам. Она застонала от моего прикосновения. Я свел вместе ее длинные ноги. Я медленно, наслаждаясь каждым движением, снял с нее трусики, поднес к ее лицу. Наташа слегка отстранилась, но я притянул ее поближе и сказал:

— Открой рот. Сучка.

— Да, сэр, — пробормотала она, и я провел мокрыми трусиками по ее кукольному личику, размазывая макияж, потом скатал их в шарик и сунул ей в рот. Я просто хотел показать ей, кто тут главный, а она полностью подчинялась мне. Я ухмыльнулся, вытащил мокрый комок из ее рта и бросил его на пол.

Я положил пальцы на ее киску. Она была невероятно, чрезмерно мокрой. Я подумал, что она кончит просто от того, что я к ней прикоснулся. Наташа схватила мою руку, когда я медленно ввел один палец внутрь ее киски, и попробовала ускорить меня, но теперь был мой черед издеваться.

— Убери руки! — сурово сказал я. Мой член при этом умирал от желания, но я сдерживался. — Ты кончишь только по моей команде.

Наташа подчинилась, но начала изгибаться, пытаясь потереться о мою черную руку. Я ввел два пальца в ее горячую норку, другой рукой щекоча клитор.

— Аааааах! — простонала Наташа. — Еще... Еще... Поглубже, пожалуйста!

Ее соски резко увеличились и стояли вертикально, светлые волосы разметались, она вся извивалась, по ее телу тек капельками пот.

Я чувствовал, что девушка сейчас полностью, без остатка принадлежит мне. Я для порядка спросил ее:

— Ну что же, что ты хочешь, чтобы я с тобой сделал?

— Трахни меня! — выдохнула Наташа, подаваясь ко мне. — Сейчас!

Она снова попыталась схватить меня за руку, но я просто продолжал дразнить ее бедную текущую киску.

— Попроси меня вежливо. Так что же ты хочешь?

— Трахни меня! — закричала Наташа. — Трахни! Засунь свой долбаный черный член в мою киску! Трахни же меня!

И я это сделал!

Я вошел в нее. Я сделал это со страшной силой, без подготовки, без приготовлений, просто сжал ее ноги и насадил ее на свой орган. Я загнал свой член на всю глубину, до самых яиц. Ее глаза почти выскочили из орбит и она громко, протяжно закричала. Я начал яростно ее трахать. Я не жалел эту сучку, и делал все так, как хотелось мне. Ее киска была тугой, но очень мокрой, и мой член входил и выходил из нее на всю глубину. Я слышал громкие хлюпающие звуки, я трахал ее, прижимая ее бедра, насаживая ее на свой черный, длинный, толстый член, чувствуя, что эта молодая русская шлюшка теперь моя, моя полностью.

Первый раз она кончила почти сразу, когда я вошел в нее. Она изогнулась, громко застонала и так яростно заизвивалась в моих руках, что я с трудом удержал ее на столе.

Но я еще не кончил, и продолжал трахать эту классную шлюху.

Я сжал ее левую грудь, щипая маленький красный сосок. Наташа выдохнула и стала подмахивать мне, со стонами выговаривая мое имя.

— Ну что же, детка, ты хотела чего-то такого? — спросил я, задыхаясь, с бешеной гордостью за себя; я наслаждался этим видом: молодая, красивая русская девушка стонет подо мной, шепча мое имя, вся в поту, а я безжалостно имею ее своим черным членом.

— Не останавливайся! — простонала она. — Пожалуйста... Не останавливайся!

Я видел, что она близка ко своему второму оргазму. Я начал быстрее трахать ее. Я работал, как машина. Через две или три минуты такого секса Наташа громко закричала и сжала мою спину, втыкая свои ногти в мою плоть.

Я подумал, что еще немного могу продержаться, поэтому я быстро стащил ее со стола и опустил на пол. Она опустилась на руки и колени, а я встал на колени сзади. Я загнал свой член в нее на все возможную глубину. Я начал трахать ее, все ускоряясь и ускоряясь, загоняя свое орудие в нее с безжалостной силой. Она уже даже не стонала, а просто лежала, подставив свой зад для моих атак, руки ее раскинулись по полу, светлые волосы разметались по ковру.

Я продержался еще минуты три. Я почувствовал, что сейчас кончу, но мне хотелось полностью подчинить ее себе, максимально использовать ее. Я думал, не трахнуть ли мне ее в попку, но уже не мог этого сделать. Напряжение нарастало в моих яичках, я уже не мог сдерживаться. Я вырвал член из ее текущей киски и вскочил.

— Время ланча, детка! Соси его!

Она вскочила передо мной на колени и приникла к моему члену. Она широко открыла свой стонущий рот. Я резко схватил ее за бока головы и вошел внутрь, и стал яростно трахать ее рот. Я сделал всего пять-шесть движений и уже был на грани.

Мои яички сжались, и я кончил с криком удовлетворения. Это был самый огромный заряд спермы в моей жизни. Струя густой спермы влетела в сосущий рот русской девушки. Я не остановился, я двигал членом внутри ее ротика, наполняя его своим семенем, я вырвал его из ее рта и направил член прямо ей в лицо. Я выстреливал и выстреливал, попал в ее глаза, в светлые волосы, на щеки и подбородок. Я снова воткнул член в ее рот.

— Глотай мою сперму, да, детка, глотай мою черную сперму, глотай все, все!

Я держал член у нее во рту, пока она, давясь, глотала мою сперму. Она облизала мой член и высосала его досуха. Я вынул свое орудие и велел ей облизать и очистить его. Она склонилась к нему, вылизала его по всей длине, потом тщательно вылизала мои счастливые яички. Немного спермы и ее соков затекли ниже, между моими яйцами и задом, и она покорно вылизала это место.

Я отступил от нее и уселся в кресло, совершенно опустошенный. Она вытерла лицо своими трусиками. Ее макияж был в полном беспорядке. Она убежала в туалет и вернулась через пять минут, свежая и улыбающаяся.

— Тебе понравилось? — спросил я с ухмылкой.

— Да, — тихо ответила Наташа. — Со мной никогда ничего такого не было, за всю мою жизнь.

— Я бы хотел нанять тебя, — сказал я с надеждой.

— И какую же работу вы хотели бы, чтобы я выполняла, мистер Типпс? — невинно спросила она.

— Работу секретарши, конечно же! — сказал я. Мне в жизни не нужна была секретарша. Но теперь я начал думать, что многое упустил в жизни.

— Ну что же... Поскольку вы так хорошо... Оборудованы. Сэр. Я с удовольствием приму ваше предложение! — ответила Наташа.